Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Железнодорожная станция


Железнодорожная станция

Сообщений 1 страница 30 из 75

1

Рельсы и полынь, перекати-поле и облезлые кусты. Изредка выглянет любопытный суслик, а в воздухе неуловимо плавает запах, характерный для только что вскрытой грудной клетки. Адриану невольно захотелось натянуть марлевую повязку.
Его буквально вышвырнули из колченогого вагона. Проводник пробормотал вслед что-то «будь осторожнее в этой дыре, парень».
Дыра, еще какая. Кто бы сомневался, только не рожденный за пару кварталов от скотобойни.
- Herzlich wilkommen, - по-немецки приветствовал Адриан. Самого себя и свое, черти бы его подрали, возвращение. В ответ дохнуло горячим паром из степи, парным мясом и зудом мушиных крыльев – из города. Покосившийся домик – станция взирал хмуро и неприветливо, заметно предлагая Адриану убираться откуда явился.
Десять лет – это много. Он успел оторваться от города – словно отцепить уродливого сиамского близнеца, а братец-выродок взял и вернулся на шею.
«Ладно… может, папочка просто хотел благословить своего сыночка на женитьбу», - сигареты и немного иронии. Запас куда меньше, чем у ковбоев из вестернов, верно? Ни единого патрона.
Адриан надеялся, что стрелять ему не понадобится. Чего бы ни шептала степь.
Он подхватил пузатый чемодан, слишком большой для нескольких костюмов и коробки с инструментами, и зашагал в сторону города.

0

2

Позже Адриан думал, что спасла ему жизнь застежка от чемодана – воистину никогда не предугадаешь, от какой мелочи зависит твоя судьба; особенно если давным-давно считаешь само понятие фатума – ерундой, годной для экзальтированных истеричных дамочек, не более того.
Но – факт. Застежка спасла.
Она сломалась.
Сломалась где-то на полпути к городу, в сгущающемся и плотнеющем, словно переваренная манная каша, сумраке горбились невысокие дома, запах скотобойни - парной крови, костного киселя и гнильцы крепчает – впору нос морщить, ну да  в моргах и не такое нюхивали. И без того ощипанная, словно стая коз пообъедала, трава приникла к земле, пожухла, заменяясь потихоньку утоптанной серой почвой и камнями. Город не менялся. Как сбежал отсюда в мединститут десять лет назад Адриан, так и осталось все.
Еще несколько сотен метров и он убедится, что теория Эйнштейна справедлива – время давным-давно остановилось в городе сырого мяса и сырых теней.
В тот момент-то и отскочила застежка, вывалив на серо-желтый сернистый песок половину аккуратно уложенного содержимого. В том числе бережливо упакованные – каждый в свой кожаный чехол – скальпели. Для любого хирурга скальпели – все равно, что Библия для священника и скрипка для скрипача.
- …М-мать, - выругался Адриан. Черт с ними, с рубашками, но скальпели были чистенькие, острые – каждым перо разрезать с закрытыми глазами можно, и вот тебе – валяются в пыли из-за дурацкой застежки. Один пропорол чехол и блестел узкой линией.
Адриан сел на корточки, собирая свои драгоценности и попутно поминая  всех родичей чемодана по материнской линии – колена эдак до десятого.
Появление троих типов почуял скорее инстинктивно, периферийным зрением и шестым чувством экс-гадальщика – троица выскочила из-за угла на манер оборванных дворняг, какие всегда оттираются на скотобойне. Парням недоставало разве косматых хвостов и репьев в них.
А так – крепкие ребята. Мясники, может быть, или еще какие представители рабочего класса. Те самые, которые сулят мировую революцию. Низкие лбы, плоские матерчатые кепки, грязные комбинезоны и очень недружелюбные физиономии. Один из троих, поигрывая ломиком, двинулся прямо на Адриана.
- Э-эй, ребята, я «свой»… Адриан Бурах, может, помните меня? – поднял руки, улыбался, словно для рекламы родной клиники. Ссориться с пролетариатом не хотелось. Чего на них нашло – тоже не понимал.  – Я вот только приехал… может, в город проводите, пивка выпьем, а?
Не то, чтобы испугался – странно скорее. Драться приходилось, а вот нападать на мужика под два метра ростом обычно не рисковали, как-то растерялся Адриан скорее. Лейтмотив: «чего на них нашло?»
- Эт-та он типа… он! – рявкнул, разбрызгивая слюнные брызги тип с ломиком.
Точна он, убивец сучий! – поддакнул второй, вытаскивая умопомрачительно грязный и тупой на вид нож. Нож устремился в Адрианову сторону на манер указующего перста.
«М-мать… они меня спутали с кем?!»
- Я не… вы о чем? А, скальпель, - металл потихоньку нагревался в ладони, - Так я не… я хирург, у меня чемодан слома…
«…лся», - не договорил Адриан. Троица с бычьим ревом кинулась на него. Адриан едва увернулся от лома – просвистел обломок ржавой трубы в сантиметре от его виска. Ответил инстинктивно – желая скорее оттолкнуть, а скальпель с тихим всхлюпом вошел во вражеское предплечье, рассекая мышцы и сухожилия до кости. Бугай выронил ломик, завыл и впрямь по-собачьи, перемежая ор грязной руганью.
Самое забавное, до Адриана доходил ее смысл. Если выкинуть все проклятья – суть в том, что эти трое считали, будто Адриан убил собственного отца и вообще угрожает целому городу.
В общем, фееричный бред. Только Адриану не до патетических речей и пререканий было – да и оставшиеся двое тоже не прокурор со следователем. Накидываться не решались с полминуты – судьба обладателя ломика предостерегала, а потом навалились одновременно. Сразу. Адриан еще успел подумать – нечестно, двое на одного…
Снова скальпель (ки-я, я японский самурай, разгромили Перл-Харбор и пришли за вами!) – прямо в морду, кровянит от уха и щеку, рана глубокая, швов десять. Адриан хохотнул коротко – не на того нарвались, ребятки. А потом потянуло и лопнуло в бедре, чуть повыше колена – болью.
«Хорошо всадил… до рукояти… а ножик-то грязнючий, как бы столбняк не…»
Не додумал. Боль скрутила до кишок, почему-то холодная, как целая Антарктида. Хотелось плюхнуться в песок, где недавно побывали рубашки и скальпели, и выть.
- Попался… убивец хренов, - торжествовали пролетарии. Или один. Двоих вырубил.
«Не дождетесь», - вжикнуло кровью, своей или чужой. Раненая нога сама рвалась в бой – прямо в пах кому-то, а потом снова скальпель – в живот. Коловерть боли и песка. И темноты.
Убегая, Адриан зачем-то прихватил чемодан. Может быть, в виде благодарности спасительной застежке.

>>> Территория вокруг Термитника, переулок

+4

3

[Начало игры]

Похоже, похолодало. Или нет? Юлия зябко поежилась и застегнула верхнюю пуговицу пальто. Так оно лучше будет. Да и «дар небес» - срывающаяся морось как-то совсем не радовала, аромат, витающий в прозрачно-сонном воздухе как-то неуловимо повергал если не в тоску, то не в слишком-то хорошее настроение. Впрочем, когда это оно было хорошим? Ровное, как добропорядочная прямая, без эмоциональных срывов. Вроде бы и не плохо, но и не совсем хорошо.
Погодка... Тьфу.
Лэнс лениво вздохнула, и сделала еще одну затяжку. Облачко белесого воздуха незамедлительно растворилось в воздухе. Домой что ли? Что там делать? Девушка смахнула столбик пепла, упрямо взмахнув темно-русыми прядями. Курение… нет, ну это уже ни в какие рамки! Так нельзя. Так можно зависимость… сцапать. Или зависимость – Юлию? Курить по мерзкой погоде – чтобы совсем не расклеиться. Или пару лишних минут убить. Извлечь мятую пачку, нырнуть замерзшими пальцами внутрь, выуживая сигарету, щелкнуть зажигалкой и упоенно сделать первый вдох, блаженно отравляя легкие никотином. Блеск! Поборников здоровья… отправить далеко и надолго: никто не живет вечно.
Кинув равнодушный взгляд в небо (ах, как низко-низко тучи... просто рукой коснуться хочется), девушка прислонилась к кирпичной стене здания железнодорожной станции (хм-м-м... и почему именно сюда занесло? Ведь никого не ждала... прогулка без цели. Но наблюдать за поездами-путешественниками нравилось) и прикрыла глаза. Вот почему каждый раз, когда начинаешь думать, мысли приходят совершенно не нужные? Это все дождливая погода – просто серая хмарь сплошная. Противно! Бр-р-р! Нет. Решительно. Домой. Выпить чашечку кофе.
Лэнс повела хрупкими плечиками, отклеилась от стены и, в последний раз глянув по сторонам, уверенным шагом направилась прочь. Все. Нагулялась!

Отредактировано Juliya Lans (2009-12-25 18:09:56)

0

4

[Стартовый пост]
Город встретил его объятьями дурманящего запаха трав да буйством красок степи.
Поезд, издав тяжелый металлический вздох механизмов, судорожно вздрогнул и замер, выпуская наружу немногочисленных пассажиров, по известным им одним причинам разменявших стремительную жизнь Столицы на забвение Города по имени N.
Даниил соскочил с заботливо опущенной проводником ступеньки, беззастенчиво разглядывая омываемую дождем старую архитектуру города. Впиваясь взглядом в окружающее его запустение, так резко контрастирующее с великолепием Столицы,  которую он вынужден был в спешке покинуть, ведомый своей идеей вечной жизни и подталкиваемый чужим страхом приближающейся смерти. Столицы, полной сил и движения, мудрой хранительнице тайн и судеб, в которой можно было найти все. Все, кроме себя.
И кроме Саймона Кейна, который по слухам разменял уже пятнадцатый десяток, но все так же полон сил и здоровья, ради которого, собственно, Даниил и отправился в первое в своей жизни дальнее путешествие.   
- Тяжесть-то какая! – прервал созерцания вокзала насквозь прокуренный голос тощего машиниста, едва не волочащего по полу поезда добротный кожаный саквояж бакалавра. 
Не дожидаясь, пока этот старательный болван, за пару монет пытающийся угодить ему всеми силами, уронит ценнейшую кладь, Данковский без лишних слов и особых усилий перехватил тяжелую ношу и, отсалютовав напоследок глазеющим на него городским мальчишкам, двинулся к выходу с перрона.

+1

5

Недокуренная дымящаяся сигарета одним метким щелчком отправилась в полет. Собственно, Юлия и ценила-то всего несколько первых горько-терпких затяжек, а потом становилось как-то... не вкусно. Наверное, потому что у Лэнс попросту не было зависимости, и зачем только девушка так цеплялась за дурацкую привычку?
Это, кстати, последняя была, - без эмоций констатировала мысленно Лэнс. Она вообще на житейские мелочи смотрела снисходительно и в высшей мере не понимала нервозность некоторых недалеких особ, огорчающихся по пустяковой ерунде, - Не забыть купить, да.
Прибыл по расписанию поезд. Юлия поняла это, уже окончательно собравшись покинуть станцию: за спиной тоскливо запел свисток. Ну что же, очередная горстка "жителей и гостей города". Города N. В котором она, Юлия Лэнс, подающий надежды молодой ученый, тратит собственное время в погоне за иллюзорной ценностью. Ну просто ирония судьбы, только отчего такая гадостная? Лэнс могла бы покорять более перспективные вершины, лелеять честолюбивые планы, ан нет! Непременно город N, центр мировой! Юная девушка, маниакально одержимая наукой... прямо не верится.
- Тяжесть-то какая! - посетовали в голос. Лэнс с любопытством обернулась, словно собираясь оценить степень правдивости жалоб визуально. Человечек не врал: саквояж явно был увесистым. Но недолго машинист страдал от непосильной ноши: кладь перекочевала в другие руки. Можно даже было романтично живописать "сильные мужские ладони", если бы Юлии не чужды были пафосные глупости. Карие глаза спокойно и оценивающе рассматривали фигуру незнакомца без малейшей тени сомнения или смущения. В конце-концов, за просмотр денег не берут. Уж точно не на железнодорожной станции, не у кромки металлического вдаль бегущего полотна рельсов. Не дождетесь!

Отредактировано Juliya Lans (2009-12-26 01:50:34)

0

6

Уверенность иссякла на девятой минуте.
В очередной раз осмотревшись и не обнаружив ни малейшего признака хоть какого-нибудь транспорта, Даниил как-то вдруг разом осознал, что может задержаться здесь гораздо дольше, чем планировал. Может даже навсегда, если так и будет старательно изображать из себя горгулью, в ожидании спасителя на белом такси. Впрочем, такси подошло бы любое. Ну, или почти любое – заботливо уложенные в саквояж приспособления, многие из которых во всей Столице были в одном экземпляре, зачастую отличались особой хрупкостью, вынуждавшей бакалавра на многие ухищрения по их транспортировке. В том числе и на перемещение со скоростью не более 20 километров в час и то исключительно по ровным дорогам. Благо, что столица ими изобиловала.
А этот город, название которого на карте толком не рассмотришь и в лупу, мало того, что приютил, быть может, единственного человека подтверждающего его теорию, вынудив его мчать чуть ли не через всю страну в эту глушь. Так еще, не иначе как в издевку Даниилу, огорошил его не только отсутствием хороших дорог, но и полным отсутствием  транспорта, ради которого эти самые дороги обычно и создаются.       
- Итак, мистер Данковский, каковы Ваши предложения? – обратился он к себе в полголоса, не особо рассчитывая на более -менее достойный ответ – для человека, впервые отправившегося в путешествие, просто не свойственно изобиловать качественными советами по решению возникших в дороге проблем. Более того, в голове не было ни единой толковой мысли, как же теперь поступить далее, что безусловно не могло не раздражать привыкшего во всем и всегда иметь четкий план действий, а иногда и не один, бакалавра.
А ведь всего девять минут назад он абсолютно точно знал, как поступить: взять такси, поехать в гостиницу и оттуда позвонить в справочную с привычным вопросом «Девушка, будьте добры сообщить адрес мистера Симона Кейна» получить всю интересующую его информацию, чтоб тут же нанести ему визит. Ну, или быть может, после обеда. Обед бы сейчас точно не помешал. Да и переодеться стоило… Circulus vitiosus.
Что ж, никуда не деться, придется интересоваться у прохожих, - как- то без особого энтузиазма заключил бакалавр, чтоб тут же убедится в бесспорной нелюбви города к  его скромной персоне – и так не изобилующая прохожими улица враз опустела, оставив ему в провожатые только морось.
Пришлось возвращаться на перрон – нанимать виденных им ранее мальчишек в качестве провожатых. Вот только до них бакалавр так и не дошел, заметив более подходящую кандидатуру на эту роль - темноволосую девушку по известной ей одной причинам пребывающую на перроне. По крайней мере, он был уверен, что ей не вздумается "подшутить" над новоприбывшем отправив его блуждать по кругу, так что бакалавр решил адресовать интересующий вопрос ей:
- Прошу прощения, не будете ли Вы столь любезны, объяснить мне путь до гостиницы, - он хотел было добавить «хорошей», но почему-то не сомневался, что выбирать особо не из чего. И старался не задумываться над тем, что в городе, где нет такси, может не быть и гостиниц – хватит с него сегодня впечатлений.

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2009-12-26 15:16:37)

0

7

ООС: прошу прощения, будьте внимательней... Моя героиня избавилась от сигареты гораздо раньше. Уж тем более, она смотрела, куда кидала =)

Приезжие... Все время тешат себя иллюзорной надеждой о благоустроенности города N. Да по сравнению со столицей (не только с ней) городишко - просто захолустная дыра. Западный и восточный районы, а ним вдобавок термитник и редакция местной газетенки. Что еще? Можно было бы упомянуть и некоторые другие детали, стоящие внимания, но Юлия Лэнс интересовалась исключительно Многранником. Гости города N - Бог знает, что они здесь забыли или потеряли! - появлялись время от времени, большинство вскоре покидало город столь же быстро, сколь убеждалось, что делать здесь решительно нечего. Такой вот круговорот.
Мужчина же выглядел слегка растерянным, что закономерно, конечно. Накрапывающий дождь никого не радовал, и те немногие, кто сошли с поезда на станции, поторопились убраться побыстрее. Судя по всему, ожидания мужчины не оправдались.
Дайте-ка подумать... Что вы ищете? Может быть, такси? Или ждете кого-то, кто встретит? - На губах Юлии заиграла неопределенная улыбка. Приезжие всегда выглядели несколько беспомощными, вспомнить даже саму Лэнс в день, когда она впервые приехала в город N, наслышанная о Многраннике. Предположительно, она сама не лучше выглядела. Но сейчас... сейчас Юлия Лэнс хорошо знала и городишко и обитателей. Тех, которые привлекали внимание, разумеется.
Порыв ветра бесцеремонно швырнул девушке в лицо пушистый шарф, Юлия с толикой досады отбросила его, и собиралась было уже развернуться на добрые сто восемьдесят, чтобы реализовать-таки мечту о кофе и теплом доме, как вдруг...
- Прошу прощения, не будете ли Вы столь любезны, объяснить мне путь до гостиницы, - вежливо обратился молодой человек.
Гостиницу... гостиницу! - нервно усмехнулась про себя Лэнс, едва не повторив насмешку в голос. Здесь... Здесь попросту был отельчик. Крайне паршивого уровня сервиса. "Милая новость" в стиле гостеприимной захолустной дыры!
Юлия сделала глубокий вдох.
"Добро" пожаловать, за чем бы вы не приехали, гость.
Молчание повисло в воздухе и, чтобы уж не смущать совсем неловкостью тишины, Лэнс сдержанно улыбнулась одними губами и негромко произнесла, покачав головой:
- Рада была бы... Вот только нет гостиницы, - Она махнула волосами, откидывая настырную прядь, лезущую в лицо, и повторила нараспев, - Нет, вру. Есть. Но я бы не советовала останавливаться в местном отеле.
... А собеседник почему-то казался... удивительно располагающим к тому, чтобы помочь. От него не исходило никакой сколько-нибудь явственной угрозы. Только спокойная уверенность человека, понимающего возможности, перспективы и трезво оценивающего ситуацию. Как и сама Юлия.
- Меня зовут Юлия Лэнс, - Она наградила мужчину теплым, открытым, приветливым взглядом, - Живу здесь. Если вы ищете что-то, кроме гостиницы, могу подсказать.
Но, может быть, уберемся отсюда? Определённо, эта морось с тенденцией к усилению. В настоящий дождь! Зонт дома. Кофе дома. Что я вообще здесь делаю?

Отредактировано Juliya Lans (2009-12-27 15:16:02)

0

8

Это был не его день.
Если раньше с этим еще можно было хоть как-то поспорить, то теперь не оставалось никаких мало-мальски весомых доводов, чтоб отрицать очевидное. Интересно, чем еще удивит его городок с этим загадочным именем N, презревший плоды цивилизации и здравого смысла?
Бакалавр был окончательно растерян – его тщательно продуманный план, покрывшийся было сетью мелких трещин, наконец, окончательно обратился в пыль, оставив Даниила наедине с Городом. И девушкой, одаривающей его взглядом своих карих глаз, в которых явственно читались сочувствие  и… теплота?
- Меня зовут Юлия Лэнс, - у девушки был очень приятный тембр голоса, несвойственный ни одной из знакомых ему дам в Столице, давно привыкших говорить так, словно вот-вот покинут этот бренный мир. Его хотелось слушать, быть может, оттого, что он был естественный, а не навеянный модой или настроением, а может оттого, что девушка говорила им то, что хотел бы слышать сам Даниил. Но одно не вызывало никаких сомнений – он располагал к беседе.
- Даниил Данковский, - сказал мужчина, на секунду замявшись – там, откуда он приехал, у дам не принято было представляться мужчине первой, так что ему было совестливо за то, что он вынудил свою собеседницу на такой шаг. К тому же Юлия не протянула руку для поцелуя, а сам бакалавр не знал – стоит ли ее протягивать для рукопожатия. И не воспримут ли это как  оскорбление, которое он отнюдь не хотел нанести. Так и не определившись и предпочтя «не распускать руки», он продолжил:
– Быть может, Вы знаете, сдает ли кто комнату в Городе? – с грустью обведя взглядом пустой перрон, словно высматривая ночлежку на случай отрицательного ответа, спросил бакалавр, -  Недели на две. В крайнем случае – месяц. Хотя не думаю, что у меня возникнет необходимость задерживаться на более долгий срок, но и раньше вряд ли съеду – мое дело требует основательной подготовки…
- Я ученый, - тут же поспешил добавить он, понимая, что его слова могли прозвучать довольно зловеще. А учитывая его внешность, совсем не похожую на внешность ученого-медика, девушка вполне могла принять его за какого-нибудь преступника. – Бакалавр медицинских наук Столичного университета медицины и фармакологии. 
Правда, с этим утверждением были согласны далеко не все – мало кто действительно верил в то, что смерть всего лишь побочное явление, вызванное определенными факторами нашего существования и ее с легкостью можно избежать, исключить из жизненного цикла человека.
Одни называли его утопистом, считая, что Даниил предпочел следовать иллюзорным мечтам, чем здравому смыслу, всячески дискредитируя его в глазах ученого совета. Другие – шарлатаном, пытающимся нажиться на всеобщих страхах, дарящим бесплотную надежду. Третьи свято верили в его идею, но панически боялись не дожить до ее воплощения… 
И единственное, что объединяло всех троих, это то, что никого из них «Танатика» не оставила равнодушным, так или иначе увлекая собой. И сейчас он был как никогда близок к тому, чтоб она развилась из одной из многочисленных теорий в повсеместную практику вечной жизни. Осталась лишь самая малость – найти Саймона Кейна - ключ к постижению истины.
- И не могли бы Вы подсказать, у кого я могу поинтересоваться об одном из жителей города? Его имя Симон Кейн и мне крайне необходимо с ним увидится. Может, оно Вам о чем-то говорит?

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2009-12-27 12:00:15)

0

9

На все остальные высказывания собеседника Юлия промолчала, храня вежливую, доброжелательную улыбку. Она лишь легонько кивнула в ответ на имя, мысленно его повторив. Увы, почему-то имена Лэнс забывала просто на диво легко, а вот память на лица - фотографическая. По крайней мере, встреться молодой человек где-нибудь вновь на улице, Юлия вспомнила бы бакалавра Данковского без труда.
Ученый... как мило. Нечасто встретишь коллегу в захолустье, пусть даже в городе N есть, на что обратить ясны очи да взяться за изучение с упорством, достойным лучшего применения. Юлия даже ясно почувствовала легкое замешательство Даниила от факта того, что назвалась первой. Лэнс давненько приучила себя воспринимать мужчин как деловых партнеров. В холодном, равнодушном подходе была масса плюсов. Но и неприятные минусы. На фронтах не науки - любви - не ладилось. Впрочем, наука оставалась главной любовью.
Кто сдает комнату в городе? Дельный вопрос. Да уж наверняка кто-то сдает. Но девушка как-то не припоминала слишком ярких примеров, но не от отсутствия, а скорее, от неосведомленности. В конце-концов, она ведь не сплетни коллекционирует, а бесценную информацию.
- И не могли бы Вы подсказать, у кого я могу поинтересоваться об одном из жителей города? Его имя Симон Кейн и мне крайне необходимо с ним увидится. Может, оно Вам о чем-то говорит?
Кто? Симон Кейн? "О чем-то говорит"? Ну разумеется, говорит. Здесь его едва ли не каждый знает. То есть, если даже лично не знает, то слышал о Симоне Кейне. Хех. Забавная ситуация.
Юлия облизнула губы, по привычке качнув головой и медля с ответом, словно бы припоминая.
Итак. Незнакомец. Ученый. Заинтересован в личности, о которой болтают слишком многое, чтобы озвучивать. Между тем, Симон Кейн мог бы посодействовать и мне. Вполне возможно. Как только я раньше упустила из виду удачную возможность? Да... Предлог? "Уважайемый мистер Кейн, расскажите мне о..." Пошлет и будет прав. Смешно. Незнаконец. Плюс дождь. Плюс перспектива. Отлично, есть решение.
- Да. Я сдаю комнату, - мило улыбнувшись, соврала Юлия, - Предполагаю, станция - не лучшее место для беседы, верно? Я расскажу вам о Симоне Кейне то, что знаю. Это не много, но и не мало. Я не хочу промокнуть.
Лэнс хмыкнула. В глазах играли лукавые смешинки. Ну что, Юлия, ты опять в погоне за наукой?

---> Дом Юлии Лэнс

Отредактировано Juliya Lans (2009-12-27 16:36:02)

0

10

Молчание…
И только ветер изредка доносит далекий шум состава, бегством спасающегося из этого города неоправданных надежд. По крайней мере, надежд бакалавра. Судя по некоторому замешательству собеседницы, она вот-вот отрицательно покачает головой и разведет руками, вынося окончательный вердикт - «Ночевать Вам, Данковский, на улице», а ему останется только сдержанно кивнуть, благодаря за помощь, и винить себя за непредусмотрительность. Впрочем, подобная мысль, на секунду озарившая его сознание исчезла так же внезапно, как и появилась, уступая место более конструктивным планам дальнейших действий.
Ни один из которых, в общем-то, не пригодился.
- Да. Я сдаю комнату, - пожалуй, это лучшая фраза, услышанная им за сегодня. Хотя нет, лучшей оказалась следующая. -  Я расскажу вам о Симоне Кейне то, что знаю. Это не много, но и не мало.
Даниил улыбнулся. Впервые, с того времени как покинул столицу у него был этого подходящий повод и он не видел причин для того, чтоб им не воспользоваться.
Вы мой ангел, Юлия…
- Это невероятное везение, что я встретил именно Вас, - сказал он, бережно перекладывая саквояж в другую руку. Наполненный разнообразными приспособлениями для всех, или почти всех, возможных случаев жизни, он был достаточно тяжелым, чтоб постоянно держать его на весу, но слишком ценным, чтоб ставить на перрон. – Надеюсь, у Вас найдется достаточно светлая комната. Можно даже не очень большую. О деньгах можете не беспокоиться – уверен, что моя плата Вас не оскорбит.       
Кажется, ситуация стала налаживаться -  из первоочередных задач можно было смело исключать поиск жилья как своего, так и Симона Кейна, и заняться более важными вопросами – такими, к примеру, как обед.
Да, пожалуй, еда была бы очень кстати – учитывая, что завтрак зачастую ограничивался лишь кофе, а последний прием пищи состоялся вчерашним вечером, то заставить себя думать о чем-то помимо обеда становилось все труднее. Увлеченный своими мыслями он не сразу понял, что девушка ждет его ответа.
Что она сказала? Ах, намокнуть…
Сам Даниил не боялся попасть под дождь. Наверное, потому что никогда не любил зонты и беспечно оставлял их дома, предпочитая быть до нитки мокрым, но в прекрасном расположении духа, чем до нитки мокрым, но без оного. Благо, что ливни для столицы – явление нетипичное, а в портмоне всегда есть пара купюр, которые он легко передаст третьему лицу за оказанную ему услугу по транспортировке, так как сам так и не удосужился научиться водить автомобиль. Собственно, он и не пытался - никогда не видел в этом особой необходимости, а без нее предпочитал не начинать столь трудоемкие предприятия.
Данковский кивнул и предложил даме свою руку, напоследок бросив взгляд на горизонт, туда, где осталась его Столица...

>>Дом Юлии Лэнс >>

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2009-12-27 18:41:39)

0

11

[Начало игры]

Убегая от работников железнодорожной станции, и борясь с головной болью, тошнотой, и головокружением, Хлоя упустила отправку поезда, на котором приехала. Городок, в который привезла её случайность, ей не понравился он был слишком мал и встретил плохой погодой. Дождь шёл за дождём, а сейчас хоть он почти и закончился, так его сменил сильный ветер.
Ожидание следующего поезда затянулись на два дня, но на станцию больше ничего не приходило,  даже работники почти все разошлись. Хлоя ждать больше не могла. Кусочек хлеба давно закончился, а из воды была только дождевая. Голод заставлял что-то начинать делать. Посиди ещё, и сил залезть на тот же поезд уже не хватит.
Девочка поднялась на ноги не без помощи дерева, под которым сидела. Картинка в глазах медленно поползла в сторону. Со времени приезда голова так почти и не переставала кружиться, только сейчас она кружилась от голода.
«Похоже, если я не потороплюсь то, умру от голода, а не от болезни». – Заключила Хлоя, посмотрев на свои трясущиеся руки. Ноги тряслись тоже, но широкие штаны это скрывали.
Завернувшись в своё пончо, маленькими шажками Хлоя пошла к железнодорожным путям. На станции, копошился один работник, но до него не было дело, так как хотелось лишь убедиться, что поезда точно нет.
Переступая через ржавые рельсы, раздался звонкий удар. Хлоя вяло обернулась на звук. На её глазах пролетел небольшой камень, ударился об шпалу, отлетел и стукнулся о рельсу, повторив звон.
- Эй! Проваливай, нечего тут шастать! – Долетел по ветру до девочки крик мужика.
Хлоя подняла голову. Копошившийся на станции мужик, грозно помахал ей рукой. Похоже, это был один из тех,  кто пытался поймать её в день приезда.
- Ухожу… - сказала она в полголоса, даже не задумываясь, что он её не услышит.
Сильный порыв ветра, сорвал с головы капюшон, и заставил Хлою сделать несколько шагов назад.
«Хоть бы не сдуло» - Проскочила пугающая мысль. Девочка развернулась, натягивая капюшон обратно на голову, и пошла по путям подальше от станции, пока глупый мужик не зашиб её камнем.

---> Заброшенные вагоны.

Отредактировано Chloe Preston (2010-10-25 23:08:25)

+3

12

НАЧАЛО ИГРЫ, 31 октября 1950 год, вечер.

Отстойник поездов. Вечер. Ветер гулял между вагонами, колыша какие-то железяки и играя с травами. Россыпи мелкой мороси время от времени обрушивались то тут, то там, будучи неспособными промочить насквозь, но тем не менее доставляя массу неприятных ощущений случайному прохожему. Хотя, впрочем, кому понадобится гулять между старыми проржавевшими вагонами? Много их тут уже скопилось... Хадсоны, конечно, были молодцами, обеспечивали город своим Проектом Быков, но вот так или иначе хзяйство вели они отнюдь не так прилежно, как оно того требовало. Вот взять эти вагоны - что с ними не так? Ну, да, где-то поломались, где-то повредились оси, где-то стенки прохудились - ну так разве их не починить? Или хотя бы просто не разобрать? А ведь так они просто разваливаются... Мишка, впрочем, со временем пришла к выводу, что их сохранили специально для нее. Во многих вагонах находились порою очень занятные вещи, а особенно интересно было исследовать здание старой станции и склады. Дети там гулять не очень любили поскольку там было страшно и пустынно, а вот Мишке-то что? Вот именно, ничего. Да это ведь и ее владения.
А еще на Станции в последнее время резко повысилась активность каких-то сердитых людей, некоторые из которых даже имели ножи. Особенно их было много в день отхода последнего поезда. Ну, не то, чтобы очень много, но немало - несколько человек. Чуть не устроили драку с работниками Станции, требуя, чтоб и их взяли на поезд. Мишка узнала их - это были ребята из банды Грифа, которого она боялась. Они жили в одном из складов, время от времени зачем-то околачивались и возле покинутых вагонов. Тогда Мишке было очень страшно, ведь Ноткин ей рассказывал, что эти люди жестоки и если будет надо, то они и ей больно сделают. Так что она пряталась у себя в своем замке, когда их замечала (а они как правило не очень-то и скрывались), хотя к ней особого интереса и не проявляли.

Мишка сидела в своем вагончике. В углу вагончика потрескивала маленькая печурка, медленно нагревался небольшой чайничек. Девочка сидела за столом и при тусклом свете керосиновой лампы рисовала в тетрадке. Дней эдак два или три тому назад мальчик по имени Гриша, кажется, и они менялись. Он ей принес несколько карандашей, некоторые были даже цветными - один был синим, а другой был красным, а она ему дала в обмен несколько иголок. Рисовать она любила, вот только наверное она продешевила. Надо было потребовать, чтоб он раздобыл ей еще чего-нибудь, скажем, съестного. Ее собственные запасы пищи убывали, поскольку уже, наверное, неделю кряду двоедушники Ноткина к ней уже не заходили, хотя они обычно о ней заботились. Она отвлеклась от тетрадки и повернулась к чайничку. Жар в печке слабел, так что она подбросила туда еще несколько щепок. Эх, вздохнула Мишка, где бы мне еще раздобыть дров? Скоро будет холодать, а у нее их совсем немного осталось... Опять ломать деревянные вагоны? Она вернулась опять к тетрадке. Там она любила рисовать, очень любила. Огромный шар неведомой звезды бледно-голубого цвета протягивал ласковые руки-лучи к ней, Мишке, а по ним величаво спускалась женская фигура, ее мама. А Мишка в это время стояла на земле и с Куколкой они махали руками этой женщине. Где-то вдалеке извивалась река и на горизонте виднелись горы (Мишка гор, впрочем, не видела вживую, но на картинках видела). Она обратно села за стол и начала раскрашивать картинку.
- Жаль-то как что карандашей цветных так мало, Куколка! - обратилась она к своей кукле, сидевшей на другом стуле возле стола. Кукла сидела положив руки (или, скорее, лапы?) на стол, наклонив голову и как будто внимательно наблюдая за занятием девочки. Девочка развернулась к ней и сказала: - Ну что ты смотришь, а? Ты тоже там со мною, как ты и просила, видишь? - пододвинула ближе рисунок, демонстрируя маленькую коренастую фигурку, которую другая - Мишка - держала за руку. - Я о тебе не забыла, не сомневайся! Будем там вместе! - вдруг она осеклась и внимательно прислушалась. - Что ты сказала? - ее бровки поползли резко вверх. Вдруг она хлопнула себя ладошкой по лбу. - Ах я растяпа! Ты права, ты права! Я же Томми с мамой нарисовать забыла! Спасибо! Какая же я глупая! А еще в королевы мечу. Тоже мне... - она быстро развернулась к рисунку и начала искать место для еще одной фигурки. Ах! Какой ужас! Неужели я испортила картину! Тут нету места для Томми! Девочка расстроенно опустила руки.
- Куколка, скажи, вот что мне делать, а? - она повернулась к кукле. - Ну нет тут места возле мамы! Что, что ты говоришь? Я виновата? - Мишке стало горько. Вот все нарисовала, а вот, дырявая голова, про брата и забыла. - Куколка, неправда! - она начала было чуть всхлипывать, но остановилась. Какая же она принцесса, если такая мелочь может вывести ее из равновесия?! И Куколка тоже молодец: могла бы и раньше сказать, а то, понимаешь ли, нашла время - рисунок почти готов, а она вдруг встрепенулась!
- Так, хватит! - строго обратилась она к собеседнице. - Тебе ли меня укорять в чем-либо. Сама не могла раньше сказать, что я не все нарисовала? Я тебя спрашиваю! - Мишка погрозила кукле пальчиком, и продолжила: - Так поступать нехорошо. Вот поставлю тебя в угол, будешь мне знать!
- И вообще, нарисую на другом луче - мало ли тут места? - помолчав, добавила она. - И все будет в порядке! - с уверенностью подвела итог Мишка, и вновь с усердием принялась за работу. Но через пару минут она резко встрепенулась.
- Мамочка, а как же чайник! Совсем про него забыла! - и, вскочив, бросилась к кипящему чайнику. На другом столике возле печурки стояла кружка с заваркой, куда она налила кипяток. Потом подошла к ведру, что стояло печки, и говоря к кукле, что была за ней, принялась зачерпывать черпаком воду и лить себе на руки: - Да, Куколка, ты права, руки мыть надо. Да, мама так и говорила. Потому мы и здоровые. Скажи, Куколка? Да, сейчас и тебе налью. - и она достала маленькую кофейную чашечку, куда она налила кипятка и бросила заварки. - Вкусный будет чай, вот увидишь.
Мишка отнесла к столу чашки, поставила самую маленькую возле куклы, а вторую возле себя и достала сухарь, который тут же обмакнула в чай.
- Да, Куколка, тебе сухарика я не дам, мне самой мало. Да ты и кушать-то особо и не хочешь! - она уверенно сказала это и тут же откусила кусок. - А я вот их люблю, особенно вот такие, с изюмом. Попробовать бы еще и просто изюм! Наверное, он очень вкусный! А помнишь, как мама нам приносила чернослив? То-то же. Надо бы раздобыть где-нибудь настоящий изюм. Вот было бы хорошо! - она поежилась и, вздохнув, печально сказала: - Да и поесть бы не помешало бы...
Горячий чай попал в желудок, согревая тело, разнося тепло по жилам. На улице сегодня был дождь, а сейчас сыро, холодно, так еще и ветер сильный дует. Она сербнула чай, но вдруг ее взгляд упал на чашечку куклы.
- Ты почему не пьешь? А? Стесняешься? И не стыдно - стесняться меня? Ладно, - она сделала последний глоточек и, доев хлебец, отложила чашку к плите, - я тогда пойду посмотрю что там можно съедобного раздобыть, а ты тогда допивай чай. Приду, проверю!
Она встала из-за стола, натянула куртку и намотала на шею шарфик, обмотав его и под мышками крест-накрест. На улице холодно, простыть еще ей не хватало для пущей радости. Открыв дверь вагона, она глянула на улицу. Налетевший порыв ветра начал трепать ее несобранные черные волосы, пытаться пробраться под куртку, бросил ей в лицо заряд мороси. Мишка поежилась от холода. Неуютно...
- Куколка, я скоро вернусь, никуда не уходи, - сказала она в вагончик, вышла из него и закрыла дверь. Совсем выстужу себе покои, пронеслось в голове.
Она спрыгнула по ящикам на землю, в траву, поднялась и задумалась. Куда же ей идти? Наверное на продуктовые склады? Или там опасно? В городе, говорят, что-то происходит, дети на улицу выходить боятся, так она тоже, пожалуй туда не пойдет. Наверное, сделаю так: пойду к Станции и, если там нечем поживиться, попробую пройти на склады. Она обошла стоящие старый пассжарский вагон и окинула взглядом отстойник. Да, какое же у нее царство неухоженное... Вздохнув, она начала, крадучись, идти в сторону Станции, видневшейся вдалеке, осторожно пролезая под вагонами...

>>>>>>>>>> Станция >>>>>>>>>>

Отредактировано Mishka (2010-07-05 20:37:27)

+5

13

>>>>>>>>>>>>> Заброшенные вагоны >>>>>>>>>>>>>

Мишка аккуратно прокладывала свой путь к Станции через отстойник поездов, стараясь максимально не шуметь. Ей ведь было важно скорее даже не то, чтобы ее не заметили, а то, чтобы она сама первая выявила нежеланных встречных. А таковые тут случались вполне: начиная от обычных железнодорожников, которые непрошенных гостей вкрай как не любили, а также мясники из Термитника, которые также были далеко не всегда дружелюбными. Как-то раз Мишке даже чуть было не досталось крупных тумаков. Бывали здесь и совсем страшные и опасные люди. Они были всегда молчаливы, сердиты. Ноткин говорил ей обходить их десятой дорогой, и девочка не видела причин его не слушать. Он говорил, что это люди местного криминального заправилы - Грифа. Время от времени они появлялись на станции, что-то куда-то несли, какие-то мешки, коробки, ящики. Прятали, перепрятывали. Она знала, где они хранят эти вещи - а что там знать! - на заброшенной станции и порою в покинутых вагонах, но приближаться к ним боялась. Один раз она даже застала, идя ночью со складов домой, двоих. Она их услыхала еще издалека, они тихо о чем-то говорили. Когда она подошла, то увидела их: один стоял, уперевшись спиной в вагон, и куривший сигарету, а второй был поодаль, заложив руки за спину. Внезапно первый, отбросив сигарету, энергично поднялся и быстрым рывком сократил дистанцию между собой и собеседником. Второй не успел даже ничего скзать, как первый ткнул в него рукой, и тот охнув тихо повалился на землю и затих. Мишка тогда едва сдержала крик ужаса. Она спряталась под вагон и дождалась, когда оставшийся человек уйдет, подобралась к лежащему телу. Оно было мертво, и живот был подозрительно влажным...
А еще часто тут бывали бродячие животные, от которых Мишке приходилось порою убегать. Своры собак заходили сюда не очень часто, но если заходили, то справиться с ними она была просто не в состоянии... Так что заранее услыхать нежеланных гостей ей было бы нелишним. Но как бы она не вслушивалась, раздавался только шум ветра да бряцанье каких-то металлических деталей вагонов.

Обогнув очередной товарный вагон, она притаилась за проржавевшим колесом и аккуратно выглянула из-за своего укрытия. Ее взору открылась панорама на Станцию и прилегающие пути. Там стояли одинокие вагоны, некоторые под примитивными навесами, много вагонов. Возле самого перона стоял большой состав, тянувшийся далеко за станционные площадки. Отдельные вагоны были открыты, отдельные закрыты. Погрузку товаров для отправки на Большую Землю, как говорили рабочие, начали несколько дней тому назад, но вдруг все резко прекратилось и рабочие в один прекрасный день взяли и не пришли. Покинутые краны, стеллажи, ящики и рампы тоскливо стояли и мокли под дождем уже несколько дней подряд. Мишка осторожно переметнулась от колеса вагона, за которым она скрывалась, к большой черной и грязной цистерне.
- Ну-ка ну-ка, посмотрим, что там есть полезного в том поезде... - тихонько прошептала она. Было бы неплохо найти что-то, что можно скушать. Иногда она так и пробиралась на склады и шарилась там в поисках чего бы то ни было. Мишка прекрасно помнила завет мамы "Не воруй!", но ведь она и не воровала! Она была тут хозяйкой, а значит вся Станция ее! А то, что они тут ходят, и что-то делают, так пусть мне платят дань.
Она аккуратно проползла под цистерной и оказалась за несколько вагонов перед намеченным поездом. Послышался чей-то окрик и звон металла. Мишка прислушалась.
- Эй! Проваливай, нечего тут шастать! - долетело до слуха Мишке через ветер. Кричал какой-то бас, вероятнее всего работника Станции.
Девочка быстро прошмыгнула под вагон, и залегла на влажную землю, выгнянув из-за рельсы. И вдруг она уидело Это. Нечто медленно и печально двигалось со стороны Степи к поезду. Оно было похоже на человека, только все скрыто под большим и странным балахоном. Двигалось оно медленно, маленькими шажками, безмолвно идя к поезду. Послышался второй удар камня о рельсы (самого железнодорожника Мишка не видела). Это подняло капюшон, затем неспешно развернулось и побрело обратно в Степь... Люди так не ходят, уж Мишка знала точно. Это было таким легким, что ветер запросто игрался с... ожившим чучелом? Или чем бы это могло быть?
Она внимательно следила за фигуркой. Мешковатая, то ли в плаще с капюшоном, то ли в огромном покрывале... В саване! пронеслось в голове Мишки, от чего ее сердечко екнуло. Шабнак! Прямо тут! Подувший порыв ветра начал относить это нечто в сторону степи. Несмотря на холод и ветер, Мишка вся полностью промокла от пота... Никогда она так не была рада непогоде, как сейчас. Странная фигура медленно, неестественно легко двигалась в сторону, куда дул ветер, печально покачиваясь на ветру, словно тряпка или парус.
- Мамочки, как страшно... - тихо прошептала девочка, пытаясь унять дрож и усилившееся сердцебиение. Через некоторое время фигура скрылась из поля зрения или по крайней мере Мишка, как ни вглядывалась в горизонт, никак не могла ее заметить.
Она вздохнула с облегченьем.
Ее внимание привлекла какая-то сранная черная фигура, мелькнувшая где-то в углу зрения. Мишка резко обернулась и внимательно всмотрелась в пространство между вагонами в том направлении, но ничего необычного не увидела. Вагоны как вагоны... Вдруг у нее пробежали по спине мурашки. Призраки! Как в тех страшных сказках, которые ей иногда рассказывала мама! Только вот храброго принца тут поблизости скорее всего просто-напросто не было.
- Пойду-ка я домой, - решила Мишка и начала тихонько отходить обратно к отстойнику поездов...

>>>>>>>>> Заброшенные вагоны >>>>>>>>

+2

14

---Начало
Вот уже день Моро шлялся по станции не зная, что делать дальше. Ну в теории он знал, что нужно найти Грифа...Но это все равно, что искать иголку в стоге сена и при этом быть еще слепым. Конечно оставался элемент случайности, но в деле Моро случайностей быть не должно. А где, как и когда искать в этом Богом забытом, и наверняка проклятом месте, Джонс себе не представлял. Погода была примерзкая. Сыро, немного дождливо, правда дождь немного стихал, зато стал подниматься сильный ветер, заставляя Моро все сильнее кутаться в плащ. Шляпу пару раз чуть не сдуло. Станция тоже не добавляла веселья. На вид заброшенная, унылая, какая-то отдаленная. Не зная Моро, что тут раз в месяц ходят поезда, он бы поклялся бы, что эта станция уже давно не используется по назначению. Джонс уже в мыслях сто раз проклинал все это место самыми черными проклятиями, которые ему доводилось слышать в жизни. Иногда приходили гадкие, отчаянные мысли: может не стоило сюда приезжать? Моро гнал эти думы прочь. Нет! Здесь идеальное подходящее место! Дознователи не будут меня тут искать. Столицу всю перевернут, города окрестные, да и другие. НО никогда они не подумают, что Я ЗДЕСЬ!! Моро стоял на углу здания станции, стараясь не привлекать внимания. Нужно было, что-то делать. И делать быстро! Еды и денег с собой у Моро было немного. Он еле-еле успел взять с собой минимальный запас и замести следы, чтобы погоня не узнала куда он направился. Поездка в грузовом вагоне не отличалась удобствами. Моро немного сожалел о своей маленькой квартирке...Эх..Жаль, что пришлось ее сжечь.. Моро вздохнул. Да, чтобы не нашли лишних улик, пришлось все облить керосином и поджечь. Но Джонсу было не привыкать. Он и здесь себя найдет . И возможно сможет реализовать свои цели и амбиции. Он понял  и решил для себя, что начинать все же надо с малого. А он сразу замахнулся на большое в Столице! Нет..Теперь он начнет сначала. Все обдумав еще раз и предугадывая возможные цепочки последующих событий. А это город привлекал. Тайны, загадки, мистика..Все, то чем Моро Джонс интересовался. За ночь проведенную на станции, Моро успел увидеть в степи несколько довольно странных событий. Ему было очень интересно. Причем не только в рамках своих целей. Он был не прочь устроить в городе изыскания....
Новый порыв ветра отвлек Моро от своих мыслей. Дьявол бы побрал бы эту погоду!! хотя, возможно он тут и проживает.... Моро мрачно усмехнулся сам себе и пошел мимо железнодорожного пути, стараясь держаться в тени. Он незаметно прошмыгнул мимо вагонов черной тенью. Он уже заметил заброшенные вагоны чуть дальше и теперь пробирался к ним, сстараясь быть незамеченным. Излишнего внимания к своей персоне он не желал. В заброшенном вагоне он думал немного отогреться и четко все обдумать. Вдруг впереди он услышал голоса. Моро чуть пригнулся, спрятавшись за цистерной и прислушиваясь. Говорили явно двое работников станции. Моро не особо вслушивался в подробности. Он лишь подглядел, как один из работников заполнил две небольшие стопки каким-то алкогольным напитком, после чего другой скрылся в двери ближайшего здания, а второй медленно потягиваясь отвернулся от столика с стопками и стал насвистывать какую-тр мелодию. В Моро взыграл адреналин. Ну могу же я немного пошутить?.. Мысленно посмеялся Джонс и тихонько, по кошачьи стянул стопку и мгновенно осушив ее, вернул на место, после чего так же быстро скрылся. На вкус это был дешевое красное вино, не очень вкусное, но зато по телу стало разливаться приятное тепло. Стало немного лучше. уже не так сильно надоедала погода и место. Моро не пожалел о своей выходе. Уже удалившись от места "преступления" он услышал, гневные выкрики работников. Один из них негромко кричал и было нетрудно услышать, что он считает второго работника "старым безумным маразматиком, не помнящим, даже, что он не наливал другу вина в стопку всего пять минут назад". Усмехнувшись шпион продолжил свой путь к заброшенным вагонам.
----Заброшенные Вагоны

+3

15

>>>>>>>> Железнодорожная Станция >>>>>>>>

Мишка быстрыми перебежками перемещалась в сторону своего вагончика, гонима страхом. Как никак в ее владениях появлялась Шабнак! Последний отрезок пути до своего жилища девочка уже не тихо шла, а просто бежала... Невероятно, как такое могло быть! У меня во владениях появляются привидения! Это же ужасно! Хотя, Мишка задумалась, можно двоедушникам рассказать, они могут заинтересоваться. Точно, как придут кто-нибудь из ее знакомых, она расскажет.
- Ой! - испуганно вскрикнула девочка, когда увидела на пути дохлую крысу. Большой и черный грызун лежал на насыпи камней под колесом одного из вагонов. Такое было ощущение, что его не замучили, а он сам помер от чего-то. Мишка внимательно присмотрелась к трупику и, найдя камушек, швырнула в животное. Ноль внимания.
- Да что же тут такое творится! - изумленно воскликнула она.
Постояв немного, она решила идти дальше. Скажу Куколке. Она знает, что творится.
В вагон она не вошла, а влетела, плотно затворив за собой дверь.
- Куколка, ты мне просто не поверишь! Я только что видела Шабнак! - она сходу обратилась к кукле, сидящей за столом вполоборота ко входу. Мишка с большими глазами смотрела на куклу, после чего у нее даже приоткрылся рот от удивления. - Ну, Куколка, оно было такое вот... как, ну, не знаю, как объяснить! Такое вот легкое, гонимое ветром... Ну да, костяных ног не видела...
- Много ты знаешь!
- через некоторое время возмущенно воскликнула девочка. - Ты тут сидела, ничего не видела! Хорошо, - чуть успокоившись, сказала она кукле, - тогда говори, чем это могло быть. А? И я о том же - ты и сама не знаешь.
- Ой! молодец, Куколка, ты выпила чай! - воскликнула Мишка и убрала пустую чашку. - Хочешь, я тебе еще чаю налью? - обратилась Мишка к сидящей за спиной кукле, орудуя возле печурки. - Нет? Ну, как знаешь! А я вот буду!
- Спасибо, Куколка, ты всегда успокоишь! - продолжила Мишка, снова сев возле нее. - Ты права, волноваться нечего!..
Она снова села за стол в ожидании того, как закипит чай.

+3

16

Николас задремал в кабинке машиниста несмотря на шум. Его всегда немного укачивало. Поезд с грохотом остановился на станции. Мистер, мистер...Машинист тронул его за плечо ПриехалиНиколас вздрогнул. Он поправил спавшую на лоб шляпу и взглянул в небольшое окошко паровоза. Пейзаж ему мягко сказать не понравился. Вместо вокзала - старое  здание из обшарпанного старого кирпича с разбитыми окнами, из которых веяло холодом уже от одного взгляда. Здание напоминало старый заброшенный завод, или старую тюрьму, в здании которых по местным легендам происходили различные убийства  с загадочными обстоятельствами. Николас поежился.Да...что-то тут мрачновато... Машинист не отрываясь смотрел на него.Интересненькое местечко... Произнес Николас Мистер....вы....давайте со мной обратно? Я денег не возьму! Не хочу, чтобы ваша гибель на мне грехом лежала.... Глаза машиниста молили его.
Да что вы дрожите? Что вы смотрите на меня как удав на кролика? Что тут такого страшного? Обычная товарная станция Николас не понимал, кому он это говорит, машинисту или самому себе....Николас взял портфель и достал из кармана деньги. Держите! Сто пятьдесят!Машинист взглянул на него как на сумасшедшего. Не возьму! Ни за что на свете! Мне по пути было...Я могу от вас денег брать...я вас на погибель привез....Хватит сантиментов! Я вам обещал заплатить и я заплачу! Вы свою работу выполнили - я должен отблагодарить! Машинист отвернулся. А ну прекратить!Вскрикнул Николас Такие деньги на дороге не валяются! Семья есть? Дети? Машинист слабо кивнул. А ...ну по тебе видно...бедолагаНиколас поднял бровиТем более бери! Бери, кому сказал!!!! Вскрикнул Николас. Машинист дрожащими руками взял деньги. Ну вот, умница...а то устроил цирк! Николас хлопнул его по плечу на прощание и вышел на перрон. Храни вас Господь...прошептал ему вслед машинист.

+2

17

Дождь постепенно стихал и вместо рокота капель о тротуар, можно было услышать низкий гул усиливающегося ветра.  Люди спрятались у себя в домах. Лишь изредка какой-нибудь прохожий сновал в переулочках то и дело, боязливо останавливаясь, услышав громкие удары грома или завидев патрульного.  Дана относилась к тем, кому не посчастливилось в это ненастье делить  тепло домашнего очага со своими близкими.
Она плотнее кутаясь в пальто, быстрыми шагами двигалась по направлению к железнодорожной станции.  Мысли были заняты предстоящей встречей и личностью незнакомца, вот уже месяц донимавшего просьбой выполнить одно скверное дельце. Мистер Х был настолько влиятелен, что ему не составило труда договориться со стражами порядка, выпустить колдунью из оцепленного района. Поэтому Дана решила, что грань, разделяющая просьбы от приказов или чего хуже шантажа, слишком тонка и лучше дать свое согласие. Намокший серый гравий шуршал под ногами. Девушка немного замедлила шаг, осторожно переступая рельсы, боясь споткнуться или порезать тонкую кожу своих ботиночек.  На мгновение она остановилась.
Вдалеке слабым эхо отдавался звук поездка, короткие гудки, даже в воздухе чувствовалась пульсация. Это несколько насторожило, ведь есть расписание, которое предусматривает появление товарного состава раз в месяц. Тобишь прибудет он только на следующей неделе…
Дана пожала плечами и продолжила свой путь. Наконец преодолев «полосу препятствий»,  она зашла в небольшое кирпичное здание. Тусклого света пробивающегося сквозь грязные, местами битые стекла не хватало, чтобы осветить мрачное помещение. Пахло сыростью. На стенах виднелись обтрепанные плакаты, объявления, расписание: все, что свидетельствовало о былом интересе к этому месту.
-Хм, никого нет. Вед нет же? Так даже лучше, просто оставлю коробку… А там пусть сам решает, нужно это ему или нет.
Девушка достала из кармана пальто небольшую жестяную коробочку, перевязанную лентой.  И положила её в тринадцатую ячейку  камеры хранения.
Раздался шум, лязг рельсов. В окно были видны клубы пара. Дана немножко нагнулась и, суетясь, пыталась закрыть проржавевшую дверцу камеры. Интуиция подсказывала, что сегодня ей явно не сдобровать. И как в подтверждение этому, в темном углу послышался шорох и что-то сверкнуло. Колдунья испуганно оглянулась и, не теряя времени, поспешила выйти на перрон.

Отредактировано Dana Oda (2010-07-13 22:48:14)

+1

18

Николас спрыгнул на перрон. Было довольно холодно. Пронизывающий ветер свистел в ушах и по лицу  били капли дождя. Николас накинул пальто, которое он нес в другой руке и поднял воротник.  Да....что местечко, что погодка....Рабочие, разгружавшие вагоны, закончили свою работу.  Поезд со скрипящим звуком начал трогаться. Николас помахал на прощание машинисту. Поезд потихоньку набрал скорость и шипением и оглушающим гудком двинулся вперед. Через пару минут о нем напоминал лишь еле слышный стук колес. Николас огляделся. На станции не было ни единой живой души. Полуразбитые окна бывшего когда-то вокзала зловеще смотрели на него. Журналист поежился. Что-то тут мне не нравится...хоть бы кто-нибудь прошел...Ему вспомнились им сделанные репортажи о маньяках и убийцах, которые он делал в похожих местах...Николас нащупал в кармане пиджака небольшой складной ножик. Он не раз спасал ему жизнь.Да что я как трус последний?! Воскликнул он. Обычная товарная станция, обычного небольшого городка.... Он поставил чемодан на перрон и достал пачку сигарет. Вытащил одну, чиркнул спичкой и закурил. Стало немного теплей. Тут он заметил молодую девушку, которая появилась со стороны вокзала. Ну вот! Сейчас узнаю где тут можно остановиться! Николас взял чемодан и направился к вокзалу.

+1

19

На встречу двигался мужчина с чемоданом в руке. Высокий, статный, с уверенной походкой… Он отличался от местных даже одеждой и манерой держать сигарету. Конечно, такой тип вызвал интерес своим появлением и Дана навряд ли бы упустила возможность познакомиться. Но сейчас она больше руководствовалась здравым смыслом, чем банальным любопытством: сопровождение ей бы не помешало.
Девушка поправила волосы, пригладив непослушную челку. И попыталась изобразить на своем испуганном лице, что-то вроде легкой улыбки. Помахав рукой незнакомцу, она двинулась на встречу.  Приблизившись, колдунья рассмотрела его лучше и отметила привлекательность черт лица. Особенно хорошо запомнился изучающий, чуть взволнованный взгляд карих глаз. Он относился к тому типу людей, что обладают природным магнетизмом. Для того чтобы понять это не нужно было изучать труды по физиогномике или проводить многочисленные психологические тесты. Столь удивительная черта характера, давала о себе знать, проявляясь в мимике, позе, речи.
Наверное, он не просто «приезжий». Таких не заносит в эти края случайно… 
-Вы здесь впервые? Вы выглядите растерянным. Смутившись, поинтересовалась Дана, избегая его взгляда. Ей лишь потом пришло в голову, что для начала было бы неплохо поздороваться. Но какие уж там церемонии, когда не знаешь чего ожидать от человека напротив.
Подул сильный ветер и девушка зажмурилась закрывая глаза от ветра, поднявшего пыль. Как только порыв стих, она, убирая волосы с лица, заметила что из заброшенного здания вокзала кто-то вышел и тут же скрылся углом.
-Дайте угадаю, ищете, где бы остановиться? У нас в городе есть отличное местечко… пойдемте я вам покажу.
Колдунья, взяла мужчину под локоток и с невозмутимым видом потащила подальше от станции.
-Так откуда вы говорите прибыли? Спросила она, взволнованно оглянувшись назад.

Отредактировано Dana Oda (2010-07-14 14:42:08)

+1

20

Молодая девушка подошла к Николасу. Он отметил ее необычные черты лица, которые придавали ее лицу что-то азиатское. И к тому же в ее лице и глазах скрывалась какая-то тайна... Она с любопытством осмотрела его. У Николаса создалось такое впечатление, что она удивлена его внешним видом. Он оглядел себяВроде пальто не порвано, брюки не грязные...Что она так смотрит на меня странно?! В этой дыре костюмов не видали  с пальто что ли? Николас снова затянул сигарету. Вы здесь впервые? Вы выглядите растерянным. Николас удивленно поднял брови. Не скажу, что особо растерян, но то что я приезжий вы подметили точно! Он улыбнулся. Ему всегда легко давалось общение с женщинами. Интересно....как ее зовут...показала-бы она мне где бы остановиться...Дайте угадаю, ищете, где бы остановиться? У нас в городе есть отличное местечко… пойдемте я вам покажу. Ничего себе..поворотик...Девушка взяла его под локоть. Женское внимание ему было не чуждо...Но вот чтобы так...таким странным способом.... Николас пожал плечами.Ну ведет, дак пусть ведет...только чтобы черти куда не завела....Так откуда вы говорите прибыли? Девушка куда-то беспокойно оглядывалась. Сударыня, Николас улыбнулся Вы куда-то меня отвести собрались и мне было бы интересно куда...и еще бы ваше имя тоже можно было бы узнать. У меня есть несколько вопросов, которые касаются вашего города. Николас усмехнулся. Да...можно бы и мне первому представиться Меня зовут Николас Макклайн, я журналист и  приехал из Лондона, чтобы написать несколько статей в мой журнал о вашем городе.

+1

21

-Николас МаКлаин? Переспросила Дана, удивленно подняв брови. О, она хорошо помнила это имя и те статьи, что им были подписаны. Острый на язык журналист, обладающий живым умом и склонностью к  всякого рода авантюрам, не был её кумиром.  Но пользовался уважением. Многие пели ему дифирамбы за неугомонный дух бунтовщика и проявленную отвагу. Не удивительно, что он стал хорошо известен за приделами своей родины.
-Не ожидала встретить вас в этом захолустье. Впрочем, почему бы и нет? Мне даже доводилось слышать как вашу персону активно обсуждали на «мандарине»… Ох, да. Простите, что не представилась. Мисс Ода, Дана Ода. Владелица небольшого магазинчика в центре города, коллекционер антиквариата. Очень рада нашей встрече. Чтобы не вводить вас в замешательство, отвечу на все вопросы по порядку. Веду в одно неплохое местечко, где вы с комфортом сможете обустроиться и там вас встретит приветливая хозяйка. Мы с ней недавно познакомились, я думаю, она вам понравится… Можете считать это место гостиницей, но у нас его зовут «Приютом». Да, в некотором роде это оплот надежд на ласку и заботу людей отверженных. В этом городе свои законы, должна отметить, очень строгие. Здесь чтут традиции и имеют свое представление о мире. Как вы понимаете, попасть в немилость очень легко, нарушая общественный порядок. Поэтому будьте осторожны и крайне деликатны в общении с местными. Здесь быт сильно отличается от столичного. Ммм, так о чем я? Ах, да. Приют. Возможно, именно там вы повстречаете интересных для себя людей. Поэтому не сочтите плохим тоном, рекомендацию выбрать именно это место.
И вот что еще. Здесь много иностранцев. Есть большая вероятность повстречать человека, к примеру, с британским акцентом. Все они приезжие и стараются держаться друг друга. Да…чужаков в городе не любят.

Дана замолчала, на мгновение, задумавшись как было бы хорошо посидеть с Николасом за чашечкой чая. Она так истосковалась по новостям светского общества и людях, чей разум еще не затуманен твирином или местными предрассудками.
-Значит, собрались писать о городе N. Боюсь, он крайне неохотно  делиться своими секретами…
Стоит ли сейчас упоминать об эпидемии?  Ох, а если по пути попадется одонг? Его же удар хватит.

Отредактировано Dana Oda (2010-07-14 20:09:45)

+1

22

Николас с интересом слушал девушку. Она заговорила, о том, что слышала о нем и что знает его статьи. Николас улыбнулся. Да....я и не думал что моя писанина дойдет и до сюда.... Мне приятно, что мои репортажи и статьи известны в вашем городе... Значит приют...хорошо. Приют так приют! Я человек неприхотливый! Мне лишь бы крыша была бы над головой...ну это вообще в лучшем случае...а в худшем...в худшем -  темное небо, удушающая тропическая жара и тучи москитных комаров... Девушка сказала про строгие законы. Николас нахмурился....Законы, которые по его мнению "сковывали личность" он терпеть не мог. Чтож...придется потерпеть.... А какие например? Надеюсь, паранджу на женщин не напяливают и молиться через каждый час не заставляют? Если нет - значит переживем! Он усмехнулся. Лишь бы бар не закрывался раньше десяти вечера! Да..кстати о баре..... Есть здесь какое-нибудь неплохое местечко, где можно было бы перекусить и согреться? Заодно бы вы мне и рассказали о вашем городе поподробнее! Говорите, что здесь много иностранцев? Интересно....а почему сюда так сложно добраться? Значит, собрались писать о городе N. Боюсь, он крайне неохотно  делиться своими секретами… Николас улыбнулся.  Раскроется....куда он денется! Он докурил сигарету. Внезапный порыв ветра чуть не сорвал шляпу с головы. Черт!!! Выругался Николас и попридержал шляпу рукой. Ну у вас и погодка сегодня!

+1

23

-Да уж, погодка выдалась не подходящая для прогулок.
«Раскроется....куда он денется!» Излишняя самоуверенность до добра не доведет, на себе проверено. Ладно, у него еще все впереди. Не буду вмешиваться.
-В городе N может и известны, но в очень узких кругах.  Я же впервые познакомилась с вашим творчеством, находясь далеко отсюда.  Нас с вами роднит тяга к приключениям…
Дана улыбнулась, но выглядело это несколько фальшиво. Последняя фраза явно далась ей с трудом и за этими словами, кажется, скрывалось сильное разочарование.
-Нет, паранджу здесь на женщин не надевают. Разве что на кострах жгут…
Девушка сделала паузу, дабы произвести сильное впечатление этим заявлением. Но решила объясниться, чтобы избежать недоразумений, да не смущать журналиста.
-Шучу. У жителей свое понятие морали, справедливости и правосудия. Здесь еще живы суеверия и предания древности, которые не искоренит даже носильное просвещение с техническим прогрессом. Местные верят в потусторонние силы и либо поклоняются тем, кто ими обладает, либо боятся и презирают. Хм, не удивляйтесь простодушию и наивности некоторых. Как я уже говорила, жизнь в городе сильно отличается от столичной.
-Иностранцев не мало…  но я позволю себе умолчать о причинах сподвигнувших этих людей приехать сюда. Думаю, вы и так все прекрасно поймете, как только познакомитесь с некоторыми из них поближе. Добраться досюда обычно можно без проблем на поезде. Просто вы выбрали не лучшее время для путешествия.
Дана  как то виновато взглянула на мужчину.
Раз уж заговорил про бар, то напою для начала…а там уж про эпидемию и про "бритвенников", мясников, объявившегося Потрошителя рассказать можно будет.
-Хорошая новость «бары» здесь закрывают очень поздно. В один из таких мы заглянем по дороге. Публика там специфичная, но зато еду подают отменную и вас не будет тяготить пристальное внимание. По крайней мере, я на это надеюсь.
>>>> "Жильники"/Кабак>>>>

Отредактировано Dana Oda (2010-07-16 06:06:49)

+1

24

Мишка лежала в кровати и вела неспешную беседу с куклой. Девочку клонило в сон. Сегодня она видела слишком много необычного. Полутьма от слабенькой свечки, что светила с ящика возле кровати, который служил своего рода прикроватной тумбочкой. Из полумрака выглядывал силуэт стола, за которым сидела большое подобие плюшевого медвежонка. Печка давно была затушена, в вагончике еще держалось приятное тепло. Ветер, бушующий на улице не мог прорваться в изолированное помещение вагона, хотя и старался...
- Куколка, а ты как думаешь, чего ко мне никто уже несколько дней подряд не приходит? Не знаешь? И я не знаю. В принципе мне говорили, что в городе что-то неладное творится... - Мишка вздохнула. Ей было тоскливо и одиноко в последнее время К ней уже давно никто не заходил. Она не очень любила много народу, но все равно, порой общества одной только Куколки было явно маловато. Дети вообще к ней относились как правило с некоторой опаской и, вернее, с отчужденностью. Все... кроме Ноткина, который ей много помогал, а также некоторых других детей. Спичка порою к ней захаживал, но тот был очень деловым, просто так не интересовался ею. Вот у него очередной замысел родился - пролезть к кому-то, попробовать подстеречь какое-нибудь чудище, Шабнака или еще что-то из серии - и он тут как тут, может появится, хоть посредь ночи; припрется, и начнет тарабанить в дверь: "Пусти, Мишка! Дело есть!". Или вдруг обсудить какую-то историю захочется ни с того ни с сего. И попробуй откажись - обидится!
- Ох, Куколка, опостылели они мне... Все им подавай чего-то. Как узнали, что я тут главная, так сразу требуют всего и сразу, - вздохнула девочка. - Может, оттого не приходят, что прогнала я тех балбесов? - в свое время она, обидевшись на троих пареньков, - Чарли Картера, Гельдена и еще какого-то паренька, забыла имя, - она прогнала их и пригрозила, что вообще выпустит на них гвардию свою... А что, чего они ее обижали, говорили, что она свихнувшаяся, что это никакое и не королевство, и она никакая и не королева!? Она и обиделась...
- Куколка, что же это происходит такое? Меня уже не уважают даже! Может, я чего не так делаю? - Мишка откинулась на спину и всмотрелась в потолок, на котором была прибита карта звездного неба. - Что? Таки не так? А что я могу сделать?! - Она вновь повернулась на бок к столу, за которым сидела большая кукла, ее собеседница. - У меня тут уже даже привидения появились! Ну, ты ж помнишь, я ж тебе говорила про сегодня! - сказала она после некоторой задержки. Может, с Ноткиным поговорить? Он, может, поможет разобраться с этими напастями? - она помолчала, и продолжила: - Думаешь, нет? Ох...
Мишка грустно вздохнула. Она гордая, а потому свою позицию очертила четко: тут я хозяйка, в мое Царство не соваться просто так! Ноткин тогда только хмыкнул, и согласился... От мыслей она начала плавно засыпать, веки сомкнулись... Она стояла в незнакомом месте, очень напомнившем ей Степь весной, но там было много трав, которые цвели прекрасными цветами. Мишка прошлась по пояс в травах и огляделась. Над головой было приветливое синее небо, где блестело солнце и несколько других звезд. Странно, а где же Куколка? Внезапно шум отвлек ее от раздумий. Громкий голос прогремел вокруг, и она вздрогнула. К ней обращался некий незнакомый голос откуда-то издалека. Она начала быстро оглядываться по сторонам в поисках источника звука или хотя бы потенциального укрытия. Ничего, только травы да цветы. где-то заиграла флейта... Мишка не могла понять, что здесь творится - что-то хорошее или что-то плохое, и это ее начинало нервировать.
- О. Привет. Кажется я побеспокоил тебя..Ты кто? - внезапно к ней попытался обратиться максимально дружелюбно какой-то незнакомец, возникший как будто из ничего. Он стал, и отряхнулся, его фигура была черной и разглядеть детали ей не удалось. Просто темный силуэт, направляющийся к ней. Мишка напряглась.
Ей стало не по себе. Она приподнялась на цыпочки и присмотрелась к источнику источника звука. Темный и страшный... Только темный силуэт... Не тот ли, что был на станции? мелькнуло в голове. Неужели призрак таки к ней пришел, даже в сон пробрался? Мурашки пробежали по телу. Стоп! Ни за что не паниковать! Она внимательно всмотрелась в странное существо.
- А ты кто такой? И что ты тут делаешь? - сказала она , как ей показалось, максимально уверенным голосом и посмотрела в сторону человека, что там был. Тон... Ах, надо сразу его поставить на место, чтоб знал, что она не кто-нибудь там. А если он... Нет! Нельзя паниковать! Но сердце замерло и девочка стоя в поле поежилась. Все же неизвестно, что у него на уме. Посмотрим... Посмотрим... Посм... А-а!
Внезапно у нее сдали нервы. Нет, она не была трусихой, не подумайте, но человек так и не ответил ей, не представился, но приближался исправно. Что у него на уме? Она не знала, а потому развернулась и бросилась наутек. Она бежала и бежала, путаясь в травах и спотыкаясь, но не останавливаясь. Внезапно какие-то сплетения стеблей крепко схватили ее за ноги, и девочка с размаху шмякнулась на землю. Силуэт приближался все ближе и ближе. Нет, он не отстал несмотря на отчаянные попытки Мишки убежать. Небо до этого синее внезапно окрасилось в лилово-розовые тона, травы заколыхались на безветрии, звуки флейты усилились. Мишка закричала, потом еще и еще, как если бы крик мог хоть как-то ей помочь. Неожиданно подул мощный порыв ветра, силы ураганной.
Силуэт вскинул руки и звук флейты прервался. Ветер начал постепенно уносить его назад, вырывать с корнем травы и комкать цветы. Тот же странный голос прорвался сквозь шум ветра:
- Мишка, я твой папа!.. Не уходи!..
- Папа?.. Папа?! Папа! Стой! Погоди! - она вскочила с травы и бросилась за человеком. Но фигура гонимая ветром была, как показалось Мишке, легкой как листик, а потому ветер уносил неумолимо уносил ее. Она бежала и кричала:
- Стой! Погоди! - но мгновенно остановилась как вкопанная: с тени сорвало шляпу и из-под нее вывалилась целая копна шевелящизся змей. Обман?! Мишка остановилась и закричала, на глаза навернулись слезы. Она все кричала и кричала... Пока мир не совершил легкий оборот вокруг нее, потом еще, еще, еще... Картинка померкла. Девочка попробовала пошевелить пальцами. Они поскреблись по ее матрацу...

Отредактировано Mishka (2010-08-30 00:46:22)

+3

25

Попытка пробраться в зараженный район самостоятельно уже изначально была обреченна на провал. Поиски лазейки или же хоть какого-нибудь неизвестного стражникам хода привели к окончательному упадку духа, да и былая решительность во что бы то ни стало попасть в Сердечник ,поумерилась благодаря общему физическому утомлению и неимоверно холодному ветру,который своими колющими пальцами зарывался в рыжеватые кудри художницы,словно хотел их выдрать. А может он просто загонял ее домой, хотел указать на ничтожность ее действий и пытался остановить ее пока не поздно?
Ева была на грани истерики, теперь она уже не руководствовалась здравым смыслом и логикой, ( да и было ли возможным объяснить то, что не смотря на череду неудач в своих поисках, она упорно продолжала пытаться добраться до своей цели руководимая единственно своими чувствами к Бессмертнику?). Интуиция подсказывала ей что дети должны знать хоть какой-нибудь ход, поэтому она направилась в прибежище местной банды малолетних нарушителей навязанных жителям порядков города. Если быть точными то,само место где могли бы находится предполагаемые помощники в ее деле, она не знала, только слышала что в заброшенные вагоны кто-то постоянно шляется.
Теперь, идя по ржавым рельсам,по которым уже много лет не ходили составы, Ева все еще лелеяла смутную надежду, что сегодня ее небольшое приключение закончится, что она встретит какого-нибудь проворного мальчугана способного провести ее в Сердечник, а там она найдет живого и здорового Марка и они уже сегодня вечером будут пить чай и смеяться над какой-нибудь забавной историей. Но это будет позже. Сейчас же она должна дойти вон до того старого вагона,стоящего отдельно ото всех, откуда как ей показалось ветер доносил чей-то голос. Но , Степь, до чего же тяжело передвигать ноги не знавшие отдыха с самого утра, как трудно прокладывать себе дорогу через сдобренные песком потоки ветра,невыносимо пахнущие твирью. Глубокий вдох через рот,может воздух поможет поднять руки чтобы забраться  на подножку вагона, чтобы затем толкнуть дверь? Последнее усилие и она открывается с неимоверным скрипом стареющего металла,чтобы через два шага сделанные художницей  забирающейся во внутрь, медленно закрыться тяжело ухнув в конце.

Отредактировано Eva Yan (2010-08-24 21:49:03)

+3

26

Мишка сидела на кровати и хныкала. Это был действительно страшный и обидный сон: все-таки как они обманули ее, что говорили! А она-то не глупая, но все равно не сразу смекнула что к чему.
- Куколка, а вдруг это не простой сон? Ты что думаешь? - спросила Мишка у медвежонка. - Не понимаешь о чем я? А я тебе скажу о чем я: вот какой-то призрак бегает по станции, а потом и ко мне приходит, хорошо еще во сне! Вот про что я тебе толкую! Куколка, - умоляюще обратилась она к собеседнице, - ты же расторопная, что тут же неясного? Ты просто специально меня злишь!
И девочка победно посмотрела на куклу, желая увидеть очевидную реакцию собеседницы. Впрочем, Куколка никак не ответила и девочка разочарованно вздохнула.
- Что, думаешь насмехаться надо мной? Ну и ладно, смейся! Вот спрячу тебя в сундук, поумничаешь тогда, - не дожидаясь ответа девочка поднялась и прошла к печурке и взяла чайник. Еще теплый, хоть и немало времени простоял на остывающей печи. Попью чаю, успокоюсь, решила Мишка. Девочка налила в чашку теплой воды и добавила к ней заварки, села за стол и стала ждать когда чай напитается соками чайных листьев и степных трав. Разные мысли обуревали тогда девочку. Не в силах сдержаться, она взяла карандаш и как умела начала зарисовывать это ее приключение на огрызке бумаги. Писчий материал надо было экономить, в последнее время раздобыть его было все сложнее. При тусклом свете лампы она выводила линии и рисовала приснившуюся степь, потом себя… В конце концов детские каракули выводить ей надоело и она перевернула листик и начала выводить цветок, который ей запомнился более всего: такой большой, сложный, с большими красивыми лепестками, зелеными, красными, синими, плавно переходящими в оранжевый цвет.
Внезапно ей показалось, что кто-то подошел к двери вагона и начал по ней скрестись. Слышно было как это что-то ковыряет дверь, тихонько так, как будто пытается пролезть в щелочку между створками. В голову сразу пришла мысль - призрак! Мишка панически посмотрела на куклу и прошептала:
- Вот он и пришел ко мне, Куколка… Что теперь будет?..
Мучимая страхом девочка словно окаменела и не могла сдвинуться с места. Но ничего не происходило. Внезапно шорох прекратился и воцарилась тишина, прерываемая мелким ветерком. В конце концов Мишка решила перебороть страх. Ежели погибать, то хуже уже не будет, а так может она и сможет договориться. Потому сглотнув слюну и смочив пересохшее горло, она обратилась к кукле:
- Куколка, ты слышала? - настороженно спросила девочка глядя на дверь. - Как ты думаешь, что это могло быть? - но кукла ничего не ответила. Прошли томительные минуты.
В конце концов девочка возмущенно воскликнула:
- Нет, Куколка, так более нельзя! Ты слышала?! Скажешь, не он? - Мишка ошалело глядела на куклу. - А я скажу так: это был он! Это он скребся в дверь ко мне!
Меж тем на улице за эти несколько часов совсем стемнело и основательно похолодало, а кое-где проглядывала легкая дымка тумана. Мишка поежилась, но назад уже нельзя было: она ведь поспорила с Куколкой! Кто же она после этого?
Она вышла на улицу, закинула на плечо шарфик и смело отправилась меж вагонов. Она найдет его, этого призрака, во что бы то ни стало. Пусть на это уйдет не один час. В кармане бряцала фляга воды и несколько сухарей, в руке была небольшая палка - вдруг придется отбиваться.
Возле входа же, сбоку от двери, осталась какая-то снесенная с крыши ветром тряпка и какие-то цепи…

Отредактировано Mishka (2010-10-28 01:20:29)

+3

27

---> Железнодорожная станция.

Камни вдогонку уже не летели. Хлоя, подгоняемая ветром, расслабилась и сбавила ход. Идти туда, откуда пришёл поезд, уставшей, голодной, без запаса еды, под наступающую ночь, безрассудно и глупо. Нужно было срочно найти еду и ночлег, а значит, дорога была одна – в город. Наступающая ночь тут была на руку. Поможет залезть в чужой дом и стянуть что-нибудь съестного незаметно. Другие способы достать себе пропитание уже не рассматривались.
Девочка обернулась, дабы убедиться, что никто за ней не гонится, и тут же споткнулась о шпалу. Не нарушая звуков окружающей среды, она растянулась на железнодорожном полотне. Обратно подниматься на ноги жутко не хотелось,  но, несмотря на то, что никто таки не гнался, лежание на путях ничем хорошим не закончиться.
Хлоя медленно поднялась и машинально начала отряхивать мокрую одежду, больше размазывая грязь, чем оттирая. Добравшись до колена, сморщилась от пекущей боли. Похоже, падение оказалось не достаточно мягким. Нагнувшись и чуть не клюнув носом в землю, она задрала левую штанину. «До чего я дошла…» - Простонала она про себя, смотря на ободранное колено. - «Нее, так не годиться, надо быстрее что-то делать. Вот бы кто в городе свадьбу справлял…»
Девочка отпустила штанину и посмотрела в сторону удаляющихся в спеть путей. Там ловить было нечего. Развернулась и пошла обратно, в обход станции.
Идти пришлось против ветра, а воображение, показывающее разные вкусности на столах местных жителей, подталкивало двигаться быстрее обычного. Так Хлоя пришла в не очень, на первый взгляд, приятное место, но похоже тихое и безлюдное. А значит, проблема с ночлегом была почти решена, нужно было найти ещё уютный вагон. Ночь обещала быть холодной. Но это будет решаться потом, когда можно будет чем-то похрустеть перед сном.
Постоянные мысли о еде сыграли злую шутку с девочкой. Живот скрутило, а через несколько секунду Хлою вырвало кислой прозрачной жидкостью. После такого, держась за вагон, она прошла несколько метров и опустилась на землю, возле лужи. «Сейчас немного передохну и пойду дальше». – Начала пытаться убеждать себя в необходимости остановки. – «Совсем чуть-чуть, совсем».
Опёршись спиной об ящик, торчащий из-под вагона, Хлоя с облегчением вздохнула. Сейчас её не волновало что он грязный, что она сидит на сырой земле, хотелось просто чуть-чуть отдохнуть.
Смочив пальцы в луже, поднесла их ко рту. Облизать побоялась, поэтому просто протёрла губы. До того чтобы начать пить из луж девочка ещё не дошла, но это было не за горами. А сейчас подтянув колени к груди, Хлоя расслабилась и без какого либо сопротивления провалилась в сон.

+1

28

Девочка бродила уже довольно долго. Где же этот несчастный призрак? Мишка начала жалеть о своем неосмотрительном поступке. Надо же - поспорила с какой-то куклой, а? а вообще-то и не какой-то - это ведь Куколка все же! И вообще, ей ведь и показаться могло. Может, то, что скрежетало о дверь - это была игра ее воображения? "Ладно, еще поброжу, а там вернусь, и скажу Куколке, что такие шутки делать нехорошо!" - решила Мишка и продолжила упорно идти вперед.
Сырость была просто ужасающая, настолько сильная, что пробиралась под плотное одеяние девочки, заставляла вздрагивать мелкой дрожью. Девочка осторожно пригнувшись шла между вагонов, оглядываясь по сторонам и внимательно прислушиваясь. Нечто могло появиться в любую секунду. Страх и напряжение росли в девочке. Она постоянно вспоминала как эта штука перемещалась под порывами ветра и постоянно вздрагивала из-за любого дуновения ветерка, малейшего движения воздуха. Было очень темно, и если бы Мишка тут все не облазила в свое время, так точно бы споткнулась о первую же рельсу и вообще бы заплутала тут совсем.
Вот она обошла платформу с некогда покоившимися тут бревнами, оглянулась, свернула направо. Тут скоро тупиковая ветка будет, будет насыпь щебня, там еще раз свернем, а потом можно будет постепенно домой идти. "Так и скажу, ничего не нашла" - решила Мишка. - "И вообще не страшно было". Она прошла вдоль рельсов к знаку, посмотрела вдаль. Вроде бы все тихо. Мишка поежилась от холода. "Бесполезная затея".
Внезапно ее привлек большой темный предмет, лежащий прямо на щебне возле одного из пустых вагонов. Он был похож на какой-то мешок, в темноте не различишь. Его тут ранее не было.
- Как интересно, - тихонько шепнула сама себе девочка. - Может быть это он и есть…
Она стала медленно приближаться к этой непонятно откуда взявшейся штуковине. Осторожно и степенно она подобралась к кусту возле колеса соседнего вагона и стала наблюдать за предметом. Темный, он напоминал какой-то мешок… или свернувшегося клубком человека. Темень была хоть глаз выколи, холод не давал долго сидеть на одном месте, напряжение нарастало. А оно не шевелилось. "Была ни была" - подумала Мишка, поднялась с земли, обошла куст и приблизилась к этой штуке. Действительно тело, даже ноги вон есть… Темно не темно, но это-то девочка разглядеть смогла.
Она ткнула палкой это тело и с опаской спросила:
- Эй! Ты кто? Ты что тут делаешь? - не услышав ответа, Мишка еще раз обратилась к телу: - Эй, ты как, еще живой?
Девочка была готова броситься наутек при любом угрожающем движении. "А вдруг это дело рук тех плохих людей?" - внезапно пронеслось в голове. Ей уже не впервой было видеть тела жертв бандитов, они их время от времени оставляли в оставленных вагонах. К таким вагонам Мишка подходить опасалась, потому что порой жертвы выглядели просто ужасно - Гриф был изобретателен на всякие штучки. Она еще раз ткнула тело Хлои палкой. Может, еще жива?

Отредактировано Mishka (2010-10-28 03:31:42)

+2

29

Бетонный пол похрустывал под ногами девочки. В окружающей темноте было видно только его и закрытую дверь впереди. Казалось, что сделай шаг в сторону и провалишься бездну небытия. Но это Хлою не беспокоило, почему-то важна была лишь дверь. Приближаясь к ней, девочку стал пробирать холод, и чем ближе, тем сильней, а у самой двери дыхание уже преображалось в пар.
От двери веяло чем-то зловещим, и Хлоя даже заколебалась открывать её, хотя ради этого к ней и шла. Но донёсшийся через неё звуки смеха и звона посуды, колебания развеяли. Больше всего ей сейчас хотелось, есть, а там, похоже, хорошо пировали.
Войдя в дверь, Хлоя оказалась в комнате со свисающей тусклой лампой, способной лишь с трудом осветить стоявший посредине стол. Холод пропал, а люди за столом и парнишка их обслуживающий замерли. Все они ждали от неё объяснения, зачем она пришла и потревожила их. Кто они были не понятно, лица казалось или отсутствовали или расплывались, как и содержимое стола.
Почувствовав себя неловко, девочка поспешила уйти, но  двери за ней уже не оказалось. Вместо неё была бетонная стена.
- Куда ты так спешишь, оставайся с нами. – Весело прозвучал за спиной хриплый голос. – Поешь, подкрепись.
Тут Хлоя и поняла кто все эти люди. Они часто её навещают.
Снова похолодало.
Девочка осторожно развернулась. Парнишка стоял уже перед ней, с посеревшей кожей, проваленными глазами и распоротым горлом.
- Знаешь, а я ведь теперь есть, нормально не могу. Вот смотри! – Прохрипел он снова и откусил что-то слизкое и окровавленное. Хоть никто и не говорил, Хлоя знала, что это внутренности щенка, ими был накрыт весь стол. Парнишка прожевал всё с большим удовольствием, а когда начал глотать всё вылезло через разрез на шее. – Ну как тебе? Как мне теперь быть?!
От такой картины девочке стало дурно и, отойдя в чуть сторону, её вырвало.
- У меня тоже самое. – Кто-то захрипел из сидячих.
- И у меня! – Добавил ещё один.
Не успела Хлоя выпрямиться, как возле неё шмякнулась голова щенка, отчего снова потянула на рвоту.
- Поешь, ты же голодна! – Заговорила поджаренная парочка бросившая голову и задалась в смехе. Им, похоже, было веселее всех. – Что не нравиться? Как жаль
Парнишка пнул голову, схватил девочку за рубашку и, прижав к стене, всадил ей в грудь её же нож.  Вместо боли было странное ощущение, вроде и больно, но в тоже время нет. Может из-за того что замёрзла? Она не закричала, а только испуганно посмотрела на парня, которого убила последним из этой компании.
- Что ты тут делаешь? – Кто-то спросил из-за стола.
- Эй, ты как, ещё живой? – Спросил один из обугленных весельчаков и снова засмеялся.
Парнишка одобрительно кивнул и вынул нож из груди.
- Я нет, и она тоже скоро будет снами! – С этими словами он с размаха всадил ей нож в шею.
Тяжело дыша, девочка попыталась подскочить от пережитого ужаса, но замерзшее тело отказалось резко двигаться. Сумев лишь чуть приподняться, она завалилась набок прямо в лужу, которая уже покрылась тонкой коркой льда.
Те, чьи жизни она отняла, исчезли. Они приходят только во сне. В реальном мире случаев их появления ещё не было. Вокруг снова были лишь пустые ржавые вагоны и…, и силуэт маленького человека.
Хлоя приподнявшись наполовину и трясясь от напряжения, начала всматриваться в темноту. Действительно тут кто-то был ещё, но кто разобрать не получалось.
- К-к-к-то-то-то-о-о т-т-т-ту-у-у-т-т-т? – Спросила она, принимая сидячее положение и вытягивая промерзшие и отёкшие ноги. Говорить было сложно, зубы устроили себе концерт, отбивая все возможные ритмы, а челюсть упорно сопротивлялась слушаться, как и всё тело.

+3

30

Оно шевельнулось... Мишка напряглась внутри, приготовившись отскочить. Но угрозы не последовало. Тяжело это что-то несмело приподнялось с земли и сразу плюхнулось в лужу, которая тихонько хрустнула льдом, шевельнуло головой в разные стороны. Потом выстукивая, наверное зубами, барабанную дробь, приняло сидячее положение. Мишка затаила дыхание и начала медленно пятиться к кусту внимательно следя за этим. Понемногу она отошла к столбу и зашла за него.
Мишка предполагала много чего, что это какое-то чудище или призрак, - что сделать! девочка была достаточно впечатлительной, фантазировала довольно часто, а тут еще и такое - так что человечий голос очень удивил Мишку. Она пришла в замешательство. Не может быть! она ошиблась! Вместо призрака тут оказался всего лишь замерзающий человек. Она внимательно следила за движениями головы, после чего все же вышла из укрытия, приблизилась к Хлое, и чиркнула спичкой.
Свет от спички лишь немного разогнал темноту и сразу потух от случайного порыва ветра, успев озарить лишь общее очертание лежащей в луже тонкой фигурки, завернутой в мешковатое одеяние, которое она видала сегодня днем... Вот тебе и призрак.
- Это я, Мишка! - в конце концов отозвалась девочка. "Глупая! Она ведь в беду попала, а ты тут со своими детскими игрищами!" - Мишка скрипнула зубами от досады. Так сглупить! Она быстро приблизилась к Хлое и взяла ее за руку. Суетливо проговорила: - Вставай! Тут спать нельзя! Простудишься и помрешь ведь! Вставай! - Хлоя оказалась тяжеловатой для девочки, но Мишка продолжала ее тянуть.

Отредактировано Mishka (2010-11-09 08:57:36)

0


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Железнодорожная станция


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC