Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Кожевенный"


Район "Кожевенный"

Сообщений 61 страница 90 из 231

61

Charlie Carter
- Самостоятельный очень, если ты не беспризорник, то чего тебе дома не сидится? Хочешь сказать, что родители тебя так запросто выпустили погулять, да? Мамка, поди, слезами изошла, пожалел бы ее. Смелый нашелся, - нахмурился Похмельной. – Эдак и без головы остаться можно, - строго сказал он, переходя на иную тему. Мальчик тем временем начал отходить, давая понять, что направление беседы ему не совсем по душе. Не то чтобы Похмельного так уж сильно волновала судьба ребенка, стоявшего перед ним, но вот так просто оставить его тут без присмотра было чем-то еще более диким, чем таскаться с ним. Надо хоть попробовать. Отдам Паркерам. Не сейчас, так утром. Тут народ разный, малой прав, лучше к Паркерам отвести. Тебе надо беречь себя, глупая твоя голова, а не со смертельной опасностью играть.
- Если ж совсем невмоготу будет, я могу и к Спичке сбегать, он меня переночевать запросто пустит, а то, что ж мне в чужие дома-то идти? – насупившись, заявил парень. Демонстративно подчеркнул позицию, засунув руки в карманы, ага, отошел.
- Так ты что, хочешь сказать, что знаком со Спичкой? С тем самым, что ли, из местной детворы? – Арнольд очень удивился. Про этого сорванца он знал не по наслышке. Маленький негодяй очень интересовался его домом. Несколько раз он вылавливал несносного мальчишку возле дома, когда тот пытался пролезть в него, пару раз даже выпроваживал из самого дома, где тот каким-то образом оказывался, несмотря на все замки. Чего он там вынюхивал? А главное, было непонятно, как он пробирался в сам дом, где находил лазейки. Хорошо хоть до лабораторных помещений и смотровой не добрался. Похмельной ему сразу сказал, чтобы даже не пытался пробраться в дом, потому что рискует отведать розг, даже угрожал побить лозиной. Но, впрочем, когда дело дошло до наказания Похмельной отказался от затеи, и просто, вывернув ухо, выпроводил мальчишку за дверь. Смешной такой мальчуган, даже приятный. Вот только нос свой сует не туда, куда следовало бы, при ином раскладе может и лишиться его. Тогда вовсе и не удивительно, что этот самостоятельный деятель тут сидит. Очередные игрища за спиной у волнующейся мамаши. Наверное, меряются, кто храбрее или кто чего увидел. Ну да все равно удивительная ребятня тут обитает, очень удивительная. Безрассудная.
- Я? Доктор? С чего это ты взял, парень? – удивился Арнольд. Как будто паренёк его знает. Наверное, очередные сказки родителей о нем, злом и ужасном садисте и убийце детей. Ну-ну. Хотя такая известность не нравилась Похмельному, но она его же иногда и забавляла. Как никак знаменит.
Тем временем ветер усилился, и уже вовсю игрался с ветками деревьев и фонарями, бешено раскачивая их из стороны в сторону. Осенний влажный воздух после дневного дождя, помноженный на низкую температуру, давал чрезвычайно сильную комбинацию, пробирающую через всю одежду холодом до костей. Волна дрожи пробежала по всему телу ученого после очередного порыва ветра. Он сильно вздрогнул, даже тряхнул головой. И как этот малыш, одетый всего лишь в легкую курточку выдерживает?
А может это и к лучшему, что он ушел из дому. В Сердечнике, говорят, распространяется болезнь, так тут, в Кожевенном, у него гораздо меньше шансов заразиться. Надо бы его пристроить где-то.

- Парень, тут безумно холодно. Я тут долго стоять и мерзнуть не собираюсь. Ты идешь со мной, оставлять тебя здесь недопустимо. Я отведу тебя к Паркерам. Или к этому твоему Спичке, выбирай, - уже более равнодушным голосом сказал Арнольд. Он ему в конце концов не отец и не родственник. Нехорошо, конечно, бросать ребенка на произвол, но нянькаться с ним хочется еще меньше. Есть дела и поважнее.

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-06-23 09:11:39)

+2

62

- Ещё не прозвучал тот вопрос, или утверждение, которое требовало ответа от меня... Отбрось болтологию, не у Кайнов на приёме, и скажи прямо, порадуй хоть ты ясностью ума, а то как не гляну: вокруг слоплошныне безумцы и лиходеи - болбочут о чем-то своём непонятно, а мысль главную и не слышно. - Кстати о безумцах, как Я умудрился Еву Ян по дороге потерять? Кажется рядом плелась, хоть молча на удивленье, и вдруг запропастилась. После разберусь с феноменом пропадающих попутчиков, когда дела нассущные иссякнут. Оставалось уже менее одной минуты, и Адриан, щелчком пальцев по горящей щепке, погасил лучину и притянул ближе к себе светец, дабы внимание сконцентрировать на свершающейся судьбе двух персонажей и одного города, спрятанного за кулисами.
Вновь на кухне воцарился мрак, да терпеливое сопение двух невидимых собеседников, в прочем для Гаруспика такая обстановка была вполне привычной, и щадащей для его не лёгкого времяпровождения.

Отредактировано Adrian Burah (2010-06-25 15:17:13)

0

63

Arnold Pokhmelnoj
Чарли насупился при упоминании о матери. Слишком велика была рана от потери родителей.  Мальчик нахмурил брови, от чего его детское личико выглядело смешно, нежели серьёзно.
- А что мамка? – Хрипло ответил мальчуган. Он опустил голову и продолжил, - Мамка-то уже больше никогда не поплачет, равно как и папка. – Чарли глубоко вздохнул. Разговор получался нехороший.
Не хотел он с таким мужчиной на такие темы разговаривать, он вообще ни с кем не хотел про это разговаривать. То, что родители мальчугана умерли год назад, знали все в округе, и, по мнению Картера, относились к нему снисходительно. [Но я-то самостоятельный! Не нужна мне ваша забота!] И сестра постоянно пыталась опекать мальчика. И в школе учителя проявляли к нему особое внимание. [Будто я несуразный какой!]
- Так, а у нас один только Спичка, ошибиться вряд ли можно, – глубокомысленно заявил мальчуган, обрадованный сменой темы разговора. – Мы с ним часто споры устраиваем. Да вот, даже сегодня, я должен был поджидать тут Шабнак, а он в Кожевенном у какого-то типа из дома колбочки с лекарствами из лаборатории стянуть. Да только, сколько бы он ни пытался, этот тип его постоянно вытуривает из своего дома. – Чарли разочарованно вздохнул, будто это не Спичку, а его самого оставляли не у дел.
- Да, а про вас, кажется, давно ещё в газете какой-то писали. Мамка тогда ещё сестре моей её показывала. Да только я не затем спрашиваю. Ежели вы доктор, то сможете порошочек сделать? Я вам свой на изучение отдам, а вы попробуйте повторить? Небось, слышали уже, что у нас, детей, есть такое лекарство, что от песчанки лечит? – Чарли внимательно посмотрел на мужчину и улыбнулся. Ноткин строго настрого запретил отдавать свои порошочки взрослым, так как их мало осталось, но если незнакомец согласится сделать такой же, то Картер сможет дать один своей сестре. Она уже была взрослой, и двоедушник не смог выпросить лекарства для неё. [А Мина ведь тоже  может заразиться!]
- Что? К Паркерам? Не уж нет, чем же я провинился, что вы меня к арестователю вести хотите? Нет моего согласия, нету! – Чарли заново попятился. Среди детей ходили слухи о страшном Томасе «арестователе», так что любой уважающий себя двоедушник никогда не стремился побывать в доме четы Паркеров. – А к Ноткину сейчас и не попасть. Он сказал, что наконец-то подкараулил хозяина лаборатории, того как раз щас дома нет, и пошёл за колбами. Уж очень интересно, что там. – Картер  сморщился, у него зачесался кончик носа, но руки из карманов вынимать не хотелось, он же все-таки отстаивает свою позицию.  Пришлось тереться носом о плечо. Но это только раззадорило пыль в носе, и мальчик с удовольствием  очень громко чихнул.
-Ой-ёй… - Он шмыгнул носом, -  Дядь, тут и правда зябко. Пойдёмте, я лучше сам вас провожу, а то опять заблудитесь, я ж слышал ваш разговор с людоедкой. – Мальчуган снова улыбнулся и протянул руку незнакомцу. - Меня, кстати, Чарли звать. Чарли Картер.

>>> Улица  район Кожевенный.

+1

64

кухня
«Бурах в своём репертуаре бла-бла-бла, а потом жути навести. Совсем съехал с катушек, в этой своей столице. Ему бы в театр к Бесмертнику, там этим… зажёг – потушил, работать». Девушка, в собственной кухне, ориентироваться могла и в кромешной тьме. Что уж говорить, когда в окошко пробивался свет от фонаря. Крышка чайника затанцевала. Она неторопливо заварила степные травы в две кружки и подтолкнув одну к Бураху, спросила:
- Вопросов жаждешь? Мне казалось это тебе меня порасспросить надобно. Но нет, так нет. Скажи мне, что станет с детьми Бодхо, запертыми твоими дружками Хадсонами и оставленными без спасения? Как долго они криком заливаться будут?
  Кларк с интересом смотрела на его силуэт.
-И ещё ответь, ты хозяин Уклада или как Исидор: -"Я в стороне стою"?- Передразнивая старого Бураха, молвила Агнес. Её лицо скривилось от боли, старой и затаённой.

Отредактировано Agnes Clark (2010-09-21 13:21:32)

+2

65

Его голос стал значительно громче, однако в нём продолжало сохранятся мрачнейшее спокойствие:
— Мой отец в стороне не стоял никогда, особенно когда впервые сюда чума явилась. Уже тогда на мостовых могли остаться горы утопающих в гнили и мерзости тел, а значение слова "Уклад" остаться без первоначального значения, ровно как груды не погребённых черепов, лишенных своего серого наполнителя.
Однако болезнь вернулась когда не стало Бураха старшего, и вновь разлилась по городу багровой смолой, и теперь моё дело сразить её навеки или остаться навеки в земле. А покуда не будет панацея найдена, как бы не прятались за стенами прочными, как далеко не бежали в степь широкую — всех смело можно считать заранее мёртвыми, независимо от места пребывания, ибо достанет всем внутренности треклятая болезнь своими бесконечными клыками.—
Он на время замолчал, окинув взглядом место, где по его мнению стояла кружка, и продолжил практически шепотом.—И пока жив, я не только не оставлю надежд на тотальное спасение, но и никому не позволю впредь топтать память и кости отца своего, даже неблагодарным безумцам, чьи лёгкие через пару дней закишат отвращением.

Отредактировано Adrian Burah (2010-07-02 02:54:49)

+1

66

Первым желанием было напомнить ему, что как раз первым-то песчанка  уничтожила его отца. Не за грехи ли, какие? Но Кларк вовремя прикусила язык. Его шёпот болезненно кольнул сердце Агнес. Ещё не зажила боль от потери Исидора, а она тычет носом его сына, как щенка бесхозного. Девушка шагнула к Бураху и ухватила его за рукав.
- Ты прости меня Адриан. В своей обиде забыла я, кем являюсь. Мой дом - твой дом, и уж, тем более что подарок он Исидора. Когда не стало места мне в Термитнике, он помог остаться на плаву. – Она печально вздохнула, выпустила его рукав и, подойдя к столу, зажгла керосиновую лампу. Тут же отодвинув её подальше от Адриана, так ей надоела игра в жмурки, продолжила. – А про Уклад зря ты так, не смей! Не ты его создал, не тебе и оценивать. Город исчезнет, а Уклад останется. То, что Хадсоны и им подобные считают Укладом, так - бутафория, как Шабнак, что сжигают на праздник. Пойми, даже если город исчезнет, Уклад останется и вновь возведёт, вырастит на плоти своей новый город. Так было не раз.
Дочь Земли взяла кружку, предназначенную ему, поклонилась и, протянув ему питьё, снова спросила:
- Я опять задаю вопрос тебе. Ты хозяин Уклада? Ты менху?

Отредактировано Agnes Clark (2010-07-03 22:06:10)

+1

67

Charlie Carter
Вот так новость! Нет, ну это просто выше его сил! Мало ему эпидемии, мало ему этого городка, так теперь в его доме уже орудует банда юных воров! Похмельной ошалело посмотрел на мальчика, дружелюбно улыбавшегося и протягивающего ему руку. Дети - цветы жизни?! Арнольд шокированно посмотрел на мальчишку. Ворье одно растет! Работы им нету, школа одна и та дохлая, так им не хватает хлеба и зрелищ. На его лице играла трудновоспроизводимая гамма эмоций, которую он даже и не пытался скрыть. В душе зародилось желание просто дезинтегрировать негодника взглядом. Мой дом - уже чистят?! Он посмотрел на добродушное и открытое личико паренька. Как-то его лик не вязался с представлениями Похмельного о малолетних преступниках. Но факт налицо! Просто поразительно!
Он пропустил мимо ушей многие его замечания, в том числе и о сестре, о всяких подробностях, о порошочках, настолько он был шокирован услышанным: ...Он сказал, что наконец-то подкараулил хозяина лаборатории, того как раз щас дома нет, и пошёл за колбами... С ума сойти! Невероятно! Он снова опустил взгляд на мальчика. Пора действовать. Быстро и решительно.
- Ну что ж, Чарли, - сказал он максимально спокойно. - Приятно познакомиться. К твоему сожалению, смею отметить, что я и есть тот самый хозяин лаборатории. И зовут меня Арнольд Похмельной. - Он крепко взял паренька за руку и потряс ее. Но не выпустил, а притянул его поближе, чуть наклонился и заглянул в лицо. - Теперь, мой юный друг, я тебя не отпущу. Ты меня отведешь кратчайшим путем к моему дому - той самой лаборатории, иначе попасть к Паркеру, арестовывателю, как ты выразился, тебе покажется верхом блаженства. Ты же знаешь, что этот человек, то есть я, страшный доктор, ужасно мучающий детей, вероятно слыхал истории обо мне. А таких несносных детей я просто ем заживо. Ну так вот и думай, куда ты вляпался.
Он выпрямился и, крепко, можно сказать, даже до болезненности сжал руку мальчика. Чтобы не убежал. Если смоется, то я его никак не догоню. А так хоть подозреваемый будет, будет с чем к Паркеру обратиться.
- Идем, милый юноша, скорее. Времени мало, надеюсь, замки выдержат напор ворья. Идем быстро и без глупостей - видишь трость? - буду бить сильно и больно. Если все будет в порядке, отпущу, а если нет, то...
Он многозначительно замолчал и уверенным и быстрым шагом отправился по улице, волоча упирающегося Чарли. Нехорошо, конечно, получилось, но вот лишиться нажитого непосильным трудом в угоду забав детворы ну очень не хочется...
Только бы не упустить негодяя! Эта мысль вертелась в голове Арнольда...

-------->>>>>> Улица Кожевенного района -------------->>>>>>>>>>

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-07-04 19:22:35)

+1

68

>>>ночлежка Агнес

Мальчик с удивлением наблюдал, как меняется лицо незнакомца. «А чего я такого-то сказал?» - Чарли попытался вспомнить всё, что успел наговорить мужчине, но совершенно ничего, по его мнению, не отличалось особо интересными фактами.
Мужчина тоже представился, и глаза мальчугана полезли на лоб от удивления. «Шабнак меня раздери!», мысленно выругался мальчик.
-Дяденька, а я-то тут причём? – испуганно спросил Чарли, пытаясь высвободить свою руку из  цепкой хватки Похмельного. «Ну, говорила же мне мама, что нельзя много болтать, тем более с незнакомцами!» Мальчик скорчился от боли, уж слишком сильно мужчина сжал детскую ручку, тем более что кулак всё ещё саднило от недавней драки. – Я-то вам что сделал?  Я ведь только Шабнак поджидал, мне до ваших колб дела нет! – Чарли упирался изо всех сил, но, естественно, что Арнольд был сильней. «Ну, хоть не за ухо волочёт, и то радует», мрачно подумал мальчишка, продолжая упираться.
От упоминании о трости у Картера побежали мурашки по спине. «У-у-у, чертяка!»
- Ладно-ладно! Отпустите! Сам пойду. И тропой короткой выведу. – Поняв, что сопротивление бесполезно, мальчик насупился и пошёл добровольно. Рука, взятая в плен Похмельным, противно ныла, да ещё мужчина дёргал её постоянно. – Ай-яй-яй! Тятька, ну больно же! –Чарли выпятил нижнюю губу. Было обидно, вон он, какой большой, что же десятилетний пацан сможет ему сделать, а мужчина этим и пользуется. «Ничего боле ему не скажу, доведу до его дома, пущай дальше сами разбираются».
Чарли попытался припомнить самый кратчайший путь до старого дома Похмельного. «Ну, сначала нужно выйти дорогу, там до Горхона через подворотни… Главное на солдатню не нарваться, хотя, чего это я? Лучше бы нарваться, вот этому чёрту веселья-то будет.» - Губы мальчика растянулись в ухмылке, как только он представил, что Арнольда ловят за тем, как он куда-то тащит мальчишку.
Всю дорогу Чарли молчал и разглядывал Похмельного. Обида потихоньку утихомирилась, но начинать разговор первым мальчик не мог из-за вредности. Огибая ветхие заборы, двоедушник наконец вывел мужчину на главную дорогу. Сторожка людоедки стояла обособлено от остальных домов, и идти от неё было дольше всего. «Сейчас лучше придерживаться тени, а то Ноткин говорил, что по ночам Грифовы приспешники шляться начали. Вот уж с кем, с кем. А с ними сейчас лучше не встречаться.» - Вполне логично рассуждал Чарли, заведя Похмельного в тень. Всё-таки, в случае чего мальчуган сумеет быстро удрать, не в первой,  а вот за мужчину он почему-то беспокоился. Хоть Арнольд и казался грозным, Чарли почему-то таковым его не считал.
- Дядь, а вы ведь не такой злой, как кажитесь. – Лукаво сказал Картер, наплевав на сою обиду.

+2

69

>>>>>>> ночлежка Агнес >>>>>>>>

Паренек был более чем удивлен реакцией Арнольда. Особенно когда услышал радостную новость о том, что ему предстоит замечательное путешествие в компании с Арнольдом до его дома. Его глаза округлились, в них ясно читался испуг. Личико скривилось в гримасе боли, когда мужчина схватил паренька за руку.
... - Я-то вам что сделал?  Я ведь только Шабнак поджидал, мне до ваших колб дела нет! - дрожащим голосом обратился к нему малыш, вырываясь из рук. Арнольд не отпускал, и все сильнее сжимал хватку.
- Ну, по сути, ты, может, и ни при чем, но ведь мне нужен хоть кто-то, на кого свалить вину, - честно признался Похмельной. По зрелом размышлении, приблизительно, через пару минут пути, он таки пришел к выводу, что мальчишка собственно и не имеет особого отношения к взломщикам. Но отпускать было бы еще большей глупостью. - Будешь как свидетель в случае чего. И не надо вырываться, говорю тебе. Иди смирно! - и погрозил тростью.
- Ладно-ладно! Отпустите! Сам пойду. И тропой короткой выведу, – и как будто присмирнел. Ага, знаем мы таких. Сначала тихий-тихий, а потом шасть в какую-нибудь дыру в заборе и поминай как знали, подумал Арнольд, а ты потом сиди и считай убытки. Придешь к Паркеру - "Малышня обокрала!", так на смех подымет. Арнольду вдруг вспомнилось его собственное детство. Даже усмехнулся себе в бороду украдкой, когда вспомнил, как сам лазил воровать яблоки в помещецкий сад с друзьями. Тогда он еще в деревне жил, и жили семьей небогато - сколько в дом может принести сельской священник да домохозяйка? - так что вынести хоть что-то полезное от барина было просто делом чести. Как-то раз они попались старенькому сторожу на глаза. Все разбежались, вот только юный Арнольд зацепился штаниной за забор. Так что сторож, хоть и старикан, но оказался прытким (как будто раньше в армии был, а ныне в увольнении). Ох и досталось тогда ему лозины, ох и досталось же... Да, лозина оказалась очень действенным аргументом, успокаивала пытливый и несгибаемую мальчишескую волю на "Ура!". Пришлось покориться. Но когда дед повел было его к своей будке, Арнольд заметил, что тот ослабил хватку, и успел выскользнуть... Да, было время... Полумечтательная улыбка сползла с его лица, когда малыш, ведомый им, особенно громко зашипел от боли.
– Ай-яй-яй! Тятька, ну больно же! - тихо вскрикнул он.
Ну-ну, успокойся, сказал про себя Арнольд, ну-ну. Но хватку немножко ослабил.
Сначала они вышли на какую-то дорогу, как бы на центральную, потом они резко зашли в какой-то ничем не приметный дворик, обогнули свалку, вышли к старенькому заборчику, местами дырявому. Далее малыш подвел его к довольно крупной дыре в заборе и кивнул туда, иди, мол. Похмельной было недоверчиво глянул, но все же решился и залез туда, затащив далее туда паренька. Они вышли на какой-то пустырь между домами, вдалеке виднелась калиточка, а сбоку было развешано выстиранное белье на просушку. Нашли место для сушки, усмехнулся Похмельной. Малыш отправился прямехонько в ту самую калитку. Только бы местные не встретились, вдруг подумал Арнольд. Увидят, что в малыша вцепился - на части раздерут, а потом уже подумают о потенциальной причине. А потом, разобравшись, еще и сожгут к чертям собачьим... У него похолодело в груди. Хорошо, хоть на улице было темно, и там, где они шли, не было фонарей. Свет, падающий из некоторых окон, был слишком слаб, чтоб осветить достаточно местность, а потому идя тихо - а они шли тихо, даже подозрительно тихо - заметить их было бы нелегко.
Двигались они все какими-то закоулками, темными подворотнями. Тут даже днем страшновато ходить, вонь, антисанитария! скривился Арнольд от отвращения.
- Дядь, а вы ведь не такой злой, как кажитесь, - вдруг сказал Чарли, когда они вроде бы вышли на подозрительно знакомую улицу. Условно, ее можно было в некоторой степени принять за магистральную. Не очень далеко отсюда располагался особняк Паркеров. Кстати, и охранка тоже могла быть неподалеку. Вот бы на них не нарваться! Куда это ты меня ведешь, негодяй?! Ан нет, свернули в очередной переулок. Они уже где-то относительно недалеко от края района. Не так уж и далеко осталось идти до дома. Неужели не обманывает? удивился Арнольд. Странно.
- Пацан, ты меня куда ведешь-то? - не выдержал Арнольд, когда они полезли снова в какой-то дворик между бедными домами работников Термитника. Он чуть было не споткнулся о груду какой-то рухляди возле вонючей кучи мусора. Мерзость! - Кручу-верчу запутать хочу, да? - Только бы не надурил.
- Парень, в данной ситуации я не просто злой, я чертовски злой. Дьявольски! - продолжил он относительно спокойным голосом, хотя и было видно, что это спокойствие ненатурально. - Молись, чтоб ты ошибся и с твоими приятелями произошло нечто такое, что не дало бы им возможности совершить задуманное. И учти, твой номер сейчас не прокатит, зубы мне не заговоришь! - Арнольд сходу попытался пресечь попытку, как он понял, усыпления внимания. Как будто, малыш даже обиделся, насупился и снова замолчал. Ну-ну.
Они шли далее мимо очередного забора. Вдруг оттуда послышался угрожающий рокот. Арнольд от неожиданности остановился и замер в нерешительности. Рокот резко сменился на мощный собачий лай. Лаяла крупная собака, скорее всего сторожевая. Похмельной вздрогнул и немного побледнел от неожиданности, попятившись от забора.
- Тише-тиш... - неуверенно промямлил он собаке (хотя она явно его просьбу не восприняла, и продолжила лаять с той же силой). Кровь отлила от лица, и, как обычно говорят, плавно переместилась в сторону пяток. Он начал было оседать, думая, что она щас проломит забор и выскочит на него, но оперся на трость и так и продолжил стоять, едва держась на ногах от испуга. Как от него еще не сбежал мальчик, он так и не понял.
Тем временем яростный лай одной собаки дополнился подбрехиванием нескольких псов в соседних дворах. Первый пес понемногу утихомирился и переключил свое внимание на переругивание с другими псами. Это как-то привело в чувство Арнольда.
- Так, - Чарли, да? - помедленнее. Сбавляем темп, - насилу выговорил он, вытираясь от испарины выступившей на лоб. Черт бы побрал этих поганых животных! - Ох... - сердце бешенно колотилось в груди. Ничего.
- Кстати, а где это ты тут Шабнак надыбал? Это ж типа местное суеверие какое-то, как смерть с косой, так тут эта костяная нога или как там ее называют... Это ж выдумка! - внезапно Арнольд вспомнил про то, что в самом начале беседы малой ему сказал, что поджидал кого-то.
Он чуть-чуть остановился, отдышался, и, не дождавшись ответа на первый вопрос, продолжил спрашивать:
- И про какие такие порошочки ты меня спрашивал?

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-07-06 18:49:47)

+2

70

В глухой темноте раздался сухой звук зажигающейся спички, и на столе вновь воцарилась лучина, медленно разгоняющая тьму. Именно сейчас его внутренние часы отмерили 120 секунд, и он был полностью готов выбрать то, что уже предрешено судьбой и вечностью. Правда в последнее он всегда отрицал, ибо перед Неумолимым даже Уклад занесёт песком.
Сложно представить, как Бурах умудрялся сочетать в себе мощнейший пессимизм и непреодолимую тягу к действию, вероятно, он и сам недоумевал, в тайне от разума.
Он принял у Агнесс из рук кружку и быстро влил себе в глотку, не рассмаковывая напиток, который мог оказаться: горячим чаем или холодной кислотой – и произнёс громко:
- ДА, Я МЕНХУ! - И аккуратно поставил кружищу на стол.

Отредактировано Adrian Burah (2010-07-08 15:56:31)

0

71

>>>>>Улица   
К дому Агнес он уже почти бежал. Ужас происходящего накрывал его с головой. «Господи! Весь, весь город принимает антибиотики годами, молоко где только не используют, сыр, масло, пахта для кожи, кофе… Боже! Дети, женщины, взрослые и старики, все поголовно получали ежедневно порцию лекарств! Может Исидор догадался? Недаром он вызвал Адриана ещё до песчанки. Но было поздно, и он не успел?» Рубин уже не разбирал дороги, его гнал ужас, ужас, что выхода нет. «Господи! Турох! Или как вас там? Кто угодно, Дьявол! Спасите людей!» Он буквально взлетел на крыльцо, не заметив ступеней, и уже занёс руку, что бы постучать, но внезапно её опустил. Ему стало стыдно, он не знал что ответить, если его спросят – кто виноват? Давид знал кто, но как об этом сказать?
Врач стоял на крыльце, как недавно стоял здесь Бурах. У дверей, ведущих в никуда.
Рубин глубоко вздохнул и постучал.

0

72

«Ох, ну и чего же так орать, - ей на секунду показалось, что она оглохла, - от радости что ли?» Девушка заглянула на дно кружки поставленной Бурахом. « До дна, какой хороший мальчик!» Она удовлетворённо хмыкнула и насмешливо посмотрела на Адриана.  «Никто не смеет угрожать дочери Земли! Никто!» Заветная трава, добавленная ему в отвар, окажет своё действие к утру. «Тебя заботили мои внутренности, придётся позаботиться о своих!» Удивительным свойством травы было то, что его слабительное действие остановить нельзя было ничем, разве что ампутацией кишечника. Диарея сама сходила на нет через сутки, но за это время принявший травку в любом виде, становился постоянным гостем клозета. Степняки послабляли ей животных. «То, что ты менху не даёт тебе право оскорблять дочь Земли, рождённую матерью Бодхо! Это звание вообще не даёт права поступать низко, запугивать или испытывать гордыню. Урок Степи номер один – за всё надо платить!» – Кларк знала это на собственном опыте: гордыня до добра не доводит.
     Фитилёк в керосинке слегка коптил, ведь горючая жидкость в нём была не самого высшего качества. Агнес продолжила ритуал. Она взяла руки Адриана и, поклонившись, прикоснулась к кистям рук лбом. Грудная вибрация передавалась её рукам, звук очень низкой частоты, казалось, заполнил пространство кухни.  Степь ликовала, её сын вернулся домой. Мать Бодхо слышала его заявление и приняла своего сына. Её песня стала сильнее, в ней появились стальные ноты. Ладони гаруспика были горячими или кожа Агнес была слишком холодна, но ей показалось, что она прижалась головой к печке. Дух Земли отняла лицо от рук Бураха и, глядя ему в глаза, произнесла:
- Я дочь Земли, я часть Уклада, я Агн-эск-арк! Я имею Право данное мне наследием знаний!- Агни кожей чувствовала присутствие древних, - Право признать наследного менху! Я признаю тебя - Адриан Бурах, наследником древнего рода Бурахов – Знающим линии! – её голос набирал силу, зрачки расширились и практически заполнили всю радужку, -  И признаю твоё право на  Рог Боса Примигениуса. Когда придёт время, я вплету твою душу в песню Степи или ты откроешь моё тело и отдашь Земле по обычаям детей Бодхо. Ты принадлежишь Укладу, и Уклад принадлежит тебе! Отныне каждый степняк узнает о новом хозя…
  Стук в дверь не дал ей закончить.

Отредактировано Agnes Clark (2010-07-09 00:36:16)

0

73

Мальчик ошалело открыл рот, выслушав причину, почему его сейчас насильно тащат по улице. «Ну и кто из нас ребёнок? Надо же, нашёл себе крайнего.  Да если бы не я, он так бы и не узнал, что твориться у него дома», - мальчик обиженно фыркнул, но предпочёл промолчать, дабы не разозлить мужчину. Тому, кстати, явно не нравился путь, которым проводил его Чарли. «Ну, а что поделать? Сам попросил кротчайший, вот теперь пущай ползает. Тем более он и так уже весь увячкался».
У Чарли опять зачесался нос, но стоило лишь мальчику шевельнуть рукой, как Похмельной резко одёрнул его, мол любое движение равносильно попытке к бегству. Другой рукой мальчишка придерживал ранец, что бы тот не свалился с плеча, так что парню не оставалось ничего, кроме как чихнуть.  «Ну, блин, простуды мне ещё не хватало…» - обречённо подумал он, морща нос.
- Куда просили, туда и веду. Коль не нравится, что подворотнями, можем выйти и на главную дорогу, да только не думаю, что у вас есть желание драться с Грифовыми убивцами, а их сейчас знаете сколько вывалило на улицу? – Чарли всё-таки отпустил лямку ранца и ребром ладони прочертил полосу у себя над головой, - у-у-у-у, выше крыши. -  Торжественно закончил парень и ели-ели успел подхватить свой ранец, что бы тот не упал в грязь. – Да и вообще, я честный мужчина! Коли сказал доведу, значит доведу, врать и обманывать не мой удел. – Гордо заявил Чарли и ещё раз шмыгнул носом, как бы подтверждая свою серьёзность.
Пейзаж, окружающий странную парочку,  не менялся уже долгое время: грязные подворотни, расшатанные и сгнившие в некоторых местах заборы, да редко горящие жёлтым светом окна в небогатых домах.  Час был поздний, и тем более тёмный. «И чё людям не спится? Моя бы воля, давно бы уже лежал в своей кровати, да слушал голос сестры.» Чарли глубоко вздохнул, он уже и сам был не рад, что согласился торчать эту ночь у дома Агнес. При мыслях о сестре сердце мальчугана невольно вздрогнуло. Их дом сейчас в эпицентре болезни, нужно было спасать любимую сестру, а вместо этого он прогуливался с Похмельным, да ещё и за ручку.  От мыслей о сестре мальчика отвлёк собачий  лай. «Ну да, коли не головорезы, то бешеные псы..»,  мрачно подумал мальчуган и посмотрел на Арнольда, тот настолько отвлёкся собакой, что даже забыл крепко сжимать руку своего пленника, чем не преминул воспользоваться Картер и резко выдернул свою конечность из рук Похмельного. «Так-то лучше будет, я же всё равно сбегать не собираюсь». Чарли быстро засунул руку в карман брюк и достал рогатку, своё единственное оружие. «Ежели собака вырвется, то можно попытаться отбиться». Он уже даже нагнулся к земле, дабы поискать подходящие камни, и в этот момент залаяли другие собаки. Пары мгновений Чарли хватило, что бы догадаться, что сейчас «милые» сторожевые пёсики начнут перелаиваться друг с другом, и что лучше бы им слинять по-быстрому.
-Уф.. А страшновато было, да? – хриплым голосом обратился мальчик к Похмельному, когда они отошли от разъяренных собак. «А хозяева-то даже и не вышли посмотреть от чего их животные разлаялись. Во как болезни боятся.»  - Помедленней, так помедленней, да только не забывайте, что там Спичка налёт на ваш дом совершает. – Напомнил Чарли, но шаг сбавил.
«Ба!  Чёй-то он про Шабнак вдруг заговорил?»
- Вот сразу видно, что Вы нездешний. Мы с семьёй тоже совсем недавно переехали, всего-то пять лет назад. Да только я, наверное, один свыкся со здешними традициями. Маме с папой не до этого было, а Мина, сестра моя, слишком взрослая и упрямая, что бы верить в столь простые вещи. А Шабнак, она есть, конечно же! Мне Ноткин сказал, что это именно она утащила моих родителей год назад. Да и сейчас… болезнь-то, это же её рук дело. А вот как только мы её выловим, так всё и прекратится. Мы же двоедушники. – Гордо закончил Чарли и провёл рукавом пальтишки по кончику носа.
- А с порошочками всё ещё проще. Они – единственное, что лечит от песчанки, но у нас их совсем мало осталось, вот я и спрашивал, сможете ли сделать такой же, если изучите тот, что есть у меня? –  Чарли посмотрел на своего спутника,  и одел, наконец, свой ранец на оба плеча, что бы тот не сваливался.

Дом Похмельного>>>

Отредактировано Charlie Carter (2010-07-27 22:27:27)

0

74

Charlie Carter
Ах ты ж негодяй какой! Арнольд удивленно посмотрел на пустую руку, в которой некогда был юнец, и на того самого юнца, который ныне переместился на метра полтора в сторону, хотя и продолжал пока идти вместе с ним. Да, мрачно подумал Арнольд, теперь хрен догонишь. Он растерянно посмотрел на паренька. Убежит, не догоню... Чертовы псы! Ведь сколько раз убеждал себя - не бойся их! и все равно без толку. А парень, как Арнольд его про Шабнак спросил, враз оживился:
- Вот сразу видно, что Вы нездешний. Мы с семьёй тоже совсем недавно переехали, всего-то пять лет назад. Да только я, наверное, один свыкся со здешними традициями. Маме с папой не до этого было, а Мина, сестра моя, слишком взрослая и упрямая, что бы верить в столь простые вещи. А Шабнак, она есть, конечно же! Мне Ноткин сказал, что это именно она утащила моих родителей год назад. Да и сейчас… болезнь-то, это же её рук дело. А вот как только мы её выловим, так всё и прекратится. Мы же двоедушники. - не без гордости заявил малыш.
Арнольд хмыкнул. Занятно, занятно. То есть он хочет выследить эту самую Шабнак. Отличная затея.
- А чего-й то ты Шабнак высматривал в Кожевенном. Ты ж там не просто так ошивался, именно возле определенных домов? - он спросил у мальчика, вспомнив, как тот выпрыгнул на него, Арнольда, с рогаткой наперевес, не столько перепугав, сколько удивив. - И, кстати, не те ли это порошочки, что в свое время отравили нескольких детей? - его брови поползли наверх при упоминании о целебной силе таинственных ядовитых смесей.
Тем временем они прошли очередной коттедж, и заборы закончились, уступив место пустырю, с колышущимися на ветру травами. Этот Кожевенный район был просто ужасен, как и практически все остальные в этом городе. Ага, вот тут, вроде, находится ангар для телег и прочих транспортных приспособлений... Значит, поблизости мастерские дубильщиков кожи... а также и его дом! Осознание этого факта обрадовала Арнольда настолько, что он даже прибавил было шаг. Уф! вздохнул он, Уже почти! Чуть далее должны идти мощности местной дубильных промыслов. Во время активной работы они наводняли весь этот берег ужасным, всепроникающим зловонием, долетающим даже до отдаленного от основных строений Кожевенного домика Арнольда… Впереди показалась череда унылых и мрачных кирпичных двух- или трехэтажных развалин, которые по хорошему следовало бы снести к едрене фене и построить нормальные дома. Хадсоны и Кейны вполне могут позволить себе выделить энную сумму на постройку нормального жилья для рабочих. Антисанитария, конечно, ужасная. Они прошли мимо очередного скопления мусорных баков. Обильно нагруженные содержимым неприглядного вида, они довольно четко показывали, что муниципальные власти явно заняты не совсем тем, чем следовало бы. И вовсе-то не удивительно, что эта самая Песчанка тут появилась! Скорее удивительно, где же она до этого пряталась! Подумал Арнольд. Бессистемно застроенные, налепленные один на другого, каменные строения мешались с насквозь прогнившими деревянными домишками, огороженными такими же старыми и зачастую дырявыми заборчиками.
- Мерзость! – воскликнул он, отпрыгивая от внезапно выскочившей из груды мусора пары крыс. Фонарь жалобно скрипнул, качаясь, от налетевшего порыва ветра. Неверный свет фонаря, налетевшие откуда-то заряд мороси, особенно сильно подчеркнули момент.
- Сделать такой же? Кхм, - удивленно кашлянул Арнольд. Удивительная, презанятнейшая  тут молодежь, что ни говори. - Парень, насколько я знаю, то вы там одному Богу известно чего намешали. Конечно же я не смогу такую же бурду соорудить! И тебе советую не баловаться, а то печень у тебя не казенная, - назидательно сказал Арнольд.
После некоторого молчания Арнольд добавил:
- И вообще, я весьма сомневаюсь в их хоть какой бы то ни было ценности. Играться во врачей это хорошо, но надо знать меру,- он взглянул на паренька несколько сочувственно, но требовать выдачи яда не стал. Взрослый мужчина, так пусть. Тогда понятно, что они хотят найти в моем доме. Надеюсь, что замки их остановят.
- Кстати... - он хотел было спросить о том, почему Чарли помагает Арнольду, но осекся. Вопрос-то глупый! И кроме того...
...На горизонте в свете фонаря в конце улицы показало два силуэта. Арнольд остановился и пошарив рукой в воздухе, сумел нащупать рюкзак Чарли и судорожно потянул на себя. Вот так-так! Кто б это мог быть? Арнольд прищурился, даже свободной рукой, в которой была трость, оттянул угол глаза в надежде разглядеть людей. Но куда там! Они стояли под фонарем, не очень далеко впереди, возле безобразной громады каменного дома, и как будто беседовали. Похмельной мог возбудить в них нешуточный интерес к своей персоне.
Уйти в тень! Промелькнуло в голове…

>>>>>>> Дом Арнольда Похмельного>>>>>>>

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-07-30 19:36:42)

+1

75

За последнюю неделю в желудке успели побывать: потроха крыс, просроченные таблетки, кора дерева, все возможные степные травы, перемолотый зубами кофе, и даже заплесневелый хлеб - учитывая сомнительную полезность адриановского рациона, напиток, предложенный Агнес, можно было, по крайней мере, назвать нажористым... и профилактическим.
Пользуясь тем от его требовалось лишь сложное выражение лица и стеклянный взгляд, в то время, как Кларк делает пассы руками и убаюкивающе бормочет, Гаруспик глубоко вздремнул. Однако уже через пару коротких мгновений, золотое сияние и медный звон прервались, и он вновь вернулся в реальность.
Кухня, окружавшая его, была погружена во мрак и безжизненную сырость, которая настигает дома обделённых дыханием живого человека. Ведь хозяйку, пригвождённую маской исполнителя к полу, уже трудно было уличить в принадлежности к миру живых, в силу неимоверно тяжёлых увечий и трупного окоченения. Подняв взгляд Бурах заметил два отпечатка ладоней запечатлевшихся на оконном стекле следами засохшей крови. Позже он внимательно всмотрелся в темноту: стены были украшены десятками кровавых отметин оставленных детскими ладошками, а также начертанных пальцами символов.
И прежде чем он осознал, что самого Гаруспика уже не осталось, а вокруг гниющей, посреди степи, ночлежки, стоят, в метре друг от друга, тысячи трагиков, как в мёртвой тишине раздался отчаянный стук в дверь, заставивший прийти в себя.
Настоящее встретило повседневным безразличием, а также немного оторопевшей хранительницы, явно недовольной прерыванием ритуала, что было явно заметно по обкусанным ногтям, болезненно впившихся в его руки.

+2

76

Ветер порывами задувал ему в спину, будто прижимая Давида к дверям. Мужчина точно знал, что в доме кто-то есть. В окне тускло мерцал огонёк. До Рубина, из-за закрытых дверей донёсся звук, удивительно напоминающий тот, что издавал Исидор, когда делал операции. Врач удивленно замер, казалось, пространство сыграло плохую шутку, раздвинув свои границы. Его сознание будто переступило какой-то рубеж, словно он увидел что-то запретное, что ему видеть не полагалось. Рубин почувствовал себя ребёнком, случайно попавшим в комнату, где рожает его мать. Ему было страшно и интересно, и стыдно, и хотелось плакать. Он невольно сделал несколько шагов назад. Внезапно ветер швырнул в лицо мужчины добрую порцию влаги. Давид вздрогнул и пришёл в себя. Рубину казалось, что на него вылили ушат холодной воды.  Он подскочил к дверям и решительно постучал. Выждав несколько мгновений, Давид громко прокричал:
-Кларк открой, иначе я вышибу эти чёртовы двери!

0

77

Молодой бычок резво скакал по зелёной траве, он наклонял голову пытаясь боднуть высокий стебель белой плети, но тот гибко откланялся и хлёстко бил упрямца по носу. Бычок подскакивал и повторял попытку. Внезапно нечто блестящее, отражая миллиарды огней, воткнулось ему в рёбра. Телёнок со всего размаху ударился о землю, он беспомощно скрёб ножками по земле и издавал протяжное мычание полное удивления и боли. Под его левой лопаткой расцветала хрустальная роза. Её лепестки распускались, становясь всё больше и больше, а из места, куда воткнулся стебель, упругими толчками, изливалась кровь. По полю к лежащему бычку бежали дети, мальчик и девочка. Мальчик всё время останавливался и смотрел куда-то в другую сторону, девочка пыталась изо всех сил тянуть его за руку, но сил не хватало. Бычок хрипел, и кровавая пена капала сего морды на землю.
Огонёк, отражаясь с лепестка смертельной розы, ярким светом залил всё вокруг.
        Когда свет рассеялся. Дети были уже рядом с бычком, но что-то ужасное происходило с его телом, под его шкурой будто что-то перекатывалось, кожа натягивалась и грозила вот-вот лопнуть. Девочка прикоснулась к розе и попыталась достать её, но та прочно застряла в теле. Тогда малышка схватила цветок двумя руками и изо всех сил стала тянуть. Острые шипы безжалостно впились в детские ладошки, раздирая их плоть. Она посмотрела на стоящего рядом паренька и, умаляя, выкрикнула:
- Ну же, помоги! Пожалуйста! Мальчик вроде начал тянуться к ней и в этот момент шкура на голове телёнка лопнула и через смрадную и отвратительную жижу, вытекающую из рванины, высунулась чёрная оскаленная морда.… У морды не было одного глаза. Девочка завизжала. Свет померк… 
…И вновь стало светло.
- ..ин. Ритуал был прерван. Кларк ошалело смотрела на свои судорожно сжатые пальцы. Её ногти глубоко врезались в кожу Гаруспика. Агнес узнала детей – юный Адриан и маленькая Агни. Тоска залила её сердце. Она через силу разжала руки. Обречённо и без надежды в голосе Девушка промолвила:
- Мы продолжим позже, ритуал должен быть закончен. Степь должна видеть твою работу, ты не можешь ошибиться.
В дверь снова настойчиво постучали. Из-за неё донеслось:
-Кларк открой, иначе я вышибу эти чёртовы двери!
Она, пошатываясь, двинулась открывать. Идя по коридору, Агнес почувствовала, что её ладони нестерпимо болят, девушка посмотрела на них – в нескольких местах они были проткнуты чем-то острым и в ранках виднелись бусинки крови. Кларк сжала зубы и яростно распахнула дверь. На пороге стоял растрепанный Рубин.
- Вспомнил собаку, хватай палку! – Да, эта девушка в гроб ляжет, а ногой дрыгнет. Даже сейчас, в накатывающей безнадёжности, она не могла не плюнуть ядом. – Проходи, коль пришёл.
Агнес отошла в сторону, пропуская его внутрь.

+2

78

Пока он сжимал и разжимал кулаки, в прихожей раздалось коронное приветствие Агнес, направленное, судя по всему, к Рубину.
Скажешь с порога хоть слово об отце и твоя кровь, Рубин, в обратном направлении циркулировать начнёт. Мрачно подумал Гаруспкик услышав приближающиеся шаги. Он медленно повернулся, на всякий случай сложив руки за спиной, дабы не было видно хлещущей крови.
- Ты по делу какому срочному зашёл или тоже чай с травами отпочевать решил? - Мысли он оставил при себе, решив сохранить каплю доброжелательности, впрочем, раздражённость в голосе скрыть не смог, так как умение Давида нагрянуть когда не ждали порядком бесило.
Адриан ответил голосу в своем разуме:
зато быстро ответил, не создавая очередь. Конечно можно нарастить объем сообщения шизофреническим монологом на тему... воображаемого расчленения Рубина, расфасовки в чёрные мешки, с последующим закапыванием в четырех разных местах города. Чтобы неповадно было. Однако пусть это событие останется кратким и, по многословности, невинным. А закопать всегда успеем. (ваш Адриан)

Если Вам еще раз захочется высказаться по поводу правил нашего форума - для этого есть специальная тема. Вашу "тонкую", правда совершенно неуместную иронию впредь прошу оставлять при себе или высказывать мне посредством личного сообщения. Больше здесь она никому не интересна.
А пока выношу Вам замечание. И надеюсь что впредь Вы воздержитесь от бессмысленных комментариев.
(С уважением. Ваш Исполнитель.)

Отредактировано Adrian Burah (2010-07-19 01:24:32)

0

79

« Я всё равно попаду туда». Рубин уже решил действительно сломать дверь, как та распахнулась.
- Вспомнил собаку, хватай палку! Проходи, коль пришёл. - Агнес отошла в сторону, пропуская его внутрь. Он ожидал всего - отборной ругани, ядовитых слов и даже чего-нибудь выплеснутого в лицо, и её первая фраза оправдывала его ожидания, но вторая заставила врача удивиться. Рубин думал, что ему придётся доказывать, угрожать и даже применить силу, но она вот так вот запросто впустила его. Давид впервые был в доме Агнес, особой надобности в этом не было, а когда такова появилась, его даже на порог не пустили. Рубин никак не мог понять, откуда к нему столько злобы, ведь он видел Агнес, раньше, еще, совсем ребёнком, и та не была настолько гадкой. Да, конечно девушка и тогда была не сахар, но хоть спиной поворачиваться к ней было не страшно, а сейчас гляди зазеваешься и нож в спину получишь. Рубин прошёл в дом.
Тёмный коридор в конце коего мерцал огонёк. Туда и пошёл врач. В помещении, напоминающем кухню, спиной к нему стоял крупный мужчина, Давид даже остановился в недоумении, он-то помнил, покинувшего их город, семнадцатилетнего, прыщавого юнца, и крепко сбитая, широкая спина ничем не напоминала юного Адриана. "Во, попал! А то она так запросто меня впустила!" Рубин решил, что у Агнес в гостях кто-то из постояльцев и девушка, таким образом, решила, наконец, привести свои угрозы, по поводу его смерти, в исполнение. Спина медленно поворачивалась. Давид сжал кулаки. «Ну что ж, им придется дорого заплатить за мою жизнь. Вот только скальпелёк, жаль дома оставил». Мужчина повернулся.
- Ты по делу, какому срочному зашёл или тоже чай с травами отпотчевать решил? - На Рубина, смотрел Адриан, сильно напоминающий Исидора в молодости. Давид вздохнул с облегчением.
- Адриан, малыш! Господи, как ты вырос. Рубин раскрыл объятья и шагнул к Бураху.

Отредактировано David Rubin (2010-07-18 22:35:57)

+3

80

Девушка сверлила Рубина взглядом. Похоже, тот был сильно удивлён. Ну, ещё бы, дай ей волю не то что бы ногИ, а и духа его здесь не было, да и не только здесь. «Проходи, проходи милок! Я уже подготовила почву!» Злорадствовала Кларк, помня о своём ехидстве про наследника. Давид, косясь на неё, зашёл, и она закрыла  дверь. Агнес сама не понимала, что с ней творилось. Когда она видела Рубина, нет, на неё не злость, не ненависть накатывали, у неё просто была обида, и высказать-то её девушка не могла, вот, и коробило людоедку, ещё бы, каждая встреча как ножом в сердце. В тёмном коридоре Агнес не видела лица Давида, но она и сейчас могла сказать, что он явно  спиной к ней повернулся неохотно. Агнес размышляла, почему Степь допустила прерывание ритуала, ведь если бы мать Бодхо пожелала, Рубин сюда бы не дошёл. У Земли есть немало способов остановить. Но, тем не менее, ритуал был прерван. Им. «Нет, всё с самого начала идёт не так!» Девушка посмотрела на свои проколотые ладошки - ранок не было. Она в растерянности поморгала глазами. "Вот ведь даже кровь размазана". Агнес, чуть не уткнулась в его спину. Рубин остановился на пороге кухни и разглядывал Адриана. «Какая-то странная встреча друзей с детства. Один кулаки сжимает, другой руки за спину прячет». 
- Ты по делу, какому срочному зашёл или тоже чай с травами отпотчевать решил?
  Уж Агнес видела, с какой мрачной «радостью» приветствовал Давида Гаруспик. Девушка с интересом наблюдала, что будет дальше.
- Адриан, малыш! Господи, как ты вырос. Рубин раскрыл объятья и шагнул к Бураху.
Вот здесь, Агнес не утерпела. Она засмеялась и вышла из-за спины Давида.
- Малыш! ох, не могу, малыш! – Агнес подошла к столу  и, повернувшись к обоим мужчинам, сказала:
- А ты Давид, лучше малышу-то, - она хохотнула, - расскажи, как ты за наследством его приходил, - Кларк положила руку на шкатулку, - да всё мне бумажкой какой-то в нос тыкал, говорил, что тебе Исидор завещание написал!
Кларк ехидно посмотрела на Бураха

Отредактировано Agnes Clark (2010-09-21 13:34:57)

+2

81

Город уже успел познакомить со своими жителями, одевающих, все как один, маску приветливости и дружелюбия, при виде его. Однако на пути ещё не повстречался ни один человек способный противостоять белым ниточкам страха и глупости, толкающих на безрассудные поступки. Эпидемия ещё толком и не началась, а он на днях чуть несколько раз не погиб от ядов сладких речей, и от дружеских объятий, с зажатыми между пальцев лезвиями. Что же на сей раз? Призовут к чувству долга, прикрывая плотоядную корысть? Или порекомендуют обвязать руки колючей проволокой в связи с невыносимой фармацевтической конкуренцией?
Пользуясь поразившим Рубина замешательством, после сказанного Агнес, Бурах отстранился, сделал пару шагов вправо, и решил пока не заострять внимания на последней фразе, ибо сбивчивые объяснения он всё равно не воспримет за правду, да и знать он должен, для начала, зачем его так упорно искали.
- Ты искал меня - и вот он я. Думаю не просто так на это свой час потратил, и видно, по вспотевшему лицу, не из праздного любопытства. Так что не томи, излогай по делу, времени в обрез.

Отредактировано Adrian Burah (2010-07-26 02:29:07)

0

82

«Ох, ты ж, сколопендра ядовитая!» Рубин опустил руки. – Меня всегда поражало, как вы с Исидором-то её выносите. Это ж, чёрт в юбке. По мне так давно разложил бы на лавке, да всыпал арапником. Рубин покачал головой.
Он видел, что Адриан не спешил  ему радоваться.  «Все-таки стервоза Агнес, не зря ядом брызгала. Не уж-то несколько гнилых слов могут разрушить то, что складывалось годами?» Рубину в это не верилось. Он и представить себе не мог, что тот, серьёзный и чуть наивный  паренёк, коего он однажды в кабак, к Твириновым Невестам водил (Исидор просил, ознакомить отрока и с этой стороной жизни, перед тем как в Столицу отправлять), стал угрюмым бирюком, не признающим  дружеских отношений. «Ладно, время покажет»
- Да уж, искал. Про наследство она, - Давид кивнул в сторону Агнес, - правду говорит, только выворачивает всё на изнанку. Исидор действительно оставил мне кое-что, я уже забрал это. И бумагу ей показывал эту, - он протянул Адриану записку полученную им у дома Исидора:

Трагик написал(а):

Давид, мальчик мой, возможно нам уже не придется увидеться. Я написал Адриану, но его все нет...
Все бумаги для тебя, и кое-какие вещи для сына я оставил у Агнес Кларк. Знаю, ты не в ладах с ней, но надежней места было не найти...
Забери их и дождись Адриана...вместе вы справитесь. Да благословит Вас мать Бодхо.
Исидор

Почерк, отца поди узнаешь? - Давид внимательно смотрел на Бураха. Он не собирался с ним разговаривать, пока между ними не будет доверия. Он привык доверять тем с кем находится рядом.

Отредактировано David Rubin (2010-07-26 18:54:17)

0

83

Адриан полностью её проигнорировал, ну почти. Вместо жарких объятий, Рубин получил взгляд исподлобья и пару шагов в сторону. Девушка самодовольно решила, что в этом есть и её, Агнес заслуга.
Рубин так же ни сказал ей  ни слова, кроме фразы брошенной Бураху.
-Что милок, женщин бить любишь? То-то я смотрю, в такие-то годы и не женат. Кларк щерилась ему в лицо. – А лгать, я никогда не лгу. Приходил, требовал и тыкал. Агнес сунула нос в протянутую Рубином бумажку. И точно почерк был Исидора. Когда Давид пришёл тогда за своими бумагами, Агнес только вернулась с кургана предков, где пела Степи свою скорбь, про смерть старого менху. Степь плакала тоже, её песнь  пронзительная и тоскливая вызывала боль. И не успела, Кларк в дом зайти, как за наследством Рубин прибежал. «Нетерпелось ему, подай и всё тут, тело Исидора не остыло ещё, а он уж примчался». Агнес не стала даже разбираться, швырнула ему бумажки, что Исидор передал и дверь захлопнула. Сейчас, увидев буквы, начертанные менху, девушка вздрогнула, её губы затряслись и она отвернулась. Свежа ещё была боль от потери.

Отредактировано Agnes Clark (2010-07-27 00:00:50)

0

84

Перед домом Похмельного, за забором отделявшим остальные дома от него, послышалась возня. Доска в заборе закачалась и отъехала в сторону, за ней, повторив тот же маневр, отошла и вторая. Из получившегося лаза показалась нога без обуви, с привязанной к ней подошвой. Осторожно ощупав землю, нога вылезла полностью, следом, показалась другая и тощий зад, в грязных, некогда бывших светлыми, брюках. Послышалось глухое сопение, и обладатель зада, оказавшийся пацаном лет восьми, полностью появился снаружи. Оставаясь стоять спиной к парочке, он громко зашептал в темноту лаза:
-Да, не пролезет здесь ящик, тут я-то еле протиснулся! - С той стороны забора ему донеслось.
- Давай либо боком, либо достань из него всё, ящик перекинем и обратно сложим.
Паренёк почесал кудрявую голову и стал что-то доставать из дыры в заборе, и складывать с этой стороны на землю. Приняв очередную порцию с той стороны, паренёк оглянулся и замер  полу присев. Он заметил стоящих недалеко Похмельного и Чарли. Его крик огласил округу.
- Атас! Монстря,  Картера зацапал! Кажись сдал нас кто! Валим!  С той стороны забора, что-то загремело, послышалась ругань и топот убегающих ног. Кудрявый, отошёл от столбняка и понесся прочь. В его руках, так и остались какие-то плоские, стеклянные баночки.
- Чарли, тикай! – крикнул он убегая.
>>>>Улица>>>>

0

85

<<<Улица

- Как чего? А где ж ей кроме как не у людоедки околачиваться? Спичка тогда говорил, что видал как к Агнес какие-то странные люди хаживали, так, небось, она и с Шабнак дружбу водит. – Чарли шмыгнул носом и осмотрелся: уже почти пришли, вот и пустырь. После него будет ещё пару рабочих зданий, а там уже и унылый забор, отделяющий дом Похмельного от остального мира. Только вот никогда этот заборик не был преградой местной детворе.
-А порошочки  да, те самые.. – тихо произнёс Чарли и поспешил добавить, - да только те дети сами виноваты, что ж незаражёнными-то было их хапать, вот и поплатились. Только если ты болен, можно съесть порошочек и не более одного, а они налетели не думая. Получили по заслугам. – Мальчик хмыкнул и ударил носком старенького ботинка по камню. Тот пролетел пару метров, волочась по земле, и плюхнулся в лужу так, что брызги полетели во все стороны.
Похмельной и Картер приближались к своей цели, как из мусорной кучи выскочила парочка жирных крыс. Мальчик отреагировал молниеносно, он опять выхватил свою рогатку и запустил одной крысе камень в голову. Та пискнула и упала замертво. А пока Чарли искал ещё один камень вторая крыса успела убежать.
- Вот шельма! – Огрызнулся мальчик и посмотрел на Похмельного, тот вдруг схватил его за рюкзак и притянул к себе, спрятав в тени. – Тятька, чёй это в.. – Дальше малец не договорил, заметив два силуэта. «Ох.. не уж то убивцы? Ну попали, ну беда! » Мальчик медленно огляделся.. «Та-а-а-ак… От мусорки мы ещё не далеко ушли, коль удастся прошмыгнуть, то уйдём невредимыми.» Чарли аккуратно нагнулся и поднял с земли какую-то ржавую, полусгнившую банку, всё таки в городе постоянно шли дожди, что способствовало быстрому разрушению вещей если за ними никто не следил. Выждав подходящий момент, мальчик бросил банку что было мочи в противоположную сторону, что бы отвлечь незнакомцев, кем бы они ни были. Мужчины резко обернулись на шум и почти полностью отвернулись от затаившейся парочки. Картер дёрнул Арнольда за рукав и, схватив за руку, повёл за мусорку.  Благополучно обогнув её он пустился на утёк, продолжая держать мужчину за руку.
-Тятька, уж постарайтесь, но не отставайте! – сказал мальчик, когда почувствовал, что Похмельного приходиться тянуть, но скорость всё же сбавил. Оббежав то место, где стаяли неизвестные мужчины Чарли больше решил не возвращаться на дорогу, уж слишком опасно.
-Уф-ф-ф-ф.. Хороша пробежка.. - парень остановился и отпустил Арнольда, опёрся руками о свои колени и начал хапать воздух ртом. После осмотрелся по сторонам – никто их не преследовал.
-Чёрт подери, раз это так весело, я готов вас всё время куда-нибудь провожать. – Чарли рассмеялся и выпрямился, - Всё, пора идти дальше, а не то на очередных головорезов нарвёмся. – Мальчик серьёзно посмотрел на мужчину и, поправив рюкзак, отправился дальше, внимательно смотря себе под ноги. Штаны были уже  жутко испачканы, [бли-и-и-и-ин, Мина мне голову оторвёт], потому падать из-за какой-нибудь палки и пачкать куртку совсем не хотелоь.
- Дядь, а порошки-то рабочие, между прочим, – как бы между делом заметил Картер,  -  У нас вот один двоедушник заболел.. Так мы ему этот порошочик. Уж думали не выживет наш Сашка, ан нет, животное его издохло, а он жив остался. Так что может чего гнусного там и намешано, да только лечат порошки от песчанки. - Мальчик умолк. Обычно он конечно трещал без умолку, но не в этот раз.
Вот наконец и показался забор, которым был огорожен дом Похмельного, но что-то было не так. Мальчик присмотрелся, и его челюсть медленно потянулась к земле. «Вот же прохвосты, куда столько нахапали?»
- Атас! Монстря,  Картера зацапал! Кажись сдал нас кто! Валим! – Ребятня их заметила и разбежалась в рассыпную, оставив всё на земле. Только один мальчик прихватил с собой трофей.
-О-о-о-о.. Дядь, Кудряшка у вас чё-та спёр.  Я обязательно вам верну! Если не сегодня, то завтра! – Чарли стремглав кинулся за Кудряшкой и компанией. Спички нигде не было видно, оно и к лучшему, а то долго пришлось бы объяснять, почему он сейчас не выслеживает Шабнак, хотя дети поняли всё по своему, да и удача была на стороне Чарли. Мальчик почти нагнал юного вора,  но тот был очень быстр, тем более ему почему-то не пришло в голову обернуться и посмотреть, кто за ним гонится, а потому Кудряшка упрямо считал, что это сам хозяин украденных вещей.

Улица>>>

+2

86

Где были его "друзья", когда за ним паровозиком бегали разъярённые горожане с бытовыми орудиями расчленения наперевес, а на стенах расклеяны (и местами до сих пор висящие) плакаты о весомом денежном вознаграждении за необязательно живое тело? Зато ныне количество друзей пропорционально растущим слухам о песчанке. "Держись подальше от тех, кто подаёт себя за друга или инстиктивно вызывает доверие, иначе интриги совьют на твоей шее петлю из добротной колючей проволоки" некогда услышал он от отца, однако понял смысл лишь сейчас, будучи уже взрослым человеком, узрев по истине монструозную машину управления марионетками. Почему же он должен кому-то доверять, коль звучат слова, шуршат бумаги, но невидно реальных действий?
- Вопрос: "Насколько этот почерк принадлежит моему отцу" - оставим наболее спокойное время, а раз уж поднял тему о бумагах, так вот и рассказывай теперь, что ты там вычитал и к каким выводам тебя это натолкнуло. Иначе бездействие наше станет причиной смерти многих невинных людей. - Адриан уже совсем не рад, что горлобесие до сих пор продолжается, а ничего путного за этот день не произошло.

0

87

Из них двоих только Агнес поинтересовалась той запиской, что он протянул. Девушка, чуть не с головой залезла в бумагу, и как-то сразу поникнув, отвернулась. « Ну, хоть помолчишь чуток»  Давид не совсем понимал, что происходит с Бурахом: этот волчий взгляд, это надменное - выкладывай… «Что же его так пнуло-то, если в каждом он ворога видит?»  Давид был в растерянности, это выводило его из себя. Он терпеть не мог быть в неизвестности.
-Ну, что ж, первая вспышка прошла быстро, я и оте.., - Рубин запнулся, затем продолжил  - и твой отец, с пеной у рта носились по городу, что бы прекратить распространение заразы. Тогда нам это удалось. Исидор выяснил, какие антибиотики наиболее эффективны. Так же тогда появились, так называемые, порошочки, они практически уничтожают все органы внутри, но от песчанки спасают. Нам не удалось исследовать ни одного порошка, хоть Исидор и был близок с детьми, но порошка добиться от них не смог. Песчанка… про неё сам читай, бумаги дам я тебе. 
Он раскрыл сумку и достал несколько свёрнутых листов и протянул их гаруспику.
- И ещё одно, - Давид отвёл глаза в сторону, чувствуя свою вину, - в прошлый раз, так получилось по моему недогляду, местные принялись антибиотики поедать. Во всё их кидают, в молоко, чтоб дольше не кисло, животину прикармливают, чтоб здоровей была, вот и подумай сам, что теперь будет. Рубин вопросительно посмотрел на Бураха.

Отредактировано David Rubin (2010-08-01 20:54:01)

0

88

>>>>>>>>Улица>>>>>

Арнольд открыл от удивления рот. Все произошло как по мановению волшебной палочки. Вот Чарли его, уже выдохшегося, аккуратно протащил мимо двух непонятно кого, уже подошли к заборчику за которым до дома осталось всего ничего, как... НЕТ! Негодяи! Малолетние мерзавцы!
- Атас! Монстря,  Картера зацапал! Кажись сдал нас кто! Валим! Чарли, тикай! - крикнул какой-то паренек с кучей баночек в руках и кинулся наутек, теряя баночки. За забором послышалась возня, чертыхания, звон о землю чего-то стеклянного, топотня.
Чарли прокричав что-то впопыхах - Арнольд так и не разобрал что именно - бросился туда же за первым пацаном.
- Сволочи. Вы меня таки обокрали! - до сознания дошло наконец, что вещи-то уходили именно его! - Стойте, негодяи! Немедленно верните мне что украли! - он иступленно крикнул то, что первым пришло в голову. Вообще-то глупо, но он уже этого не понимал. Он подбежал к дыре в заборе и увидел оставленные первым мальчиком, этим самым Кудряшкой, баночки.
Бикарбонат натрия, химически чистый. Сахароза, химически чистая. Щелочь натриевая. Хлорид кальция. Сульфат магния. Конканавалин А. А это что такое? А эти уже поинтереснее - это культуральные матрацы с ЭСК. На секунду Арнольд постоял в удивлении.
- Дураки, отдайте взятое! Немедленно! Глупцы, вы же не знаете как этим пользоваться! - прокричал Арнольд с некоторым облегчением. Судя по всему мальцы распатронили его шкаф с реактивами и опустошили его культуральную с термостатами да похватали первое попавшееся, чего много и что с названиями пострашнее. А там вещества как правило были представлены в основном кислотной или солевой природы - для приготовления сред и растворов. Едва ли из них порошочек получится, скорее отравятся насмерть. Вывод: учите матчасть! Но что именно они уволокли достоверно он, разумеется, не знал, а там могло быть что-то и взаправду ценное.
Первого вместе с Чарли уже не догнать, а вот тех, что за забором еще можно успеть схватить, хабара у них поболе будет, идти потяжелее.
До его дома осталось уже всего ничего, тут же находилось лишь несколько полуразвалившихся строений, снести или отремонтировать которые у местных гениальных властей ручки как-то не доходили. Тропа к его дому должна была огибать эти развалины и еще несколько жилых домов, что все вместе вообще-то было совсем не так уж и близко. Немудрено, что мерзавцы решили срезать себе дорожку. Забор был Арнольду всего чуть выше груди. Надо попробовать.
- И-эх! - выдохнул он и резко вскочил было на забор, но неуспешно. Со второй попытки он перевалился на територию этого двора и огляделся. Поросший травой до пояса а то и груди двор с развалиной посредине и дырявым забором сбоку и за самим домом не вдохновлял. Тут заниматься поисками малолетних воров ему, Арнольду, не с руки. Он сделал аккуратный шаг, и под ногой что-то стеклянное треснуло. Колбочка какая?
- Негодяи! - проворчал он сам себе и кинулся вглубь двора. Не могли же они далеко уйти!

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-08-04 17:57:50)

+2

89

Она смотрела на шкатулку, мысли об Исидоре, вернули Кларк к её заботам. Ритуал не закончен, рог не принят, а значит Оюн не признает родового менху. Сам же он ни на что не годен. Агнес  решала, что делать. Рука её по-прежнему лежала на резной крышке шкатулки. Пока двое доказывали кто из них умнее, палец Агнес осторожно опустил рог, изображённого на крышке быка, вниз. Шкатулка, хоть и была старой, но механизм работал исправно, он не издал ни звука, и крышка чуть приоткрылась. Агнес замерла, и глянула на мужчин, но занятые друг другом, они словно про неё забыли. Девушка быстро повернулась к ним спиной, так что бы скрыть от их взоров шкатулку, и потянулась через неё к керосинке. Её вторая рука быстрой змейкой скользнула под крышку, ловкие пальцы ухватили одну из вещей, и так же мгновенно рука с трофеем скрылась запазухой. И незаметно вернулась обратно. Кларк взяла керосиновую лампу, грудью прижала крышку шкатулки, та закрылась, и девушка повернулась к гостенькам. Те по-прежнему перебрасывались бумажками.
-Опять вы о городе, – её глаза наливались злостью, - Уклад остался без менху! Да пусть сгниёт ваш город вместе с людьми! Дети Земли сейчас страдают.  Она, с лампой в руках, прошла между ними, откинув, протянутую с бумагами, руку Рубина в сторону, и остановилась в дверях.- Рубин, ты хоть ответь, зачем запирают Бойни? Пошто их на смерть лютую обрекают? Ты знаешь, ты Исидору помогал, когда первая зараза пришла, ни один не помер из Термитника. Чист он был! Так почему сейчас? Как десятилетний ребёнок может справиться с тем, что случилось, подумайте об этом, вы, две орясины
Кларк перевела взгляд на Адриана, - может ты не в курсе, но после моего.. – девушка замялась, и через секунду продолжила, - моей отставки, Хранительницей стала маленькая девочка, и сейчас её запрут там, с ними. Хотя, что вам до какой-то «червихи»? Вы этих, богатеньких спасать будете. Агнес сплюнула. 
- Не досуг мне больше с вами, кому-то надо о детях Бодхо поратовать, если их истинный хозяин либо туп, либо просто не хочет свой долг исполнять. Если нужна вдруг стану, найдёте. Счастливо оставаться, не кашляйте, – девушка вышла, унося с собой единственный источник света в её кухне, - теперь Гаруспик, с Рубиным в жмурки играйся, и совет мой прими: с рассветом опасайся от жилых строений отходить, шибко понадобиться могут. Раскатистый смех девушки смолк у дверей, Кларк накинула свой балахон, взяла лежащую тут же торбу, дверь скрипнула и Агнес вышла из дома. Уже за дверью, людоедка сунула руку запазуху и достала то, что вынула из шкатулки. «Придёшь ещё Адриан, придёшь!» Кларк бережно убрала в торбу Рог Боса Примигениуса. И пошла по улице по направлению к Бойням.

>>>>>Улица>>>>

Отредактировано Agnes Clark (2010-11-21 14:13:45)

+3

90

<<<<<Ночлежка Агнес<<<<<

Раздражённая Агнес шла по улице,мысли в её голове,  играли в чехарду. Она конечно, понимала, что её поступок был вызван скорее обидой, но так же она догадывалась, что Бураху на фиг Уклад не сдался. И припёрся он только для того, что бы получить звание и спокойно заняться спасением города. Это бесило Кларк больше всего – использовать Уклад, что бы спасти этих, -  ******, - она грязно, по степному, выругалась.
- Будет тебе звание, ага, сейчас же. Примут тебя степняки, держи карман шире. – Она раздражённо бормотала, не замечая, что говорит вслух. – У художницы он поселился… вот пусть тебе твоя…. – Агнес даже остановилась, вспоминая, как называли, работающих в кабаке,  бывших Твириновых Невест, городские, - шлюшка!, - вспомнила девушка, и зашагала дальше, -  рога преподносит!
Тут поняв, что она только что сказала, девушка рассмеялась и наконец-то успокоилась. Шаги её стали медленнее, а раздражение улеглось. Промозглый ветер, задувал в открытое сверху стекло керосинки, и огонёк в ней бешено метался, грозя погаснуть. Внезапно Агнес вздрогнула, до неё донеслись шаги и тихий шёпот. – Я тебе говорю, надо где-то хабар скинуть, не то Гриф, почти всё оттяпает, - его перебил другой, - ты, что-о-о? Знаешь, Гриф за это землю есть заставит… закопав тебя сначала!
Девушка прикрутила фитиль лампы и шагнула с дороги в тень дома, слившись с его серой стеной. Через минуту мимо места, где она стояла, прошли двое. « Вот всяка дрянь и повыползала». Девушка считала, что прилизанное днем, лицо города, ночью, обретало свой истинный, паршивый облик. Кларк их не боялась, это они скорей боялись её, и она порой, позволяла себе ночью показаться им внезапно, заставляя в ужасе бросать награбленное и бежать во все лопатки. Но в этот раз девушка не рискнула, слишком ценная ноша находилась у неё в торбе. Ценнее чем весь гадкий город вместе взятый. Агнес скользнула вдоль стены и свернула во двор. Ни одна травинка не шелохнулась, ни одна веточка не треснула, Земля поглощала звуки шагов своей дочери, скрывая её от лишних взглядов. Кларк пересекла небольшой дворик, нырнула в дыру забора, вновь сквозь двор, и вышла на одну из боковых улочек, ведущих к Термитнику. Не успела она сделать и пару шагов, как увидела несущихся на неё двух мальчишек, причём первый явно бежал на приделе своих сил и уже не разбирал дороги.

Отредактировано Agnes Clark (2010-11-21 14:16:14)

+2


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Кожевенный"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC