Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Хребтовка"


Район "Хребтовка"

Сообщений 1 страница 30 из 70

1

Начало игры;

Первое, что может прийти в голову простому прохожему при виде Ласки на этой улице - что эта девушка тут делает? Как так она забрела настолько далеко от своего кладбища? Ведь Ласка очень редко выбиралась в город, предпочитая сидеть в небольшом домике, напоминающем фургончик, и считать ворон в буквальном смысле.
Но сегодня, по видимому, был день особый, раз Джейн (настоящее имя девушки, которое никто не знал) выползла из своего вечного укрытия. Причин было несколько - на кладбище ветер свистал с такой силой, что ветхий фургончик то и дело покачивался, грозясь и вовсе упасть, а в огромном доме, который остался от её семьи, делать было и вовсе нечего - несомненно, Ласка могла почитать, сидя на балконе, но к её собственному удивлению, настроение было как раз для утренней прогулки.
В своей обычной манере, чуть припрыгивая и напевая какую-то жутковато-успокаивающую песню, Ласка оказалась на узкой, выложенной камнем, улочке, где уже проснувшийся народ шнырял по магазинчикам.
Девушка остановилась у небольшого дома и поправила складочки тёмно-синего платья. Порыв ветра растрепал пшеничные волосы, и Ласка плотнее укуталась в мягкую куртку.
Неподалеку от неё проскользнула фигура - эту девушку невозможно не узнать по походке - легкая, будто мягкий порыв весеннего ветра, сопровождаемый свежим дождиком. Люди всегда ассоциировались у Джейн с погодными явлениями, и Мари Кэйн была именно таким.
Взмахнув тонкой рукой, Ласка окликнула приятельницу:
- Мари, милая! С добрым утром!, - улыбнувшись, молвила девушка своим обычным туманным голосом, - замечательное утро, не так ли? Правда, похоже будет дождь..., - Джейн обратила взор серо-голубых глаз к небу, улыбнулась облакам и ветру, и снова с искренней улыбкой обратилась к Мари.

+2

2

- Мари, милая! С добрым утром!
Услышав обращение к своей персоне, Мари осмотрелась вокруг.
- Ласка? Мари окинула приятельницу взглядом. Как всегда невзрачные костюм и причёска, и как всегда какая-то пустота, тоска в глазах. И эта беззаботная улыбка... Всё это радовало и согревало душу Мэри. Насколько она себя знает, она не улыбается почти никогда. О, привет! А я и не заметила тебя... Мэри снова задумала о чём то своём. На, что она смотрит? Посмотрела на Ласку, и тоже подняла глаза в небо. Что она там увидела? Там ведь не чего нет... Так о чём я... Ах, да. Ты читала свежий выпуск газеты? Там такие ужасы пишут... Строки о виновности Адриана снова пронеслись у неё в голове. Она до сих пор верила, в непричастность Адриана к убийству отца.
Мари сегодня, как будто встала не с той ноги. Настроение у неё было паршивое. Она печально опустила глаза в пол. Заметила, что собеседница тянет с ответом и решила переспросить. - Так, читала, или нет?

Отредактировано Mary Kain (2009-12-21 21:17:43)

0

3

- Ласка?
Девушка улыбнулась и прикрыла глаза, всем видом показывая - "да, вот она я, и между прочим, очень довольная". Ласка, по сути своей, человек невероятно общительный, но все это общение происходит как бы мысленно - девушка прокручивает у себя в голове всевозможные варианты диалога и его исхода, и на душе у девушки становилось тепло. Но, как упоминалось ранее, все это происходило исключительно в мыслях - дело в том, что реакция у Ласки всегда была несколько заторможенной, и она просто не успевала сказать все, что ей думается, видимо из-за этого многим она казалась несколько странной, хотя и приятно-улыбчивой особой.
О, привет! А я и не заметила тебя...
- Ах, здравствуй. Это не мудрено - не заметить такую малышку, как я., - Джейн звонко, будто тоненький колокольчик с каплями росы, рассмеялась. Заметив, что девушка не понимает её взглядов в небо, Ласка мягко взяла Мэри за руку и указала на небесный свод:
- Присмотрись - облака белоснежные, а ветер гонит их прочь. Это верный признак беды, признак того, что сегодня случится что-то ещё, что-то неприятное..., - девушка обеспокоенно глянула на облака, а потом, будто ничего и не было, беспечно улыбнулась.
Так о чём я... Ах, да. Ты читала свежий выпуск газеты? Там такие ужасы пишут...
- Сегодняшний?.., - Ласка опустила глаза к земле, задумавшись, - да, читала. И знаешь, Мэри, нельзя верить всему, что пишут в газете - вина Адриана не доказана, ты же знаешь, что люди привыкли видеть то, что бросается на первый взгляд, а то, что скрыто на глубине - никогда не замечают... Они не любят вдаваться в подробности, принимают то, что им преподносят..., - Ласка привыкла говорить некими загадками, но она надеялась, что Мэри её прекрасно поняла.

0

4

Какое приподнятое у неё настроение. Мне бы такое... Ласка пыталась, объяснить девушке, почему она так наблюдала за небом. Мэри присмотрелась, но так не чего кроме "белых туч" там не увидела. Странная она... Но такая приятная... С ней так легко...
- Присмотрись - облака белоснежные, а ветер гонит их прочь. Это верный признак беды, признак того, что сегодня случится что-то ещё, что-то неприятное... - Признак беды? Ещё что-то случится? Чушь... Но, потом девушка задумалась... А вдруг эти слова могут обидеть Ласку! А ей совсем не хотелось портить с ней отношения. - Ты и правду в это во всё веришь? Это ведь, как суеверия, да? Расскажи, мне, как ты вот так... Поняла... Глядя на небо... Мэри подняла глаза ввысь и присмотрелась.
Выслушав Ласку Мэри задумалась и посмотрела приятельнице в глаза. - Ты тоже считаешь, что это не он убил старика? Он не мог... Я знаю... Я верю... Взгляд Мэри притупился. Она опустила глаза в землю. - Хотя, знаешь... Нас это не касается. Абсолютно не касается... Девушка окинула взглядом окружающее её пространство. Облака на небе всё больше становились, похожи на больше серые тучи. Небо темнело. Блеснула молния. - Дождь начинается...

0

5

- Ты тоже считаешь, что это не он убил старика? Он не мог... Я знаю... Я верю...
- Мэри, главное - что у тебя в сердце. Если ты чувствуешь, что вины его в этом нет - значит, так оно и есть... Я тоже считаю так., - Ласка одобрительно улыбнулась и как бы ободряющее легко толкнула Мэри в плечо.
- Хотя, знаешь... Нас это не касается. Абсолютно не касается...
- Наоборот, то, что происходит с близкими нам людьми, касается нас в первую очередь, - Ласка сделала паузу, - тебе же не все равно, что будет с Адрианом?, - девушка по-доброму посмотрела на Мэри и неторопливым шагом двинулась вперед.
- Дождь начинается...
- Да, я заметила... Тучи сгущаются, и начинается сильный ветер... На улице не очень ласково, да?, - Ласка улыбнулась и подумала, что ей к такой погоде не привыкать, - а под дождем нам лучше не мокнуть, если простудимся - будет очень плохо... Давай уйдем отсюда, надо где-то укрыться.

извиняюсь за пост, я просто не в духе.

0

6

------>Гостиная
На всегдашнее удивление мужчины. на улице, главным достоянием которой была Управа, всегда сновало много людей. Словно пчелы на свежий нектар, жители топтали мощеную дорогу своими туфлями, ботинками, сапогами, смачивали камень своей слюной. Тучные женщины спешили показаться в новом наряде или похвастать новой прической. Как таковые блюстительниц моды из них были никакие, но и о самом имидже и речи не может быть, когда живешь в по соседству с дикой Степью, со всеми ее ядовитыми испарениями и благовониями. Джентльмены, коих было ничтожное количество, жеманно щеголяли в своих костюмах, спешили на рабочее место и успевали засматриваться на молодых дам, неуверенно скользящих сквозь толпу. Кстати о последних. Вышагивая по тротуару, Роберт смотрел перед собой. Он был как всегда далеко от реальности, ускакав, прочь от города N верхом на своих мыслях. Пройдя так большую половину пути и без причинно подняв глаза, взгляд наткнулся на знакомую фигуру. Мари. Снова, одно лишь слово, в которое было вложено так много безмолвного смысла, понятного лишь ему. Встав как вкопанный, затаив дыхание, мужчина любовался ею. Мимо ничего, не замечая, проходили мещане, яро обсуждая недавнее убийство старика Бураха, тут же поливая грязью и строя козни ему сыну. Племянницы стояла на противоположной стороне улицы, увлеченно вела диалог с какой-то девушкой. Положение, занятое Робертом не позволяла разглядеть лицо незнакомки, но в ее наряде и манере держать себя сквозило что-то знакомое. Нужно ли мне подходить к ней? Зачем? Чтобы отдать, кулон? Но я могу это сделать в поместье, где не будет любопытных взоров. Но если она увидит меня уходящим, то в дальнейшем станет упрекать меня в холодности. Сделав пару шагов по направлению к Мари, Кэйн остановился. Нет, пускай лучше упрекает, чем забивает голову мыслями обо мне. Мужчине хватило радости за то, что с девушкой ничего не случилось. Впрочем, что с ней могло случиться за такой короткий отрезок времени. Ослепленный странными чувствами к Мари, Кэйн не думал об этом. Кинув на Мари прощальный взгляд, он испарился в толпе.
----> Многогранник

Отредактировано Robert Kain (2009-12-23 23:09:45)

+1

7

- Мэри, главное - что у тебя в сердце. Если ты чувствуешь, что вины его в этом нет - значит, так оно и есть... Я тоже считаю так. Мэри улыбнулась. Всё таки Ласка замечательный человек. - тебе же не все равно, что будет с Адрианом? Ну... Как бы... Мэри запнулась. Говорить о своей симпатии к Адриану она явно не хотела. - Он хороший человек, я его очень уважаю... И вообще это всё несправедливо... Мэри забегала глазками по улице. Дождь потихоньку начинал утихать, но всё же можно было прилично намокнуть, а окружающие этого, как будто не замечали... Бежали, кто куда... Работа, магазины, встречи... Отвлеклась я. Ласка... - А, знаешь, что, Ласка! Мы, просто забыли, кто мой дядя! Я поговорю с ним, и докажу ему невиновность Адриана! Мэри прямо засветилась от счастья. Гениальные мысли порой посещают её головку... Вот только дома, ли он сейчас... Многогранник, точно! Где-же он ещё может быть в такое время! - Прости, Ласка... Мне пора! Я пойду поищу Роберта. Попробую обсудить с ним это... Он должен понять..., - уже про себя прошептала Мэри и направилась в сторону Многогранника. Дождь закончился, а на дорогах даже не осталось луж... Какой он был мимолётный...
-------> Многогранник

Отредактировано Mary Kain (2009-12-24 23:11:24)

+1

8

<--- Железнодорожная станция

К тому желанному моменту, как пара людей, знакомых всего с полчаса (Ну о чем ты думаешь, Лэнс, собирая по станциям незнакомцев и приглашая их домой!.. Пусть даже вид у Даниила презентабельный, солидный и вызывающий доверие), оказалась в чистой и комфортабельной обители Юлии, капли мороси с небес зачастили. Говоря уж откровенно, Лэнс опасалась не за собственное здоровье, а за пальто, элегантное, любимое пальто, которое явно бы жестоко пострадало, очутись вещь под ливнем.
Небольшой, но уютный на вид особняк в городе N был построен по проекту молодых архитекторов Смитов для семейства, которое, как пояснили новой владелице, даже не увидели дома, покинув город до завершения строительство. Что заставило семью принять категоричное решение, Юлии было слабо интересно, а вот особняк приглянулся. Вскоре девушка стала полноправной хозяйкой недвижимости и обставила по вкусу.
Чтобы содержать дом в чистоте, время от времени приходила женщина, получавшая жалование. Сама Лэнс к животрепещущим вопросам быта относилась философски, иногда в комнатах царил невероятный беспорядок, иногда – идеальная чистота, и все находилось на должных местах.
Юлия пошарила по карманам, извлекая на свет небольшую связку ключей и выискивая нужный. Звякнули резные стерженьки в тонких ладонях.
- Минутку, - коротко изрекла Лэнс. Мягко и очень тихо отворилась дверь, и владелица первая шагнула в прихожую, выполненную в теплых древесных тонах. Помимо этого помещения в доме было три комнаты, деловой кабинет, гостиная, столовая, кухня и ванная.
- Располагайтесь, прошу вас, - Она неопределенно махнула рукой куда-то в сторону вешалки. Здесь было мало и вещей и обуви, и легко можно было бы предположить, что молодая мисс обретается в особняке одна. Встретила гостей лишь большая кошка, голубоглазая и пушистая, красавица как с картинки.
- О, явилась! – со смехом произнесла Юлия, сбрасывая пальто, сапожки и подхватывая питомицу на руки, - Это Льдинка. Дина. Первая полноправная хозяйка дома.
Вторая же я.
- Не беспокойтесь, вы никому не помешаете, - Лэнс отпустила Льдинку, полностью проигнорировав факт того, что свитером собрала шерстинки, и добавила, словно предупреждая вопрос, - Я живу одна. Моя комната – второй этаж, первая дверь навлево. Соседняя – кабинет. Из двух других можете выбрать.
Да… давненько дом не видывал гостей, что оставались бы в нем надолго. Как он сказал? От двух недель до месяца? Что же за дела у вас такие к уважаемому Симону Кейну, мистер Данковский? Неужели вы, как и все, верите глупостям, достойным сборника анекдотов? Не верю, что человек научный, руководствующийся здравым смыслом и непоколебимой логикой, может верить в чушь. Впрочем, не мое собачье дело.
- Чай, кофе, чего-нибудь покрепче? – Юлия шутливо усмехнулась, впрочем, в каждой шутке – доля шутки. Алкоголь – он почти везде водится, - Чего-нибудь перекусить?
Во всем радушном гостеприимстве было и рациональное зерно. Поверх того, что Даниил просто располагал к себе. Юлия Лэнс чудно помнила о том, что Симон приложил руку к созданию Многранника – курировал разработку архитектурного ансамбля. Шанс?

Отредактировано Juliya Lans (2010-03-09 19:00:42)

+1

9

>>Железнодорожная станция>>
  - Располагайтесь, прошу вас, - Данковский перевел взгляд в сторону вешалки, как-то вяло подумав, что не поместится туда даже при всем своем желании, которого он отнюдь не испытывал. Хотя, чего скрывать, в своей работе ему иногда доводилось ночевать в разных местах, начиная от кресла смотрителя университетской научной библиотеки и заканчивая не самым уютным ложем в столичном анатомическом театре. Последнее, кстати, оставило неизгладимое впечатление в памяти двух отчисленных с медицинского факультета студентов, решивших совершить последний «круг почета» по местам боевой славы. Впрочем, место, которое ему указала Юлия, было занято в первые же секунды ее собственными пальто и сапожками, под аккомпанемент звонкого смеха. Бакалавр только мысленно улыбнулся – оказывается, девушка подбирает не только путешественников.   
Незамедлительно поприветствовав «первую полноправную хозяйку» восторженным чихом, ответом на который послужил лишь надменный взгляд голубых глаз, Даниил, все так же не решаясь выпустить свою ценную кладь из рук, выскользнул из одного рукава пальто.
- Не беспокойтесь, вы никому не помешаете.
Вторая рука вскоре тоже покинула пространство рукава, и тяжелое теплое пальто, лишившись последней поддержки, с шумом рухнуло на пол, задевая недавно сброшенные девушкой сапоги. Пушистая белая кошка, лишившаяся теплых объятий хозяйки, тут же попыталась найти себе хоть и не достойную, но все же замену в тепле кашемира и шерсти.
Переведя взгляд с одежды на Юлию, и удостоверившись, что она  пока  не собирается опровергать свои слова, парень умостил-таки злосчастное пальто на вешалку, пробурчав извинения.
- Я живу одна. -  вот этот факт как раз больше всего и, нет не пугал, но смущал Даниила. В Столице подобное поведение могло бы только скомпрометировать девушку, даже не смотря на то, что ее намерения были исключительно благими, а в мыслях не было ничего предосудительного. И его, мужчину достаточно далекого от ханжества и слепого соблюдения иногда до ужаса глупых правил приличия, по столичным меркам правда, это изрядно беспокоило.  К тому же он не понимал, как молодая девушка может пускать в дом незнакомого человека, если в нем нет мужчины, способного предоставить защиту и оградить от разного рода посягательств. Нет, сам Данковский ни на что посягать не собирался… кажется… но ведь на его месте мог быть и кто-то другой. А Юлия производила впечатление в высшей мере девушки благоразумной, неужели она не осознавала опасности, которую могла привести в дом? А если осознавала – то зачем пригласила? Может, острая необходимость в деньгах?
- Чего-нибудь перекусить – было бы замечательно, - тут же откликнулся он, надеясь, что это «что-то» будет достаточно весомое и богатое жирами. А так же, что его пребывание в доме не закончится после первого совместного приема пищи – прокормить бакалавра,  работа отнюдь не из легких, - И кофе. Некрепкий. Если Вы не возражаете, я отнесу вещи наверх?

Поочередно заглянув в предложенные ему комнаты и тщательно сравнив количество проникаемого в них света, он остановился на той, что была расположена напротив кабинета. Аккуратная, просторная, в светлых тонах – она словно была создана для того, чтоб быть заставленной разнообразным медицинским инвентарем и приспособлениями, к чему Даниил приступил незамедлительно. Едва последний, самый стойкий к транспортировке микроскоп, был заботливо поставлен рядом с потертым томиком неизвестного автора, он с облегчением бросил саквояж, с оставшейся в нем одеждой на кровать, ощутив непривычную легкость в руках.
Тем временем сквозь плотно закрытые двери, ограждающие комнату от посягательств пушистой хозяйки дома, начал проникать ароматный запах свежезаваренного кофе, так что тяжелая дилемма – поесть или переодеться, решилась сама собой.
- Вы не сочтете меня невежливым, - сказал он, заходя в кухню, - Если я попрошу Вас приступить к рассказу немедленно? Это я о мистере Кейне. Потрясающий аромат. Это я о кофе.

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2009-12-28 00:19:31)

0

10

Юлия для себя приготовила зеленый чай, его специфический терпкий вкус нравился всегда и навевал какие-то ностальгические воспоминания о самых разных приятных моментах прошлого. Даниилу - кофе, классический капуччино, без всяких изысков, к которым многие отрицательно относятся, зато с прелестной пенкой. Что подать - вопрос, конечно, хороший... Ибо Лэнс не отличалась особой хозяйственностью, зачастую питаясь совершенно чем попало или быстроприготавливаемым. Но Данковскому и здесь повезло: вчера на девушку нахлынул прилив творческого вдохновения, направленный в кулинарию, и родился пирог с мясом, половинка которого и была подана.
Лэнс не успела переодеться в домашнее и так и колдовала на кухне, оставшись в черном свитере и узеньких брючках. Она как-то мало задумывалась над тем, что подумает гость о нравах обитательницы. Здесь, в городе N, вообще все были с "тараканами" в голове, но если уж сравнивать с Юлией, то она казалась на редкость адекватной. Более того, в какой-то мере была феминистично настроена и справедливо полагала, что женщины ни в чем не уступают мужчинам.
- Вы не сочтете меня невежливым, - услышала девушка, оборачиваясь, - Если я попрошу Вас приступить к рассказу немедленно? Это я о мистере Кейне. Потрясающий аромат. Это я о кофе.
- Да, конечно, расскажу, - Юлия чуть кивнула, - Угощайтесь. Правда, больше нечем удивить. Плохой я повар.
Она виновато развела руками, закрыла дверцы маленького шкафчика и присела за стол.
Итак, Симон... Да о нем много чего можно рассказать. Правда, достоверность сведений сомнительна.
- О человеке, который вас интересует, здесь толкуют занятные вещи. Глава семьи - здесь они влиятельны в значительной мере, колоритная персона. Положение, которое Кейны занимают сейчас - в большой мере заслуга Симона. Особняк Кейнов - внушительное здание в викторианском стиле, это в западной части города. Не беспокойтесь. Вы его узнаете, если увидите... Сад прекрасный. Только запущенный.
Юлия сделала паузу, подбирая информацию, которая, из всех тех нелепиц, которые говорили о Симоне, казалась более-менее объективной.
- Ах, отвлеклась, - Она махнула по привычке волосами и сделала большой глоток, - Симон Кейн... болтают слишком многое. Проектировал местную достопримечательность - Многранник. Слышали? Да... Я не знаю, это ли вы хотите услышать, но...
Лэнс брезгливо поморщилась. Персоне аналитического склада ума, руководствующейся исключительно логикой, здравым смыслом и в высшей мере не суеверной, трудно понять глупые кривотолки.
- ... шепчутся, что Симон практиковал запретные науки. Что харизма у Кейна буквально магнетическая, уж не знаю с чем связать. Что живет он уже... более сотни лет. Как-то так.
Тьфу! Из всего этого бреда мне важно лишь то, что он задействован в сооружении Иногранника. И как задействован!
Юлия снисходительно улыбнулась и пожала плечиками, мол, за что купила, за то и продает, как говорится.

Отредактировано Juliya Lans (2010-02-03 16:21:47)

0

11

Не смотря на стоящую за окном погоду, кухня совершенно не испытывала недостатка света, отчего Данковского посетила мысль сменить расположение своего инвентаря. Он, правда, не был до конца уверен, что хозяйка оценит живописную композицию из  микроскопов и микроскопчиков разнообразных форм и размеров, возвышающуюся на ее разделочном столе в обществе устрашающих размеров половника и подставки для ножей. Да и утреннее созерцание эффектной конструкции из лабораторных емкостей и сосудов, скромно притаившейся на подоконнике, вряд ли принесет ей прилив творческих сил и вдохновения. Так что смакование столь занятной идеи Данковский вынужден был прекратить едва начавши. Благо, у него было, что посмаковать помимо мыслей.
Нежный мясной пирог буквально таял во рту, что приводило бакалавра, признанного ценителя вкусной пищи, в восторг и не оставляло ему никаких слов, кроме как слов восхищения кулинарным талантом Юлии. Что он немедля и сделал.
- О человеке, который вас интересует, здесь толкуют занятные вещи.
Даниил улыбнулся уголками губ, опуская взгляд в чашку капуччино, словно пытаясь посмотреть сквозь нее.
Обо мне тоже толкуют разные вещи. Занимательные в том числе. Странно, что здесь еще никто не слышал о «том самом Данковском», что возомнил себя способным переиначить законы природы и раз и навсегда избавить человечество от смерти.
Впрочем, может это и к лучшему – неизвестно, как подобная слава  могла повлиять на исход его беседы с Симоном Кейном. Правда, неизвестно состоится ли она вообще – если тот действительно занимает столь весомое положение в обществе, быть может, он погонит Даниила взашей раньше, чем тот успеет изложить хотя бы суть своей просьбы. Какое дело правителям, пусть даже и такой глуши, как этот город N, до научных взысканий  бакалавра из далекой, и кажется, абсолютно безвластной над ними Столицы? Кто-кто, а правители всегда одинаковы. Вне зависимости от размера владений. Уж что-что, а данное утверждение давно было возведено в ранг аксиомы, многочисленными томами истории мира и жизнеописаниями самых сильных его представителей.   
- Многранник. Слышали? Да... Я не знаю, это ли вы хотите услышать, но...
О сооружении с подобным названием он уже слышал от тощего машиниста с извечной сигаретой в зубах, как только тот узнал о научной деятельности Данковского. Не о сути, а о самом факте того, что он что-то исследует и это «что-то» привело его в этот город, сроднившийся с бескрайними просторами степи. Тогда он лишь снисходительно улыбнулся,  сочтя рассказ мужчины не более, чем плодом его затуманенного алкоголем и табачным дымом воображения. Но искорки, промелькнувшие во взгляде сидящей напротив девушки при упоминании об этом «чуде архитектуры», почти убедили Даниила в его реальности. И вящей необходимости его посетить, дабы удостоверится в этом в полной мере – он почти никогда не брал чьи-то слова на веру, не убедившись в том, что они действительно правдивы.
- Как-то так…
Данковский не мог не заметить того скептического отношения, которое Юлия проявляла к идее, что кто-то может жить гораздо дольше, чем обычный человек. Интересно, как она отреагирует на то, что ее нынешний собеседник не только верит в подобные вещи, но и сам  активно занимается внедрением их в жизнь, причем, не ограничиваясь парой или тройкой сотен лет, а заявляя, что человек может жить вечно. По крайней мере, при определенном подходе он вполне в состоянии максимально приблизить количество прожитых лет к бесконечности.
- Благодарю. Как за информацию, так и за пищу. И то и другое было необычайно полезно. А последнее – еще и вкусно, - сказал он, перекрещивая на тарелке столовые приборы. И не удержался, добавил, глядя в проницательные глаза собеседницы - В своей практике я часто сталкивался со случаями спасения от неминуемой смерти. Еще больше информации о подобных случаях в Столицу попадает с вокзалов, вместе с новоприбывшими со всех сторон света. Если обмануть смерть в частном случае возможно, почему бы не попробовать исключить ее раз и навсегда? И почему бы не существовать человеку, уже постигшему закономерности природы и способному их  переиначить?
Он улыбнулся, предоставляя девушке самой решать – действительно ли он верил в то, о чем говорил или это всего лишь риторика и косноязычие, призванные служить для увесиления столичного врача. А может быть просто фраза, брошенная лишь для того, чтоб не отпускать понравившуюся собеседницу…

0

12

Юлия в ответ отвела глаза, чтобы не демонстрировать легкочитаемое недоумение. Собеседник вызывал симпатию, чтобы скепсисом возводить меж ними стену. Зачем? В поединке прагматизма и прямолинейности против толерантности и расположения к молодому человеку проиграло первое. В конце-концов, у человека без мечты нет будущего, каким бы слащавым идеализмом не отдавала эта мечта. Ведь сама Юлия в какой-то мере за чертежами Многранника ринулась бы очертя голову, так, что и сумасшедшей назвать - совсем просто.
Какой странный день... Необычная встреча. К чему приведет?
- Воля ваша, - примирительно усмехнулась Лэнс, покачав головой, из-за чего темно-русая блестящая прядь едва не искупалась в чаю и была выловлена в большой спешке, - Полагаю, не стоит обсуждать ваши устремления, это ничего не изменит.
Это ничего не изменит, - мысленно с какой-то грустью повторила Юлия. Что ж, убедилась в странностях гостя, легче стало? Если Данковский жаждет прожить жизнь в розовых очках, теша надежду разгадать загадку, которой нет - невозможно жить вечно! - его неотъемлимое право. Лэнс же доверяла объективному. Например, этому самому Многограннику, над тайной которого и билась, - Вот о Многограннике что-то прояснит. Определенно.
На улице заметно стемнело, и глянув на часы, Юлия коротко произнесла:
- Пол-седьмого. Собственно, зайти к Симону Кейну было бы удобнее завтра, но вам решать.
Девушка отвела взгляд, и подняла на руки наведавшуюся на кухню любимицу, и было в этой картинке что-то удивительное. Прелестный контраст тонкой женской фигурки в черном и холеной красавицы-Льдинки снежно-белого окраса - что ж, эти две "кошки, которые гуляют сами по себе" были в чем-то похожи.

Отредактировано Juliya Lans (2009-12-28 19:13:55)

0

13

Парень улыбнулся, наблюдая как девушка перехватывает стремящуюся искупаться в чае прядь волос. Сейчас девушка была очень похожа на его Танну, пытающуюся стянуть вишенку с чужого бокала. Казалось, что вот-вот она одарит его виноватым взглядом и украдкой вытрет руки о край скатерти, но… они не на приеме, а Юлии уже не пять лет, да и ничего ведь не произошло.   
- Пол-седьмого. Собственно, зайти к Симону Кейну было бы удобнее завтра, но вам решать.
Даниил перевел взгляд  на окно, за которым уже начали зажигаться фонари. Вот она – обманчивость осеннего дня – в мгновение способного перемешать краски дня и ночи. Осень везде одинаковая.   
- Пожалуй, Вы правы, - ответил Данковский, решив в этом вопросе довериться девушке. У них, в Столице, подобное время было едва ли не лучшим для визитов, и, если бы не ее предупреждение, он бы тут же отправился навестить Симона Кейна, возможно нарушая принятые здесь традиции. Вообще, стоило бы узнать побольше и о них, и о их носителях.
Он сделал еще один большой глоток успевшего немного остыть капуччино, отвлекаясь от своих мыслей и поднимая взгляд на Юлию, любовно прижимающую кошку к груди. На фоне белоснежной пушистой хищницы и без того очень изящная девушка выглядела еще более хрупкой и нуждающейся если и не в защите, то хотя бы в опеке. Что опять вернуло Данковского к мыслям о том, почему она живет в этом городе одна.       
- Раз Вы не хотите обсуждать мои стремления. Быть может, поделитесь Вашими? – Даниил улыбнулся девушке, демонстрируя искренний интерес. Владелица дома не была похожа на местную жительницу, по крайней мере, он не мог воспринимать ее так. Она казалась чужой этому месту, как и сам Данковский, - Что привело Вас в этот город, Юлия?
Он на секунду замялся и добавил:
- Если мой вопрос кажется Вам бестактным, то Вы естественно, можете на него не отвечать. Если по каким-то причинам Вы предпочитаете молчать о причинах побудивших Вас сюда приехать. Я не мастак вести светские беседы, и быть, может, иногда бываю не тактичным… Зато я знаю больше ста изысканных фраз о погоде, так что в случае чего смогу поддерживать беседу до конца вечера…     
Он вновь растянул губы в улыбке – Данковский и вправду не умел вести подобные разговоры.

0

14

Вопрос Юлия расценила как сам собой разумеющийся. Те, кто узнавали о том, что Лэнс в городке N обретается одна-одинешенька, не считая, конечно, Льдинку, спросить, почему дела обстоят так, а не иначе, не забывали. Юлия никогда не обижалась, в конце-концов, она не принадлежит к преступным кругам и криминальным структурам (таковые же есть везде, где есть люди), и репутация чиста.
Закономерно.
Девушка лишь рассмеялась в ответ. Погода не слишком-то радовала, чтобы обсуждать сотней изысканных фраз. Если их и стоило выслушать, то только для того, чтобы расширить словарь светских бесед.
- Хорошо, - Лэнс утвердительно кивнула, - Что меня привело в этот город... Город...
Громко сказано - "Город". Здесь слишком мало сколько-нибудь достойных Личностей.
Она замолчала, скривила красиво очерченные губы в презрительной насмешке и продолжила-таки:
- Я родом из столицы, как вы и догадались, возможно. Наука - моя страсть. Приехала изучать Многранник. Странная, удивительная, непостижимая конструкция. По крайней мере, умом большинства смертных. Увы, к ним принадлежу и я. Меня интересуют чертежи строения. Вы ведь не видели Многранник... Он парит над землей, лишь создателям известно, почему махина до сих пор не рухнула на грешные головы. Да-да... - Она аккуратно опустила пригревшуюся кошку, потянулась-было за пачкой сигарет, но, вовремя опомнившись, отвела руку и сделала глоточек чаю, - Утверждают, что строение до сих пор парит, игнорируя законы земного притяжения, благодаря тому, что находится в равновесии с природой. Естественная гармония, баланс... бла-бла-бла! Какая смертная скука и несусветная глупость, право.
Она повела точеными плечиками. Как будто все неодобрительное отношение к утопическим взглядам выразила этим движением.
- Может быть, стоит переидти на "ты" все-таки? Простите великодушно, если обидела, - полувопросительно-полуотрицательно протянула Юлия с извиняющейся улыбкой. Лэнс чувствовала к нему большую симпатию и расположение, а его здравомыслие внушало невольное уважение. Пока не начинает рассуждать о бессмертии. Родственная душа?

Отредактировано Juliya Lans (2009-12-28 22:12:49)

0

15

С сожалением посмотрев на болтавшуюся на дне чашки гущу и с радостью отметив, что его не заставят демонстрировать свои «тайные знания» по отпугиванию собеседников, которые часто помогали ему на многолюдных приемах оставаться в желанном одиночестве, Данковский весь обратился во слух.
И во взгляд – он не мог не заметить, того презрения, с которым Юлия начала свой рассказ. Впрочем, сам он прекрасно понимал ее чувства - обменять перспективы, открываемые  Столицей, на забвение невидимого на картах города N решится далеко не каждый. Хотя, может соблазнами и перспективами она изобиловала лишь для Бакалавра?
Он еще раз окинул внимательным взглядом окружающую обстановку – ухожено, аккуратно, со вкусом и совсем не дешево. Собственно, особой необходимости в подобных действиях не было – достаточно лишь провести с Юлией минут пять, чтоб понять, что она девушка, обладающая не только прекрасными внешними данными, но и превосходным воспитанием, что в столице ценится, даже больше, чем происхождение или ученая степень. К несчастью, и тем и другим она уже успела пресытиться и разочароваться тоже уже успела. Такая она – Столица.
Даниил почти не сомневался, что там, в обители возможностей, у его собеседницы было превосходное будущее, если, конечно, о будущем можно говорить в прошедшем времени, и еще он был почти уверен, что единственная причина, по которой она здесь – это любовь. Он вообще не мог себе представить, чтоб девушкой ее возраста руководствовало что-либо еще. Наверное, поэтому, его так ошеломил ответ. Хотя он был и недалек от истины – лишь немного ошибся объектом. 
Данковский посмотрел на свою визави совсем под другим углом, как в прямом, так и в переносном смысле – первое было вызвано уличным фонарем, рассеивающем окружающую тьму и его внимание, а второе – осознанием того, что девушка,  подбирающая мужчин и кошек, занимается наукой.
Нет, он совершенно не считал, что женская жизнь должна состоять исключительно из трех К*, более того, считал, что подобные ограничения унизительны, если не сказать кощунственны. Просто женщина-ученый – явление редкое.
- Естественная гармония, баланс... бла-бла-бла!
Даниил в очередной раз широко улыбнулся, восхищенный ее научной терминологией, чтоб тут же застыть с этой улыбкой сраженный следующим вопросом.
Можно ли перейти на «ты»? Нельзя было найти еще более пустячного вопроса, чтоб поставить его в тупик. Видимо, разучился он просто обращаться на «ты». Лет в тринадцать. Сколько Данковский себя помнил, он всегда и ко всем, за исключением жены и дочери, обращался на «вы». Кажется, даже к себе. Правда, к себе бакалавр обращался редко.
- Конечно. Если Вам это будет удобно, то я совершенно не возражаю, - кивнул он, припоминая, что все-таки была пара людей, кроме близких, обратившихся к нему на «ты». Правда, интересовало их отнюдь не общение…
- Скажи… те, Юлия, а как здешние традиции относятся к вечерней прогулке к местному чуду архитектурной мысли? И как к этому относи…тесь… шься лично ... ты. - он вновь перевел взгляд в окно, чтоб заметить, как ветер демонстративно трепал деревья перед ее домом. Тут же поняв, что, кажется, идея не отличается особым умом, достойного ученого мужа, коим он являлся, добавил – Впрочем, я уверен, что оно, я имею в виду чудо, подождет и до утра.           

*Kirche, Kuche, Kinder - церковь, кухня, дети

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2009-12-29 18:17:39)

+2

16

Лэнс беззаботно улыбнулась. Она уже успела отогреться в тепле дома, а к вечерним прогулкам относилась положительно. Как и к прогулкам в частности, тем более, с приятным собеседником, с которым можно найти общие темы разговора. Здешние, например, по мнению ученой, болтают о сущих пустяках.
- Погодка та еще, - ровным тоном констатировала Юлия, - Местные обычаи к осмотру достопримечательностей в любое время суток лояльны, если, конечно, не покушаться на порчу или там... попытку внутрь приникнуть. Но вот в криминальном плане обстановка не совсем благоприятная. Если это не беспокоит, можем прогуляться до Многранника. Авось не рухнет.
Было бы забавно, если бы эта орясина-таки обрушилась. Я бы спокойно уверовала в тщетность преодолеть закон земного притяжения и уехала бы в столицу... Отец письмо прислал. Письма... Вроде бы и радуют, но как-то тоскливо. Кажется, опять обещал денежный перевод! Ну как можно не понимать то, что я уже не маленькая девочка и в стостоянии позаботиться о себе самостоятельно! - унеслись мысли куда-то далеко-далеко, за мили, к дому, где Юлия Лэнс родилась и выросла.
- Хорошо, - привычным словечком согласилась девушка, собирая посуду со стола, - Многранник ждет. Это в районе "Створки".
Юлия многозначительно улыбнулась и направилась в прихожую. Она, правда, завернула в гостиную, вытаскивая из секретера маленький дамский пистолет "Дерринджер", но пряча "сокровище" от Данковского в сумочку.
Мало ли что. Преступность, хех. Однажды у меня уже отняли кошелек и сережки. Обидно было. Второй раз не выйдет!
... Оделась Лэнс достаточно быстро, вновь храня доброжелательную улыбку.

---> Многогранник

Отредактировано Juliya Lans (2009-12-29 18:54:51)

0

17

Даниил в очередной раз убедился, что ему досталась необычайно тактичная собеседница. Тяжелые грозовые тучи, готовые обрушить тонны воды на крыши домов, редкие кроны деревьев и головы горожан да пронизывающий порывчатый ветер, она охарактеризовала всего лишь как «та еще» и с готовностью приняла предложение бакалавра, даже не смотря на «неблагоприятную криминальную обстановку города».
- Если это не беспокоит, можем прогуляться до Многранника. Авось не рухнет.
Данковский грустно улыбнулся, вспоминая свое первое, единственное и, хотелось бы верить, последнее знакомство с представителями преступного мира, результатом которого стали двухчасовая беседа с главой университетского дисциплинарного комитета и косые взгляды коллег, искренне уверовавшие, что инициатором стычки был он. А как же иначе – избиение непутевых подростков близ обители муз, коим, безусловно, является стремящееся в бескрайние просторы неба здание столичного театра, являет едва ли не излюбленной забавой всякого уважающего себя человека, обремененного той или иной ученой степенью. Особенно тех, кто на протяжении всей жизни поддерживал идеи толерантности и ненасилия. Ну, почти всегда. Тот раз с получением диплома не в счет. И он извинился. Дважды.
Проследовав за Юлией в прихожую и едва не наступив на охраняющую свои владения кошку, Данковский накинул тяжелое серое пальто и вслед за хозяйкой высокльзнул за дверь.
Надо будет попросить и себе ключ…

>>Многогранник>>

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2009-12-29 20:10:32)

0

18

<--- Многогранник

- Бр-р-р, Даниэль, кто-то упоминал о знании изысканных фраз в отношении погоды... Так вот, она их не заслуживает! - грустно пошутила Юлия. На обратном пути она уже ощутимо дрожала, и легким белесым облачком пара срывалось с губ дыхание. Осень диктовала Городу N условиями с неумолимостью, и Лэнс уверена была, что они вовремя вернулись домой - грозовые тучи в мутном небе скрыли звезды.
К дождю. Определенно. Вот только дождя не хватало!..
Девушка воспроизвела многократно повторенные, насквозь заученные движения "ключ - замок - щелчок", пара вошла в дом. Юлия скинула сапоги и пальто, в помещении после улицы казалось очень, очень тепло. Ей на глаза попался свежая газета, уже прочитанная утром. Тот самый местный "Вестник", со страниц которого девушка и почерпнула сведения что о чудовищном убийстве, что об отравлении детей. И цветущая твирь, впрочем, как потом писала Лэнс в дневнике, который вела очень аккуратно и последовательно, о дурманящей твири Юлия заметила и так.
- Вот. Если интересуют подробности о событиях Города N, - Она коротко кивнула на газету и неожиданно вспомнила, - Ах, да... ключи... вторые ключи, куда же дела...
Девушка обернулась, некоторое время поискала по ящичками и, выудив ключи, вручила Данковскому.
Мда... от черного входа дубля ключа, вроде бы, и нет. Потеряла весной. Точно. В мае.
- Большой от основного замка. Второй - от запасного, который я почти никогда не закрываю, но мало ли что. От черного входа, думаю, не понадобится. Для комнаты, прошу прощения, ключик не предусмотрен, - Юлия виновато улыбнулась. Впрочем, вряд ли она производила сколько-нибудь подозрительное впечатление, тем более, что сама доверяла немало... Почти незнакомый мужчина ведь.
- Пирог на кухне, - Лэнс лукаво подмигнула.
Она, сославшись на усталость, вежливо извинилась и тихо удалилась наверх.

Отредактировано Juliya Lans (2009-12-31 15:14:58)

0

19

>>Многогранник>>

Данковский озябшими руками захлопнул за собой входную дверь и провернул ключ, погружаясь в тепло дома, путь до которого двум замершим путникам, вопреки всем известной поговорке коротким совсем не показался. И без того не вызывающая восхищения погода, под конец окончательно испортилась и холод, принесенный ветром вместе с запахом твири, пробирал поздних прохожих до костей. Так что благополучное возвращение домой бакалавра порадовало несказанно. Почти так же, как и врученная Юлией связка ключей.
Заверив девушку, что отсутствие замка в комнате его  совершенно не смущает, он извлек на свет божий массивное серебряное кольцо на котором болталось штук пятнадцать ключей и ключиков всевозможных форм и предназначений и отмычка, отнятая им у одного из особо талантливых студентов. Добавив к своей коллекции еще парочку и жестко напомнив себе, что данное пополнение возврату не только подлежит, но и настойчиво требует, бакалавр поблагодарил Юлию за заботу.
Девушка на обилие металла, повсюду сопровождающего Даниила, почти никак не отреагировала, так что он в очередной раз убедился, что ему повезло с хозяйкой - бакалавр терпеть не мог объяснять любопытствующим причины подобного поведения. Да и как объяснить эту странную любовь к замысловатым и не очень изделиям бытового назначения, которую Данковский питал к ключам?
- Пирог на кухне.
Девушка одарила его многозначительным взглядом и оставила в гордом одиночестве, видимо уже устав от его общества. К несчастью, сам он усталости не испытывал, а посему последовать примеру Юлии не мог – так уж сложилось, что Даниил никогда не ложился спать, если не валился с ног от усталости. И не потому, что не испытывал потребности в этом, а потому, что иначе был огромный шанс что что-нибудь приснится. А он терпеть не мог видеть сны. Но в Столице хоть было чем себя занять, а Город N настолько щедрым на дела не был. Так что Данковский, пожелав девушке спокойной ночи, решил последовать ее совету и пошел на кухню, провожаемый внимательным взглядом пронзительно-голубых глаз.

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2010-01-01 21:39:12)

0

20

"Переулок. Возле дома Юлии Лэнс "

Лара медленно шла по темнеющим улицам города, людей была мало, да и погода была мерзкая. На женщине был темный кашемировый плащ, аккуратно собранные в хвост черные волосы, и темно-синяя тряпичная сумка через плечо, где лежит все самое нужное: деньги, ключи, маленький нож (в ее прогулки он ей точно может пригодиться) . Темное время суток женщина не очень любила, однако оно позволяет скрыть истинное лицо и истинные намерения, позволяет аккуратно и незаметно подглядеть или подслушать события которые происходят в городе. Целью сегодняшней прогулки Лары были заболевшие дети, вернее порошок которые, несомненно, является причиной  отравления детишек. Вопрос лишь в том, случайность ли  это? Либо дети сами нашли какие-то старые припасы и, приняв их за еду или какие-то сладости наелись этой дряни. Либо кто-то помог им наесться этого загадочного порошка. Разуметься Лара была уверенна во втором варианте. В намерения Равель входило узнать природу порошка, ведь если это заболевания, а не простое отравление, ей нужно обезопасить себя и, конечно же, сколотить на вакцине маленькое состояние.  К тому же даже если это простые отравления детишек, Равель очень хочется знать, кто будоражит общественность таким порошком.
Лара свернула в один из попавшихся ей переулков и направилась меж домов в надежде услышать или увидеть, что-либо проливающее свет на это происшествие. Равель знает, что многие жители города не так уж чисты, как кажутся с виду, к тому же она – Лара, этому живое подтверждение. Понаблюдав за некоторыми из далека можно многое узнать, этим Лара и решила заняться увидев свет в одном из домов.
- Пирог на кухне.
Тихо подкравшись, девушка устроилась напротив дома, рядом с кустами, так чтобы больше видеть. «Посмотрим-ка что у нас тут.»

Отредактировано Lara Ravel (2010-01-04 11:45:38)

0

21

Пушистая белая кошка в один прыжок преодолела расстояние, отделяющее ее от черных брюк, не обращая никакого внимания на протесты шедшего в комплекте с ними бакалавра. В очередной раз чихнув, стараясь сделать это как можно ближе к оттопыренному уху настойчивого животного, и пару раз повторив, безрезультатную, стоит заметить, попытку избавится от Льдинки, Данковский провел  рукой до длинной шерстке ухоженной кошки, про себя отмечая, что, в ней, не иначе, как стараниями Юлии, нет ни одной запутанной шерстинки. Что не могло не вселить в Даниила надежду на то, что и к постояльцу она проявит определенную долю внимания и заботы. Нет, конечно, мытья и сушки от рук хозяйки бакалавр совершенно не требовал, так же как расчесывания и глажки, так что в этом он был, безусловно, лучше кошки. А вот ежедневная подкормка могла стать делом довольно утомительным, и затратным прямо пропорционально его габаритам.
Сделав еще один глоток зеленого чая, он в очередной раз сморщился и одарил тоскливым взглядом манящую глиняным боком банку кофе, стоящую на верхней полке кухонного шкафчика. Близкую в той же мере, сколь и недоступную. По крайней мере, для Данковского, привыкшего ни при каких обстоятельствах не заглядывать в разнообразные шкафы и шкафчики в чужих домах, до тех пор, пока ему не давали на это разрешения. На самом деле, подобное разрешение в подавляющем большинстве случаев было совершенно лишним, так как в доме всегда пребывали слуги способные обеспечить гостя всем необходимым. Зато о полках и столах подобной речи не шло, так что Даниил смог позволить себе хоть и не самый любимый, но не менее горячий напиток.
Белая кошка, разочаровано фыркнув, соскользнула с колен, раздосадованная отсутствием должного внимания, напоследок хорошенько впившись когтями в колено мужчины. Не столько от боли, сколько от неожиданности, он одним неловким движением опрокинул, к счастью немногое, оставшееся содержимое чашки на стол. Резко выпрямившись, дабы безнадежно не испортить одежду, Данковский решил преградить путь жидкости утренней газетой, предложенной ему хозяйкой. Это действие возымело успех, но, увы, не столь «сокрушительный», как на то рассчитывал бакалавр – тонкая бумага почти моментально впитывала влагу. Оглядевшись в поисках полотенца или тряпки, и обнаружив нечто подобное на кухонном подоконнике, он, сильно надеясь, что это не любимая подстилка Льдинки, схватил «орудие труда», бросив взгляд в ставшую почти непроглядной тьму за окном.
Осознание увиденного пришло уже позже – когда последствия его неловкости были ликвидированы вместе с прессой – а ведь среди околодомной растительности виднелся силуэт! Доселе вяло текущие мысли, почувствовав вящую необходимость их носителя в активных мыслительных процессах, тут начали развивать привычную для Данковского деятельность. Решение пришло моментально благодаря отсутствию вариантов.
Решив, что правильнее будет проверить все самому, а не пугать девушку понапрасну, прихватив для страховки самый устрашающий кухонный нож, он выскользнул  за дверь и, скрываясь в тенях, последовал к виденному им темному силуэту…
>>Улица>>

0

22

Ах... я что, заснула прямо за письменным столом? Отлично, - мысленно одернула себя Юлия. По привычке записывать важнейшие события и яркие впечатления дня в дневник, Лэнс не заметила, что задремала, и снился какой-то черно-белый кошмар. Все это, конечно, ни о чем хорошем не свидетельствовало. Переутомление, вдобавок эта проклятая твирь, кто ее вообще придумал?
В доме было тихо и сумрачно, похоже, Даниэль уже отправился спать. Ведь после дороги обычно устаешь невообразимо, это девушка на собственном примере знала.
Так, - подытожила Юлия, аккуратно доставляя точку в предложении и бережно закрывая потрепанную книжицу-дневник, - Сейчас на улицу. Воздухом подышать. Завтра... или уже сегодня? Сколько времени?.. Будет тяжелый день.
Под "подышать воздухом", хоть девушка сама себе постыдилась признаваться, подразумевался табачный дым. Юлия подхватила пачку со стола, в полумраке нащупала ключи. По старинной привычке - верная обычаям Города N (которых нет никогда не было, но жить хочется всем) - пистолет. Дамский "Дерринджер". Почему он так странно радует? Зачем-то тихонько покликала белую любимицу Дину, но Льдинка хозяйку проигнорировала и на зов не явилась.
- Поганка, - равнодушно и тихо шепнула владелица дома, уже в прихожей махнув рукой и накидывая теплое пальто. Изящные сапожки, любимый шарф... порядок.
Только недолго... Несколько минут. Хотя... что там делать долго, холодно, ух...
Юлия тенью выплыла из особняка в ночную тишину, беззвучно притворив за собой дверь. Про то, что бакалавр Данковский тоже решил "подышать воздухом" она пока не знала.

---> Улицы

Отредактировано Juliya Lans (2010-01-06 15:08:37)

0

23

>> Дом Юлии Лэнс>>
Холодный ветер порывом настиг парня, казалось, вместе с теплом похищая душу.
Сделав глубокий вдох и поборов страстное желание вернуться в дом, Данковский ускорил шаг, логично рассудив, что чем быстрее он опровергнет предположение о том, что растительность близ дома была оккупирована неизвестным, но, безусловно, вражеским захватчиком, тем быстрее сможет вновь погрузиться в тепло чужого дома. Не хватало еще подцепить воспаление легких из-за причудливо изогнувшихся ветвей, в одурманенном oxitocia tvirinum*  мозгу представших человеческим силуэтом. Хотя, конечно, не оценить иронии сложившейся ситуации он не мог – умереть от переохлаждения в двух шагах от секрета бессмертия, для человека, посвятившего бОльшую часть сознательной жизни созиданию «Танатологии», было, по меньшей мере, забавно. В большей же мере... 
В большей же мере, смерть от переохлаждения могла бы иметь место, если бы не холодное оружие, зажатое в руке. Если бы Власти знали, что для того, чтоб полностью  обезвредить его достаточно всего лишь вручить в руки нож, а еще лучше – кинжал, и отбежать на порядочное расстояние – он и сам прекрасненько зарежется без чьей-либо посторонней помощи. А если лезвие будет заточено сильнее обычного, то даже без усилий и почти сразу. Увы, но именно эта его способность «проливать кровь» при прикосновении к даже завернутому в чехол скальпелю, помешала Даниилу в свое время освоить великую профессию хирурга. Ad meliorem**
Очередной порыв ветра уничтожил единственный близкий источник света, обвалив на подрагивающий слабым светом фонарь массивную старую ветвь, царапнувшую по чьему-то окну. Вместо ожидаемого звона разбитого стекла послышался душераздирающий скрип, отозвавшийся судорогой где-то в области затылка, заставляющий на секунду прикрыть глаза. Чтобы, открыв их снова, погрузится в беспроглядную тьму. Сделав еще одну попытку продолжить путь и убедившись, что без какого-нибудь, хоть самого малого, источника света этот путь может оказаться последним, Даниил осторожно направился в сторону дома.... тут же замерев, услышав странный шорох.

* Цветы твири. Название взято из оригинальной игры «Мор. Утопия»
** К лучшему (лат.)

0

24

<--- Дом Юлии Лэнс

Щелчок - огонек - дымок. Вдох. Глубокий. Терпкий аромат и вкус, горечь на губах... проклятье, Юлия, когда же ты успела пристраститься?
Лэнс зябко поежилась: после радушного тепла добротного особняка, даже жаркого воздуха комнаты, здесь, на улице, показалось очень холодно. Сделалось как-то тоскливо-тоскливо. Осень... на Юлию она всегда влияла непреодолимо губительно, а главной спутницей надолго становилась черная меланхолия - близкая родственница депрессии. Девушка по привычке махнула волосами, отгоняя неприятные мысли, сделала еще один глоток терпкого табачного дыма и принялась вспоминать детали связи Симона Кейна и Многогранника. Когда, достопримечательность Города N лишь с большой натяжкой может быть названа детищем Симона, но все же... архитектурный комплекс... ведь существенная часть.
Мда... Все верно. Без "привета" - нет ответа. Паршиво.
Данковский же ждал от этого человека того, что Симон Кейн раскроет секрет долголетия. Как бы смеялась она, Юлия Лэнс, если ответ оказался бы нелепицей в стиле "я просто похож на отца и ношу с ним одно имя". В любом случае, вряд ли Симон поделится тайной - если секрет есть - безвозмездно. Что же может предложить Даниэль Данковский? Деньги? Так ведь "объект" может и не клюнуть.
Юлия неспешно двинулась по улице, погрузившись в невеселые мысли и потягивая горьковатый дымок. Белесые облачка таяли в сумрачном воздухе. Хорошо.

+1

25

Встав за кустами, Равель заняла наблюдательную позицию. Дом был двухэтажный, вероятно в доме был отсилу два три человека, слишком уж мало звуков доносилось из дома. В окне,  которое заинтересовало  Лару, определенно ничего не происходило, виднелась лишь тень человека и слышались мелкие бытовые звуки. «Определенно здесь нет, того чего я ищу» - разочаровано ели слышно произнесла женщина, но все-таки решила задержаться у дома, обдумать план дальнейших действий.
Был вариант отправится в в район «Жильники» посмотреть, что там делается, однако слишком опасно, и пока не очень то хотелось.  Тогда Равель решила пройти дальше по главной улице, а там, если ничего интересного и касающегося дела не увидит, свернет в сторону складов, если конечно у Лары будет желание и настроение.
Лара поправил шарф и наконец, решила продолжить свою прогулку. Развернувшись в сторону улицы, женщина  тихой размеренной походкой направилась в сторону главной улицы. Вдруг раздался ужасный скрип, при этом звуке Лара вздрогнула и чуть не закричала, от последнего девушку остановило тень человека направляющегося в сторону ее бывшего укрытия.  Вообщем-то этот ужасный звук и заставил оглянуться Равель, тогда она и заметила человека, направляющегося в ее сторону. Данное  обстоятельство заставило немного понервничать Лару, теперь Равель нужно было придумать, как пройти не замеченной. «Хотя зачем не замеченной? Я просто прогуливалась мимо.» Мысленно придав своему виду спокойствия и невозмутимости, женщина тем же тихим прогулочным шагом направилось по темному переулку в сторону главной улицы.  Лара беспокоило лишь одна вещь, что это за человек направляется  в ее сторону(надеялась конечно  же , что не вор)  и как он воспримет ее. Хотя скоро она все воочию сможет увидеть, еще чуть-чуть и она попадет в его поле видимости...

+1

26

Даниил резко остановился, привлеченный странным шорохом, доносившимся со стороны сада. К несчастью, все попытки разглядеть что-либо оказались совершенно бесполезными – единственный близкий фонарь был  поврежден, судя по объему упавшей  на него ветки, окончательно, а света с кухонного  окна едва хватало на то, чтоб совсем не потеряться в кромешной тьме. Единственное, что ему действительно удалось – так это во всей красе предстать перед скрывавшимся в тенях преступником, или кем бы он там не был. Хоть и огромным дворовым котом, пришедшим на свидание к Льдинке. В любом случае вид широкого почти двухметрового тела мужского рода, с зажатым в руке ножом, в неясном свете кухонной лампы, просачивающейся сквозь оконный проем, вряд ли оставит кого-то равнодушным. А самое большое впечатление оно, то бишь тело, Absque omni exceptione* произведет на патрульного, если вдруг это именно ему пришла в голову гениальная идея нести порядок и справедливость, сокрывшись в околодомной растительности. Данковский на секунду представил, какой должно быть прилив сил испытывал сейчас этот самый патрульный, наблюдая, как разыскиваемый по всему городу отцеубийца сам направляется в сторону ловца.
- Вперед, Данковский, не лишайте человека удовольствия. Уверен, что он просто спит и видит, как бы получить обещанные пять тысяч. И пусть Вас не смущает тот факт, что Вы не убийца: во-первых – им все равно кто из жрецов аrs рhoebea **    обоснуется у них в управе – хирург или танатолог,  а во-вторых, Вам все-таки несказанно повезет, если Вас таки арестуют. Если верить «Вестнику», то для получения награды наличие жизни у пойманного преступника не есть условием обязательным.
Если в кустах и притаился некто, готовый оборвать его жизнь, то этот «некто», судя по всему, сейчас и сам был на волосок от смерти. Если достаточно большой силуэт с четкими контурами холодного оружия вызывал значительные опасения. То тот же силуэт, делающий мелкие шажки из стороны в сторону, умудряясь медленно и неотвратимо надвигаться  вперед, при этом ведя интеллектуальные беседы со своей тенью, повергал в настоящий ужас. А если еще учесть тот факт, что каждый второй шаг сопровождался поднятием лезвия к лицу и дыханием на него, то сомнений в том, что творится некий таинственный, но, несомненно, зловещий ритуал почти не оставалось. 
Озябнув от холода, но не устав от мыслей, парень машинально начал переступать со стороны в сторону, дабы хоть как-то сохранить тепло, при этом пытаясь согреть дыханием  замершие ладони, но, так и не решаясь на какие-либо действия. Зачастую нерешительность не входило в число его главенствующих качеств… но зачастую он и не ловил преступников по другим городам у чужих домов с ножом в руках. Он предпочитал иной способ спасения жизней.
Размышление прервалось теплом, разлившимся по ладони. Судя по тому, что тепло сопровождалось странной вязкостью, то столь долгое и достаточно тесное  общение с режущим предметом таки принесло свои плоды – ладонь сияла свеженькой, не очень глубокой, но кровоточащей царапиной.
Да, заражение крови – это именно то, чего Вам не хватало…
Решив, что хорошего понемногу и покончить жизнь самоубийством он сможет и при более соответствующих его статусу условиях, Данковский, строго приказав напоследок  скрывающемуся в кустах индивиду уйти по хорошему, для большей строгости по привычке добавив в конце предложение страшное слово «пожалуйста», повернул ко входу в дом… столкнувшись с Юлией. Нет, сам факт подобного столкновения его вовсе не волновал – а вот его собственный вид и сопутствующие обстоятельства – заставляли лихорадочно искать объяснение столь странному поведению. Вообще-то, он бы предпочел незаметно скрыться обратно в тени да подождать, пока девушка зайдет в дом… вот только «незаметно» в данном случае уже невозможно – разве только Юлия страдает крайней степенью дальнозоркости…
- А Вы знаете, что избыточный кислород,  связываясь с клетками крови приводит к преждевременному старению организма, - начал он, как ни в чем ни бывало, подходя к входной двери. – А для того, чтобы не допускать подобного, стоит ежемесячно делать небольшие кровопускания. Но только под бдительным присмотром врача!
Данковский, это же лженаучно! Это непрофессионально! Это просто уму непостижимо!
Указательный палец взметнулся вверх, в попытке убедить собеседницу во всей серьезности данного заявления. Говорить абсолютно абсурдные вещи самым серьезным тоном единственная способность Даниила, благодаря которой он справлялся в свое время с потоком студентов – мало кому хочется писать доклад по несуществующей теме, да еще и с ссылкой на несуществующие материалы.
Открыв входную дверь и пожелав хозяйке доброй ночи, он с радостью погрузился в тепло дома.
- Юлия, извините, - сказал он спустя полминуты, вновь оказавшись на пороге, исподлобья глядя на девушку - я солгал. Мне показалось, что кто-то прятался в кустах и я решил проверить. Поэтому одолжил у Вас кухонный нож. Правда, никого я так и не встретил, хотя кто-то несомненно оттуда ушел. На тот случай, если это Ваш ухажер – передайте ему мои извинения, если необходимо – могу предоставить их в письменном виде – а так же уверения, в обязательной компенсации за возникшие в результате этого инцидента  материальные убытки. А теперь, спокойной ночи.
Широко улыбнувшись закончил он, в очередной раз скрываясь за дверью.   
>>Дом Юлии Лэнс>>

*Вне всякого сомненья
** Врачебное искусство

+2

27

Вышедшая подышать воздухом Юлия и отойти-то слишком далеко от теплого дома не успела. Да и не стремилась. Город встречал стылым воздухом и скрипами-шорохами - ничего необычного. Лишь один резкий скрип привлек внимание, но был списан на ветер или развлекающихся подвыпивших горожан. Почему нет? Они и не такое могут.
Тьфу... - Лэнс поймала себя на том, что дрожит. Пальто как-то от ночной прохлады совсем не спасало, - Вечно тебе дома не сидится, голубушка.
На этом мысленные упреки иссякли. Девушка себе не призналась, но ночной город вызывал смутные опасения. Благоразумие - оно всегда кстати. Так что Юлия выбросила недокуренную сигарету и вернулась домой. С тихим скрежетом провернулся ключ, в темноту Лэнс не сразу попала в замочную скважину, но терпеливо продолжила "муки взломщика".
Даниэль? - Брови Юлии красноречиво взлетели вверх, девушка не предполагала, что молодой человек не спит. Но Юлия промолчала, только растерянно улыбнулась. В конце-концов, право гостя находиться там, где он находится... Но не с ножом же!
Однако и испугаться-то не успела... кровь... Юлия все также молчала, как-то завороженно наблюдая и багровую жидкость и "холодное оружие". Данковский поспешил оставить девушку, но вскоре вернулся, а Лэнс так и стояла в коридоре, раздумывая над "странностями".
- Юлия, извините, я солгал, - попросил прощения Даниэль, - Мне показалось, что кто-то прятался в кустах и я решил проверить. Поэтому одолжил у Вас кухонный нож. Правда, никого я так и не встретил, хотя кто-то несомненно оттуда ушел. На тот случай, если это Ваш ухажер – передайте ему мои извинения, если необходимо – могу предоставить их в письменном виде – а так же уверения, в обязательной компенсации за возникшие в результате этого инцидента  материальные убытки. А теперь, спокойной ночи.
- Спокойной ночи... - усмехнулась одними губами собеседница, но в теплых карих глазах легко читалось недоумение и легкий упрек.
Кому рассказать... не поверят. Кому могло понадобиться держать дом под наблюдением и, главное, с ножом встреча бы, несомненно, получилась "радушней"... Мда.

---> Дом Юлии Лэнс

ООС: прошу прощения за мини-бред, прибаливаю, не пишется ничего умнее.

Отредактировано Juliya Lans (2010-01-14 20:58:39)

+3

28

>>Улица>>
В очередной раз, закрыв дверь, стараясь не задумываться о том, какое впечатление он произвел на девушку своей ночной пробежкой с темнотой, в качестве препятствий, Данковский бросил окровавленный нож в кухонную мойку и прошествовал наверх – в комнату, которая нынче позиционировала себя как «его». Темнота отступила, повинуясь   тихому щелчку включателя, уступая место яркому свету – столь резкому, что ощутимо бил по глазам, заставляя искать спасенья у рассеянной мигом раньше тьмы и, не находя его, вновь открывать глаза. Пару раз моргнув, осваиваясь в обилии деталей комнаты, он, мельком бросил взгляд на порез. Как и предполагалось – небольшая царапина, которая доставляет, не столько боли, сколько неудобства.   
Небрежно умостившись на кровати рядом с так же небрежно брошенным ранее саквояжем, мужчина одной рукой извлек из его поистине бездонных недр раствор пероксида водорода и вату. Натренированным движением тщательно обработав рану - кому, как не ему знать, что даже пустяковая царапина может привести к летальному исходу, если беспечно отмахнутся от возможности заражения, посчитав это недостойной внимания мелочью – Данковский, в поисках временного пристанища для окровавленной ваты, уткнулся взглядом в знакомый переплет. Черное тиснение на сером корешке, чуть выцветшем от времени, но совершенно не обтрепанном, что свидетельствовало о том, что книгу читали редко. А может быть и не читали вовсе – купили в нагрузку или приняли в дар, дабы тут же сунуть ее на полку и моментально забыть о самом факт ее существования, лишь изредка натыкаясь на нее взглядом, когда вытирают пыль.
Даниил поднялся. Сделал три шага по направлению к книжному шкафу и, едва касаясь, провел пальцем по шероховатой поверхности книги, чувствуя почти незаметные углубления букв, сплетавшихся в знакомое название «В.Г. Шор. О смерти человека».   

Данковский тяжело вздохнул под аккомпанемент шороха переворачиваемой страницы и оторвал взгляд от красных пятипалых листочков, венком обрамляющих чело великого патологоанатома, изображенного на третьей странице. Краткого просмотра предыдущих двух полностью хватило, чтоб прийти в настоящую ярость уже от одной мысли о том, что может ожидать его на страницах последующих. Впрочем, в сердце все еще теплилась надежда, что ребенок переломал все карандаши или устал от столь трудоемкого процесса раньше, чем добрался до притаившегося в конце содержания. Жаль только, что она не оправдалась...
Каждая строчка была старательно подведена неровными жирными линиями, изредка принимающими волнообразную форму или прерываясь пунктиром, а некоторые страницы пестрели изображениями синих  котов, красных зайцев и желтого неопознанного нечто, больше всего напоминающего крокодила.
Данковский с силой стиснул зубы, захлопнув книгу, а  пожилая гувернантка, занимавшаяся воспитанием еще его покойной жены, виновато опустила глаза:
-Не стоит так расстраиваться, – тихо начала она, почти физически ощущая холод его взгляда, - это всего-навсего книга.
- Расстраиваться? – так же тихо ответил он, демонстрируя свое негодование лишь яростным шипением да выразительной жестикуляцией, дабы не разбудить спящую в соседней комнате Танну. – Я не расстраиваюсь. Я в ярости. Агата, как Вы вообще могли подобное допустить? Я понимаю – черточка. Понимаю – цветочек. Но так изрисовать всю книгу! На это же нужна уйма времени! Где же были Вы?!
Женщина подняла на него взгляд  одновременно полный возмущения и укора, но тон все так же сочился раскаянием:
- Ваша знакомая решила нанести визит. И факт Вашего отсутствия ее не чуть не смутил. А так как Жозефина ушла за продуктами, то ухаживать за гостьей пришлось мне. – Даниил только тяжело вздохнул, а женщина, немного помедлив, добавила, - Судя по  приподнятому настроению, с которым она покидала Ваш дом, то она осталась вполне довольна осмотром. Я хотела сказать визитом.
Ответная реплика закончилась на предварительном вдохе, прерванная появившейся в дверном проеме растрепанной головой. Не решаясь войти в комнату, но не в состоянии оставаться в стороне, не выговаривая несколько букв, громким шепотом, подражая их разговору, она затараторила:
- Папочка, не ругай Агату. Это я рисовала, - Данковский едва сдержал улыбку, сраженный таким признанием. А он-то думал… - Просто в твоих книгах картинки такие скучные. И чужой дядя нарисован. Это же твоя книга. Там ты должен быть.
Тирада девчонки была самым наглым образом прервана почти истерическим смехом двух взрослых, как-то разом осознавших, что это был  за желтый крокодил…

Одарив книгу грустной улыбкой, Даниил отвернулся от стеллажа. Завтра его ждал  тяжелый день. Тяжелый, даже от одного только ожидания, ведь с каждой минутой его опасения все навязчивее проникали в сознание, заставляя душу холодеть от панического страха.
Тряхнув головой, словно это могло спасти от мыслей, Данковский, вооружившись всеми необходимыми банными принадлежностями, покинул комнату. Сегодня он уже исчерпал свой годовой лимит неловких ситуаций, так что перспектива быть обнаруженным в ванной почему-то совсем не пугала. Тем более, в сердце еще теплилась надежда, что ванная все-таки не обычная комната и замок иметься просто обязан.   
Да. В ванну – и спать. Проснутся и умереть.

+2

29

* Не успел Даниэль дойти до дверей ванной комнаты, как во всем районе внезапно погас свет. Сильный ветер на улице подул с такой силой, что стал походить на ураган. Несколько сухих веток дерева, стоящего напротив дома, отломились и, судя по характерному звону, разбили окно где-то на втором этаже.*

0

30

Итак,  Равель  направилась из переулка в сторону тени человека. Ларе не хотела знать кто это был и зачем он направлялся в ее сторону, она мечтала лишь о том, что все обойдется, человек куда-нибудь завернет или просто пройдет мимо, не задавая лишних вопросов. Что-что, а отвечать на дурацкие вопросы типа «а что это делает молодая особа в столь поздний час в таком темном переулке одна?» Равель не очень-то  хотелось. При этом ей вспомнился Тириус, он был ее поставщиком, когда она жила в небольшом городке на севере. Он часто поставлял ей какой-нибудь товар из других городов. Товар привозился вечером, и куда-нибудь на окраину, поэтому Равель приходилось ночью бывать в не очень благоприятных местах города. А Тириус имел привычку, подкрадываться  ссади или с какого-нибудь угла и заявлять, «что очень опасно ходить такой красавице в столь поздний час одной», при этом мужчина расплывался в улыбки, приветствовал Равель и говорил, что товары давно ждут ее. Вот такой он был этот плут, хотя сказать, что они были друзьями - это ничего не сказать…
К изумлению Лары человек развернулся и направился в противоположную сторону, что дало женщине возможность прошмыгнуть сквозь кусты и уйти восвояси. Возле кустов Равель  ненадолго затаилась из-за услышанных голосов. Мужчина и женщина, а чем-то разговаривали на улице, у Лары не было сомнений, что один из собеседников и был тем человеком, который видел Равель. Дождавшись пока затихли голоса, Лара вышла из переулка и направилась дальше вниз по улице. «Конечно, можно было бы задержать, но интуиция подсказывала Равель, что здесь нет  того, что она ищет». У Равель было два варианта, куда направится дальше: навестить Грифа и спуститься в  район "Жильники" .  Все-таки с Грифом  они так давно не виделись, а он мог многое знать, разумеется, он ничего не расскажет, но побеседовать с подругой он вряд ли откажется, и возможно Ларе удастся невзначай, что-нибудь выудить из него. «Подругой…» - эта мысль позабавила Равель. «Хотя разумеется именно она, за то время что мы знакомы, если ему что-то надо он сразу отправляет за мной, поэтому чашку чай я могу получить  точно» - при этой мысли женщина расплылась в еще более широкой и немного ехидной улыбки, Ларе безусловно нравилось когда такие как Гриф просили ее об одолжение.
Хотя сегодня Равель должна выполнить другую просьбу, и как бы ей это не нравилось для этого нужно, отправится в районе «Жильники». «Ну что же когда-то все равно нужно это будет сделать, так почему бы не сейчас?»
Равель повернула на другой переулок и отправилась к своей цели.

------> Дом Даны.

офф: как-то так получилось ...

Отредактировано Lara Ravel (2010-01-18 06:49:59)

+1


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Хребтовка"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC