Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Flashback » А грехи добрыми бывают?


А грехи добрыми бывают?

Сообщений 31 страница 60 из 64

31

Тяжело вздохнув, Даниил опустил руку и, приподняв голову, посмотрел на небо.
- Ну почему все, что я говорю или делаю, обращается против меня?.. - пробормотал он, устало прикрыв глаза и почесав переносицу, - Может лучше вообще молчать и ничего не делать? Пусть они сами решают свои проблемы...
Постояв так пару минут, ученый решил, что это крайне глупо и нужно попытаться сделать что-нибудь такое, чтобы Кларк перестала все принимать так близко к сердцу.
- Если Вам так хочется обескровить меня, то пожалуйста. Но при условии, что Вам действительно станет легче от этого. Милая Агнес, я не хотел Вас обидеть, даже в мыслях не было такого...
Определенно, извиняться он не умел, ведь такому никто не может научить. Вот было бы пособие "Как вымолить прощение у женщины или почему ты всегда во всем виноват", то да, все было просто и понятно.
Но это жизнь, здесь нужно отвечать за свои слова и поступки.
- Разве я сказал, что хочу уйти? Вы неправильно поняли...
"Говори проще, без этих замысловатых выражений, снова запутаешь бедную девушку", - подсказал внутренний голос.
- Все, чего я сейчас желаю, так это чтобы с Вами все было хорошо...чтобы Вы благополучно добрались до дома, легли спать, а завтра проснулись отдохнувшей и совершенно здоровой.
Он провел ладонью по лицу, стараясь таким образом собраться с мыслями, снять усталость, но не все так просто, к сожалению.
- Не сердитесь...чужак не заслуживает того, чтобы Вы так переживали из-за его глупых слов.
Самый легкий выход сейчас - развернуться и уйти, больше никогда не видеться с этой девушкой, а об их встрече вообще забыть или просто сделать вид, что ничего такого не было. Но Данковский не привык сдаваться, да и вообще показывать какие-либо слабости. Поэтому он никуда не уйдет, останется здесь, хоть придется торчать здесь несколько дней.
Он не решался подходить к ней, поэтому застыл на месте, напряженно замолчав и кусая нижнюю губу. Было даже удивительно, что он так переживает от того, что насчет всего этого думает Агнес.

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2010-10-21 16:44:45)

+1

32

Боль от горячего кофе постепенно проходила, и задевать зубы было уже не так неприятно. Агнес слушала Данковского и не находила лжи в его словах. Но она хоть убей, не могла понять, что хочет мужчина, почему он с ней так валандается. Девушка просто не понимала, она не умела играть в эти игры, для Агнес всё было просто и ясно как день. Людоедка дослушала Даниила и наконец заговорила.
- Самое паршивое, что легче мне не станет, - Агнес, не поворачиваясь к нему, вздохнула. - Я не знаю, что происходит, Оён, но дальше играться в это не намерена.  Я меньше всего хочу, чтобы ты ушёл и вместе с тем я понимаю, что оставаться для тебя это полный бред. Агнес как всегда говорила, что думала. - Меня здесь мало кто любит, а я их и того меньше. Я ненавистна людям и отвержена у своих. Моё занятие это беглецы  и такие как я.
Кларк говорила и боялась остановиться, тишина за спиной подстёгивала. – Те с кем ты привык проводить своё время, вызывают у меня лишь гнев и сарказм.
Буквально на секунду Дочь Степи прервалась, вдохнула воздуху побольше, словно собралась нырять и продолжила, - Если вдруг случится, что ты встанешь на пути Уклада…
Девушка замолчала, её спина выпрямилась и окаменела «Я должна это сказать и сказать сейчас». - Если мне нужно будет сделать выбор, Оён, я перешагну через тебя. В этом у меня выбора нет. Но… но я не хочу, чтобы ты уходил… Мне совсем не понятно почему это происходит и потому злюсь на тебя, Оён. А ещё злюсь, потому что мне страшно… Я боюсь, что всё, что я сейчас сказала, тебе безразлично и вызывает у тебя лишь недоумение и смех.
Даниил ещё был здесь, Агнес знала это, она видела его саквояж лежащий там, куда он его положил. Агнес расслабилась, она всё сказала и то, что произойдёт дальше, было не в её власти. Всё-таки Людоедка была дочерью своей матери и поступила, так как поступила Степь.
А ещё, - неожиданно для себя продолжила Агнес, - если ты надумаешь всё же остаться, - в её голос закрались смешливые нотки, - и решишь сесть на эти чёртовы качели, то мне, наконец, перестанет дуть в бок этот хренов ветер.
Агнес так и сидела к нему спиной. Когда не видишь, как уходят, боль приходит гораздо позже.

+1

33

- Почему Вы считаете это игрой?.. - он не знал, серьезно ли она об этом сказала или просто для красивого выражения, но, кажется, приукрашивать свою речь всяческими метафорами было не в ее привычках.
Вопросы назревали как грибы после дождя - один за другим.
- Отчего же бред? По-вашему, я должен сидеть целыми днями дома и читать умные книжки? Так ведь и от скуки помереть можно, честное слово... Какая разница, как к Вам относятся окружающие? Люди часто заблуждаются. Но мне показалось, что Вы намеренно пытаетесь казаться сильной, самостоятельной, злой и беспощадной. Для чего это? Видно же, что Вы  совсем другая на самом деле...
Решив окончательно наплевать на недавнюю мысль постараться оставаться на месте, Данковский направился к качелям, обошел эту конструкцию и, мельком взглянув на Агнес, уселся рядом.
- Насчет Уклада...я привык добиваться того, чего хочу или чего требует от меня долг или клятва. Поэтому не могу ничего обещать, кто знает, что будет завтра? Может...мы все уже мертвы, но не замечаем этого?..
Подумав немного, Даниил быстро стянул с себя плащ, набросил на ее плечи и поплотнее укутал девушку. Если спросить у него, чем собственно был продиктован сей благородный жест, он ничего не ответит. Просто потому, что не знает правильного ответа. Да и не важно это. Раз сделано, значит надо. Пора уже начинать думать о других, хотя бы иногда.
- Так ветер Вам точно не будет мешать... - странно, но он совсем не чувствовал холода, хотя тот в это время суток должен пробирать насквозь.
- Знаете...у Вас очень красивые глаза.

+1

34

-Потому, что вы люди всегда и во всё играете… в слова… в жизнь.. - Агнес печально усмехнулась, - А про бред, Оён, так это не о тебе… о себе больше. Девушка так и сидела, не оборачиваясь, только прислушивалась к тому, что происходит за спиной. Наконец она услышала шорох песка под приближающимися шагами. Качель качнулась, когда он опустился рядом. Дру-гая.., - призраком перед глазами мелькнул пыльный сундучок, тот-что-стоит-под-кроватью, и зубы сразу сжались. В груди билось – никто и никому. Эти два слова, словно колючей проволокой сжимали грудь. – Что видишь ты, Оён?
Ей было безразлично мнение толпы уже очень давно. Дочь Степи обращала на них ровно столько внимания, сколь было нужно для того, чтобы обеспечить элементарное существование – продавцы и прочий быт. А вот мнение Даниила почему-то волновало. Девушка вздохнула. «Хотя можно обойтись и без него». При слове – Уклад - Агнес вздрогнула и напряглась. Она опять не сумела сказать правильно, так, что бы он понял, но она не станет объяснять. Не желала она сейчас говорить об этом… Слишком другой сегодня была ночь, не желала она её портить, не для того ей её подарили и Людоедка смолчала. Мертвы ли они? Кларк задумалась и словно из сна прошептала:
- Что живой, что мёртвой, мне искоркой быть, Степь беречь
Резкое движение Даниила вывело её из раздумий. Плащ крыльями летучей мыши порхнул над Агнес и окутал плечи, врач стянул полы плаща потуже. Девушка ошалела и попыталась взглянуть в лицо Бакалавра. Это давалось сложно.
- Знаете...у Вас очень красивые глаза. Кларк подтянула ноги, развернулась на скамье так, что бы быть к нему лицом и опустила конечности с другой стороны. Какое-то время Агнес балансировала, что бы удержаться и наконец, приняла устойчивое положение. Девушка смотрела ему в глаза и хлопала ресницами. Ну, как-то сложно у неё было с комплиментами, и что отвечать на то, что впервые слышишь, Дочь Степи тоже не знала. Агнес растеряно огляделась, может ещё кому это сказано и никого не обнаружив поблизости, пробормотала:
- Чёрные… 
Она напоминала гусеничку в коконе. Из плотного свертка, в какой превратилась девушка, выглядывала только голова. Руки были плотно препелёнуты к телу плащом  Данковского. – Знаешь Оён, если сейчас посильней тряхнуть качель, я со всей дури поцелую Землю и точно напою её своей кровью. В её глазах светились смешинки, и она хитро взглянула на Даниила. - А ты тогда станешь настоящим Одонгом. Наконец Агнес не выдержала и засмеялась, уткнувшись ему в плечо.
- И откуда ты взялся на мою голову? - смеялась она ему в рукав. - А? Кареглазый.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-23 18:52:26)

+1

35

Трудно сказать, видел ли он вообще что-нибудь. Глаза в полном порядке, цвета плохо различимы, но это вполне логично - сейчас, в темноте, активированы только палочки, отвечающие за черно-белое зрение.
Душа другого человека - потемки. Но всегда можно сделать предположения, чем сейчас он собственно говоря и занимался.
- Я считаю, что Вам очень одиноко... Кого Вы хотите видеть рядом сейчас? Только отвечайте прямо...ведь точно не меня. Вы сильно обижены на что-то или кого-то, и это чувство гложет Вас изнутри. А еще Вы боитесь, что кто-нибудь увидит Вас настоящую. Правильно?
Он мог бы еще много чего рассказать. Но сейчас не то время и место, тем более на сегодня и так было сказано много неосторожных слов. Впредь нужно стараться избегать таких неприятных ситуаций.
- Такой цвет, как у Вас, вообще не встречается у людей...самый темный цвет iris...то есть радужки - коричневый, близко к черному, но все-же не совсем. Может, Вы и вправду не из этого мира?
Чушь...она здесь, рядом, материальная. Протяни руку и дотронешься. Да и чувствуется тепло ее тела. Нет, она обычный человек. Просто не такая, как все те люди, которые встречались раньше на его пути.
Ее смех был очень приятен на слух, Даниилу и самому стало веселей, но в отличие от Агнес, просто взять и рассмеятся он бы не смог. В плаще, который был слишком большого размера для нее, уткнувшаяся в его плечо девушка казалась еще меньше, а от этого более хрупкой. Трясти качель, нарушая равновесие, а тем более делать это намеренно, чтобы она упала вниз и повредила себе что-нибудь, он не будет. Такая мысль даже не могла просто появиться в голове ученого. А вот у нее - появилась. Неужели они настолько разные?
- Ну что Вы, разве я смогу совершить такой ужасный поступок? - уголки губ поползли вверх, - Да и быть Одонгом...мне не по силам.
- А Вы сами как думаете, откуда? - он слегка повернул голову, чтобы можно было наблюдать за ней.

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2010-10-24 16:17:01)

+1

36

Кларк хлопала на него глазами. Он о чём?
-Сейчас?.. никого… Нет, опять не то говорю.., - девушка поспешила исправиться, - я с кем сижу, того и хочу видеть. А что, бывает по-другому? Если бы кого другого надо было, так я туды бы и пошла…. - Девушка вздохнула, - в одном ты прав, Оён – даже желанное, одиночество порой утомляет… Она замолчала.
Темнота сгустилась, запах твири всегда был особенно силён по ночам, а в прохладной тиши, ещё и расползался со скоростью ветра, гуляющего в заброшенном дворике. В нос Людоедки попала пыльца, и он отчаянно зачесался. Руки же были спелёнуты и оставалось только тереться носом о его рукав. Что она и старалась незаметно сделать.
-Я всегда настоящая, Оён. Как отражение в реке… - Кларк снова потёрлась носом, и продолжила чуть упрямо, - и нисколько не коричневые… Чёрные.. совсем, как Земля, что родила меня. Это мой мир. Оттуда и пришла. А коричневые твои.., - секунду помолчав, мечтательно протянула, - как шоколад. И сглотнула слюну. Агнес захотелось чихнуть, и девушка вновь своеобразным способом почесала нос.
Ох уж, эти люди… Всё о себе, да о себе..Меньше всего сейчас Агнес думала, что Данковский способен тряхнуть качель. Вот если бы на его месте сидел… да кто, собственно, с ней мог бы здесь сидеть? Девушка улыбнулась, - Дааа, ох и страшненький бы вышел из тебя Одонг, Оён, совсем не красивый: беззубый, волосатый, глаза не бусинки и рот маленький. Агнес расхохоталась, глядя на него и боднула Даниила головой. Чихнуть хотелось всё сильнее.
- Откуда ты взялся? – она хитро посмотрела ему в глаза, - оттуда же откуда все берутся… кроме меня конечно, я из другого места.. Она хотела рассмеяться и…. оглушительно чихнула. Её пятая точка сделала мощное движение вперёд, качель качнулась, а сама Агнес стала заваливаться назад. Людоедка взмахнула руками, в порыве схватится за что-нибудь… и упёрлась ими в плащ. Глаза её округлились, рот открылся для крика, а сама девушка стала приближаться спиной к земле.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-25 15:11:22)

+1

37

- По-другому бывает...когда находишься с кем-нибудь рядом, а мысли совсем о другом человеке...но я считаю, что это нечестно. А честность - величайшее проявление человеческого характера. Жаль, она является большой редкостью...в наше время. Ну хоть в чем-то я прав, - этот факт тешил его самолюбие.
"Надеюсь, она не высморкаться пытается..." - растерянно подумал Даниил, наблюдая за махинациями девушки.
- Земля как раз должна быть коричневой, у вас же тут в конце-концов не чернозем... А что, Вы любите шоколад? - честное слово, ребенок. Для полного соответствия осталось лишь отвести за руку домой, напоить горячим молоком и уложить спать, предварительно почитав сказку на ночь.
На Агнес посыпались вопросы, один другого краше:
- А собственно...чем эти так называемые Одонги вообще питаются? Они же...не люди, да?.. Странно, весьма странно.
"Из другого места? Как это?.."
- Ну...у Вас же должны быть родители...да и живете Вы вроде бы как все - нуждаетесь в сне, еде, жилье... в чем же отличие?
Девушка чихнула, а у Данковского сработал страж-рефлекс. Это понятие означает, что человек обращает внимание на громкие звуки или яркий свет, поворачивая голову имеено в ту сторону, откуда собственно и поступает такой своеобразный сигнал. Так что дело совсем не в любопытстве. А между тем задумываться над работой нервной системы было самое неподходящее время - Агнес стала заваливаться назад, рискуя упасть с качели на спину и заработать хороший синяк, если не сотрясение мозга...
Действовать надо было быстро - вытянув левую руку, он подхватил ее почти у самой земли, тем самым избавив Кларк от возможных пренеприятнейших последствий. Даниил держал ее на весу, пальцами другой руки вцепившись в трубу качели, которая жалобно скрипнула и снова застыла.
Со стороны это наверняка выглядело очень комично и нелепо, хорошо, что посторонних наблюдателей здесь просто не может быть в такой поздний час.
Мужчина не торопился поднимать Агнес, он молча смотрел в ее широко ракрытые глаза. Наконец произнес:
- Если бы Вы сразу одели плащ как полагается, такого можно было избежать, - улыбка никак не хотела покидать его лицо.
Девушка была достаточно легкой, поэтому усадить ее обратно было несложно.
- Испугались?..

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2010-10-26 15:05:12)

+2

38

Три секунды…  Три секунды Агнес ощущала ужас. Она мгновенно вспомнила крупный, острый камень, торчащий, словно клык хищника, из земли. Когда девушка села к врачу спиной, она пару раз пнула по камню носком ботинка, ещё тогда подумав, что кому-то будет очень не весело приземлиться на этот зуб. И вот сама падала на него спиной. Кларк почти физически ощутила, как он впивается в тело, конечно большое количество одежды не даст ему проникнуть и поранить даже кожу, но то, что произойдёт внутри… Агнес видела, как смещается и трескает позвонок, как рвутся тонкие белёсые нити, навсегда лишая способности даже кивнуть. Она слышала, до дрожи мерзкий хруст и… ничего не могла сделать.
  Когда девушку подхватила рука, она приняла это за соприкосновение с «клыком» и зажмурилась… Ничего не произошло. Боли не было, как не было и хруста, только нервное поскрипывание качели. Людоедка распахнула глаза и упёрлась взглядом в растопленный шоколад. Он улыбался. Его глаза улыбались, улыбка зарождалась где-то в глубине и странными дорожками выходила наружу, образуя еле заметные морщинки возле глаз. Она несколько секунд парила над землёй, опираясь только на его руку. Странное ощущение. Очень непривычное.
- Если бы Вы сразу одели плащ как полагается, такого можно было избежать.  Агнес задохнулась от наглости его обвинения. Глаза её сузились «Ах, ты ж номарх, ты ж  меня сам, словно теля спеленал!» Она уже открыла рот, что бы сказать, кто он есть и кто его родители, но тут девушку  с лёгкостью подняли и усадили обратно. Она попыталась обернуться назад…
- Испугались?..  Ей хотелось крикнуть, завизжать, что нет.. никогда в жизни, но острый земляной зуб, торчащий за спиной, заставил сжаться и сказать правду.
- Сильно, - но и тут она не сдержалась, - А ты, можно подумать, нет? – Она красноречиво посмотрела на его руку, которая вцепилась в качель – костяшки пальцев на ней побелели. Девушка усмехнулась.
- Людоедка испугалась… Бакалавр вздрогнул..- её голос стал испытующим, - вздрогнул ведь? Прям ночь страха какая-то… Или Турах так шутит…?
Дочь Степи задумчиво смотрела на руку Данковского, держащую качель. Ветер всё вокруг окутывал запахом твири, трава зацветала во всю, и казалось, аромат становился материальным.
- К слову о Турахе. Ты спрашивал о родителях и наших нуждах? – Агнес подумала, что сказать, - но разве от того, что быки испытывают потребность: дышать, есть, спать, пить, спариваться, они становится от этого людьми? Так и мы… Едим тоже самое, дышим тем же самым, а совсем другие.
Агнес снова попыталась повернуться к Бакалавру и вновь опасно закачалась. «Нет, так совсем невозможно, если я буду падать каждые пять минут, то пару раз он точно меня не поймает» Кларк стала выпутываться из плаща, наконец, когда ей это удалось, девушка встала на лавку качелей коленями, и широко взмахнув плащом, опустила его на плечи Данковского. Стянув воротник плаща под горлом Даниила, приподняла ему голову, и глядя ему в глаза сверху вниз, продолжила:
- А Дочь Степи, это вообще другая песня… Меня Земля родила, сама… Я её порождение, как и Шабнак, только не из глины… - Девушка загадочно улыбнулась, - и веток нет. И одонгов я люблю, и Степь – мать свою, сильно люблю, и шоколад. А глаза мои, всё же чёрные, Оён.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-27 16:23:22)

+1

39

Признаваться, что на мгновение все его существо сковал страх за судьбу мало знакомой девушки, почему-то совсем не хотелось.А ведь в этом не было ничего ужасного, наоборот, раз он помог ей, значит еще что-то осталось от обычных человеческих чувств и переживаний. Может есть еще надежда...
- Совсем чуть-чуть...была страшна сама мысль о том, что Вы все-таки упадете и повредите что-нибудь...и в этом будет только моя вина - ведь Ваши движения сковывал плащ...Хорошо, что все обошлось. Да, сегодня определенно необыкновенная ночь...а Турах...это кто?
Моргнув пару раз, он размышлял над ее словами.
- Быки очень сильные существа...знаете, порою кажется, что любое животное намного лучше, чем человек. Потому что они нападают и делают больно только по необходимости, а люди...да что там говорить!
Элемент верхней одежды снова вернулся к своему хозяину. Сразу просунув руки в рукава (видимо чтобы не навернуться с качели, как это чуть не сделала Агнес только что), он провел пальцами по холодной змеиной коже. Какие-нибудь защитники живой природы запросто обвинили бы Даниила в живодерстве и прочих грехах. Да уж, это было просто замечательно - сидеть и рассуждать, какие животные прекрасные и умные, а самому носить такой плащ. В этом была большая доля цинизма, но Данковский предпочитал об этом не задумываться.
Хотелось отвести взгляд от лица Кларк - та слишком пристально смотрела на него, это заставляло немного нервничать, будто сделал что-то плохое, а она это заметила и теперь осуждает.
- Получается, Одонги - тоже рождены Землей? А зачем?.. Зачем ей вообще нужны дети, которые ходят по ней и живут практически как люди, которых она наверняка недолюбливает?..
Глаза девушки были действительно черные, с этим спорить было бесполезно. Ах, если бы можно исследовать их! Эта прелюбопытнейшая особенность радужки никак не оставляла в покое ученого. Но он и так за свою жизнь провел немало неудачных и даже жестоких экспериментов. Нельзя губить невинные души, даже если очень хочется. Ведь в конце-концов придется ответить за все свои ошибки...

+1

40

Смешинки из его глаз утекали, словно втягивались обратно и исчезали в глубине. Агнес хотелось зацепить их хоть как-нибудь, задержать, но девушка понимала, что это не возможно и закусила губу. От разочарования она надуто буркнула:
- Себе, Оён, не ври… Ты минуту назад сказал, что я виновата в том, что чуть шею себе не свернула, - Кларк глухо, словно в пропасть попросила, - не лги, Оён! Я всё принять смогу… но ложь… Девушка отрицательно помотала головой
Качель тихо покачивалась от их движений.
- Нет, Оён. Животные они как люди… Кошка-то как мышью играется? Смотришь придушила уже… нет, дала отдышаться, надежду на спасение почуять и снова цап-царап…Среди них  есть умные, есть хитрые, а есть глупые… их другое отличает, Оён… - девушка вздохнула и прошептала, - они рабов не держат.
Незнакомая ткань его плаща поблёскивала гладким рисунком в свете ночных звёзд. И в каждом его зрачке отражалась звезда. Светящиеся точки в расплавленном шоколаде. Шоколаде без улыбки. Девушка вздохнула и выпустила его воротник из рук. Постояла ещё с полминуты, просто любуясь плавающим светом, и уселась обратно.
- Да, нет, Оён. Не земля их рожала.. как и всех - женщины. Твириновые Невесты, - Кларк улыбнулась и попыталась поставить ногу на лавку, да постеснялась сиденье грязью испачкать и просто скрестила ноги. – Это долго рассказывать, Оён, очень долго и непонятно. Но Исидор, - Агнес на секунду задохнулась, острой иглой кольнуло её это имя, - однажды назвал это как-то странно, то ли симбоз, то ли симбиз. В общем разное в целом и друг без дружки нам уже никак.  Девушка всё же не выдержала, не привыкла она так сидеть, и, скинув ботинок, поставила ногу на качель. Обхватила руками, прижав к себе, и легла щекой на колено, повернув голову в сторону Даниила.
- Мы Степь кормим – она нас. Дети мы её… Мы связаны, Оён, как сросшиеся близнецы… Если нас разорвать, погибнут все. – Дочь Степи нерешительно провела пальцем по замысловатому рисунку на плаще Бакалавра, - А что это за ткань, Оён? Я такой у нас не видала.. вроде как кожа, как у телят… и в то же время другая
Она чуть отпихнулась ногой от земли и сиденье мягко запокачивалось.
- А Бос Турох… - Людоедка хмыкнула, - это Великий Бык, он был до начала времён… отец первородных. – Глаза Агнес весело блеснули, - он и мой отец, Оён! Вот и знаком ты с моими родителями. Мать – Земля-Степь, а отец Турох, - девушка весело улыбалась. – ещё поговаривают… Симон мой отец.., - она рассмеялась, как-то болезненно, с насмешкой, - вот, старый пройдоха… сделал городу пакость - народил чудище… и помер. Смех Людоедки стал злым.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-30 07:33:58)

+1

41

- Да разве это ложь? - ее слова Даниил воспринял почти как личное оскорбление, - Я лишь хотел сказать, что в Ваших силах было сделать так, чтобы подобного вообще не случилось. А так да, целиком моя вина...
Умолкнув на пару минут, он просто слушал скрип плавно покачивающейся качели, одновременно с этим ловя каждое брошенное девушкой слово. Привычка все анализировать с точки зрения логики, что тут поделаешь...
- Ну если так считать, то среди животных и паразиты есть, которые только за счет других существуют...а это порою хуже рабства. Да и рабство все же как-никак отменили, и оно давно незаконно. Прогресс, одним словом. А между прочим, лишь у человека есть творческое мышление...люди способны выражать свои эмоции через мимику, речь... Это все благодаря усложненной нервной системе. А вот с животными все проще - у них есть инстинкты.
- Твириновые невесты? - воображение сразу нарисовало примерный портрет описываемых женщин, - А...симбиоз наверно. Это когда два организма сосуществуют вместе, помогая друг другу выжить...в общем, что-то навроде союза.
- Даже сиамских близнецов можно разлучить, и они будут вполне так счастливо жить по-отдельности. Неужели здесь такое невозможно?
- Ткань... - Данковский уставился на плащ, будто впервые его увидел, затем все же продолжил, - Это кожа...змей. У Вас они разве не водятся?..
Услышав из ее уст имя Симон, он перевел взгляд на Кларк. Сердце на секунду замерло, но сразу же снова забилось в привычном ритме.
- Что? - слова о том, что Кэйн якобы мог являться ей отцом, звучали поистине нелепо, да и этот смех...не может это быть правдой. Такие истории только бабушки внукам зимними вечерами рассказывают, когда они никак не хотят ложиться спать.
Но то, что Агнес таким образом пыталась как-то унизить или поиздеваться над таким великим человеком, сильно уязвило ученого. Тряхнув головой, будто отгоняя неприятные мысли и назревающие колкости в ответ, он смог наконец хоть что-нибудь ответить:
- Так Вы уж определитесь, кто Вам отец...Симон или Бос Турох. Так говорите, будто он умер по давно утвержденному плану... Да судя по тому, что я узнал об этом человеке, он был чуть ли не святым, столько делал для города, оберегал его! А Вы плохо о нем отзываетесь...

+1

42

- Я не про «сейчас», Оён. Я вообще…ложь не приемлю, - на его слова о людях, она просто пожала плечами, уже было сказано про глистов и повторяться не стоило.
- Твириновые… Ты не видал их ещё? Смотри, Оён…. – девушка иронично улыбнулась, - их танец завораживает не хуже твири… Раз посмотришь, оторваться не сможешь… Агнес бархатно рассмеялась.
Кожа плаща притягивала взгляд и руки, - нет, у нас в степи таких не водится… не терпит их на себе Мать, - про симбиоз девушка подумала немного и спросила, - а как разделять, Даниил, коль сердце-то одно… кому отдать?
Она резко замолчала, и будто ушла внутрь себя. Агнес пыталась вспомнить, но серые хлопья застилали воспоминания. Девушка очнулась и заговорила быстро,словно боялась не успеть
- Я не знаю, что видел ты, Данковский, мне ты не скажешь. Не скажешь ведь? Мать-Степь не даёт мне это видеть, и я должна просто верить. Но я чувствую, нет, я знаю, что под этим зло, живое, тяжёлое и мерзкое… Много зла, Оён. И то, что сверху охранят внешний мир от тьмы. Что там Даниил? Скажи мне..  – внезапно девушка накрыла ладошкой губы мужчины, и почти крикнула. - Нет, не смей… я должна просто верить…
Девушка подняла на Бакалавра тяжёлый взгляд.
- Святой Симон? Так как ему святым не стать? Коль от зла избавился… - Анес посмотрела на Бакалавра, - Знаешь, что молва говорит? «А ведь Людоедка тоже загадочное существо! Никто не знает, как она появилась. Опасность ей не грозит, потому что она бессмертна, как Симон. А еще говорят, что Симон отторг все злое от своей души, Степь дала костей для ее тела, и вот так вот на свет появилась она – Оспина

Отредактировано Agnes Clark (2011-09-05 08:02:03)

+1

43

- Покажите мне хоть одного человека, которому понравится, когда ему кто-нибудь врет, - он ковырял землю под ногами носком ботинка, считая, что сейчас не время обсуждать правду и ложь как таковые. Пусть этими вопросами занимаются философы. Хотя иногда лучше заблуждаться, чем знать горькую правду. Но само понятие "ложь во спасение" абсурдно и еще никогда никого не оправдывало.
- Нет, не видал. Они что, прямо здесь живут, в Городе? Хм... - слова о их танцах подстегнули любопытство, - Но...они же не постоянно танцуют, правильно? Нужно же и другими делами заниматься...
- Кому отдать сердце?.. - ученый сначала не понял суть вопроса. Задумавшись, он опустил глаза, храня мрачное молчание. Но долго так сидеть не получилось:
- Честно говоря, не знаю... Считаю, что никто не имеет права решать, кому жить, а кому лучше умереть.
- Я видел... - он хотел было начать рассказ о том странном видении, от воспоминаний о котором мужчину снова бросило в дрожь. Но Кларк сразу отказалась от своих вопросов, прижав ладонь к его рту, практически приказав молчать и видимо хранить все это в некой тайне.
Удивленно покосившись на девушку, он едва заметно кивнул и, мягко обхватив пальцами ее запястье, отвел руку в сторону, возвращая себе способность говорить.
- Как же он от зла избавился? Разве такое возможно? Знаете, я всегда думал, что там где есть добро, всегда рядом находится и зло, ведь они друг без друга не могут существовать...тем более, для кого-то это будет казаться злом, а для кого-то еще это будет нормой жизни. Парадокс, правда... Кто же здесь выносит людям приговор - вот этот злой, а этот - добрый?
Даниил рассматривал ее ладонь, такую маленькую и теплую. В этом чувствовалось даже какое-то неведомое очарование.
- Да разве же Вы бессмертны?.. Еще недавно обожглись кофе, а умереть значит не можете? - послышался легкий смешок, - Кстати, насчет кофе...фляга до сих пор у меня, он должен был уже давно остыть, допить не хотите?

+1

44

Его дело, принимать как он хочет.. её дело, предупредить. А уж лгать или нет - решать ему.
«Живут ли в городе Невесты..?» А куда им ещё бедолагам деваться. Они отказались от матери и им одна дорога – кабак.
- Кое-кто из Невест и здесь живёт, - Агнес поцарапала пальцем ткань на коленке, словно оттирая какое-то невидимое пятнышко, - и не только танцуют… Занимаются, ох как занимаются, Оён. За то вам, людям, спасибо и поклон… - Девушка ядовито ухмыльнулась, - познакомишься ещё, Оён.
Бакалавр молчал, а Агнес думала – как можно кому-то из них погибнуть? Умрёт Мать-Степь, умрут и они, умрут они и Степь замрёт, окаменеет, погибнет. «Нет, даже никакой не  симбиз это ихний. Мы одно  целое
- Здесь нет выбора, Оён! Погибнет один, значит не жить и другому – мы жизнью зависим друг от друга.
Девушка смотрела на свою ладошку в его большой руке, - значит, не веришь слухам и разговорам, Даниил? А святости Симоновской, по словам поверил… - Агнес не забирала руку и даже пыталась дотянуться до той пульсирующей жилки, что словно Горхон по городу, протекала по запястью Бакалавра.
- Или  для тебя одни слухи отличаются от других? – Людоедка продолжала допытываться, - А может, про Симона слухи, больше тебе по нраву?
Палец девушки наконец-то добрался до вожделенной цели и Дочь Степи, прикрыв глаза, вслушивалась в ритмичную музыку крови.
- Буду.. и кофе буду, но позже. А про моё бессмертие, Оён, не понимай так буквально… - Кларк открыла глаза и со странным блеском в глазах заглянула в лицо Данковскому. – разве зло или добро может быть смертным?

Отредактировано Agnes Clark (2010-11-01 12:37:14)

+1

45

- Еще недавно Вы упорно утверждали, что нужно непременно сделать выбор...а теперь говорите, что никакого выбора-то и нет на самом деле. Как Вас прикажете понимать? - Даниил совсем запутался, а когда он что-либо не понимал, то начинал мучать и себя, и окружающих, пытаясь если не добраться до истины, то хотя бы попытаться все же уловить суть дела.
- Как же проявляется эта зависимость?.. - слегка наклонив голову набок, он разглядывал стену ближайшего к качелям дома, будто там было что-то крайне интересное, - Когда я только  приехал в Город, увидел здешних жителей, то подумал, что тут каждый живет так, как ему удобно, все остальное его мало волнует...а Вы говорите - "жизнью зависим друг от друга". Разве человек умирает не в одиночестве?..
- Кто сказал, что я верю в святость Симона? - врач встрепенулся, больно интересна была эта часть разговора, - Если бы мне удалось встретиться с ним, поговорить, понять, в чем заключается его уникальность, то тогда было бы собственное представление об этом человеке. А так ничего нельзя утверждать со сто процентной уверенностью.
Он тяжело вздохнул, почему-то чувствуя вину в том, что их встреча так и не состоялась. Возможно, если бы он приехал на пару дней раньше...
- Слухи не имеют какой-либо силы или важности...нужны факты. Опираясь на них, и только на них, можно принимать какое-либо решение и вообще как-то жить дальше. А слухи не могут придавать человеку уверенности в собственной правоте... Вот смотрите, приведу пример из личного опыта. Возьмем какого-нибудь ученого. Он молод, но у него есть желание творить и исследовать. Но практика невозможна без теории. А теория возникает из гипотезы, любой мысли, случайно возникшей в голове...потом уже он пытается доказать на деле, что его теория верна. И он руководствуется исключительно фактами и данными, которые видел собственными глазами. Конечно, он может опираться на знания и советы других людей, но тогда это будет уже не совсем его личное изобретение... Вы понимаете?.. Примерно такое положение вещей и здесь...раз есть какое-либо предположение, значит нужно искать, как его подтвердить. Ну или в крайнем случае опровергнуть.
Почувствовав прикосновение пальца девушки, он перевел взгляд на свою руку, затем внимательно посмотрел на Агнес, которая увлеченно слушала пульс, распространяющийся по ветвям промежуточной вены предплечья и улыбнулся:
- Размышляете, в каком месте удобнее будет пустить кровь?
Похоже, от темы "добро-зло" не так просто избавиться, игнорировать вопрос Кларк было крайне неудобно, поэтому он решил ответить весьма неопределенно:
- Это слишком расплывчатые понятия...

+1

46

Агнес смотрела в ночное чёрное небо. Так было легче. Её снова не понимали… Только Исидор… «но его уже нет» - и пора бы начать привыкать к этой мысли. Да, ей ещё петь на кургане провожая его душу, но на этот счёт у девушки было своё мнение. Слишком близка и дорога была ей душа Исидора, и расставаться с ней Дочь Степи была не намерена. И она пойдёт всё же туда, где стоит, как и много лет назад, заброшенная… но об этом - тссс. Кларк даже мысленно не оканчивала свою задумку, мало ли что. Девушка снова печально взглянула на Бакалавра и подняла лицо к звёздам. Да, её сложно понять, но если захотеть… если сделать усилие… но… Агнес смотрела в ночное небо, так было легче. Ветер, доставив по назначению облако аромата цветущей твири, стих и только изредка пробегал по поднятому к небу лицу, слегка качая волосы Агнес. Данковский говорил и говорил, но внезапно это стало неважно. Дочь Степи говорила об отношении Матери Бодхо и её детей, а он про людей. «Я ему про репу, а он мешка нету». Они разные и что бы не чувствовала сейчас Кларк, этого было не изменить. Девушка жила чувствами, своим внутренним миром и инстинктами, в то время как Даниил говорил о внешних обстоятельствах.
     Девушка смотрела на Даниила, не перебивая, и даже не слышала, что именно он говорит. Только вежливо кривилась улыбкой и кивала иногда головой. Да ещё, слушала музыку крови. Его крови. Она была сильной, стоило чуть прижать бьющуюся точку, как она становилась настойчивой и упрямо пробивала себе дорогу. Агнес нравилась такая сила. Она вслушивалась, когда вдруг слова Данковского достигли разума и заставили вздрогнуть.
- Размышляете, в каком месте удобнее будет пустить кровь?
«И он туда же» Девушку постоянно обвиняли в кровожадности, и она уже привыкла в случае чего клацать зубами, но сейчас она была просто не готова к такому уколу. Плечи её поникли, пальцы дрогнули и отскочили от кожи его руки. Агнес растеряно мигнула и прошептала.
- Зачем ты так, Оён? – рука девушки сжалась в кулачок и выскользнула из ладони Даниила. Даже колкостей, которые сотнями рвались с кончика языка, говорить не хотелось, но Людоедка не привыкла глотать обиды. Губы степнячки поджались, превратившись в узкую полоску, а голос стал насмешливым.
- Тобиж, следуя твоей логике, Оён, ты выспрашивал у меня о нашем племени, с мыслью пустить меня на опыты? - Агнес уставилась ему в глаза, - и чего? С чего резать начнёшь? По живому поди, чтоб посмотреть чем я дёрну, когда очередную жилку пластанёшь, али по головушке приглушишь для начала?

Отредактировано Agnes Clark (2010-11-03 15:55:26)

+1

47

Вопросы девушки даже застали Даниила врасплох. Моргнув, он посмотрел в сторону, а затем неожиданно для самого себя засмеялся. Но этот смех нельзя было назвать веселым, в нем слышалась горечь с долей насмешки.
- Думаете, я какое-нибудь чудовище без малейших понятий морали и совести, которому ничего не стоит убить или похитить первого встречного, ни в чем неповинного человека, лишь для того, чтобы провести пару каких-нибудь сомнительных экспериментов? - на душе было тихо и спокойно, он давно не обращал внимания на подобные заявления, но здесь определенно был особый случай, - Что ж, может все и так на самом деле. Но я экспериментирую обычно на тканях или крови...если допустить, что Вы - подходящий образец для подобных затей, то я бы прежде всего вскрыл грудную клетку, чтобы добраться до самых важных органов... А там уже все зависит от обстоятельств.
Вновь посмотрев на Кларк, он продолжил, как будто оправдываясь, хотя пока вроде бы и повода то нет.
- Вряд ли такой поступок кто-нибудь здесь одобрит, не так ли? Зачем же мне делать что-то такое, за что люди будут презирать и ненавидеть?.. И так уже много было подобных ситуаций.
Агнес, казалось, была очень обижена, об этом говорила и поза, и без того выразительная мимика. Но успокаивать или обманывать ее бесполезно, раз она все и так прекрасно про него знает...или только вид делает? Впрочем, сейчас это не так важно. Она вольна говорить и делать все, что ей будет угодно.
- Единственное, что действительно интересно в Вашем конкретном случае - это глаза. Сколько же там пигмента, что они настолько темные? Но Вы заблуждаетесь, Данковский не такой человек, чтобы поднимать руку на девушку, даже во имя науки.
Возможно, его слова кому-то покажутся святотатством, но все было именно так. Ну или почти так...
- Знаете, есть такое выражение...его обычно упоминают анатомы: Hic locus est ubi mors gaudet succurere vitae - "Место, где мертвые помогают живым." Тут примерно такой же случай. Если некому и не на ком будет изучать болезни, их причины и следствия, а ведь все отражается на теле человека, то никому не дано будет выжить.
Едва слышно вздохнув, ученый встал с качели и отошел в тень, которую отбрасывал мрачный дом. Все равно не получается долго находиться в одном положении, да и ноги захотелось размять. Равномерно вдыхая и выдыхая холодный воздух, он наблюдал за Агнес.

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2010-11-04 17:33:19)

+1

48

Бакалавр снова не понял её или притворился… Но сейчас девушка отступать была не намерена, она с прищуром глядя ему в лицо стала говорить
- Если ты меня слушал, Оён, то я сказала – следуя ТВОЕЙ логике! И не надо за меня решать, что думаю о тебе я! А сказала я так, потому что ты спросил: уж не место ли для кровопускания я выбираю, раз я так увлечённо прислушиваюсь к биению твоего сердца. Можешь швырнуть в меня камень, как это делали многие, кому не нравилась правда, если я не права! Её голос звенел в тишине дворика. Агнес было обидно, она злилась и только неимоверным усилием сдерживалась, чтобы не разразиться степной бранью.
- Мне кажется, ты достаточно провёл со мной времени слишком близко  и уж, коль, мне приспичило бы пустить твою кровь, то я бы могла достать до источника покрупней, чем жалкая нитка на твоей руке.
«Нашёл образец… Я бы прежде вскрыла глотку… чтоб не трыпыхалась».
- С каких пор ты, говоривший -... Какая разница, как к Вам относятся окружающие? Люди часто заблуждаются. - Агнес в точности скопировала его интонации, - стал обращать внимание на людское осуждение… Или у тебя слова расходятся с делом?
Она смотрела, как Даниил покидает качели, ей хотелось крикнуть  - постой, броситься следом и привести его обратно, но Дочь Земли понимала, что это его выбор и она не имеет право вмешиваться. «Место, где мёртвые помогают живым… Мы зовём его курган Раги». Дочь Степи молчала, её разум спорил с чем-то, что пряталось внутри. Наконец девушка не выдержала борьбы, натянула ботинок и, обернувшись к Даниилу, ядовито бросила:
Я отпишу тебе свои глаза.. после того как сдохну, сразу тебе их и доставят, - девушка хмыкнула, - и совесть твоя чистой останется.

Отредактировано Agnes Clark (2010-11-06 09:06:33)

+1

49

"Прямо хоть Библию цитируй - пусть тот, кто безгрешен, первым бросит в меня камень... Куда замахнулась, девочка... По зубам ли тебе это?"
Голос мужчины был холоден и тверд, как самый крепкий металл, он не собирался выслушивать ее возражения или поправки:
- Я готов отстаивать правду до последней капли крови. Вот только кто может гарантировать, что Ваша правда - самая правдивая? А от своих слов еще ни разу не отказывался и не собираюсь.
В первый раз за весь вечер он позволил себе на несколько секунд усомниться в своих собственных принципах. Хорошо хоть данное чувство продлилось совсем недолго, ведь для человека такого склада ума подобное было равносильно самоубийству. 
Срочно надо было отвлечься, а так как поблизости ничего интересного, кроме как собеседницы, заметно не было, он позволил себе прислониться спиной к прохладной стене и продолжить наблюдения за Кларк. Но судя по тому, что она принялась одевать обратно сапоги, Агнес уже собиралась уходить отсюда. "Еще не время..."
- Откуда Вам знать, есть ли у меня совесть?
Мотнув головой, как бы отгоняя нахлынувшее было наваждение, он продолжил:
- Да не нужны мне Ваши глаза. Почему Вы понимаете каждое сказанное Вам слово так буквально?
Со стороны выхода со двора послышался шелест и так примятой травы. Повернув голову на звук, мужчина увидел, как нечто, закутанное в грязные, спутанные между собой ветхие тряпки, так, что видно было только голову, которая контрастно выделялась на таком темном фоне, не очень быстро, но довольно уверенно шло в сторону качелей. Остановившись неподалеку, оно как будто раздумывало, что делать дальше.

+1

50

Она закусилась.
- Ты снова ушёл от ответа, Оён! Почему ты так сказал про меня? Ты хотел обидеть? – Её глаза прищурились, руки упорно шнуровали ботинок. Когда с обувкой было покончено, Агнес усмехнулась, - До последней капли крови, говоришь? Так чьей крови, Оён? Чья кровь защитит твою правду?
Кларк смотрела в тень дома, где стоял Даниил, ноздри девушки раздувались, - Мне неизвестно про твою совесть, но коль есть, то будет спокойна.
Агнес поднялась с качели, собираясь уходить. Девушка подозревала, что может не сдержаться и действовать как это делала всегда… Но сегодня не хотелось портить такой странный и непривычный вечер. Она уже поправила торбу и сделала шаг, как во дворик вышагал одонг. Дочь Степи замерла, он был из диких, тех, что не принадлежали Термитнику и жили в Степи.. Людоедка не знала его, видела первый раз и что он мог делать в городе, а уж тем более здесь она не имела представления. Одонг остановился, осматриваясь, заметил девушку и пошёл к ней. Внезапно он встал, его привлекло движение тени с той стороны, где стоял Даниил. Ветер, пробегавший по двору, принёс  сильный запах свежей твири и кострища. Да, он явно из степных. Агнес уже хотела осторожно позвать Одонхе, как тот же порыв, что указал Людоедке принадлежность червя, сыграл и злую шутку. Белая голова качнулась, плоский нос втянул воздух и червь развернулся в сторону Данковского. «Плохо, очень плохо». Агнес сама не знала за кого сейчас боялась больше, за Данковского, человека, которого видела первый раз в своей жизни, но судьба, которого прочно сплелась с нервами Степи и Города или за Одонхе, сына Степи, своего ребёнка, которого так же видела впервые, но он и ему подобные были всем, что было важного в её жизни. В горле пересохло, и девушка пожалела, что её фляжка осталась у Бакалавра.
- Донхе, - позвала девушка негромко, - Таург хонг маан.
Червь только недовольно заворчал и направился к Даниилу. По дороге он вновь принюхивался и упорно шагал прямиком в тень. Людоедка спокойно, чтобы не испугать червя попросила Бакалавра:
- Оён, он не тронет тебя, - Агнес стала осторожно продвигаться к месту, где стоял Данковский, - и ты не тронь его. Он только подойдёт… и всё. «Наверное» продолжила Агнес про себя и сделала ещё пару шагов к мужчине.

Отредактировано Agnes Clark (2010-11-20 21:12:59)

+1

51

Отвечать на реплики и резкие вопросы Агнес с каждым разом становилось все труднее - Даниил никак не мог понять, что она вообще хочет услышать или узнать. Если говоришь прямо - твои слова понимаю привратно, каким-то таинственным образом заложенный в них смысл может превратиться во что-то совершенно новое и непредсказуемое...если стараешься объяснить намеками или примерами, то от этого нисколечки проще и лучше не становится, пока что только наоборот.
Ученый в который раз за вечер вздохнул, старательно формулируя каждое предложение.
- Нет, не хотел. Зачем же мне Вас обижать? Не вижу в этом смысла. Своей, конечно...во всяком случае, раньше все было именно так. Не знаю, что может измениться за такое короткое время.
Он улыбнулся ее словам про совесть. А девушка уже завершила свои нехитрые сборы и приготовления, даже встала на ноги. Сейчас уйдет, и они больше никогда не встретятся. А если и случится когда-нибудь, то наверняка такую встречу нельзя будет назвать радушной, все же расстанутся они не в очень-то дружелюбной обстановке.
И вот она уже направилась к единственному выходу со двора, но на пути оказалось что-то особенное, раз она застыла как вскопанная. Переведя взгляд чуть в сторону от девушки, мужчина понял, что собственно было причиной. Хотя нет, совсем не понял.
Ясно было только одно - оно живое, способно к передвижению. И, судя по всему, настроено довольно-таки агрессивно, во всяком случае по отношению к нему - с Кларк же оно кажется даже о чем-то поговорило. Неизвестный науке язык звучал интересно, но понять хоть что-то было совершенно невозможно.
Закутанное в темные тряпки существо упрямо продолжало приближаться, периодически принюхиваясь. С каждым его шагом в сердце врача все больше впивались назойливые иголочки беспокойства.
С явным неудовольствием на лице покосившись на Агнес, а затем снова переведя взгляд обратно, он буркнул:
- Ну конечно...
Самое неприятное - было совершенно неизвестно, что собственно можно ждать от этого гостя, в столь поздний час решившего прийти именно сюда, в небольшой дворик с качелями, затерявшийся среди домов.
"Черте что здесь творится..."

+1

52

Они с одонгом подошли одновременно, червь буравил глазками Бакалавра и стоял слегка покачиваясь. Кларк, повернувшись спиной к Данковскому, уперлась кулаком в грудь степняка и расставила мизинец и указательный палец в стороны, чуть согнув их, вышло нечто напоминающее рогатого бычка. Девушка вновь шепнула что-то и слегка толкнула червя в грудь. Существо замерло, глядя на её руку, и отступило на шаг. Людоедка не могла никак взять в толк, что ему здесь нужно, да ещё во время праздника, ведь это для горожан он закончился, а для детей Бодхо только начался. Сейчас во всю возле юрт кружили Невесты - и что здесь забыл этот червь? Одонг переступил с ноги на ногу и толкнул руку Агнес от себя, из-под его воротника донеслось бубнение, из которого девушка разобрала только …Менху… Степь и где он?
  Неужели он ищет Бураха? Только какого? Или его послал Менху и он сейчас боится говорить при Данковском? Вопросы скакали друг за другом, словно кузнечики в траве. Девушка не могла начать расспросы пока за спиной стоит Бакалавр, да и настороженность червя говорила ей, что не стоит этого делать. Досада отразилась на лице Людоедки. Тут девушка услышала бурчащую реплику Бакалавра:
-Ну конечно…
Предыдущий разговор и досада от того, что она не может спокойно поговорить со степняком, подстегнули на резкость, и Кларк развернулась к Даниилу.
- Конечно что, Оён?– Тон девушки стал агрессивен, видимо это понял и червь. Он, чуть пригнувшись, стал наступать и толкнул девушку в спину. Агнес развернулась обратно и обомлела – степняк угрожающе скалился на них обоих. Если сейчас он разъярится, то утихомирить его сможет только удача или мать Быков, но кажется, обе девчушки уже мирно почивали в своих кроватках. Червь наступал, а девушка стала отходить спиной назад, пока не упёрлась ею в Данковского. Что делать дальше она не знала.

+2

53

Времени, которое правильней всего нужно было потратить на анализ происходящего и разработку подходящей стратегии, становилось все меньше, и скоро оно исчезло совсем. А ситуация между тем лучше не становилась, вопреки всем радужным ожиданиям.
Кларк вовсю суетилась, снова демонстрируя свою излишнюю эмоциональность. Было понятно, что она и сама удивлена даже самому факту появления одонга в этих краях, хотя судя по слухам, является чуть ли не единственным их помощником и спасителем. Напрашивается вывод - это существо не должно быть здесь.  "Боюсь, причин всего этого я так и не узнаю."
- Ничего, Агнес, - в тон девушки ответил Даниил, даже не пытаясь говорить потише или каким другим способом соблюсти секретность, сохранив тем самым драгоценный нейтралитет между сторонами. Между тем в дворике медленно, но верно назревал конфликт, последствий которого не знал никто. Главное, что ничего хорошего из этого получиться не могло в любом случае.
Довольно тактично и бережно отодвинув Кларк в сторону, таким образом обеспечив ей относительную безопасность, Данковский подался вперед. В случае с людьми он обычно сразу отвечал на агрессию той же монетой, но только не сейчас. Весь вид одонга говорил о том, что тот в случае чего может стать очень опасен, а вот чего-чего, а доводить все до кровопролития крайне не хотелось.
- Успокойтесь, уважаемый... - Бакалавра не оставляла надежда на то, что степняк поймет если не все слова, то хотя бы смысл сказанного, - Зачем устраивать разборки на пустом месте, если можно тихо и мирно все решить?

+2

54

Даниил рявкнул ей в ответ и глаза-бусинки одонга засветились гневом. Кларк вжалась спиной в бакалавра, лихорадочно перебирая варианты развития событий. Уже после второго её стало подташнивать.. думать больше совсем не хотелось.
Девушка стояла, и ей хотелось заползти куда-нибудь в щель. Бакалавр сместил её в строну и прикрыл своей спиной, даже не подозревая, что ей в самом худшем случае, грозит пара затрещин и совсем не лесные слова в её адрес, а он рискует головой. "Ну, пару-тройку костей мне сломает в ярости. Не посмеет сын Бодхо убить Дочь Степи". Но вот он злил Червя и злил сильно. Внезапно все претензии и вопросы, что она не так давно предъявляла Даниилу стали такими пустыми и никчёмными, что просто о них даже не вспоминалось. Людоедка стояла и разрывалась, именно так это можно было назвать. В случае боя один из них может смертельно пострадать, а второго добьёт она. Ей виделось, как Бакалавр наносит удар одонгу - её сыну, и она кидается на бакалавра, затем она видела, как Червь делает резкое движение челюстями, и Оён захлёбывается кровью, а Агнес бросается на.. одонга?! Это сводило с ума, девушка не знала, что делать. Она столько раз сетовала и жаловалась, что ей не предоставили выбора, что когда Степь сделала столь желанный ею подарок, ей захотелось сесть, прижаться спиной к стене, подтянуть коленки к подбородку и, заткнув уши, закрыть глаза. Заберите… Заберите от неё это, она не хочет выбирать. Мужчина сделал попытку заговорить с червём, Людоедка застонала –все конфликты решались в круге Суок или тут же на месте. Ноги червя согнулись в коленях, а тело подалось чуть вперёд, голова наклонилась, и глазки мрачно заблестели исподлобья. Взгляд девушки оторвался от приготовившегося к прыжку одонга и заметался по двору в поисках хоть чего-нибудь, задержался на саквояже Даниила.- «Там наверняка есть хоть что-то чем можно отпугнуть зарвавшегося червя. Но это не вариант, он слишком далеко». Агнес закусила губу и сунула руку в торбу, пальцы девушки хаотично шарились по вещам, пока в ладонь удобно не лег продолговатый предмет. «Бритва! Ну, хоть что-то» Кларк, достав ржавую железяку, сунула её в руку Данковского и негромко шепнула:
- По глазам меть, Оён...- «если конечно успеешь» - пронеслось в голове. Их силы хоть немного сравнялись. Ждать больше не имело смысла, да и нечего.. только разве что ставку сделать, кто кого и наблюдать за дракой. Но этого как раз ей делать и не хотелось.
- Таург хонг маан, Донхе! – рыкнула из-за плеча Даниила уже далеко не просящим тоном степнячка и сделала несколько шагов к червю. Тот перевёл свой взгляд на девушку. Брови Людоедки сошлись у переносицы, губы искривились в насмешке и тоном сильно смахивающий на  издевательский Дочь Степи продолжила выплёвывать непонятные людям слова, а затем злобно рассмеялась. От неожиданности одонг присел и попятился. Слова Агнес становились всё громче, она, то показывала пальцем на Данковского, то указывала куда-то в сторону, то тыкала им в червя. Лицо одонга вытянулось, пасть приоткрылась, кожа приобрела серовато-землистый оттенок и, уставившись растеряно-испуганными глазами на  Даниила, он попятился. Девушка сделала ещё шаг к червю, её голос стал совсем зловещим, она словно нависала своей фигурой над растерявшимся степняком. Наконец тот не выдержал, громко икнул, развернулся, и смешно переваливаясь с ноги на ногу и оглядываясь на Даниила, быстро засеменил к выходу с пустыря. Агнес ещё что-то выкрикнула ему в след и замолчала, провожая одонга взглядом. Почувствовав облегчение, девушка сразу как-то сдулась, словно лопнувший шарик, закрыла ладошкой рот, опустила голову так, что волосы лавиной упали вниз, и плечи её затряслись.

Отредактировано Agnes Clark (2011-02-03 12:56:33)

+2

55

Как и следовало ожидать, все попытки успокоить злившегося все сильнее с каждой секундой одонга, предпринимаемые Данковским, оказались совершенно напрасными. А возможно еще и усугубили сложившуюся ситуацию. Если бы он умел говорить на их языке, его слова возымели бы нужный эффект, но увы... "Кажется, без драки уже не обойтись... "
С самого начала был очевидным тот факт, что в случае схватки у сына Бодхо гораздо больше преимуществ, чем у обыкновенного человека, тем более у не слишком физически хорошо развитого врача. Это существо было во много раз сильнее, быстрее и плюс ко всему оно находится на родной земле, где каждый камушек еще больше поддерживает и так неслабый боевой дух.
Хотелось оглянуться и посмотреть на Агнес, чтобы понять, о чем она думает сейчас. Но мужчина даже спиной чувствовал, как девушка лихорадочно переводит взгляд с одонга на него, терзаемая муками выбора. Было крайне интересно, выберет ли она что-нибудь или нет. С одной стороны - абсолютно чужой ей человек, приезжий, которого она знает от силы час и судьба которого должна быть совершенно ей безразлична. С другой - одонг, сын Степи, которого она должна поддерживать и оберегать от таких людей как Даниил. К тому же правильней всего со стороны Кларк было бы вообще не вмешиваться, пусть все идет своим чередом. В конце-концов она ведь не виновата, что в определенный момент Данковский не смог промолчать или хотя бы вести себя потише.
Агнес принялась торопливо что-то искать в своей торбе, быстро нашла нужную вещь, вытащила ее на свет божий и вручила мужчине. Этой вещицей оказалась бритва, покрытая ржавчиной, но тем не менее вполне пригодной в качестве оружия. К тому же ничего другого под рукой все равно не было.
Битве одонга и человека так и не суждено было состояться, по крайней мере сегодня. Кларк вышла вперед и начала что-то грозно втолковывать мгновенно растерявшемуся червю. В ее словах было столько энергии, что бакалавр даже не удивился, когда одонг сначала испугался, а затем и вовсе поспешно ретировался. Девушка умолкла и даже сникла, будто лишившись сил. Даниил не смог скрыть любопытства:
- Что...что Вы сказали ему?

+2

56

Когда она увидела намерения одонга, ей пришла в голову отличная идея – испугать червя. Чем можно напугать сына Бодхо в данной ситуации, нужно было ещё придумать, но она уже бросилась тому на перерез…
- Что...что Вы сказали ему?
Смех прорывался из зажатого рта. Когда Червь покинул место действия, она подождала ещё немного и наконец разрешила звенящим звукам зазвучать в тягучем воздухе.
- Легенда..ахах.. говорить.. пхаха.. ээ.. аха-ха.. - обрывки слов вперемешку со смехом рвались наружу, больше напоминая бред сумасшедшей.
Девушка хватала ртом воздух и пыталась успокоиться. Наконец ей это удалось. Последний раз хохотнув, Агнес подошла к Данковскому ближе.
- Ох, Оён, только что ты стал легендой, - людоедка улыбнулась чуть иронично, - преданием.. теперь ты тот, кого призвали что бы усмирить дыхание Суок.. – внезапно девушка вспомнила как свело её внутренности при их встрече, как простонала Степь, смех исчез даже из взгляда Людоедки и стал серьёзным, -Твоя линия совсем сплелась с линией города.. и дитя Бодхо не решился вмешиваться в дела Туроха.. остальное ты видел..
Девушка кивнула в след удравшему одонгу. Её рука протянулась вперёд и осторожно вытащила из его руки бритву, ту, что сунула туда несколько минут назад.
- Что ж, Оён, - куснув губу, Агнес глянула в темноту проулка, - пора мне и честь знать..
Взгляд чёрных глаз скользнул по лицу врача.
- Тебя вывести отсюда?.. город ты вряд ли знаешь..

Отредактировано Agnes Clark (2011-08-26 18:25:25)

+2

57

- Надо же, - сказал Даниил после недолгого молчания, - А я уже было подумал, что Вы сказали ему что-то вроде этого: "это неадекватный и крайне неуравновешенный психопат, который по ночам пьет еще теплую кровь невинных младенцев". Тогда было бы совершенно ясно, почему он так торопливо убежал.
Когда Кларк отвернулась, а ее плечи стали часто вздрагивать, мужчина подумал, что ее нервы не выдержали такого напряжения, и она разрыдалась, но к счастью все оказалось как раз наоборот. Девушку аж трясло от едва сдерживаемого смеха, и в итоге ее все-таки прорвало. Веселый громкий смех эхом отражался от стен близлежащих к этому маленькому дворику домов.
Время летело абсолютно незаметно. "Интересно, сколько часов уже мы тут находимся? По ощущениям прошло от силы минут двадцать." Странно, но на улице было слишком светло для ночи, больше похоже на сумерки.
И правда, Данковский очень плохо ориентировался в Городе, если не сказать ужасно. Можно его за это простить ввиду того, что он приехал сюда всего лишь пару дней назад. Хотя и в улицах родной Столицы он разбирался не слишком хорошо. Но Столица гораздо, во много раз больше, чем данный затерянный в степи городишко.
- Как странно. Обычно бывает наоборот - мужчины провожают дам. Но Вы правы, я с легкостью заблужусь после первого же перекрестка, - Бакалавр улыбнулся, - Расскажите, что представляет собой ваш Уклад? Чем занимаются эти создания, такие же как наш недавний знакомый? Судя по всему, они совершенно не ладят с людьми? Как тогда все уживаются друг с другом? Кто из них появился здесь раньше? - он просто завалил Агнес вопросами.

+2

58

- А я уже было подумал, что Вы сказали ему что-то вроде этого: "это неадекватный и крайне неуравновешенный психопат, который по ночам пьет еще теплую кровь невинных младенцев". Тогда было бы совершенно ясно, почему он так торопливо убежал.
Глаза девушки округлились и увеличились в размерах.
- Вот какой там ты "пихапат", я не поняла, а про кровь пить.. это Номарх что ле? Тыы? - смех снова зазвенел над качелью, - увы, но Одонг знает, как тот выглядит и вряд ли поверил бы..
Людоедка улыбалась, глядя на лицо Даниила, казавшимся белым в ночи. После испуга, а затем такого бурного веселья, она чувствовала усталость, да и праздничный день давал о себе знать. Воздух звенящий ароматом, настойчиво звал присесть.. а лучше прилечь, но спать девушке совершенно не хотелось. Она бы с удовольствием сейчас ушла в Степь и лёжа на цветущей траве, смотрела на звёзды в шоколаде.. Агнес помотала головой и улыбнулась. "Что за глупости, порой, лезут в голову"
- Как странно. Обычно бывает наоборот - мужчины провожают дам. 
- Так ты меня и проводишь, Оён, - глаза её смеялись, - и что поделать, если по дороге обнаружишь знакомую улицу?
Следующие слова Даниила заставили Кларк свести брови и прекратили веселье.
- Откуда ты знаешь об Укладе, Оён? - в животе снова заныло, словно кто-то дёрнул за нить, девушка куснула губу.
- Хотя глупо было надеяться, что ты о нём не слышал..
И она решительно отрезала.
- Я вне Уклада, Диниил.. Верней Уклад без меня..
Тоскливый взгляд метнулся к его глазам и скользнув дальше, уткнулся в качель.
-А Одонги.. это Дети Бодхо, - она чуть помолчала и тихо продолжила, - мои дети.. были.. - взгляд проследовал в ту сторону, куда ушёл одонг, - да и сейчас мои, пусть неразумные иногда, - её глаза потихоньку теплели, Агнес улыбнулась, - но мои..
Людоедка тихонько взяла мужчину под руку и медленно направилась к выходу.
- Они разные.. люди их считают животными, - она искоса глянула на Бакалавра, - и это они совершенно с ними не ладят.. а занимаются?.. Тот, что мы видели собиратель. Он пестует Твирь.. ту, что вызывают невесты, - Агнес улыбнулась, - есть такие которые приводят быков из Степи.. разные есть.
Они потихоньку вышли из дворика и пошли между домами. От влажной травы подол балахона Кларк намок и прилип к ногам.
- А уживаются-то?.. да как.. так и живут.. каждый своим укладом,
- Людоедка поправила лямку торбы и охнула, - Оён.. прости, Оён, мы кажется там твою сумку оставили..
Она ткнула пальцем в ту сторону, откуда они пришли.

+1

59

Данковский слушал Агнес с большим интересом, ловил каждое слово, хорошо хоть в рот не заглядывал, как в школе любознательные ученики делают. Ничего удивительного, ученый рад был любой возможности узнать что-то новое, да и в Столице не то чтобы просто не было никаких Червей, мясников и прочих неведомых существ, но и не слышали о чем-либо подобном. Казалось, что он приехал не просто в один из городов их необъятной родины, а переместился в другой мир, где люди живут совершенно по-другому, и все его незаменимые в работе и привычной жизни знания никому не нужны и по сути являются совершенно бесполезными.
Он тоже совсем не вспомнил о своей неизменной ноше, видимо так сильно хотелось поскорее покинуть сумрачный невзрачный двор, не дожидаясь пока еще что-либо из ряда вон выходящего не произошло. Даниил остановился и кивнул:
- Подождите, я быстро, - бросил он и направился назад. Вернувшись к кажущейся такой знакомой и родной скамейке, он подобрал с земли свой саквояж, полный самых разнообразных вещей. Вспомнил о лежащих в нем сигаретах, расстегнул замок и достал слегка помятую пачку. Вытащил из нее одну "белую палочку смерти", привычным движением поднес к кончику зажигалку. Какое все-таки наслаждение вдохнуть полной грудью горьковатый дым, почувствовать, как он заполняет легкие, а затем плавно выдохнуть тонкой струйкой. Сделав еще пару затяжек, мужчина бросил недокуренную сигарету под ноги и затоптал ботинком. Бросив прощальный взгляд на одиноко стоящие неподалеку пустые качели и перехватив сумку в другую руку, он поспешил обратно к ожидающей его девушке. Улыбнувшись ей, врач жестом предложил продолжить путь.
- Это все очень интересно. Сколько уже лет вашему городу?

+1

60

Стоило Даниилу скрыться из вида, как из-за угла дома высунулась, белеющая на фоне серой стены, морда давешнего одонга. Девушка поманила его рукой. Чуть косолапя, он боязливо подсеменил к ней и присел на корточки возле ног девушки. Людоедка склонившись над ним, приподняла его голову за подбородок и глядя в глаза быстро зашептала. Глаза-бусинки вращались в орбитах, избегая прямого взгляда в глаза степнячки, наконец, когда девушка замолчала, сын Бодхо скользнув лицом по руке держащей его за подбородок, задержался на ней лбом и немного лающе проговорил несколько фраз, затем поднялся и не оглядываясь, исчез в темноте проулка. Через несколько секунд послышались шаги, а затем показалась фигура Бакалавра. Девушка разглядела его саквояж и удовлетворившись, что всё в порядке, улыбнулась ему в ответ и тихо пошла по улице.
- ..Сколько уже лет вашему городу?
Вопрос заставил Агнес наморщить лоб. Она не знала ответа и просто пожала плечами.
- А сколько травинок в поле? Или сколько звёзд может отразиться во взгляде? Кто знает.. может сто, а может тысяча.. - Она хмыкнула, - мне же достаточно того, что он есть.
Их тихие шаги, шелестя звучали в густом твириновом воздухе. Девушка зашла чуть вперёд и раскинула руки словно для объятий. Одна из ладоней коснулась серого камня, будто лаская, на лице застыло выражения ласки разбавленное болью.
- Оён.. это всё, Оён, всё, что ты видишь здесь, всё растёт из Земли, всё стоит на костях, на крови матери Бодхо и жилах её детей.
Внезапно истое выражение исчезло с лица Агнес, пальцы ухватили замазку между камнями стены и сжавшись в кулак, растёрли кусочек в песок. Людоедка раскрыла кулак и струйка песка сбежала с ладони, рассыпаясь по земле.
- И туда и уйдёт, - она ногой разметала оставшиеся песчинки и глянула в лицо Бакалавра.
- А ты, Оён.. ты откуда? у тебя есть корни? - с интересом склонив голову к плечу она отряхнула руки и снова пошла рядом с мужчиной.
- И кстати, что там с кофе?, - улыбнувшись, она протянула к нему руку и сделала хватательное движение ладошкой, - он наверно стал достаточно безопасным для моего языка..

Отредактировано Agnes Clark (2011-09-05 16:52:24)

+1


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Flashback » А грехи добрыми бывают?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC