Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » "Стержень" - дом Сабуровых


"Стержень" - дом Сабуровых

Сообщений 1 страница 30 из 63

1

Начало игры.
Ночь, беспокойная ночь. Ужасный сон мучил девушку. Темный волосы были растрепаны, и иногда Кейт путалась в них, когда очередная ужасная картинка заставляла ее вздрагивать. Вот так было всю ночь. От чего эта ночь казалась неимоверно долгой. Мужа Кейт не было дома. Он уехал по делам. Поэтому пребывание в такие моменты одной, без поддержки, доставляло Кейт ещё большие неприятности. Нервозность, вспыльчивость, неуравновешенность...Они всегда были рядом, когда что-то должно было случится. Проснулась, а вернее даже очнулась, девушка от ужасного сна внезапно. Моментально подскочив на кровати, она закрыла лицо руками. Практически не дыша, все еще пребывая в ужасном состоянии, Кейт старалась понять что ей приснилось. Немного угомонив себя, девушка включила свет. Ночник освещал лишь пол комнаты, от чего не слишком яркие пучки света, излучаемые лампой, придавали покоям еще большего негативного начертания. Кейт встала с постели, бесшумно подошла к окну. Оно было заперто. Но сейчас Кейт казалось, что в комнате просто нечем дышать. Распахнув створку окна, она присела на подоконник. Холодный ветер ласкал ее тело. Как только девушка пришла в себя, она твердо решила, что стоит этот сон обсудить с мисс Кейн. Как бы ей не хотелось, но надо. Одевшись, Кейт решила выйти во двор, подышать свежим воздухом. К тому же у девушки было над чем подумать, а она предпочитала делать не в четырех стенах.
==>Беседка==>

Отредактировано Kate Parker (2010-02-15 16:50:16)

+1

2

<==Спальня четы Паркер<==
Кейт спустилась по лестнице на 1 этаж особняка и прошла босыми ногами к двери, ведущей в беседку. Девушка легонько потянула на себя дверцу. Тут же в лицо ей дунул прохладный ветер. Она вышла во двор.. Ее босые ноги ощущали капли росы на траве, а тело в легком белом платье обдувалось ветром. Ветер был не сильный, но пронизывающий. За годы жизни в городе N Кейт привыкла к ветрам. Ее даже радовали они. помогали свободнее и глубже дышать. вот она прошла к беседке. Эта беседка была весьма красивой. в стиле Кейт: уютная софа, подушечки на ней (девушка любила сидеть на софе, поджав ноги и обнимать подушку. в такие моменты она часто размышляла о ее судьбе), милая статуя девушки в позе релаксации посреди клумбы, а вокруг беседка была защищена сплетениями, что надежно скрывало ее от глаз непосвященных. Зато давало хороший вид. Сидя в беседке, можно было видеть всё и всех, кто был во дворе. Кейт села на софу и взяла в руки подушечку, прижала ее к груди и положила подбородок на нее. Ветер то утихал, то вновь появлялсЯ, иногда поднимая опавшие ранее листья.

0

3

Вчера (то есть это, конечно, было уже раннее сегодня, но должна же быть какая-то хоть вымышленная граница между этими невыносимо тяжёлыми для восприятия днями), когда Питер падал лицом вниз в подушку, в голове мелкой хохлатой степной пичугой метнулась мысль, что хорошо бы эти дни отмотать  назад и прожить по-новому. А то ведь в голове не укладывается ни вдоль, ни поперек. Наверное, Смит никогда не научится понимать и принимать факт, что Тот, наверху, иногда любит зачерпнуть из степного котла своим половником и вытащить из их мира чрезвычайно важного человека, а не мелкую какую-нибудь рыбёшку.
Кроме ужасных событий нескольких дней, которые совсем невмоготу было бы пережить без особо крепких объятий твирина, утро Питера омрачается дикой головной болью, сизым туманом и полным отсутствием хоть капли настойки степного сока в треклятом этом доме  на отшибе Кожевенного. Безуспешные попытки зазвать братца, которого бык дёрнул  с самого утра отправиться по одному ему ведомым делам, а также тщетное обшаривание всех имеющихся в трёх этажах ящиков, шкафов и тумбочек способствовали единственно верному решению – Питеру определённо нужно в кабак. Срочно, пренепременно, без отлагательств. 
Сборы прошли быстро. Всего несколько недоумений по поводу того, кто посмел посадить ему на шею вместо прекрасной головы – вечного генератора оригинальнейших идей – этот чугунный утюг, обильное утоление жажды холодной водой – вот уж нелепая замена твириновой чарочке, и величайший стресс, полученный от просмотра своего же отражения в зеркале. Величайший. Вы когда-нибудь встречали человека, над которым  смеялось бы даже собственное отражение? Если ваш ответ отрицательный, спешите посетить Западную часть города N – этот юродивый в данный момент находится именно там.  Каким чудом его угораздило так изломать траекторию своего пути от дома до кабака – Смиту и самому неведомо. Ему ведомо только то, что запах на улицах стоит настолько разымчивый и хмельной, а в голове бьётся с десяток колоколов, что, кажется, ноги уже никогда не будут слушаться.
- А, Шабнак тебя дери! – Питер, борясь с растущими изнеможением и раздражённостью, пинает нечто воображаемое (то бишь невообразимое) у себя под ногами и опирается на ствол ближайшего дерева.

Отредактировано Peter Smith (2010-05-10 00:18:24)

+3

4

Кейт снова мучили кошмары. По большему счету девушка к ним уже изрядно привыкла, чтобы они вот настолько выводили ее из равновесия, но в этот раз все было несколько иначе. Один и тот же сон преследовал ее вот уже несколько дней, и миссис Паркер никак не могла избавится от плохого предчувствия, которое ныло где-то в груди.
Алая хозяйка все так же сидела на диванчике в обнимку с подушкой и непрерывно смотрела в одну точку. Мысли путались, сбивались в неясные комки и не было даже шанса привести их в порядок. Страшные картинки из сна постоянно вставали у нее перед глазами и приходилось встряхивать головой, чтобы отогнать их, хоть ненадолго. Создавалось впечатление, что кто-то там, наверху, пытается предупредить Кейт об опасности, грозящей людям, которых она знает. Ведь именно их лица появлялись из ночного мрака.
Если бы не одиночество из-за отсутствия мужа и холодная тишина дома - миссис Паркер может быть и нашла выход. Но эта тишина угнетала ее еще больше, не давая сосредоточится и понять. Ей нужна была помощь. И, как это ни прискорбно, помощь других Хозяек. Но Капелла помочь могла ей вряд ли, а беседовать с Ниной - нет, это было выше ее сил. Тем более сейчас. Оставалась Мари. Дочь Пурпурной Хозяйки хоть еще и не вступила в свои законные права, но, похоже обладала уже не меньшей силой, чем ее мать. А значит она определенно могла что-то видеть. Кейт встала и решительно направилась к калитке, ведущей на улицу, даже не замечая, что ее ноги босы.Предстоящий разговор с мисс Кейн, тоже не внушал Алой Хозяйке прилива хорошего настроения. Но еще день бездействия - и она точно сойдет с ума. Кейт распахнула калитку и первого, кого она увидела на улице, был Питер Смит, стоящий у дерева. Девушку даже не смутил его, не совсем вменяемый вид, настолько она обрадовалась этой встрече. Мистер Смит всегда был близким другом Мари, а значит он мог знать не меньше, чем сама мисс Кейн. Попытаться избежать с ней разговора стоило определенно, поэтому миссис Паркер шагнула босой ногой на промозглую мостовую и негромким голосом обратилась к мужчине:
- Мистер Смит, добрый день. Я хотела бы с Вами поговорить. Вы не уделите мне минуту Вашего времени?

+1

5

Серость и какая-то мрачная безжизненность сегодняшнего дня, словно в хорошо наполированном зеркале отражалась на лицах редких прохожих. Один угрюмее другого. И Смит со своим жёванным внешним видом прекрасно вписывается в окружающий мир. Как никогда. Надо признаться, что такие вот погодные и температурные условия, вполне устраивают Питера. Когда, как не унылым октябрьским утром можно наблюдать практически идиллическую заторможенность затихающего в предзимнем трансе мира? Если бы не жуткое состояние его, смитовского здоровья, он бы даже порадовался. А тут ещё снова эти голоса в голове! Или не в голове?
Медленно, стараясь не нарушить временно обретённое в похмельной мари зрение, он  отрывает глаза от пола и лицезреет в нескольких шагах от себя босые ступни у распахнутой калиточной створки. Вот те на, не в голове, значит. Остаётся только сфокусироваться на обладательнице ног, да тихого голоса, вещающего что-то в его адрес. Да, и к словам прислушайся, дуболом.
Ой-ёёёёй.
Вот уж действительно, Шабнак дери. Только тебя самого, Смит. Надо же было тебе застолбить место случайной стоянки именно у этого дома. Ни двумя домами ранее, ни тремя позже, а здесь – перед оплотом местного правосудия, домом Паркеров. К металлическому перезвону колоколов в голове, добавилось гулкое эхо барабанных мембран. Соседство фамилии Паркеров в одном предложении с фамилией самого Питера не могло сулить ничего хорошего. Даже если считать огромным везением тот факт, что и необутые ноги, и приглушённый голос принадлежали миссис Кейт, а не её мужу, величайшей радости от приглашения испытать не получается вовсе. Скорее наоборот.   
Охохонюшки. Надо бы вжаться в дерево, возомнить себя веткой или по дурости выползшим в стылый октябрьский мир муравьём, и тихонечко, стараясь не совершать резких движений, отползать подальше. Бочком ли, ужиком ли каким бесхребетным – не важно.
Хорошо бы не мучится сейчас косноязычием, а картинно, да с чувством, чтобы не поверил только глухой, сослаться на кипу неотложных дел, пообещать непременно зайти в следующий раз, сделать ручкой и улепётывать.
- Эээээ... Ну. Отчего бы и не уделить. Минуту-то, - вместо всего вышеописанного Смит засовывает руки поглубже в карманы, ссутуливается и, мысленно махнув на всё рукой, шагает к настежь открытой калитке.

Отредактировано Peter Smith (2010-03-29 07:36:49)

+2

6

Кейт с волнением рассматривала архитектора, мысленно решая, что сказать еще убедительного, чтобы Питер согласился с ней поговорить. В том, что ее мужа, а соответственно и ее саму, мягко говоря недолюбливали, особенно столь сомнительные слои населения, к которым относился мистер Смит, девушка прекрасно понимала и это никогда не было для нее новостью. Печально, но такова участь сильных мира сего. Так, когда-то внушили ей родители, и этой мысли она придерживалась всю свою жизнь, раз за разом убеждаясь, что за власть надо платить.
По коже пробежал холодок, едва она ступила на мостовую. Отступать было поздно, поскольку Питер уже заметил ее и, судя по подобию осмысленного взгляда, окинувшего миссис Паркер, вполне узнал. Девушка наблюдала за переменами, отражающимися на лице мужчины, его внутренняя борьба, то ли из-за неумения скрывать свои истинные чувства, то ли из-за нежелания это делать, то ли из-за количества твирина, принятого им внутрь, была видна невооруженным глазом. И хотя Кейт могла только догадываться, какие мысли посещают в данный момент голову архитектора, она могла руку дать на отсечение, что ничего хорошего в ее адрес там нет.
Тяжело вздохнув, миссис Паркер ухватилась рукой за деревянную створку калитки, как раз в тот момент, когда Питер наконец-то оторвался от дерева и неуверенно зашагал в ее сторону. Выдохнув, Кейт чуть прикрыла глаза, поджидая мужчину, и, чуть посторонилась, пропуская его в сад. Возможно он и не собирался заходить сюда, а сделал последнее движение по инерции, но миссис Паркер уже прикрыла калитку, отрезая возможные пути отступления и мило улыбнулась, размышляя с чего же лучше начать разговор:
- Вы очень любезны, мистер Смит. Я хотела поговорить об одной Вашей, весьма хорошей знакомой. О мисс Кейн...Мари Кейн... - видя, какая сложная гамма эмоций отразилась на лице архитектора, Кейт инстинктивно сгладила беседу вполне светским вопросом. Может быть Вы не откажитесь пройти в гостиную, поскольку, признаться, я окончательно замерзла.

0

7

Глухой хлопок за спиной – всё, Смит, ты в ловушке. Это не калитка закрылась за тобой, это с ловкой руки жены Паркера отрезана последняя нить к отступлению. Теперь тебя заманят внутрь дома – деваться-то всё равно некуда, разве что пытаться сигать через забор – и обвинят во всех смертных грехах. Даже тех, что не были совершены доселе. 
- О моей... Мари? – Питер ничего и не делает, только повторяет, как дрессированный попугай, слова, прозвучавшие мгновением раньше. А неподдельный страх разливается бурой тучей по его лицу; заставляет брови неумолимо ползти вверх, словно ветки деревьев в ураган; заревом молний плещет в глаза.
Вполне логичного вопроса – почему бы миссис Паркер не поговорить с Мари лично – у Смита не возникает. Вместо этого возникает пара десятков неверных домыслов и жутких предположений. И влага в похолодевших, сжимающихся моментально в кулаки, ладонях тоже возникает. Крупно- и мелкокалиберные шестерёнки в голове Питера вращаются с удвоенной скоростью, пока он вспоминает, когда в последний раз видел мисс Кейн. То, что она заходила давеча, он помнит. Ведь Мари застала его именно в тот  момент, когда привередливая дурманная муза потребовала исключительного внимания к себе.  Но сейчас, право, он не в состоянии даже толком вспомнить, каковы были витиеватые извороты их непродолжительного разговора. Не говоря уж о том, было это позавчера вечером, вчера утром, или всё-таки три дня назад. Помнится только неисходная печаль в глазах Мари, а, значит, приходила она уже после... После... Нет, это невыносимо тягостно произнести даже мысленно. 
Смит мотает головой, одновременно отгоняя от себя режущие сильнее острых лезвий мысли и выражая своё ярое нежелание входить в этот дом. Но кто-то снова включает голоса внутри, и один – строгий, сиплый и укоризненный – напоминает, что женщина не только одета не по погоде, но и не обута. Приходится согласиться. С тем, что это было бы совершенно нелюбезно с его стороны – отказывать. С тем, что ему небезынтересно услышать, отчего миссис Паркер вдруг заинтересовалась Мари настолько, что снизошла до приглашения в дом такого муторного типа, как Смит.
- Ох, не знаю, гожий ли я собеседник. Но, наверное, я не в праве теперь уже свернуть беседу, а уж морозить Вас на улице – и подавно. В гостиную, так в гостиную. Только... Это... Чего-нибудь твиринного у Вас случайно не найдётся? Нездоровится мне как-то, - да, удивляясь самому себе, он не отказывается пройти следом за Алой Хозяйкой по дорожке к дому, не отказывается подняться по деревянным ступеням крыльца, не отказывается услышать за спиной ещё один щелчок закрывающегося замка. Питер Смит вообще очень покладистый парень, особенно по утрам, особенно в перехмуре.

Отредактировано Peter Smith (2010-05-10 00:19:02)

+2

8

Сегодня Клара проснулась очень поздно. Хотя, обычно она вставала, как только всходило солнце. Видимо сегодня какой-то особенный день. - размышляла Клара. Клара не спеша переоделась, причесала свои красивые вьющиеся волосы. Её волосы действительно заслуживали должного ухода, к счастью Клара сама это понимала. И в отличие от остального "творческого беспорядка" волосы девушки всегда были чистые, причёсанные, красиво уложенные.
Клара встала к окну и задумалась. Никто не смог бы догадаться о чём в этот момент думает столь неординарная личность. Вдруг дверь тихо скрипнула. И в комнату вошла Миссис Паркер. Она постоянно убеждала юную особу в том, что именно ей суждено спасти народ. И можно было бы предположить, что сейчас она вошла, что бы снова поговорить на эту тему. В какой-то степени это было действительно так.
Клара, - обратилась Паркер к девушке. О чём ты думаешь?
Этот вопрос Клара проигнорировала. То ли она ушла в себя, то ли просто не хотела отвечать.
Я тут подумала, ты ведь избранница, спасительница. И, похоже, у тебя есть ещё один дар.
Это заинтересовало Клару, и она повернулась к женщине, продолжая слушать.
Многие люди любят врать. Даже могу сказать больше, некоторые врут постоянно. - Паркер сделала паузу, давая осмыслить, произнёсённую ею информацию, Кларе. Потом многообещающе продолжила. Так вот соврать тебе не сможет никто.
Клара была удивлена, но ничего не ответила. Дожидаясь продолжения речи Кейт.
Я считаю, что Песчанка появилась не просто так. Кто-то приложил свою руку к этому. Но кто?
Ты ведь знаешь Анну Ангел?

Да, робко произнесла Клару.
Так вот, продолжила Паркер, советую тебе наведаться к ней, что бы узнать связана ли она с этим или нет. - быстро закончила женщина, а теперь мне, пожалуй, пора. У меня много неотложных дел. Удачи! - после этих слов Кейт вышла, оставив Клару одну.
Странно, почему именно к Анне Ангел? Ну ладно, попробуем наведаться к ней. - решила она.
И быстро выйдя из комнаты, Клара направилась к Анне.
>>>>"Вербы" Анны Ангел>>>>

0

9

<<<<< мост через Глотку <<<<<              18:00 - 00:00 a.m.
Миташ слегка прищурилась, глядя на особняк. Строгое здание, минимум архитектурных изысков и с редкой растительностью его окружающею. Кстати, как раз за этим великолепием, буквально в нескольких минутах ходьбы и находилось то, зачем шла к Паркеру Вэл. Её милый дом, бумаги на который она никак не могла оформить, будь прокляты бюрократы, где бы они ни жили! Миташ всё ещё сжимала в руке орешек. Она сунула его в карман пальто и подошла к дверям дома. Женщина достала из сумочки пудреницу и исправила урон нанесенный дождём и ветром. Миленькая вдовушка пришла просить о помощи. Миташ ухмыльнулась. Если бы кто-то мог сейчас заглянуть за восхищённо-просящий взгляд, то поспешил бы захлопнуть дверь перед её носом. Там внутри, из темноты сверкали жёлтые глазищи хищника следящего за своим обедом. Вэлери захлопнула пудреницу, убрала её в сумочку и громко постучала.
>>>>>Гостинная>>>>>

Отредактировано Вэлери Миташ (2011-10-22 08:49:35)

0

10

-------->>>>>> Улица Кожевенного--------->>>>>>

Арнольд быстро шел по улице и чем дольше он шел, тем больше им овладевало сомнение о необходимости этого похода. На улицах редкие прохожие, а если и есть, то почти наверняка рожи недобрые, кучкуются группками, да поглядывают недобро... Нет, улицы однозначно были отвратительны. Несколько магазинов, что встретились на пути, были либо тщательно закрыты, либо очередь тянулась еще с улицы. "Ну вот, начал появляться дефицит без дефицита..." - тихо вздохнул про себя ученый. И как всегда ничем хорошим это не кончится, если правители не предпримут меры. Ох уж эти предприниматели...
По дороге к коменданту, Похмельной все пытался хоть что-то придумать, но как назло ничего более путного чем заявка о взломе на ум не шло. Ведь эти мерзавцы такие, что еще и посмеются, уж он-то имел опыт общения с комендантом. А с другой стороны взлом - это же ненормально; дом ведь не для того, чтоб его грабили. Тем более его дом. Цивилизация-то и стоит на неприкосновенности собственности! Так и есть. И вообще, он, Похмельной, налоги, подати, сборы, все исправно платит. Значит имеет право. В конце концов Арнольд мысленно оформил суть жалобы. Дом взломали, обокрали, имущество попортили... Найдется с чем идти к Сабурову. Улицы при приближении к особняку становились все более и более ухоженными, если про Кожевенный такое можно вообще сказать. Постепенно исчезали залежи мусора, редели покосившиеся и источенные временем и отсутствием ухода дома. И наконец впереди появились шпили особняка. Но недолго радовался Арнольд, даже остановившись в удивлении.
Но площади перед особняком скопилась толпа народу. Небольшое сборище состояло из самых разномастных людей, впрочем, превалировал рабочий класс; фабричный люд, одетый в куртки, где кожанные, а где так, брезентовые, бедняки и алкоголики, старики, люди посолиднее, некоторые даже в пальто или пиджаках; короче, человек 70-80 стояли перед воротами, проход в которые перекрывала цепь дружинников. С каменными лицами они слушали упреки и увещевания граждан. Судя по всему стоят они тут уже не первый час, но все без толку. "До коих пор?! Какие же будут меры?!? Выживут ли наши семьи?! А что с коммерсантами! Спекуляция растет!.. А лекарства!? А бандиты! А ну выходи, градоначальник! потолкуем! Спрятался за вертухайчиками, гадина? страшно?!" - раздавались уже нестройные крики. Люди хмуро глядели на своих же, быть может, бывших соседей, стоявших перед ними уже в форме и с повязками на плечах.
Арнольд на несколько минут остановился и смотрел за происходящим.
Из ворот вышел крепкий человек в форме дружинника, и прошел сквозь оцепление. По-видимому, местный старшина (с действительной службой это звание никак не соотносилось, хотя естественно говорило о чине), поскольку на нем виднелось некое подобие униформы (Сабуров сам был бывший военный, уважал форму).
- Граждане! А ну-ка попритихните! - громко крикнул он, обращая на себя внимание, но безуспешно. - Приказ Сабурова; слушайте внимательно! - начал было он, но поднявшийся гул был остановлен только выстрелом из револьвера в воздух. В наступившей тишине он продолжил: - всем разойтись по домам! Власти делают все от них зависящее! Вы слышите, оболтусы? Комендант один, вас всех много. Заявления будут рассмотрены в порядке очереди после стабилизации ситуации! После ста-би-ли-за-ции ситуации! - наступила тишина, в которой выразительно звучал голос старшего дружинника: - Если кому охота в патрульные, составьте списки и направьте в канцелярию!
- Тихо-о! - продолжал он, перекрикивая гул негодования: - Кто будет нарушать общественный порядок, бедокурить, мародерствовать, того упекут в камеру как преступника! Разбираться кто у кого и что украл, где там обдиралово и прочие вопросы, после будем. Так что расходитесь по домам, иначе в камеру! Слышите? в камеру!! - последние слова были сказаны особо громко, поскольку люди заволновались. - Пошли все вон по домам, нечего вам тут делать! Я сказал по домам разошлись! Не мешайте работать!!
Но его последние слова начали тонуть во всеобщем гуле возмущенной толпы. Люди были возмущены невниманием и халатностью принятых мер. Да что там, долго рассказывать! И их можно было понять: смертельная болезнь, уже выглядывавшая жертв, скачки цен, банальный аспирин если и не на вес золота, то все равно по цене баснословной.
- А ну их к чертовой матери! - проорал старшина, и поворотился к своим. - Бей гадов! Брать всех и в каталажку до выяснения обстоятельств! - и сам угостил изрядно кулаком своим в челюсть зазевавшегося парня.
Дружинники дружно налегли на толпу, стали напирать, даже не размыкая цепи; из особняка высыпало еще с полдюжины человек, которые мигом бросились на фланги и начали оттеснять людей с площади. Некоторых выхватывали из толпы, кидали за строй и там же вязали. Люди стали спешно разбегаться - в тюрьму не хотелось никому. Поток людей тянулся мимо него, спрятавшегося за телегой чтоб не быть сметенным.

Арнольд вздохнул. Попасть сегодня к Сабурову явно не представлялось возможным.

Отредактировано Арнольд Похмельной (2011-09-24 02:44:15)

+2

11

<<< "Горны"

Незаметно для самой себя Юлия оказалась в восточной части города прямо перед особняком Сабуровых, где творилось что-то невообразимое. Около особняка собралось немалое количество народа, причем настрой их не предвещал ничего хорошего. Они явно собирались высказать градоначальнику массу претензий, причем не только в словесной форме, но используя собственные кулаки и сподручные предметы. Люди в форме пытались оттеснить толпу, а затем началось и вовсе черт знает что. Человек, огласивший вполне, по мнению Юлии, адекватный приказ был чуть ли не сбит с ног разбушевавшейся толпой. Кричащая толпа напирала, дружинники тоже на месте не стояли.
Юлия постаралась отойти подальше, чтобы не оказаться в самой гуще событий. Не хватало еще, чтобы меня покалечили или упекли за решетку за компанию с остальными. Протискиваясь между людьми, Юлия стремилась к выходу на свободное пространство. В этот раз она явно зря не следила за дорогой. Еле успев пригнуться, чтобы не получить удар в лицо, Юлия ускорила шаг, хотя в данном случае это было практически невозможно. Ей еле удавалось устоять на ногах, но упасть в этой толпе - это была бы верная смерть под чужими сапогами. В конце концов она кое-как выбралась из гущи событий, правда чуть не сбив с ног какого-то человека.
- Прошу прощения, - извинилась Юлия, - Черт знает что здесь происходит!
Задержав взгляд на том, перед кем она только что извинилась, Юлия начала узнавать этого человека.
- Арнольд, если не ошибаюсь? - Люричева вопросительно приподняла бровь. Она слышала об этом человеке и, пожалуй, была одной из немногих, кто не испытывал к нему лютой неприязни. Юлия сама была связана с наукой и любой ученый уже был ей ближе, чем люди иных родов деятельности.
- Юлия, - Люричева протянула мужчине руку в знак знакомства, - Вы в курсе, что здесь за кошмар творится?

+2

12

Неизвестно чем бы закончилась потасовка если бы пришедшие выразить свою волю действовали слаженно, но над толпой возобладала паника, и весьма немногочисленные служители закона начали уверенно оттеснять толпу. Развязка длилась считанные минуты. Достаточно быстро разобравшись с наиболее ретивыми пролетариями, бойцы теперь стали просто хватать кого попало и вязать за компанию. Уже десяток человек, скрученных и связанных, лежали на земле возле ворот, площадь стремительно пустела, но побоище не прекращалось. Кто как мог, пытались унести ноги и остальные части тела от перспективы совершить увлекательную экскурсию. Арнольду повезло сойти с дороги паникующей толпы и спрятаться за небольшой тележкой, стоящей возле какого-то дома. Мимо него с криком и матом бежали люди, а он только выжидал. Все-таки лучше аккуратно уйти оттуда когда все успокоится.
Внезапно в толпе мелькнуло знакомое Арнольду лицо. Едва не падая на землю, в толпе буквально барахталась, тонула, знакомая Арнольда, Юлия Люричева. Данная молодая особа являла собой немалый предмет переживаний самого ученого, который усматривал в ней чрезвычайно интересную и необычную личность, пусть и переживания эти были негласными. Одно краткое, практически случайное знакомство, вполне вероятно даже не оставившее у девушки следа, недолгая беседа, хотя и относительно не так давно произошедшие, - они оставили немалый отпечаток после себя в сознании Похмельного.
Какой ветер ее сюда занес было непонятно, но зато было вполне ясно, что ее нужно было выручать. Арнольд вышел из своего укрытия и, расталкивая отступающих с площади, стал протискиваться к едва заметной голове, мелькавшей почти возле самых патрульных. В конце концов патрульные стали успокаиваться, и погоня прекратилась, но давка не уменьшалась. Неизвестно как он добрался бы до Юлии, но внезапно ее как бы с силой вытолкнуло из толпы к нему. Едва не упав сам, они тем не менее покинули толпу и отошли к стене дома. Арнольд стал поправлять свой плащ и оценивать наличие урона от приключения,
- Прошу прощения. Черт знает что здесь происходит! Арнольд, если не ошибаюсь? - довольно скоро последовал вопрос. Протянутая рука девушки была встречена рукопожатием ученого. - Вы в курсе, что здесь за кошмар творится?
"Хорошо, вроде бы цела...", пронеслось в голове Арнольда, и эта мысль его значительно успокоила. Поправив плащ он выпрямился и сбросил капюшон.
- Да, здравствуйте, Юлия! Вы не ошиблись. Сам не знаю что тут творится. Вот, шел к Сабурову писать заявление о взломе моего дома, да, как видно, не судьба. - Арнольд снял очки и пристально осмотрел их на предмет поломок. Вроде, нормально... - Как вы могли очутиться в таком местечке? - удивленно продолжил он. - Вы целы? А то по всему, так в передрягу вы попали ту еще.

Отредактировано Арнольд Похмельной (2011-10-01 18:24:15)

+2

13

- Да, здравствуйте, Юлия! Вы не ошиблись. Сам не знаю что тут творится. Вот, шел к Сабурову писать заявление о взломе моего дома, да, как видно, не судьба.
Юлия вздохнула, все еще приходя в себя после неприятного "посещения" толпы. Впрочем, судя по всему она отделалась легким испугом, что не могло не радовать.
- Взлом? Это ужасно. Надеюсь, у Вас не пропало ничего особо ценного?
Сама Юлия очень трепетно относилась к собственному имуществу, оно составляло атмосферу "Невода" и если бы кто-то посмел вторгнуться в ее личные владения без спроса, да еще и стащить что-нибудь, Люричева сомневалась, что смогла бы отнестись к данному факту спокойно и со смирением.
- Как вы могли очутиться в таком местечке? Вы целы? А то по всему, так в передрягу вы попали ту еще.
- Сама не знаю, - Юлия пожала плечами, - Вообще-то я просто вышла прогуляться... и отвлеклась. В общем я не собиралась сюда. Люричева улыбнулась, понимая, что ее объяснения выглядят, как минимум, по-дурацки. Но она ведь на самом деле просто прогуливалась, и то, что неведомая сила привела ее в этот район... Нет никакой неведомой силы. Просто надо было следить за дорогой.
- Да вроде цела, спасибо, Арнольд - Юлия чуть склонила голову в знак признательности, - Правда настроение испорчено, но что тут поделаешь?. Я рада, что наткнулась на Вас. Все-таки одной тут небезопасно.
Юлия не так много знала об Арнольде, но опасаться его у девушки не было причин. Насколько было известно Люричевой, он являлся ученым, что уже само по себе было некой общей чертой.

Отредактировано Юлия Люричева (2011-10-02 18:25:58)

+2

14

    Вдоль стены дома брёл человек обмотанный бинтами с ног до головы. Невыносимая боль выгнала его сначала из его комнатки, а затем и из дома. Он брёл тихо передвигая ногами, не понимая, почему внутри разгорелся такой огонь. Боль и болезнь затмили его сознание и он шёл не видя дороги. Жажда сводила с ума. Там дома за ним ухаживала его дочка, но вот уже второй день он не слышал голоса малютки. Тело под покровами бинтов горело и он хотел только одного - глотка воды. Его взгляд остановился на бородатом мужчине, стоявшем рядом с Люричевой, разведя руки, он быстро направился к ним, неся боль и смерть.
- Ээмммааа-мммааа, - помутнение рассудка и слипшееся внутри горло, выдавили из больного, только жалкое мычание.
Лица нескольких человек из толпы смотрели в сторону этой троицы, патрульные были заняты напиравшими людьми.  С одной стороны выход с улицы перегораживала гудящая масса народа, с другой же, к паре приближалась песчанка, радушно распахнув объятья несчастного страдальца.


Уважаемые участники, продолжаем игру исходя из данных событий. И все мы помним, что за убийством больных следует наказание и арест.

+3

15

Неожиданная, приятная встреча... Да, желаемое порой таки исполняется. Но до чего же причудливы бывают сопутствующие обстоятельства!
- Та пропасть-то пропало кой-чего. Детвора дурака валяла. Наверное, подумали, что у меня там аптека, и решили, что сода и солянка (имеется в виду соляная кислота) спасут их от песчанки, - Арнольд даже усмехнулся своей шутке. - Хорошо, что я все самое ценное под надежными замками храню. Как домой шел, так сразу и поймал шельмецов, почти все отобрал обратно. Та еще ночка была вчера. Да... - задумчиво произнес Арнольд, вспомнив резко ту самую странную степнячку. "Как-то она теперь? нормально ли дошла домой? Жива ли?" - пронеслось в голове, - "Нету, поди, у нее совсем никого". Хотя он сразу отбросил задумчивость, вспомнив, что он рядом с площадью, что возле Сабурова. И рядом стояла Люричева. - Ну да что я все о себе да и о себе, - отмахнулся он в конце концов.
- Вы, Юлия, вот лучше расскажите, каким образом вы выбирали себе место для прогулки, - сказал Похмельной после некоторого молчания, не зная, что сказать. - Предлагаю уйти отсюда куда-нибудь в более спокойное место.
Мимо постепенно проносились остатки немногочисленной толпы. Толпа на площади постепенно все редела и редела. Демонстранты благополучно разбегались под тяжелыми кулаками солдат, прям как в Столице лет, почитай, двадцать с чем-то тому назад, когда Стальной Союз таки начал давать крупную течь и перевес на фронте склонился не на нашу сторону... Ничего не меняется. Но поток людей, в конце концов, почти ослабел. Люди еще шли, но на площади было никого. Дружинники свое дело выполнили сполна и теперь тащили задержанных на допрос в усадьбу. Что их там ждало? Вероятнее всего заключение, уж никак не помилование, местные охранители порядка такие.
Внезапно боковым зрением Арнольд уловил движение. Повернув голову в ту сторону, он увидел его. Он шел прямо к ним, весь обмотанный грязными и пропитанными влагой и кровью бинтами. Едва переставляя ноги, он плелся к ним, опираясь на стену. Надо заметить, что, хотя ноги переставлял он с трудом, и каждый шаг, как видно, отдавался болью, но расстояние до них он сокращал сравнительно шустро, словно бы видел в них какого-то таинственного спасителя. Арнольд не знал наверняка кто он такой, но вид недвусмысленно подсказывал, что это больной Песчанкой. Кто его сюда выпустил? Как такое могло произойти? "Риторические вопросы после. Когда уйдем".
- Юлия, пойдемте скорее! Уходим! - Арнольд указал рукой в сторону приближающейся опасности. Не глядя на реакцию девушки, он схватил за руку Юлию и потащил в обратную сторону от больного. Ученый не знал, где будет лучше скрыться, но чувствовал, что стоять на месте точно не самая лучшая идея. Он отправился прямо в сторону площади, откуда еще несколько минут назад все пытались скрыться. Похмельной расчитывал, что толпа людей прикроет их отступление.

Отредактировано Арнольд Похмельной (2011-10-09 20:43:35)

+2

16

Беспокойные дни настали. Люди по улицам ходили хмурые, патрульные шептались о чем-то в кулаки, изображая приступы кашля, как только начальник проходил мимо. Только подумать, как переменился прежде спокойный и недвижимый во времени Город.
Сабуров вот уже около получаса неотрывно смотрел за окно. Вдалеке неторопливое течение реки уносило прочь редкие листья. Прохожих было непривычно мало – в это время обычно являлись те, кому было что сказать. Раскаявшиеся жулики, фабричные, сгоряча подбившие глаз женам, дети, приметившие где-то на складах бритвенников. Всем этим людям требовалось уделить время, ведь их проблемы были проблемами Города. Стоило хотя бы на несколько дней выпустить из рук поводья закона и порядка, чтобы отлаженный механизм правосудия рухнул в небытие. Но сегодня было тихо.
Возможно, именно поэтому стук в дверь показался Александру таким неестественно-громким. Мужчина вздрогнул, оглянувшись на дверь, будто посетитель стучал не снаружи, а изнутри дома. На какой-то момент подумалось, как случайные гости, должно быть, тревожат Катерину… она слабела, становилась нервной, даже злой, но винить супругу в подобных переменах Сабуров был не в праве.
Поднявшись с кресла и оправив на мундире складки, Александр направился открывать, ожидая увидеть на пороге одного из разгоряченных горожан, непременно сжимающих мозолистыми пальцами шапку. Дверь никогда не была заперта, но Сабуров успел приучить посетителей к необходимости стучать, прежде чем войти. Устало скрипнули петли, Александр отворил дверь.
Он был немало удивлен, увидев за порогом женщину. Поначалу Комендант подумал, что гостья пожаловала к его супруге, ошибившись дверью и постучав не туда. Но дама не выглядела удивленной или испуганной, казалось, она отчетливо знала, куда идет и по какой причине.
- Здравствуйте. – Сухое официальное приветствие, не окрашенное ни одной из эмоций. Сабуров уже давно не бывал на приемах или празднествах, где полагается расшаркиваться перед всеми, будь то друзья или враги, родственники или незнакомцы. Теперь практически для всех у Коменданта была заготовлена речь, подобающая его служебному положению. Нейтральная, спокойная, бесчувственная речь.
Не было нужды в том, чтобы заставлять гостью ждать на улице, поэтому Александр жестом пригласил ее войти. Проводил взглядом, вновь глянул на улицу, чтобы понять, нет ли поблизости других страждущих. Но нет, перед Стержнем было безлюдно, лишь крошка-девочка, почувствовав спиной его взгляд, оглянулась, но пугливо потупилась и стремглав помчалась прочь от внешне холодного и неприветливого особняка и его хозяев. Дверь закрылась – если кому-то понадобится аудиенция, он будет вынужден стучать.
- Итак, -  обратился к гостье Александр. Он проследовал в гостиную, меряя пол широким армейским шагом. Остановился у окна. Комендант решил не тянуть с формальностями и перейти прямо к делу. – Позвольте поинтересоваться, чем вызван ваш визит?
К Сабурову не приходили без дела, поэтому дама должна знать, в чей дом явилась. Мужчина не имел привычки к ведению праздных бесед, не отличался радушием или расточительным гостеприимством. Гораздо больше занимали его деловые вопросы, ведь за время службы в армии Комендант успел на собственной шкуре осознать, что промедление действительно зачастую оказывается причиной смерти.

+3

17

<<<Здание особняка<<<
день-вечер, 24 сентября.
Ей открыл мужчина строгой выправки и с хмурым видом. Глуповатое выражение словно смыло из взгляда женщины. Миташ вдохнула прохладный воздух и отправила наносную глупышку вдову вслед удаляющимся шагам девочки, что пробежала за спиной. Вэлери тихо вздохнула. Военные... Они утомляли её, иногда до зубовного скрежета. Все разговоры сводились к одному - как дурно начальство и сколько ратных подвигов свершил каждый из них. Видимо они считали своей обязанностью раззвонить всем, какие они герои и что только смертельные ранения удержали их от побед на всех фронтах. Женщина внутренне хмыкнула, ни один из них не удосужился зайти в воняющую потом и кровью, наполненную стонами палату и взглянуть хотя бы одним глазом на истинных великих героев, одноруких и безногих солдат умирающих в госпиталях. Злой взгляд скользнул по мундиру коменданта.
"Хотя, что это меня так раззадорило?" Удивление проскользнуло в мыслях, взгляд помягчел, а пальцы потёрли виски. Аромат цветущей твири дурманил и уводил течение мыслей в другую сторону. "Кажется я понимаю его жену, мне самой в скором времени понадобится морфий"
- Бережёт вас степь, - чуть сведя брови Вэл смотрела в лицо коменданта.
Она последовала следом за мужчиной в гостиную, некогда сливочно-приветливую, а ныне столь же хмурую как и её хозяин. "Не шибко тебя вниманием твоя хозяйка балует" Быстрый взгляд проскользнул по стенам, мебели и безделицам расставленным в разных местах комнаты. Было видно, что заботливые женские пальчики давно не прикасались к обстановке помещения и не привносили в него уют и семейную тихую радость.
- Позвольте поинтересоваться, чем вызван ваш визит?- тон, столь же безразличный как и взгляд его обладателя, донёсся от окна.
Вэлери остановилась возле кресла, присесть ей не предложили, и лёгкая улыбка скользнула по сжатым губам. "Что же, я вижу прочь сантименты и расшаркивания? Вот и славно. Отдай мне то, что я хочу и мы может расстанемся тихо".
- Мой визит? - тихий, но сочный голос Вэл прозвучал слегка вызывающе, - он вызван вашей некомпетентностью, господин Сабуров.
Бровь взметнулась вверх, а подбородок слегка выдвинулся вперёд. О, даа, Вэлери отлично знала с кем имеет дело, за время её метаний по городу и шустряк Лерка в подворотнях, и сама Вэлери в Управе, выяснила достаточно, что бы составить своё мнение о стоящем перед ней мужчине и его нраве.
- Нас некому представить, к тому же, это я потревожила ваш покой, поэтому представлюсь сама. Валерия Миташ, с вашего позволения. Мой отец занимался поставками медикаментов в город, и наш домик стоит несколько позади вашего особняка.
Продолжая стоять у кресла, Вэлери чуть склонила голову в приветствии и, ни на йоту не сдвинувшись с места, протянула вперёд руку. Её ни капли не волновало, что до мужчины было минимум метра три-четыре, она с интересом смотрела в глаза коменданта, или куда-то в ту область, где они должны были находиться, мужчина стоял против окна, и ей был виден только тёмный силуэт Сабурова.

Отредактировано Вэлери Миташ (2011-10-22 09:53:56)

+1

18

Слова гостьи заставили Сабурова нахмуриться. Разумеется, Комендант прекрасно знал о том, что всему миру не угодить даже при огромном желании, но получать в лицо претензии он отвык довольно давно. У простых горожан не хватало наглости сказать слово против представителей правящих семей. Сама же верхушка между собой уживалась неважно, порой случались свары, которым позавидовала бы стая собак в брачную неделю. Однако прямые укоры и здесь встречались редко, в Городе существовала иная традиция – наводить интриги и козни за спиной ближнего своего посредствам писем, чужаков и разговоров на казалось бы посторонние темы. Прямолинейному Александру, привыкшему отдавать и исполнять четкие команды, мотивировать собственные решения и не отходить от конкретики, были чужды закулисные игры местного дворянства, но он не афишировал свое мнение.
И вот…
Госпожа Миташ, как представилась дама, оказалась дочерью старого знакомого Сабурова. Признаться, Александр был уверен, что со смертью ее отца многое решится, ведь нет человека – нет и проблемы. Вот только внеплановое появление наследницы нарушило ход вещей. Действительно, достать для Катерины морфий через местные захудалые аптеки было делом сложным, едва ли выполнимым. Чтобы достать такого рода товар требовались связи в столице, никак не меньше. У Сабурова не было времени на постоянные поездки, да и оставить нестабильную Катерину в одиночестве на такое долгое время он попросту не мог. Вот и осталось искать помощи на стороне. Пусть за повышенное вознаграждение, пусть и переступив через собственную совесть, ведь Александр прежде не допускал и мысли о том, чтобы преступить столь почитаемый им Закон…
- Если у Вас есть ко мне личные претензии, я готов их выслушать и немедленно дать Вам ответ, - проговорил Комендант. Рука его потянулась ко лбу, будто стремясь отогнать приступ внезапно пробудившейся мигрени.
Но вот гостья пожелала получить толику расположения со стороны Сабурова. Александр не особенно одобрял светские сантименты, в условиях малоцивилизованного быта Города подобные жесты казались еще более наигранными и бестолковыми, а Стержень никак не походил на театр. Но Комендант решил проявить вежливость к своей опасной собеседнице. В данном случае куда удобнее решить дело миром – судя по видениям Катерины, близится опасное время, когда каждый человек будет на счету, а каждый враг станет в тысячу раз опаснее. Офицер подошел к даме, склонился и едва тронул губами протянутую руку, не поднимая взгляда. Затем он отстранился, чуть рассеяно огляделся по сторонам, будто припоминая что-то важное.
- Вы присядьте, присядьте. В ногах правды нет. – Жестом Комендант указал Валерии Миташ на кресло, а сам сел напротив. Пейзаж за окном стремительно утратил прежнюю притягательность. Александр медлил, раздумывая, стоит ли задавать прямой вопрос именно сейчас. В конечном итоге он решился. – Чего Вы хотите? Говорите прямо.
В мыслях Александра роились недобрые подозрения да предчувствия. Нет, в глубине души он был уверен в том, что ситуация ничем не грозит покою его семьи. Всего лишь немного дополнительных хлопот, всего лишь чуть больше растраченного понапрасну времени. Единственное, что действительно волновало Сабурова – покой супруги. У нее и без этого сейчас достаточно поводов для меланхолии, чтобы волновать подобной чепухой.
Все-таки от чужаков - одни хлопоты...

+2

19

"Отлично!" Вэлери мысленно улыбнулась, "Так и продолжим". Вежливая, можно сказать чуть безразличная, улыбка возникла и на губах.
- К Вам лично, у меня не может быть претензий, - женщина опустилась в кресло и открыто посмотрела на Сабурова. - А вот к Вашим работникам, к ним предостаточно, что бы высказать их Вам лично. Я, конечно, могу ошибаться, но мне кажется, если солдаты расхлябаны, то это вина их командира.
Миташ кивнула на мундир коменданта, и слегка облокотилась на подлокотник. Полученный на почте казённый серый конверт, казалось, обжигал колени сквозь кожу сумочки. Женщина, даже не вскрывая его, знала, что от неё требуется. Чуть подняв подбородок, Миташ продолжила.
- Я не стану утомлять Вас нытьём о том, какие Ваши служащие гадкие, но меня в течение десяти дней гоняют из угла в угол, требуя, то одну бумажку, то вторую. Я не могу получить  за батюшкой наследство и убраться из этого города ко всем чертям. – Вэл усмехнулась, - не далее как вчера один из Ваших, - она выделила принадлежность работника, - людей намекнул мне о возможности решений моих вопросов местным судьёй Каиным. Мне показалось странным, что Управа находится в Вашем ведомстве, а заправляют делами Каины.
Вэлери развела руками и вопросительно глянула на Александра. «Тише-тише, не давить так. И не потому я сюда припёрлась, что бы распалить огонёк вражды, а например для вот этого».
- И Я бы последовала совету, если бы сегодня утром в бумагах отца не нашла вот это.
Вэл достала из сумочки сложенный вчетверо листок, обычную накладную на партию препарата. Совершенно ничего подозрительного, если бы накладная не была бы на довольно большую партию морфина и не приписка сделанная от руки. Внизу накладной отцовским почерком были выведены два слова «Для Сабурова».
Миташ протянула листок коменданту.

Отредактировано Вэлери Миташ (2011-10-29 01:24:21)

+2

20

Сабуров терялся в догадках. Что же могли напортачить его поднадзорные? Да, интеллигенции среди местных мужиков практически не было. Однако это с лихвой компенсировалось упорством и трудолюбием. Александр выбирал людей тщательно, стараясь оставлять честных и старательных, тех, кто не станет увиливать от работы и станет настоящим подспорьем. Ведь подчиненные по сути – фундамент, на котором стоит любая власть. Комендант мог поручиться за большинство из этих людей, правда после видений Катерины пришлось набрать дополнительных добровольцев, ведь случись действительно в Городе что страшное, именно Александру придется расхлебывать ситуацию с поддержанием пошатнувшегося порядка. Но, похоже, гостья знала, о чем говорила. В своем воображаемом расписании Сабуров добавил лишний пункт: провести опрос и разъяснительную работу с подчиненными. Обязательно, но только после этой не самой приятной из бесед.
- Будьте уверены, этот вопрос не останется неразрешенным, - проговорил Комендант, прикидывая, где мог проколоться и что мог упустить. Вполне вероятно, что он попросту недоглядел и в ряды подчиненных попал не самый благонадежный человек. Да, чистку рядов давно пора было провести, но все не с руки, все так не вовремя…
Упоминание о представителях правящих домов заставило Сабурова прислушаться еще внимательнее. Если в дело уже замечены Ольгимские или Каины – ситуация может стать истинно опасной в любой момент. Разумеется, при желании Александр смог бы найти свои рычаги воздействия, чтобы замять этот случай, но он старался беречь скелетов из пыльного шкафа для более критических случаев. Пока же еще сохранялась надежда окончить дело миром, попросту договорившись с собеседницей.
Александр принял протянутую записку, сосредоточенно и серьезно изучил то, что она содержала. Нахмурился и потер переносицу, будто отгоняя мигрень. Да, проблема оказалась живее ее источника. Поставщик морфия для Катерины отправился к матери-земле, но его дела, как, впрочем, и все прочее имущество имело наследника. Вернее, наследницу. Ту самую даму, которую нельзя было недооценивать. Теперь Александр выяснил, что у нее имеются письменные доказательства его виновности. Что делать? Требовалось соображать быстро. Изъять записку под благовидным предлогом? Нет, ведь никому не известно, кроме самой Миташ, сколько еще подобных документов хранил ее покойный родитель. Подобный шаг – провокация. Способ спровоцировать женщину на необдуманные поступки и лишнюю болтливость. Нет, это совсем не то, что сейчас нужно. Сабуров протянул записку обратно, кивнув в знак согласия.
- Вы верно поступили, когда пришли ко мне. - Голос звучал медленно и как-то устало, будто решалось, где установить водяную бочку или мусорницу, а не то, сохранит ли текущий Комендант за собой пост. - Вы упомянули, что желаете скорейшего получения наследства… Что ж, я готов оказать Вам личное содействие. Вы уже успели подготовить какие-то из запрошенных документов?
Вполне возможно, что, получив подпись на бумагах, Миташ успокоится и отправится туда, откуда явилась. Не станет тревожить покой Города и, что самое главное, покой четы Сабуровых. Сейчас Александр был готов на многое, чтобы замять спор. Более того, он был абсолютно уверен, что уж эта барышня не ограничится получением жалкого домишки. Вот только что будет, если он не сможет выплатить запрошенную ею цену?.. Александр постарался отогнать дурные мысли. Нечего загодя пророчить беду, ведь мысли, как известно и доказано, имеют огромную силу.

+3

21

Начало игры

Она пришла из спальни, которая находится в другой части их особняка. Женщина плавно подошла к мужу и тихо произнесла:
- Мне нужно поговорить с тобой... Я видела ночью страшные вещи. - Сабурова прикрыла глаза ненадолго, нащупывая Нити, окутывающие их Город и проверяя, что изменилось со вчерашнего вечера, - Уже два района заражены? - она покачала головой, - Я боюсь за нашу дочь, Александр. Она ходит там совсем одна, а люди недружелюбны к ней, ты это и сам прекрасно знаешь. Как бы не обидел ее кто, она ведь может затаить зло, и тогда нам всем будет плохо... Нужно направить ее способности в нужное русло, чтобы не случилось беды.
Она подняла глаза на мужчину и улыбнулась, прошептав.
- Думаю, пора рассказать ей все про Хозяек и о нашей вере. Что скажешь?
Катерина была уверена, что муж поддержит любую ее идею, самую безумную и даже обреченную на неудачу. Но они всегда решали все вопросы вместе, сообща, поэтому она и спросила его мнения.
Тут она заметила, что муж принимает посетителей. Точнее одну посетительницу - молодую на вид женщину с ярко рыжими волосами.
- Доброго дня, незнакомка, - поздоровалась Сабурова, - Ты можешь звать меня Катериной.

+2

22

Зараженный район --->

Клара бежала, не останавливаясь и не обращая внимания на происходящее вокруг, пока не добралась до ограды родного Стержня. Ужасно запыхавшись, девушка ухватилась руками за невысокий забор и остановилась, тяжело дыша. Ладони были все еще влажными, и она вспомнила о той субстанции, что еще покрывала кожу. Поморщившись от неприятного ощущения, Самозванка быстро вытерла руки о низ своей и так не самой чистой на свете куртки. Подумаешь, одним пятном больше или меньше, ничего особо и не изменится.
Дыхание наконец восстановилось, она выпрямилась и посмотрела по сторонам. Прохожих не было видно - вероятно сидят по домам, боясь заразы и крыс. Ну и правильно делают.
Облизнув пересохшие губы, девушка стала искать глазами бочку с водой, что стояли на некоторых перекрестках Города. Но поблизости ничего такого замечено было. Печально вздохнув, она посмотрела на дом Сабуровых.
Нет, ругать они ее сильно не будут, конечно, но идти туда прямо сейчас совсем не хотелось. Может прогуляться по Степи, пока солнце еще высоко? Она вспомнила тот большой холм, что находится за Кладбищем. Вот интересно наверно на него забраться и посмотреть на Город с такой высоты.

+2

23

>>>>Район Хребтовка. Улица.>>>>

Поняв, что силы стремительно покидают обессиленное тело, Деннис перебрался через мост к зданию Стержня решил немного передохнуть.  Зайдя за ограду он присел на ступеньки особняка и уставившись на былинки травы, едва-едва движимые ветром, стал размышлять.
«Что мне теперь делать? Возвращаться в ночлежку? Но что толку, если я даже имени её хозяйки вспомнить не могу… Бураха искать в одиночку тоже занятие не из выполнимых, он сейчас вне закона и скрываться может где угодно. О ситуации в Городе я тоже практически ничего не знаю... Лучше всего спросить кого-то из уже знакомых, а кого я могу назвать знакомым в этом Городе? Младший Влад сейчас скорее всего с той, рыжеволосой…»
Мысли навевали тоску. Хоть иди и топись…
«…Так чего ты ждешь  - вон, река рядом, два вдоха ледяной воды и нет тебя… » подумала одна часть сознания Арктуро, «… а шел бы ты знаешь куда? – ответила другая часть, - Нужно найти Агн.. АГНЕС!!!!»
- Агнес! Вслух произнес Деннис. Ну хоть это как-то воодушевляет! Помня имя и зная, где находится ночлежка, он уже было решил безотлагательно двинуться в нужную сторону, как вдруг увидел совсем юную девушку в старой зеленой куртке, медленно идущую вдоль ограды Стержня.
Повинуясь непонятному импульсу, учитель встал и тихо произнес:
- Позвольте узнать Ваше имя, мисс?

Отредактировано Деннис Арктуро (2011-11-09 20:06:02)

+2

24

Девушка вздрогнула всем телом, когда к ней обратился неизвестно откуда вылезший мужчина, прямо как чертик из табакерки. Она остановилась и неторопливо подняла на него глаза.
- Меня зовут Кларой. А Вас? - она принялась не очень вежливо рассматривать человека почти в упор, - Вы ведь...здесь родились, да? Или нет...
- Агнес? Кто это? - как бы между прочим спросила она, не показывая внешне своего ярко вспыхнувшего любопытства.
- Вы почему не дома? - вспомнила она собственно о Песчанке, - Сейчас опасно по улицам ходить, смотрите, заболеете...будете как вон те, - она указала рукой в сторону Жильников, где то и дело несчастные штурмом брали границу, отчаянно сопротивляясь неподкупным охранникам-людям Сабурова.
- Вы ведь из Степи недавно? - она почувствовала терпкий запах твири, который впитался в одежду этого незнакомого человека, - Как там, тихо все? Не помните? - Клара улыбнулась, она многое поняла о Деннисе, один лишь раз взглянув в его глаза.

+2

25

- Деннис. Деннис Аркт... Просто Деннис, Клара. Рад знакомству!
Глаза учителя были прикованы к людями, завернутым в грязные тряпки... Патрульные с успехом выдерживали их натиск, но крики и безумные стоны были слышны даже на расстоянии.
Оторвавшись от этого зрелища мужчина словно спохватился и взяв девушку под руку предложил:
- Клара, извините меня, кхм... не сочтите что я пьян, но не могли бы немного пройтись по набережной...
И не дожидаясь ответа он не спеша начал рассказывать ей свою историю. Иногда это было лучшим способом выстроить мысли в какое-то подобие цепи, тем самым приведя в порядок не только чувства, но и память.
- Нет, я родился далеко отсюда... Приехал недавно, где-то с полгода назад. Я учитель. Хотел учить детишек географии, биологии, правописанию... Всё в меру собственных, весьма скромных познаний. Но не так давно столкнулся с явлениями совершенно необъяснимыми и загадочными.
Он посмотрел на девушку. пытаясь разглядеть в её глазах огонек страха или сомнения. 
- Увы, но я мало кого успел хорошо узнать... Честно сказать, у меня нет друзей в этом Городе и я до сих пор  не могу привыкнуть к его порядкам. Единственный человек, с которым мне удалось общаться больше других - Агнес. Она живет здесь недалеко, в ночлежке.
Он махнул рукой в сторону упомянутого дома и задумавшись на секунду сказал:
- А вот как я оказался в Степи, я не помню... Как и то, что я искал там... Уж простите, Клара, но "как там..." я наверное рассказать не смогу.  
Мужчина взъерошил волосы и посмотрел с какой-то затаенной надеждой на стоящую перед ним девушку.
- Клара, что происходит? Расскажите, прошу вас! Может это поможет мне как-то восстановить утраченные воспоминания...

Отредактировано Деннис Арктуро (2011-11-09 21:43:00)

+4

26

- Мне тоже... приятно познакомиться.
Не любила она, когда кто-то дотрагивается до нее, но этот человек произвел на нее хорошее первое впечатление. Да и интересно, что он там может рассказать...
- Нет, Вы не пьяны, - она грустно улыбнулась, - А я бы вот зашла в кабак... да только денег нет совсем.
- Да-да, пойдемте, - потянула она его за собой, и зашагали они по каменной брусчатке.
- Здесь же детей не так много...да и не думаю, что взрослые им разрешают учиться... Вы ведь один учитель здесь?.. - она смотрела себе под ноги, тем не менее очень заинтересованная в разговоре.
- Расскажите, что за... явления. Значит Вы не одиноки, раз у Вас есть такая подруга... к которой Вы спешите сломя голову, - она еле заметно улыбнулась, - Жалко. Не видели ли Вы степных духов? Не шептали Вам травы будущие и прошлые великие деяния? Не сказали, кто в итоге побе... - она резко замолчала, решив, что и так слишком много задает странных вопросов.
- Происходит... Болезнь, Деннис. Песчанка вернулась... снова болеют, умирают и мучаются, - она вздохнула, - И сестра моя среди них бродит. Вот ведь глупая...

+4

27

Арктуро посмотрел на девушку с чувством тихой симпатии. Клара была... странной. Ему казалось что она знает куда больше, чем рассказывает. И даже более того - Деннису мимолетно показалось, что она ПОНИМАЕТ гораздо больше, чем многие из обывателей.
- Да, именно так, немногие дети посещали мои уроки. Может быть когда жизнь наладится классы не будут такими безнадежно пустыми. Знаете, я нашел старую тетрадь в школе, она написана моим коллегой. Женщина, её звали Роза Джейтли. Не слышили про неё? Я тоже к сожалению не нашел времени познакомиться с ней...
Деннис облокотился на чугунную ограду набережной и глядя в бегущие внизу мутные воды с тревогой спросил:
- Вы беспокоитесь за сестру, Клара? Да и сами, как вижу, не сильно бережете себя разгуливая в такой близости от зараженных районов...
Сказав это он почувствовал себя крайне неуютно, словно души коснулась чья-то скользкая, холодная лапа. Не так давно и он сам чуть было не нарвался на зараженных не имея при этом ни знаний о поразившей Город инфекции, ни индивидуальных средств защиты. Чтобы побороть это чувство, Арктуро хлопнул себя по карману пальто и несмело улыбнулся.
- Клара, я могу угостить вас шоколадкой?
Он достал завернутую в фольгу плитку, с хрустом развернул её и отломив себе кусочек протянул остальное девушке.
Чувствуя, как во рту растекается сладкая масса он бросил на Клару быстрый взгляд.
- Я вообще не помню, что потянуло меня в Степь. Просто я направлялся по делам со своими... компаньонами. А потом... 
Мужчина замер.
Память сыпанула осколками - в них были безликие, страшные фигуры, склонившиеся над лежащим на голой земле мужчиной, был трубный глас существа, похожего на исполинского быка, была совершенно непонятная и отвратительная для восприятия круговерть кровавых тел и древние демоны хохотали в центре этого круговорота...         
- Нет, решительно ничего не помню...

Отредактировано Деннис Арктуро (2011-11-10 00:38:28)

+3

28

- Очень много детей поселилось в Многограннике этом... Видели, на той стороне Горхона такую Башню? - задумчиво продолжила она, - Взрослых туда ни за что не пустят.
- Роза, - она наморщила лоб, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь об обладательнице такого красивого имени, но нет, не слышала она прежде ни о какой учительнице, - Нет, не знаю ничего...
- Да не то чтобы беспокоюсь... она у меня волшебная, и ничего страшного с ней ни за что не случится, но... нам надо бы поговорить, а она все убегает и убегает, - Клара тихонько вздохнула и обратила наконец внимание на протянутую шоколадку, - Зараженные районы совсем не опасны для меня, если Вы понимаете... А что это? Шо-ко-лад-ка...
Руки сами уже потянулись к угощению. Отломив маленький кусочек, она отправила его в рот.
- М... - лицо ее осветилось радостью, - Сладкий какой!
- Степь она такая... притягивает своими загадками. Вам очень повезло, что Мать позволила Вам вернуться обратно в Город...да еще целым и невредимым. - она попыталась дружелюбно улыбнуться, и кажется получилось.
- Лучше не вспоминайте ничего, - серьезным тоном сказала Самозванка, откусывая еще шоколада, - А то разум не выдержит.

Отредактировано Клара (2011-11-10 12:44:38)

+2

29

Возле входа в дом Сабуровых толпа постепенно рассасывалась. Кто-то предпочёл убраться домой, всё же близость очага бушующей песчанки пугала, кто-то не рискнул оказаться в каталажке. Но постепенно ряды недовольного люда редели. Двое дружинников увидев чудом вырвавшегося из оцепленного района больного, бросились к нему. Стон пронёсся над улицей и хриплый вскрик упавшего на землю страдальца вырвался из-под мелькающих кулаков и ног охранцев.
- Дошнка... дошнека... дежааа тыыы? - Его булькающий вопль перерос в вой. Больной краем угасающего сознания ещё ловил воспоминания о дочери, беспокоясь скорей инстинктивно, по привычке шепча слова. Сам разум был уже мёртв. Внезапно речь его стала, хоть и обрывочной, но внятной. Он с расширенными зрачками, сверкая белками глаз из-под сочащихся бинтов, обвёл взглядом патрульных.
- Она была... Сказала легче будет... Исчезла... Потом, - посмотрел словно удивился и прошептал, - я умер.
Тело вздрогнуло и застыло, смерть, даря покой, прибрала к рукам очередную жертву. Из толпы раздался визг.
- Песчанкааа!
Люди сломя голову стали разбегаться, грозя снести любого со своего пути. Служивые, что слышали последние слова умершего, опасливо между собой переговаривались.
- Пить дать баба это! Это Шабначка болезнь принесла! Эвон и страдалец молвил, "Она" говорит была, - говорящий скосился на находящихся в округе женщин.
Мимо стоявших в растерянности патрульных пролетело клубящееся облачко и понеслось вдоль по улице. Аромат цветущей твири был насколько приглушен сладковатым запахом смерти. Песчаная язва покинув мёртвое и ненужное тело, бросилась на поиски нового пристанища. Впереди облака замаячили две фигуры - девушка и мужчина. Облако, гонимое ветром стремительно приближалось к паре.

+4

30

Миташ осторожно наблюдала за мужчиной - секундная задержка с бумагой, внутренняя борьба. Вэл улыбнулась уголком губ. «Конечно, мой друг, и я естественно верю, твоему совершенному равнодушию». Ресницы женщины укрыли радостный блеск глаз. Вэлери раскрыла сумочку и, отодвинув полученное на почте письмо, достала небольшую пачку бумаг.
- Пока дело касалось только дома, проблем не возникало, - Миташ выбрала несколько документов и протянула их в первую очередь, - это документы на дом и земельный участок под ним, нужна только Ваша подпись, - Вэл качнула оставшимися бумагами, - но как только разговор заходил о медикаментах, что принадлежали моему отцу, я тут же упиралась в глухую стену, с отговорками: а у Вас с папенькой фамилии разные, докажите, что вы единственный наследник и тому подобное.
Миташ усмехнулась  и подвинула бумаги ему. «А теперь мы попробуем наладить отношения». Вэл приятно улыбнулась и, глядя в его глаза, прямо сказала.
- Я рассчитываю продолжить дела батюшки.
Она аккуратно сложила накладную с именем Сабурова напополам и порвала, затем повторила свои действия и, положив клочки бумаги на край стола, продолжила.
- В тех же количествах и ценах. К тому же я мало болтаю и в отличие от моего отца не имею привычки писать на полях, - она кивнула на обрывки бумаги.
Её прервал скрип открываемой двери, и из соседнего помещения вышла, словно выплыла женщина, Миташ замерла, внимательно разглядывая вошедшую. Лицо словно уставшее, будто ей было далеко за сорок, но чистая кожа и лицо без морщин, говорило, что женщина ещё молода. Не замечая Вэлери, пришедшая заговорила с Сабуровом, зрачки Вэл расширились. «Так вот ты какая, Катерина – Хозяйка, чьи видения считают морфиновым бредом». Госпожа Сабурова была красива, её осанка выдавала в ней величие, пусть и былое, но всё же чувствовалось, что женщина познала власть. Внезапно слух резануло слово «дочь», Миташ обратилась в слух. То, что эта семья бездетна, знал весь город, и посетители Управы частенько молотили языками, перебирая кости Хозяек и их семейств. «Хмм… интересно, что за наследница нарисовалась?» Миташ с жадностью впитывала информацию, равнодушно, перебирая документы, лежащие на столе. Внешне ей был совершенно безразличен их разговор, и на лице даже отразилась лёгкая досада, что её дела были прерваны.  «Что? Два района? Какие два, с утра оцеплен был только один». Вэлери расширив глаза, смотрела на Хозяйку. «Если это предвидение, то я снимаю шляпу».
- Доброго дня, незнакомка…  Ты можешь звать меня Катериной.
Сабурова повернулась к ней. «У неё будто глаза на затылке». Миташ вежливо склонила голову и тихо произнесла.
- Валерия, ныне... здесь зовут меня так, - она словно обжегшись, захлопнула рот. Никогда ещё, женщина не отвечала на элементарный вопрос, столь бесконтрольно. Пришлось быстро собирать свои мысли в кулак, и она пообещала себе, что постарается думать, прежде чем начать говорить. А ещё… ещё она поняла для чего сидящему напротив мужчине понадобилось приобретать морфий.

+2


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » "Стержень" - дом Сабуровых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC