Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Жильники"


Район "Жильники"

Сообщений 1 страница 30 из 164

1

- Когда теряет равновесие твое сознание усталое, когда ступени этой лестницы уходят из-под ног, как палуба. - Пальцы сжимали вычерненную холодную сталь перил, виноградной лозой оплетающую каменные изгибы моста, а губы шептали молитвой заученные и, казалось, навсегда утерянные в глубине сознания строки. Витиеватое единение ритма и рифм тут же подхватывалось волнами мелкой реки, навсегда запечатлевшись на скрижалях мутной водной глади. Чтобы с следующим мигом исчезнуть навек и вновь возродится. В другом слове. Но в той же мысли. Той же идее. - Когда плюет на человечество твое ночное одиночество, ты можешь размышлять о вечности*
Даниил оторвался от созерцания собственных воспоминаний, заключенных в растворенном в мутной ряби отражении и оперся о бортик спиной, окидывая взглядом город. Хрустальная роза Многогранника, в заботливо окутавшей ее едва прозрачной ткани опустившихся сумерек, касалась лепестками неба, словно росу, собирая в себе облака. Окончательно опустевший Город, в своем угрюмом одиночестве, вместе с прохожими утратил и ту всепоглощающую убогость, облачившись в едва ли не мистический покров  преданных забвению истин и утерянных сакральных знаний. Город N предстал в своем ином, настоящем или же насквозь фальшивом, но, безусловно, великом облике, обнажая свою двоякую сущность на грани Холодного Безмолвия и Всеобъемлющего Покоя.
- Что ж, Город, я запомню тебя таким, - мысленно пообещал он Башне на той стороне реки, - И вырву с корнем из памяти, едва возвращусь в Столицу.
Даниил выдохнул и направился в сторону чужого дома, ставшего приютом для него и его несбывшихся надежд. И к его владелице, оставленной им в пугающем великолепии чужого дома, скорее всего давно уже его покинувшей. Хотя, в этом угрюмом месте время, казалось, было лишь безвольной игрушкой в руках у незримого, но всесильного вершителя судеб.   
Словно в насмешку над столичным гостем его «неделю или месяц» Город сократил до слова «день», и завтра он покинет это место с первым утренним поездом. И с полной уверенностью в собственных силах. Мимолетный порыв, бросивший в благодатную почву его сомнений ядовитые семена отчаяния, прошел, оставив за собой лишь горечь неудачи. Одной. Одной из миллиона неудач на пути к успеху. Ничто, даже если учесть, что цена ее – жизнь. Симон не единственный. И не последний. Даже если  Данковский сумел убедить себя в обратном. Да и ему ли, презревшему смерть, бояться гибели бессмертия?
Даниил глубоко вдохнул чуть горьковатый аромат распустившегося савьюра, начинающего открывать лепестки с приближением ночи. Его последней ночи в Городе N. Осталось немного. Лишь восемь часов степного мрака и целая вечность меж двух вокзалов. 

* Автор использует строки стихотворения «Одиночество» И.А. Бродского. Полный текст Вы можете найти здесь.

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2010-02-20 13:32:32)

+2

2

<<< Гостиная особняка Кэйнов <<<

Стук каблучков звонким эхом отражался от стен пустынных улиц. Железные набойки, коими очень давно снабдил сапожки безымянный мастер Кожевенного района, стесались от соприкосновения со множеством каменных мостовых, по которым, в свое время, Мэри так любила прогуливаться по утрам. Сейчас же эта прогулка доставляла девушке не слишком приятные ощущения. И не столько по причине сломанных каблуков, из-за которых походка мисс Кейн была слегка прихрамывающей, сколько из-за причудливых теней, вырастающих из ниоткуда, танцующих свои зловещие танцы на крышах и стенах домов, приткнувшихся друг к другу, словно слепые котята, ищущие поддержки матери-кошки. И чем дальше шла Мэри, углубляясь в лабиринт городских улочек и переулков, тем теснее прижимались между собой постройки, тем уже становилась, и без того еле различимая в ночной мгле, не рассеиваемой даже светом одиноких фонарей, дорожка, и тем больше и разнообразней возникали вокруг нее тени.
Любой шорох, звук упавшей засохшей ветки в чьем-нибудь заброшенном саду, гул ветра в щелях между домами, скрип старой, покосившейся ставни на окне, заставлял Мэри вздрагивать и испуганно оглядываться по сторонам. Сердце билось в груди, как сумасшедшее, словно уговаривая свою хозяйку повернуть, пока не поздно, и вернуться по сень теплого, уютного особняка, а не бродить одной по сомнительным местам Города, разыскивая непонятно кого. И будь у Мэри менее веская причина сего поступка, она уже давно бы прислушалась к голосу разума. Но сейчас девушка упрямо шла вперед, изредка дыша на, закоченевшие от осеннего холода, пальцы, сильнее закутываясь в плащ, который, впрочем, не спасал ее от порывов ветра, и мысленно считая свои шаги, чтобы хоть как-то отвлечься от ужасов ночного Города, поджидающих мисс Кейн за каждым поворотом.
Что толкало Мэри вперед - девушка не знала. Шестое, седьмое или десятое чувство, а может и вовсе безумие ее расстроенного смертью Симона, мозга - это было выше ее понимания. Приблизительно такое же состояние она ощущала в тот момент, когда к ней приходили видения. Словно смотря живые картинки, находясь одновременно на месте события и за его гранью, девушка не могла контролировать большинства своих действий, меж тем сохраняя здравый ум и ясную память. Марионетка, которой дали полюбоваться представлением со стороны, забыв дергать за ниточки. Весьма неприятно осознавать, что от тебя не зависит ничего, что ты, обладая особенностью, отличающей тебя от серой массы большинства, на самом деле всего лишь глупая кукла в руках судьбы, не имеющая права даже на собственный рассудок...
Мощеная булыжником, дорожка вдруг резко оборвалась, открывая взору девушки водную гладь небольшой речушки, извилистой змейкой струившейся по жилам Города. Глотка - припомнилось Мэри ее название, отчего в душе как то странно все замерло. Да уж...Не самое лучшее место для ночных прогулок приличной девушки - мисс Кейн скользнула глазами вдоль берега и, разглядев вдалеке темный силуэт моста, решительно направилась в его сторону. Район этот пользовался более чем дурной славой, и девушка утроила свое внимание, хотя и понимала, что в случае чего далеко она не убежит даже босиком, не то что в, дышащих на ладан, сапогах.
Уже подойдя почти вплотную к каменной туше моста, Мэри увидела мужчину, облокотившегося на перила и устремившего свой взор на гладкую поверхность Глотки. Замерев, девушка постаралась даже не дышать. Кто знает, что за личности могли ошиваться здесь в такое время. И хотя здравый смысл подсказывал, что какой-нибудь бандит вряд ли стоял бы вот так на виду, любуясь речкой, но памятуя, что в этом Городе полно совершенно странных и непредсказуемых субъектов, девушка не могла быть уверена уже ни в чем.
Прервал ее размышления сам мужчина, который развернулся к девушке спиной и зашагал в противоположную от нее сторону. Теперь сомнений не осталось. Это был он. Незваный гость дома Кэйнов, и тот, единственный по мнению Мэри человек, который был способен ей помочь. Девушка сделала несколько быстрых шагов следом за ним и, стараясь, чтобы ее голос прозвучал как можно мягче, окликнула удаляющийся силуэт:
- Постойте! - в горле возник ком и Мэри пришлось откашляться, чтобы продолжить. Мне нужно с Вами поговорить. Это очень важно... Мужчина обернулся и она наконец-то разглядела его лицо. Оно внушало доверие, хотя у мисс Кейн возникло странное ощущение, что где-то она уже видела эти черты, девушка не стала придавать этому значения и, вложив в голос все чувства, которые ее переполняли, дополнила... Пожалуйста, выслушайте меня.

+2

3

Даниил молча брел по вымощенной гладкими серыми булыжниками мостовой, до блеска отполированными тысячами ног прохожих, утром бегущих по своим, известным только им одним, делам. Увлеченный своими мыслями, с каждым шагом все больше и больше становившимися похожими на прямое руководство к действию, он не сразу понял, что странный звук – не что иное, как женский крик.
Мужчина обернулся, попутно оглядев пространство вокруг себя – Город все так же неумолимо заволакивало тьмой, безымянная речушка – с шумом несла свои воды навстречу спокойствию дельты, а Данковский по-прежнему был единственным задержавшимся прохожим. Так что просьба девушки, если только это не местная блаженная, разговаривающая сама с собой, адресовались именно ему.
Ее слова вызвали одновременно удивление и недоверие – этот Город полон сюрпризов, к числу которых, по словам Юлии, относилась еще и неблагоприятная криминальная обстановка. За свое не столь долгое, но весьма тесное знакомство с элементами этой самой обстановки, Даниил хорошо усвоил, что хитрость и жестокость – у них в крови. А злой гений поистине неистощим на идеи. Так что это знакомство вполне может стать для него фатальным.
Замерев на доли секунды, он всматривался в плохо очерченный сумерками светлый силуэт, пытаясь разглядеть его обладательницу. Но вместо образа его сознания достигли лишь ее слова - столь прочувствованные и искренние, полные скрытой внутренней силы, что бакалавру оставалось лишь вернуться обратно к каменному своду моста. Правда, чем ближе он подходил к девушке, тем больше его терзали сомнения в правильности принятого решения.
- Вы в порядке? – спросил он, едва разделяющее их расстояние стало едва ли больше вытянутой руки. Спросил и обозлился на себя, прекрасно читая в лихорадочно блестящих глазах девушки, что «порядок», это вовсе не то слово, которым она может характеризировать свое нынешнее состояние. О том же свидетельствовал и ее до крайности странный наряд, который бакалавр мог теперь увидеть и оценить в полной мере. Откинутая ранее мысль о сумасшествии данной особы, вновь начала медленно, но верно овладевать его разумом:
Наш невесел разговор и не ко времени, Ах, как-будто бы ко времени беда…*
– Вам нужна медицинская помощь? – очень ласково произнес Даниил, привычным, но очень осторожным, жестом беря девушку за руку - состояние зрачков и частота пульса – могут сказать о пациенте много больше, чем он сам. Хотя, конечно, и они периодически врут, выдавая все еще живого человека за безвозвратно усопшего, – Что произошло? Что Вас беспокоит?   

* Стихотворение Ю. Визбор

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2010-02-25 16:54:03)

+1

4

Глупость какая...Нелепость...
Удивленный взгляд мужчины скользнул по ночному полумраку и остановился на фигурке Мэри, светлым пятном выделявшейся на фоне закутанного во тьму берега реки. Удивление тут же сменилось недоверием и настороженностью, хотя это было вполне объяснимо. Неизвестно кем сейчас представала девушка в глазах незнакомца: безумкой, давно расставшейся с рассудком и теперь в одиночестве бродившей по Городу, разбойницей, решившей завлечь случайного прохожего в свои коварные сети или же вовсе видением его, затуманенного запахами твири, мозга, так некстати разгулявшимся в ночную пору. Единственное в чем мисс Кейн была уверена, это в том, что ни одной мысли в ее пользу у мужчины не мелькнуло. Зачем-то одернув полу плаща, и без того болтавшегося на ней, словно мешок, Мэри снова подняла глаза на человека, медленно приближающегося к ней. Слегка прищурившись, она пыталась разглядеть его лицо, чтобы понять, почему же оно показалось ей таким знакомым. Но память, так редко подводившая девушку в повседневной жизни, сейчас выносила на поверхность лишь смутные обрывки каких-то снов, настолько размытые и невнятные, что ухватить их суть не представлялось возможным. 
Голос мужчины, нарушивший тишину спящего Города, вывел Мэри из полубезсознательного состояния, в которое она впала. Девушка растерянно вдохнула терпкий воздух, ненароком отметив, что савьюр в этом году пахнет как-то по-особенному горько, и мотнула головой, отгоняя ненужную мысль, мешавшую сосредоточиться. Со стороны этот жест вполне сошел бы за отрицательный ответ. "Порядок" - какое странное слово. Относительно чего? Если состояния Симона, то да, Мэри была в полном порядке, но если вспомнить ее всего несколько дней назад, то сейчас девушка явно не подходила под этот критерий. Глупость какая...Нелепость...
Прикосновение мужчины к ее похолодевшей коже заставило мисс Кейн вздрогнуть. Только сейчас она почувствовала, как дрожат ее пальцы. Сил ни на что уже не оставалось и девушка устало ухватилась другой рукой за железные перила моста, стараясь не потерять равновесия.
Помощь? Да-да-да...ей очень нужна помощь...но вот медицинская ли?...
Мэри снова кивнула головой, но на этот раз жест был утвердительный. Слова путались так же как и мысли...
- Помощь... - голос звучал глухо и хрипло, словно у больного ангиной, - скорее я вынуждена просить Вас об услуге...Вы спрашивали сегодня о Симоне Кейне.. - Мэри на секунду замолчала, размышляя, стоит ли сообщать откуда ей это известно, но, решив для себя, что эта информация не существенна, а о мнении незнакомца в этом вопросе даже не задумавшись, продолжила - он не умер...его убили..и я прошу Вас найти его убийцу. Мисс Кейн бросила взгляд на свое запястье, которое мужчина все еще держал своей рукой и, сделав осторожное движение, накрыла его руку своей, слегка сжав ее пальцами. Не мертвая хватка, которая бы помешала ему сейчас развернуться и уйти, но жест девушки, нуждающейся в поддержке.

+1

5

Даниил с беспокойством ловил отсутствующий взгляд девушки, пытаясь найти в покрытом сетью мелких трещин растерянности и потрясения зеркале души хотя бы намек на отражение здравой мысли, но вместо этого сам едва не угодил в сверкающую жидкой ртутью бездну безумия, которой манил ее взгляд.
Данковский никогда не имел дел с душевнобольными, но почему-то не сомневался, что самыми опасными являются вовсе не те, чье умопомешательство беззастенчиво открыто постороннему взору. Но те, в которых сумасшествие нарушает идеальную структуру логики, заставляя воспринимать заблуждения истиной, а истину пряча за маской заблуждений. Те, чье мышление до слепоты ясно, но рассудок неизлечимо болен.
Это сумасшествие незримо, необъяснимо, неуловимо и оттого – непобедимо. Его невозможно выявить и опознать – лишь ощутить и подчинится.
Бакалавр боялся удушающе-ласковых объятий безумия в стократ больше, чем другие боятся грубого касания смерти, а эта девушка сейчас выглядела столь откровенно сумасшедшей… но речь ее была, хоть и тиха, но связна.
Оторопев одновременно от услышанной новости и какого-то почти безжизненного холода ее пальцев, Данковский несколько секунд смотрел на озябшую ладонь девушки, накрывшую его собственную, погружаясь в собственные мысли.
Дело, побудившее его столь спешно покинуть пределы родной Столицы, хоть и было большей частью необходимостью его научных взысканий. Но затрагивало интересы  довольно многочисленного круга людей, ведение совместных дел с которыми были для Данковского тождественны сделке с совестью, на которую его вынудил пойти вызванный его исследованиями резонанс в научном мире. И, как следствие, пристальное внимание к лаборатории Властей – все сильнее и сильнее прижимающих «Танатику» к земле ворохом приказов, эдиктов и доносов. Положительный отзыв хотя бы одного из уважаемых столичных научных изданий стал бы опорой, способной некоторое время удерживать оказанное на лабораторию давление. Не раз и не два, Даниил практиковал подобное, являя озлобленной публике чудеса воскрешения - демонстрируя оживленных покойников и заставляя критиков в приступах желчной зависти съедать свои шляпы…
Этот случай стал другим – когда науку пытаются использовать, как рычаг для влияния на политику, тем более теневую – она обречена. Данковский знал об этом, заключая эту сделку – с умирающим  королем преступного мира и своей совестью, и все равно согласился, будучи уверенным в собственных силах. Вопиющая самонадеянность, граничащая с банальной глупостью… теперь грозила обернуться настоящим преступлением.
Даниил нахмурился. Мысли лихорадочно метались вокруг двух слов «Его убили».   
Какова вероятность того, что почтенный Симон Кейн пал жертвой его самонадеянности? Если брать в расчет исключительно судьбу его научной лаборатории – то нулевой. Можно со спокойной совестью собирать вещи и ехать в Столицу, сетуя только на «обстоятельства»… но на кону не только она. В этой игре в ставках числится бандитская корона, которая ничего не стоит для него, но бесценна для подданных умирающего короля. Тот поставил на Данковского - «Танатика» была его единственным шансом спастись, а для бакалавра предлагаемая ему информация была самым лучшим шансом спасти. Стоит ли власть жизни одного необычного человека?..
Даниил… да Вы убийца…
- Кто Вы? Откуда Вам известно, что я меня интересует Симон? – бакалавр пристально смотрел в глаза девушки, быть может, чуть сильнее необходимого сжимая ее запястье. Теперь вопрос о смерти Кейна все больше становился похож на дело чести Данковского – совесть требовала опровержения озарившей его догадки, - Откуда Вам известно, что он убит? Как убит? За что?     

+3

6

Девушка пыталась вглядеться в лицо мужчины, чтобы понять какие чувства его сейчас обуревают. Но тень от одинокого уличного фонаря, так некстати зажегшегося именно в эту минуту, хотя еще совсем недавно, как казалось, навсегда погасшего, мешала ей сделать это. И Мэри оставалось только предполагать, ориентируясь по еле заметным движениям незнакомца, что слова ее все же возымели какое-никакое действие. Тот факт, что он не ушел, посчитав все сказанное ей твириновым бредом, а наоборот, сильнее сжал запястье девушки и, на какие-то секунды замер, задумавшись о чем-то своем, вселили в Мэри надежду. Воспользовавшись временной передышкой и молчанием своего случайного знакомого, девушка смогла внимательнее разглядеть его темный силуэт, возвышавшийся над невысокой фигуркой самой Мэри почти на целую голову. Мисс Кейн вдруг подумалось, что повстречайся им сейчас отряд патрульных, каким то попутным ветром занесенных в этот район, то их мизансцена "на мосту" явно удостоилась бы отправки в местный охранный пост. До выяснения обстоятельств. А там уже доказывай что ты не верблюд...Девушка попыталась сориентироваться и вспомнить, в какой стороне находятся патрульные казармы, что для нее, как для весьма редкого гостя этого района было весьма сложновато. Зато память выкинула очередной фортель и подсунула Мэри очень ясную и четкую картинку давно, как думалось девушке, позабытого ей видения...
Коридор...такой длинный и бесконечно долгий, что кажется, будто ты не идешь по нему, а топчешься на одном месте. Темно. Лишь тусклые факелы под потолком, облизывающие, почерневшие от копоти стены, языками пламени и отбрасывающие причудливые извивающиеся тени, дают совсем немного света. Ровно столько, чтобы не споткнуться о выпирающие то тут, то там булыжники на полу и не упасть в непонятную грязно-серую жижу под ногами. Изредка по бокам появляются небольшие проемы и проходы, словно капилляры у кровеносного сосуда. Но Мэри не спешит сворачивать в один из них. Она почему-то уверена, что ей нужно идти прямо. Хотя это место девушка видит впервые.
Но вот в стене возникает еле заметная дверца. Ее можно и не разглядеть, если не знать, что она здесь есть. Мэри легонько толкает ее и оказывается в небольшом помещении с низкими каменными сводами. Единственное окошко в стене закрыто решеткой, но в него пробивается тусклый свет, по которому можно догадаться, что где-то там, на воле - день. Мебели в комнате не много, точнее ее совсем нет, лишь по центру стоит широкий, массивный стол, на котором лежит человек, до подбородка накрытый серой простыней. Его глаза закрыты и кажется будто он спит..Но внимание Мэри привлекает вовсе не он. У окна стоит мужчина и, скрестив руки на груди, внимательно вглядывается куда-то за пределы досягаемости девушки. Мисс Кейн замирает, и, как обычно бывает в ее видениях, пытается что-то сказать, но изо рта не вылетает ни звука. А человек меж тем отходит от окна и Мэри может разглядеть его лицо. Оно уставшее и напряженное, хотя и внушает доверие. Мужчина приближается к столу и...
Голос незнакомца развеял картинку перед глазами девушки. Зато она теперь знала, что же привело ее сегодня сюда.
- Я? Я видела Вас во сне - Мэри слегка улыбнулась, слишком поздно поняв, что сказать чистую правду в данной ситуации было более чем нелепо. Но отступать уже некуда, да и все происходившее изначально казалось лишенным всякой логики и здравого смысла. Так какая теперь разница, если одной нелепицей будет больше.
- Симон был убит - повторила девушка - а вот как, кем и за что, я и прошу Вас выяснить. Думаю, что в доме Кейнов Вам рассказали не всю правду. Они слишком опасаются за свою репутацию. - Мэри умолкла, произнеся последнюю фразу едва ли не со слезами в голосе. Больно идти против своей семьи, но еще больнее осознавать, что это необходимо и правильно.

+2

7

Мужчина всматривался в лицо своей неожиданной визави, пытаясь уловить в мимике девушки хотя бы намек на ложь или издевку. В таком случае Данковский мог бы со спокойной душей и совестью принять всю ее речь за не блещущую остроумием злую шутку, как способ местных жителей этого странного города хоть как-то разнообразить свои будни. Отправляя кого-то на поиски черной кошки в темной комнате, прекрасно осознавая, что ее там нет вовсе, зато водится животное гораздо большее и много опаснее.
Однако выражение лица девушки было исполнено искренней скорби, а взгляд – был равно грустным и серьезным, так что отвратное ощущение своей причастности к чужой смерти дышало ему в висок.
Задержав дыхание на те, стремительно приближающиеся к вечности, несколько секунд, что девушка хранила молчание, Даниил от неожиданности едва не подавился кислородом, услышав ее ответную реплику. В голову на долю секунды закралось подозрение, что его спутница – некий совершенно нетипичный вид ночных бабочек, которая столь странным образом пытается предложить свои услуги. Впрочем, с такой же вероятностью она могла быть и вполне типичным их представителем, потому что познания Данковского в подобной «лепидоптерии»* совершенно не претендовали на звание полных или хотя бы глубоких. Но как бы там ни было, ответ девушки был встречен недоуменным взглядом и вопросительно приподнятой левой бровью, к которой тут же присоединилась и вторая, едва его спутница закончила фразу:
- Убийцу? Я? – Начал было он, решив, что девушка определенно приняла его за кого-то другого – не одного Данковского интересовала персона Симона Кейна, уж в этом он уже успел убедиться, так что вполне возможно, что среди посетителей их резиденции был и представитель закона, на чью помощь девушка рассчитывала. Но тут же закончил, понимая, что это, быть может, единственная его возможность убедится, что Город лишился своего правителя не по его милости,- Да, конечно. Я постараюсь сделать все, что в моих силах.   
Его слова прозвучали столь убедительно, что Даниил и сам себе удивился. Он вообще очень слабо понимал, как будет искать убийцу, и что будет делать, если все-таки найдет. Как бы там ни было, но не смотря на отнюдь не слабое телосложение -  он всего лишь врач. Оставалось только надеяться, что обнаруженный им преступник окажет бакалавру небольшую любезность и предоставит ему возможность посвятить в личность убийцы широкую общественность не только того света.
- Ваша самонадеянность просто не знает границ, - разжимая пальцы, подумал Данковский, поздно сообразив, что до сих пор удерживает руку девушки, - Absque omni exceptione** возомнили себя великим сыщиком и сокрушаетесь о действиях не пойманного преступника…
Пристыженный подобной мыслью, он, прежде чем направится в сторону уже знакомого поместья, продолжил: 
- Так как Вы говорите Ваше имя?

--- > Особняк Кейнов

* наука, изучающая бабочек.
** Ничуть не сомневаясь

+1

8

Мэри понимала, что ее слова вызывают у мужчины весьма и весьма противоречивые чувства. Даже вскинутые вверх брови, после последней фразы, сказанной ей, девушку не удивили. Еще бы..еще вчера ты спал спокойно и ни о чем не помышлял, а сегодня тебя просят найти убийцу совершенно постороннего человека. Тут есть от чего сойти с ума.
Мэри ожидала отказа. Более того, она уже ощущала в воздухе резкое, словно удар колокола, и такое же решительное слово "Нет". И морально уже была готова к этому, зная, что подбирать новые слова, убеждения, уговоры - она не станет. Просто нет сил. Просто этот Город выпивал энергию не сразу, а постепенно, смакуя каждый глоток. И Мэри уже была испита им до дна. Единственное, о чем она сейчас мечтала, это сесть на землю, прямо здесь, на мосту, почувствовать спиной приятный холодок железной ограды и, закрыв глаза, отдаться во власть Города. Слиться с ним воедино и забыться...забыться...забыться...
Смысл сказанного незнакомцем дошел до сознания девушки не сразу. Уже открыв было рот, чтобы извиниться за беспокойство и осуществить свой план по слиянию с Городом, Мэри на секунду замерла и пару раз растерянно моргнула. Что сказать в случае утвердительного ответа она не успела придумать. Слишком абсурдной казалась перспектива этого самого ответа. Но слова мужчины прозвучали настолько убедительно, что девушка даже не дерзнула усомниться в том, что убийца Симона теперь действительно будет найден. И ее воображение, вместо поиска подходящих благодарностей незнакомцу, только что согласившемуся помочь ей в столь неоднозначном деле, отчетливо нарисовало картинки жестокой расправы над подонком, посмевшим отобрать жизнь у самого родного ей человека в этом мире.
Вопрос мужчины уже в который раз возвращал Мэри в реальность. Девушка чуть улыбнулась и качнула головой.
- Не думаю, что мое имя поможет Вам в Ваших поисках. Оно слишком малозначительно и неинтересно - мисс Кейн посильнее запахнула полы плаща и остановившись пропустила незнакомца вперед. Лишь повинуясь его многозначительному взгляду, девушке пришлось направиться в сторону особняка следом за ним. Вот только в ее планы вовсе не входило совместное появление перед очами Роберта и Нины. Поэтому, воспользовавшись задумчивостью незнакомца, девушка замедлила шаг и тихонечко свернула в один из затемненных, узеньких переулков, в таком множестве прорезающих главную улицу, что найти в них кого-то не представлялось возможным. Прислонившись к серой, замызганной стене, Мэри дослушала удаляющиеся шаги мужчины и растворилась в полумраке предрассветного Города.

---> Куда-нибудь. Пока не решила.

0

9

Этим утром он решил выйти наружу. Сколько дней прошло с тех пор, как он последний раз был на открытом воздухе? Зоран сбился со счёту. Может неделя, может две. Он бы и дальше лежал в своей каморке, свернувшись в клубок под дырявым одеялом и пытаясь справиться с ознобом, но надо было зарабатывать себе на жизнь. Мальчишки подкармливали его время от времени, когда им удавалось стащить из дома кое-какую еду. Но он не мог выживать только за счёт этого. Он должен сам обеспечивать себя пищей.
В те дни, когда Зорана не бил озноб, он брался за скрипку и играл часами, со смутным страхом, что болезнь его одолеет и он больше никогда не услышит того, что больше всего любил в своей жизни - музыку. Потом руки вновь начинали трястись, звуки получались фальшивыми и он откладывал инструмент в сторону, вновь сворачивался под одеялом, терпеливо ожидая, пока короткий, беспокойный сон принесёт ему недолгий покой.
Теперь он стоял посреди улицы, жадно вдыхая прохладный воздух, от которого начинала кружиться голова. Тело, уставшее от долгой борьбы с хворью, не желало слушаться и требовало вернуться назад. Пришлось даже опереться о стену дома, чтобы удержаться на ногах. Но Зоран убеждал себя, что это с непривычки. Когда парню показалось, что слабость ушла, он наконец заставил себя выпрямиться и медленно пошёл вперёд, крепко сжимая в руках скрипку. Только теперь, когда он стал вслушиваться в окружающие его звуки, то не услышал ничего, кроме шума ветра и собственных шагов. Так тихо здесь было только ночью. Может, сейчас действительно ночь? Может после столь долгого заточения в своей каморке он потерялся во времени? Но нет, он привык просыпаться с рассветом. Он не мог ошибиться. Или всё-таки мог?
Двадцать девять... тридцать... тридцать один... Тридцать один шаг от двери до угла дома. На тридцать втором шаге Зоран повернул на право.

+2

10

Чем дальше они шли по улице, тем более погружались в мрачное молчание. Ян уже совсем потеряла надежду разговорить Адриана, чтобы убедить его пройти в сторону «Сердечника». Она вообразила, как он на нее посмотрит, и уже представляя этот ироничный, раздражительный взгляд, поняла, что ее маленький план с треском провалился. Но ее изобретательности не пришел еще полный конец : она решила отстать от мужчины и мальчика, скорее всего они не заметят ее отсутствия ,уж слишком погружены они в свои проблемы.
На этот раз ее задумка удалась – она быстро шагала по улице ,иногда переходя на бег. Ева немного нервничала, но волнение это было ей приятно; она чувствовала, то что она затеяла не лезет ни в какие ворота. Она пересекла какую-то мелкую улочку и оказалась в «Жильниках». Было около пяти часов дня. Девушка ускорила шаг. Она двинулась в восточном направлении. Сперва, она шла, глядя по сторонам невольно удивляясь куда все исчезли, то что всех так напугала известие о болезни ей как-то не приходило в голову. Но затем она поняла, что лишь отнимает у себя драгоценное время, и заторопилась дальше.
Конечно же меня не пустят в район. Об этом и думать нечего,уж слишком его хорошо охраняют…, Вот наконец-то она достигла конца улицы,  ... но вот разузнать ... завернула за угол , чего-нибудь да …, и упала. Нет не просто так, она не поскользнулась на влажных булыжниках , не запуталась в подоле собственного пальто,она в кого-то врезалась.

+1

11

Зоран не успел ничего понять, просто внезапно оказался на земле. Прежде чем сообразить, что случилось, он вдруг обнаружил, что в руках его только скрипка, в которую он инстинктивно вцепился, падая вниз. Смычок же вылетел из рук. Зоран пошарил рядом с собой. Пусто. Смутный страх кольнул сердце. Куда же он мог отлететь? Как далеко?
Ползая на коленях и шаря рукой вокруг он ощущал, как паника всё больше овладевает им. О прохожем, с которым Зоран столкнулся на углу, он забыл. Забыл даже, что минуту назад едва передвигал ноги. Он лишь молился, чтобы смычок нашёлся, и был цел. На новый у парня не было денег, а без скрипки ничего не заработать. Разве только молча протягивать руку, надеясь на людскую жалость и доброту. Нет, он не хотел сидеть с протянутой рукой, словно нищий. Зарабатывая игрой на скрипке, Зоран хотя бы ощущал, что деньги достаются ему хоть каким-то, но трудом. Да и не только в этом дело. Скрипкой он утешался. Её звуки давали ему сил, давали какую-то уверенность, воодушевление. Он постепенно смирялся с темнотой, но с тишиной не сможет смириться никогда.
Зоран уже потерялся в пространстве, ощупывая улицу, каждый шаг, каждый сантиметр. Где-то ведь он должен быть, где-то здесь...

+2

12

Ян быстро поднялась, отряхивая пальто, и посмотрела на причину своего падения.
Теперь Ева могла, как следует рассмотреть юношу: спутанные каштановые волосы с намеком на кудрявость, болезненно-белая кожа, как будто она никогда не ощущала солнечных лучей, тонкие пальцы рук, но больше всего ее поразили глаза. Голубые глаза с взглядом, будто не из этого мира. Тонкими прожилками серого цвета в них была вплетена, казалось бы, вселенская грусть.  В отличие от рук, беспорядочно шарящих по земле , они были неподвижны. Мертвые глаза… подумала Ева и поняла, что парень слеп. Оглянувшись вокруг, она увидела смычок, который должно быть искал парень. Подняв его она наклонилась и дотронулась до плеча незнакомца.
- Простите что Вас сбила…Вы должно быть его ищете., девушка положила смычок возле руки которая тут же наткнулась на желанный предмет.
К сожалению у нее не было больше времени чтобы далее объясняться , ведь смутно представляя  с какой быстротой может распространяться болезнь, девушка чувствовала что должна торопиться. Невольно сожалея о том, что не сможет запечатлеть грустные глаза на бумаге. Она пошла дальше по своему пути, еле слышно постукивая каблуками, теперь уже смотря вперед себя, словно стараясь даже мыслями быть быстрее.
Ева шла действительно быстро. Ее мучило нетерпение, кровь пульсировала в жилах; но так же и грядущая неизвестность несла ей беспокойство. Что она будет делать, когда один из суровых стражников откажется ей что-либо сообщать? А вдруг ее даже близко к району не отпустят? Что тогда? Ей останется только развернуться и уйти домой, дальше  умирать сидя перед окном на кухне.

0

13

Женский голос, лёгкое прикосновение к плечу. Всё это он воспринимал, словно был в полузабытье. Лишь когда рука наткнулась на тонкий деревянный предмет, острое облегчение заполнило парня изнутри, прогоняя страх. Зоран схватил смычок, как последнюю надежду, сжимая его так крепко, что дрожащие от волнения пальцы стали болеть. Он всё ещё сидел на коленях, тяжело дыша и прижимая скрипку к груди. Всё хорошо, всё хорошо, - мысленно уверял он себя, стараясь успокоиться. Шаги стали удалятся. Зоран вдруг понял, что если упустит случайную прохожую, то останется в одиночестве и неведении на пустой улице.
- П...постойте! - крикнул он ей вслед. Голос оказался хриплым после долгого молчания. Парень прокашлялся и окликнул девушку вновь. - Подождите!
Зоран боялся, что она его не услышит. Он стал двигаться на звук шагов, стараясь идти как можно быстрее, то и дело спотыкаясь и едва не падая. Он рисковал забрести в незнакомый район и потерявшись среди улиц не найти дорогу обратно, к дому. Но какое-то предчувствие, которое развивалось в нём, будто замена потерянному зрению, подсказывало, что пустые улицы - не случайность или недоразумение. Этому должна быть какая-то причина и Зорану казалось, что девушка должна знать ответ.

+1

14

Глубокое волнение, пробужденное возможной безнадежностью своего маленького, не отличающегося остротой мысли плана, все сильнее овладевало Евой, рвалось наружу, требовало своих прав, хотело жить, взять верх над всем. По телу встревоженное сердце, гоняло неспокойную кровь, в висках пульсировало, а голова нестерпимо кружилась. Вдруг густую тишину улицы попытался порвать хриплый голос. Девушка обернулась, приводя в движение, беспокойные кудри и юбку, и посмотрела на приближающегося к ней музыканта. Он любовно прижимал к своей груди скрипку, так обычно новоявленные матери убаюкивают на руках своих детей – нежно, еле касаясь , словно боясь повредить.
Спеша юноша спотыкался на мокрых булыжниках, видно настигнуть случайную встречную ему казалось очень важным.
- Что вы хотели ? , спросила художница в надежде услышать достойную причину, по которой ее задерживают. Она обернулась в сторону конца улицы и вздохнула. Ладно поговорю с ним, но не более двух минут.  Времени совсем нет.
Она подошла к юноше и стала подробно разглядывать его лицо. Обычно людям не нравился пытливый взгляд художницы старающийся запечатлеть в сознании все мельчайшие подробности их внешности. Но сейчас она могла не беспокоится что ее сочтут наглой или же дурно воспитанной. Мысленно она уже прорисовывала портрет слепого музыканта.

Отредактировано Eva Yan (2010-06-12 19:51:31)

+1

15

Шаги затихли. Ещё несколько секунд потребовалось, чтобы приблизится к незнакомке. Зоран сделал несколько глубоких вдохов, чтобы восстановить сбившееся после бега дыхание. Догнал, успел. Теперь надо лишь найти правильные слова, чтобы получить нужный ему ответ. В её голосе слышалось какое-то нетерпение, словно она спешила куда-то. Парень не хотел обременять её своим присутствием, но спросить должен был.
- Я хотел узнать... Такое ощущение, будто здесь что-то произошло. Ни одного человека вокруг, кроме вас... Я имею ввиду... Будто все исчезли.
Речь была сбивчивой. Его речь было то быстрой, словно он боялся не успеть сказать всё, что хотел, то вдруг замедлялась, будто ему было невыносимо трудно говорить. Зоран искренне надеялся, что девушка поняла, что он от неё хочет и замолчал. От волнения парень стал поглаживать пальцами корпус скрипки, будто это она волновалась и Зоран пытался её успокоить. Он не имел не малейшего понятия, что сейчас услышит. Может, насмешку, может обнадёживающие слова или наоборот, какую-то ужасную правду. Он был готов к любому ответу, только бы избавиться от неведения, от неизвестности, которая заставляла его более остро чувствовать своё увечье и свою беспомощность.

+1

16

Мне казалось что об этом уже все знают… Художница отвела взгляд от невидящих, но молящих об ответе глаз музыканта и стала разглядывать улицу. Она не замечала пока шла мимо, что действительно на улице никого не было, окна были забиты деревянными досками- наивный способ защититься от болезни. Вести в маленьком городке распространяются стремительно быстро , возможно что половина домов уже пустует ,а их хозяева едут подальше от « обреченного города». Ева не понимала этих людей, ей не нравилась мысль, что можно бросить свой дом, своих друзей, да даже Степь, ради жалкой попытки спастись. Ей это казалось предательством.
- Да вы правы, улицы действительно пустуют, на минуту в ее сознании проскользнула соблазнительная мысль не говорить ничего по поводу болезни. Соврать, избежать ужасающей правды. Что ему? Он ведь все равно ничего уже не сможет сделать. Нет, он имеет право знать правду.,- в городе эпидемия. Болезнь, которую называют Песчанкой. Я сама о ней знаю не так уж и много. Только вот то, что распространяется она ужасно быстро. Она началась в Сердечнике,теперь этот район оцеплен. Люди оставшиеся там обречены…, На смерть. И хоть она не хотела говорить это вслух,она прекрасно это понимала. Все кто находятся там умрут. И если Бессмертнику не удастся выбраться оттуда, то его жизнь оборвется намного раньше чем он планировал. Ян тяжело вздохнула – ведь вполне вероятно что режиссер уже мертв. Что его обезображенный болезнью труп уже сожгли и закопали под каким-нибудь массовым обелиском. У девушки тяжело сдавило грудь, глаза увлажнились. Она поднесла руку ко рту чтобы удержать рвущийся наружу всхлип,за которым обещал последовать поток отчаяния вперемешку со слезами.

+2

17

Сначала он не почувствовал ничего - ни страха, ни ужаса. Даже волнение в долгом, как ему показалось, ожидании прошло. Он лишь пытался сообразить, реальность ли это, или бред охваченного лихорадкой больного. Может он до сих пор лежит в своей каморке и не воплощённое желание выйти на улицу трансформировалось в галлюцинацию. Зоран уже готов был в этой поверить, но...
Он начал постепенно понимать, что значат слова девушки и насколько это касается его, Зорана. Знакомые улицы стали вдруг враждебными, опасными. Прохожие, кормившие его подаяниями - исчезли. Но нет, не своя смерть страшила его. Гораздо ужаснее Зорану казалась мысль, что прежде, чем настигнуть его, смерть не раз заставит слушать стоны умирающих. Как называлась эта болезнь? Песчанка?
Почему именно "Песчанка"? И откуда она вообще взялась?
Зоран открыл было рот, но не смог выдавить и звука. Даже если кто-то мог бы  дать ответы на эти вопросы, имели ли они сейчас значение ? В особенности для него.
Едва слышимый звук, похожий на всхлип, который девушке всё-таки удалось сдержать. Но Зоран услышал. В такой тишине, казалось, даже можно было расслышать, как течёт кровь по венам. Он не может сейчас дать слабину, не должен упиваться  чувством безысходности, медленно нарастающим по мере того, как его воображение создавало сюжет далеко не радужного будущего.
- А вы? - голос слишком спокоен, неправдоподобно спокоен. - Почему вы тогда здесь?
Может, в каком-нибудь другом случае он постарался бы утешить девушку словом, жестом или просто ободряющим прикосновением. Но что-то его удержало. Он не решился выказать сочувствие, хоть и хотел.

+3

18

Еве ни на одно мгновение, с того момента как она узнала о Песчанке, не представлялось возможным уехать из этого города. Первые несколько дней насколько она слышала поезда еще ходили – это был единственный способ спасти себя, как многие считали, что город уже обречен, однако большинство жителей были слишком привязаны к дому, к Степи. Ян же была готова расстаться со всем: с домом своих родителей, со своими вещами, со Степью, в которую она верила словно маленькая девочка, верящая в чудеса, да она была даже готова расстаться со своими картинами, но только не с Марком. Он был единственным, кто ее понимал, кто всегда знал что сказать, а когда надо промолчать, он всегда помогал ей. Она только теперь, переполняясь страха потерять его поняла  что в их единении, в общении двух человек, когда их души переплетаются так же тесно, как тела в интимной близости, происходит некое трудноуловимое чудо жизни. Их дружба  играла для Евы такую же роль , что и искусство -  оно давало ей силы жить. Ян осознала что потеряв эту часть своего существования она навсегда останется наполовину мертвой. И возможно это продлиться не долго.
Недавно она узнала от Адриана, что поезда вовсе прекратили приходить в город N. Казалось бы, единственный путь к цивилизации был отрезан. Немудрено, что все люди стали вести себя так отвратительно, думала девушка о мародерах и бритвенниках, к слову последних по слухам выпустил Гриф, который даже из смерти людей смог сделать наживу.
- Поезда отменили… но я бы всеравно отсюда не уехала., сдавленным голосом произнесла девушка всматриваясь в юношу,который казалось бы ничуть не озабочен известием о болезни. Наверное еще не осознал. Я в начале тоже вот не верила.

+1

19

--> Начало игры

По улице незаметно скользнула тень. Хотя тенью назвать эту девушку можно было только по неприметности и тишине передвижения. Это было необходимо, что бы добраться до нужного места без лишних проблем. Сидеть под надзором, просто выражаясь, осточертело Эмили, да и книги в последнее время не могли скрасить её досуг. С тех пор как передвижение было ограниченно она не имела возможности покинуть дом до сих пор. Тишина не давила на уши и была в целом очень приятной. Хотя отсутствие людей доставляло как раз противоположные ощущения. Что произошло? Неужели все так боятся?, девушка оглядывалась с небольшим подозрением, пытаясь узреть хотя бы один силуэт в окне, который сказал бы "Эй, здесь есть люди, город не вымер, всё в порядке". Но это небольшой поиск пока плодов не приносил. Она не думала, будут ли её искать, будут ли волноваться или последует ли наказание, сейчас она искала одну конкретную цель, которую как раз кстати увидела впереди. Рядом стояла ещё одна фигура. Неизвестно что на данный момент доставляло Эмили больше радости, то что она вновь видит друга или простое обычное "Люди". Скорее всего второе дополняло первое. Ускорив шаг девушка подлетела к Зорану.
- Привет, поприветствовала она парня. Обрадовавшись, что тот в общем в порядки, да и что она вообще смогла его найти, Эмили на короткий момент забыла, что здесь находиться ещё один человек. Однако заметив девушку, она повернулась и к ней.
- Здравствуйте, кивнула Эмили в её сторону. Тут уже просто играли свою роль крошки хорошего тона, вряд ли огромное желание болтать. Хотя опять же найти хоть кого-тона пустынной улице, порой равняется водному источнику посреди пустыни.

Отредактировано Emiliy Kaufman (2010-06-20 19:29:06)

+1

20

За Зорана Собина

Отменили...Ну конечно. Кому в Столице нужны разносчики заразы? Гораздо логичнее запереть всех здесь и ждать, когда они сами вымрут или, (о чудо!) вылечатся. Правда первый вариант был куда реальнее второго. Зоран невесело усмехнулся этим мыслям. Его не страшила смерть. Что может быть там, по ту сторону? Вечная ночь? Тьма? Чернота? Но он и так живет в темноте, так какой смысл испуганно трястись. Пусть это делают те, кому есть что терять.
Парень крепче сжал в руках скрипку и, чуть шагнув в сторону, осторожно нащупал локтем стену дома, чтобы потом устало прислониться к ней. Его, ослабленный длительной болезнью организм, настойчиво требовал отдыха и пищи. Сколько он не ел? День? Два? Неделю? Вот почему в последние дни даже ребятня перестала посещать его берлогу - все боялись болезни пострашнее той, что свалила Зорана.
- Не уехали? - он не был удивлен, скорее даже восхищен такой самоотверженностью..Но и на улице сейчас опасно. Кто знает, когда эта болезнь придет сюда.
Шаги. Спешные, торопливые. Парень скорее почувствовал их, чем услышал. А потом голос. Его он мог узнать даже из тысячи других, точно так же как голос его скрипки. Два голоса задержались в его голове навсегда. Скрипка и Эмили. Эмили и скрипка. Зоран улыбнулся и неловко протянул свободную руку вперед, пытаясь найти девушку.
- Эмили? - рука безвольно замерла в воздухе - но что ты здесь? Болезнь..Сердечник...- Зоран вдруг осознал смысл слов, сказанных его собеседницей раньше. Сердечник заражен. Оцеплен. - Эмили ты в порядке? - в голосе волнение, даже не волнение. Страх. Это...это правда что в Сердечнике Песчанка? - музыкант вдруг понадеялся, что его новая знакомая просто пошутила с ним и все в порядке. И нет никакой болезни. Или все это вообще галлюцинация его воспаленного мозга.

+1

21

Ева уже собиралась вежливо капитулировать в направлении Сердечника, как именно с той стороны куда она хотела отправиться появилась девушка. Она полу-бежала полу-шла, лицо отражало  сосредоточенность, в общем сразу было видно что не погулять она вышла. Да и кто собственно говоря станет просто так шляться по улицам когда в городе такое твориться? Сейчас на улице можно было встретить только спешащих людей , они перетаскивали куда-то свои вещи, искали что-то, некоторые на секунду вспоминая о болезни становились еще более нервозней и раздражительней. Как ни странно болезнь выявляла в людях только самые неприятные их черты, и смотреть на это Еве было противно.
Незнакомка же уже подошла к ним и поприветствовала музыканта и ее, -  Добрый день. -  машинально поприветствовала она девушку Очевидно они были знакомы - лицо юноши расцвело нежной улыбкой, на щеках проступил еле заметный румянец. Художница прекрасно знала чему именно соответствуют данный признаки. Наверняка он в нее влюблен. Вот даже имя произнес как-то по-особенному.
От романтических мыслей Еву отвлекло свое же лихорадочно работающее сознание. Слова Зорана сложились в одну картинку и она поняла ,что очевидно эта девушка пришла из Сердечника. Того самого района который оцеплен, в котором бушует болезнь, где находится Марк. В ней проснулось приятное ощущение, такое же испытывают люди когда успешно находят еще одно решение для логической задачи из газеты. Только вот сейчас все было намного серьезнее.
Вы ведь живете в Сердечнике,да?, несколько хриплым голосом спросила Ян. Но это было лишь вступление дающее ей собрать все свое мужество дабы спросить единственно интересующий ее вопрос - Вам ничего не известно о судьбе Марка Бессмертника?

+1

22

Зоран Собин & Эмили Кауфман

Девушка сделала шаг в сторону музыканта и дотронулась до его протянутой руки. Ее губы коснулась легкая улыбка, которая, впрочем, очень быстро сменилась на озабоченное выражение лица.
- Со мной все в порядке, Зоран. Я жива и, надеюсь, вполне здорова. Отец тоже - девушка осеклась, не зная, стоило ли вообще упоминать о нем, после того, как с Собином так жестоко поступили. Эмили позволила парню снова облокотиться на стену дома, продолжая все так же держать его руку. Она переживала за него. Ей не нравилась его бледность, ему явно не здоровилось. Но все разговоры они могли вести только наедине, а пока с ними была рядом какая-то незнакомая девушка, приходилось отвлекаться и на ее расспросы.
- Я действительно живу в Сердечнике. И там действительно бушует Песчанка. - первая фраза была адресована незнакомке, вторая - Зорану. Эмили почувствовала, как пальцы юноши сильнее сжали ее ладонь и повторилась - но со мной все хорошо.
- Марк Бессмертник? - Кауфман нахмурилась, пытаясь вспомнить, что говорили люди, приходившие к отцу. Эти разговоры велись постоянно, правда посетителей с каждым разом становилось все меньше и меньше. Да и отец тщательно разглядывал через полустеклянную дверь всех приходивших к нему и если у него были хоть малейшие сомнения в их здоровье - дверь так и оставалась закрытой. Правда Эмили считала, что это все равно не поможет, но с отцом не спорила, тихонечко отсиживаясь в своей комнате.
- В Театре сделали мертвецкую. Туда сейчас сваливают трупы. Но отец говорил, что все актеры поразбежались кто куда, а режиссер исчез бесследно.  - девушка пожала плечами.

+1

23

Происходящее как-будто замедлили. Она не слышала что девушка говорила музыканту, она ощущала лишь дикую пульсацию крови в висках, как у загнанного зверя. Вот художница видит как чрезвычайно медленно Эмили берет музыканта за руку, затем неспешно что-то говорит. В голове Ян крутилась только одна мысль . Отвечай быстрее. Вот ее предположение подтвердилось - девушка действительно жила в Сердечнике и похоже что пришла только что оттуда. Но как такое возможно? Район же оцеплен и никто не может пройти... Значит кто-то все-таки может... Дети. Да действительно, они точно должны знать все лазейки, может еще не все потеряно и кто-нибудь сможет вывести Марка?
Сердце кольнуло когда произнеся имя режиссера Эмили нахмурилась. Да нет,она просто вспоминает.,попыталась сама себя успокоить Ян, но отчетливо ощутила как по спине прошелся холодок ужаса.
В Театре сделали мертвецкую. Туда сейчас сваливают трупы. Но отец говорил, что все актеры поразбежались кто куда, а режиссер исчез бесследно.
Мертвецкую? Но ведь они разрушат весь театр !, Еву передернуло от картин которые уже начали вырисовываться в ее сознании. Горы трупов привозят на телегах,люди одетые в защитную одежду и сбрасывая их в кучи,словно мешки с песком, быстро уходят прочь от театра. Но одно радовало,раз по ее словам Марк исчез,значит возможно что он еще жив и даже здоров.
- Спасибо большое за информацию, прощайте , протароторила художница и развернувшись направилась в сторону Кожевенного.

>>>  район Кожевенный, Улица .

+1

24

Зоран Собин

Парень по-прежнему тяжело подпирал стену дома. Дыхание его выровнялось, но было тихим, Создавалось впечатление, что ему трудно дышать. Ватные ноги и усталость, камнем навалившаяся на плечи - напоминание о болезни. Зоран все так же сжимал руку Эмили, словно боясь потерять девушку и снова остаться в одиночестве. Он слышал какие ужасы рассказала Эми той незнакомке и невольно вздрогнул. Едва она ушла, парень отошел от стены, покачнулся, но устоял на ногах и сиплым шепотом выдохнул:
- Как? Как тебе удалось выбраться оттуда. Район наверняка оцеплен, кругом зараза, Эми..я должен играть...я должен играть для них - Зоран вскинул скрипку, но слабеющие руки плохо слушались его и он ее чуть не выронил.

0

25

С сомнением смотря на парня который выглядел мягко говоря неважно, Эмили положила свою вторую руку поверх его. Состояние Зорана было явно болезненным, что волновало девушку. То что Собин так же беспокоился было не странным.
- Всё в порядке, я смогла проскользнуть!, мягко заметила девушка, - Мне кажется мне удалось избежать... Девушка нервно сглотнула, было просто жутко подумать, что бы случилось попади болезнь в её организм, ...заразы Конечно Эмили знала, что обратно попасть возможно будет труднее, но сейчас её больше волновал слабый вид друга. Тот собрался играть на скрипке и девушка с некоторым укором посмотрела на Собина, хотя понимала, что этого он не знает.
- Зоран, пожалуйста пойдём отсюда! Тебе надо отдохнуть!, с заботой просила девушка, - Тебе явно нужен отдых! Ты когда в последний раз ел? В некоторой мере девушка звучала как заботливая мамочка, но голос её дрожал от волнения, что портило эту картину. Эмили попыталась придержать его за руку и отвести Собина к стене, ей не хотелось, что бы с ним что либо стряслось а это было на данный момент практически неизбежно.
- Пожалуйста пойдём!, уже спокойней сказала девушка.

+1

26

Зоран

Тепло её руки обожгло Зорана.
- Я? Я ел.. когда.., - Скрипач повернул невидящие глаза в сторону девушки, пусть зрения не было, но привычка, смотреть на говорившего, осталась. Девушка тянула его уйти, но он, собравшись, решительно отшагнул ещё дальше от стены.
-Я.. я не могу Эм, не могу! – Парень болезненно поморщился. – Они умирают, я так хочу помочь! Может моя музыка, хоть кому-то подскажет куда идти.
Если, если бы он мог видеть! Хотя и тогда, что он мог сделать?
- Здесь так тихо, тишина убивает, мне нужно играть,- слепой музыкант считал, что именно сейчас его дар был нужен больше всего. Он не мог и не хотел быть бесполезным.
- Эмили, а тебе, пожалуй, лучше уйти. Уже поздно и невесть кто ходит по улицам. Я не прощу себе, если из-за меня с тобой что-нибудь случится!

0

27

>>>>Железнодорожная станция>>>>>

На слова девушки, что она тоже любит приключения, Николас взглянул на нее. Ему показалось, что девушка  с некоторым разочарованием сказала это. Чтож...подумал он. Видимо  и ее закинуло в эту дыру, и ей пришлось многого стерпеть...Николас понимающе кивнул головой. Меня эта тяга не скоро и погубит...Я думал, что кратер действующего вулкана - самое страшное место на этой земле... Нет, паранджу здесь на женщин не надевают. Разве что на кострах жгут… Николас поперхнулся. Что?!У вас четырнадцатый век на дворе? Затем, услышав, что девушка шутит, немного успокоился, но все равно с опаской огляделся. Местные верят в потусторонние силы и либо поклоняются тем, кто ими обладает, либо боятся и презирают Ну я за этим и приехал сюда! Я интересуюсь различными паронормальными явлениями, нетрадиционными магическими ритуалами и всякой остальной бурдой!Он улыбнулся.
Так разговаривая они дошли до небольшого белого домика с надписью "Бар" у входа.  Вокруг было довольно грязновато. Они зашли внутрь.Ууууу...грязища-то какая.....Николас брязгливо оглядел помещение. А публика.....Он взглянул на девушку. Ладно, перекусим здесь! Мне все равно...где и что! Вы что заказывать будете? Я угощаю! Он улыбнулся!

+2

28

- Улицы пусты, Зоран!, девушка была готова умолять Собина, что бы тот больше не оставался здесь. То что воздух способствовал его явно не блестящему самочувствию. Эмили сжала его руку покрепче. - Тебе нужно пойти домой, отдохнуть, поесть! Ты не принесёшь пользы если потеряешь здесь сознание! Кауфман просто не могла оставить парня одного, когда каждая минута на улицах могла стать фатальной. Сердце стучало довольно громко усугубленное дурманящим воздухом, но и волнение доставляло проблемы. Голос Эмили дрожал от страха и холода. Ещё одна неприятность если Собин останется здесь и почему ему нужно вернутся в своё пристанище.
- Пожалуйста, надо уходить!, вымученно просила девушка. Страх закрался в её мысли, не желая отпускать. Парень казался одержимым этой мыслью, желанием спасти всех музыкой. Возможно в этом была правда, но Эмили не хотела позволить ему это, не могла. Когда он начал гнать её прочь, девушка тяжело вздохнула.
- Я не уйду, пока ты будешь здесь!, заявила дочь аптекаря, пытаясь предать голосу хотя-бы  немного решительности. Ну же!, Эмили пристально смотрела на него, как бы надеясь, что он сможет почувствовать этот взгляд, как чувствует её руку. Давай, не упрямься!

+1

29

Дана сразу поняла, что означал этот взгляд. Отвращение, удивление, разочарование, смирение – эмоции на мгновение запечатленные на усталом лице. Конечно, лондонскому интеллигенту не пристало находиться в компании сомнительных лиц, да еще в такой унылой обстановке. Но он наверняка уже свыкся с тем, что жертвовал своим комфортом ради необходимой информации, новых впечатлений.
Девушка почувствовала себя как-то совсем неловко. Она спрятала руки за спину и с виноватым видом следовала за Николасом. Тут же она будто кожей почувствовала, как кто-то из посетителей пристально её разглядывает. Действительно, практически все кто располагался за ближайшими к ним столиками, обернулись и не сводили глаз со странной парочки. Шум постепенно стих, уступив напряженному молчанию. Даже заснувший за барной стойкой пьянчуга неожиданно пробудился и лениво повернулся.
Дана нахмурилась и крикнула с явным раздражением: - Чего уставились?!  Тут же кто то закряхтел, что-то пробубнил недовольно, его поддержали… И вновь жизнь этого злачного местечка вернулась в прежнее русло. Послышала брань, громкие возгласы, смех, звон кружек.
Николас выбрал столик в углу кабака и, подвинув стул, пригласил сесть его сопровождающую. Не успели они с удобством расположиться, как к ним подлетел официант. Невысокий парнишка, со взлохмаченными волосами и в грязном фартуке вел себя так, будто он принимает королевскую чету. Дана поманила его пальцем и на ухо прошептала, что бы хотела увидеть на столе. Тот как то взволнованно посмотрел на нее и, пожав плечами, удалился.
-Я знаю, его отца. Он здесь работает шеф-поваром и наверняка будет рад клиентам вроде нас. Не беспокойтесь, все за счет заведения. Он мне должен.
-Значит, магией интересуетесь? Занимательно… А верите ли вы в нее? Мне доводилось встречать людей коллекционирующих своего рода магические артефакты и стремящихся «поймать привидение». Но только для того, чтобы лишний раз убедиться в процессе, что все сверхъестественное  лишь игра нашего воображения.
-Хм, в этом городе особое отношение к потустороннему миру. Начнем с того, что  город, окружающая его степь приравниваются к живым существам. А его правители, точнее правительницы «хозяйки» чуть ли не к божествам.  Я еще сама толком не разобралась во всех нюансах и особенностях местных традиций с верованиями. Но уже поняла, что суеверия возникли не на пустом месте.

Дана замолчала, отвлекшись на официанта. Тот выставив бокалы, откупорил бутылку красного вина и осторожно наполнил их. Жаль, что в прокуренном воздухе не чувствовался тонкий фруктовым ароматом с тонами малины и вишни. Но зато рубиново-красный цвет радовал глаз и намекал на приятный вкус напитка.

Отредактировано Dana Oda (2010-07-20 12:51:33)

+3

30

По узенькой, тускло освещенной улице, продуваемой насквозь тяжелым осенним ветром - шла девушка. Хотя "шла" - это громко сказано. Ее ноги выделывали замысловатые пируэты, не раз и не два грозя поближе познакомить свою хозяйку со столбами, разбросанными вдоль дороги или с серыми стенами зданий, приткнувшихся друг к дружке. Редкие прохожие, оказавшиеся в это время вне дома, с опаской поглядывали на странную фигурку, полностью скрытую под широким, коричневым плащом, укрывающим незнакомку до пят. Издали ее вполне можно было принять за подвыпившего рабочего, залившего глаза в столь неурочный час. К тому же короткие волосы на голове делали ее еще больше похожей на юношу. Ну может с чуть более женственными чертами лица, чем это должно быть. Впрочем ближе к девушке никто подходить не решался. Хоть и двигалась она не со стороны зараженного района, но рисковать дураков не было...
Очередной порыв ветра покачнул девушку в сторону грязного, покрытого облупившейся известкой, здания. Незнакомка тяжело навалилась на стену, пытаясь отдышаться, и буквально влетела в так некстати распахнувшуюся дверь. Мужчина, выходивший наружу почти такой же нетрезвой походкой, гневно пихнул худенькую фигурку внутрь бара, грязно выругавшись ей вслед и скрылся в предзакатных сумерках улицы.
Девушка зацепилась о стул, с грохотом повалив его на пол, а заодно и пару кружек, стоявших на краю стола. Хорошо еще пустых. Грозный выкрик бармена: Эй, парень. Ты поаккуратнее. - заставил фигурку вздрогнуть, немигающим взглядом обвести небольшой зал, который несмотря на эпидемию и плохую погоду - не знал недостатка в посетителях. И тяжело опуститься на первый попавшийся свободный стул, опереться локтями о столешницу и уронить голову на руки, тяжело дыша. То, что за этим же столом сидела девушка и мужчина, в серой шляпе, не сыграло никакой роли.

+2


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Жильники"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC