Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Кожевенный"


Район "Кожевенный"

Сообщений 211 страница 231 из 231

211

<< Откуда-то
Самойлов уже несколько дней ошивался на улице. Пару раз он пробирался до дома, (вот же пострелёнок! Пробирался сквозь такие буераки, где люди побольше-то шеи бы себе посворачивали) но Милены не было. В печи были холодные угли, а дом напрочь простыл - всё говорило о том, что любимой сестры всё это время не было дома. Мысль, что с Миленой приключилась беда, часто навещала голову парня, но он отмахивался от неё как от назойливой мушки, не желая думать о плохом. "Милена умная! и сильная, почти как я. Наверняка, отсиживается где-нибудь, где безопасно. Ведь не дурная она, ждать меня в самой гуще болезни?" - скорее успокаивая сам себя, размышлял Болеслав, в сотый раз проходя улицы Кожевенного. В грязных руках парнишка держал зачерствелый кусок хлеба и иногда жадно вгрызался в него. Голод  скручивал живот, а во рту был неприятный привкус, что неудивительно, ведь кроме пары кусков хлеба, да глотков странного на вкус молока, Болька и росинки маковой в рот не клал. Его грязное лицо осунулось, а под светлыми глазами пролегли тёмные круги усталости. Мальчик вымотался - история с Зорким изрядно потрепала двоедушника, но тот всё-равно упорно продолжал искать сестру. Ну, а что ему ещё оставалось? Девушка была где-то одна, наверняка напугана, а родней мальца у неё никого не было. Да и выживать вдвоём в таких условиях куда сподручней, чем в одиночку. Вот и приходилось, не обращая внимания на холод, голод и усталость, носиться по безопасным районам города. (хотя, какие районы сейчас можно считать безопасными, когда где-то бушует болезнь, а где-то хозяйничают убийцы?)
Болька догрыз свою корочку и отряхнул руки от крошек. Ему было совсем грустно. Даже не так. Грусть для мальчика, это чувство, охватывавшее его в момент, когда персонажа его любимой книги окружали несчастья. Или же когда Самойлов получал очередной фингал под глазом от песеголовцев. А сейчас же это было сродни тоске, какому-то унынию. Беспокойство и тревога грызли его изнутри, словно крысы, заставляя забыть парнишку веру в хороший исход.
- Болька-аа...
Мальчик вздрогнул, услыхав девичий голосок.
- Ай, кроха! Чего не спишь в такую рань? - Устало улыбнулся Самойлов. Хоть он точно и не знал который сейчас час, он осознавал, что день только-только начинался.
"Жильники?" - удивился Болеслав, провожая взглядом белокурую малютку, которую силком стащили с подоконника, - "Что ж она забыла в Жильниках?"
Оглядевшись, парень понял, что находился совсем недалеко от нужного ему района..  Но что там делать? Так же бесцельно бродить по улицам? Он ведь даже понятия не имел, куда именно пошла Милена. Была бы хоть единственная зацепка, хоть что-то..
Быстро перебирая ногами, Самойлов младший направился к Жильникам.

+4

212

Палка с глухим стуком задевала о выступающие булыжники. Спичка расслабленно тащил её за собой: уже минут через десять после происшествия с крысой он успокоился окончательно. И теперь он то стучал штакетиной по решеткам заборов, то волок подобным образом, и стук необыкновенно далеко разносился в застывшем осеннем воздухе, насыщенном ароматами пряных трав. Правда, зябко было без рубашки, но он-то, Спичка, не простудится. Закалённый! К тому же не так уж и холодно, был бы ветер - было б хуже.
Спичка перехватил палку поудобнее и остановился: кто-то шёл прямо на него. Сощурившись слегка, мальчик узнал Больку. Вообще-то, они нечасто пересекались на улицах города. Так было с большинством других детей: Спичка был знаком практически со всеми, но общие дела редко с кем имел. Лазать вдвоём интереснее, но в одиночку сподручнее, ведь, случись что, спасать придётся только свою шкуру. А друзей Спичка не бросает. Вот и ходил везде один, чтобы не было беды.
Он со всеми детьми сохранял ровные отношения, потому что в конфликты не вступал: когда ещё не везде влез, не до уличных войнушек.
Пролаза опустил палку и снова потащил её за собой, двигаясь навстречу Болеславу. Неизвестно, что здесь он забыл, но надо предупредить, что тут встречаются крысы. А ещё рассказать, как Спичка эту крысу победил. Ловкий, ну?
Не дойдя шагов двадцать, Спичка вытянулся и махнул Больке рукой.
- Привет!
И нахмурился, увидев, каким усталым выглядит Болька. А ну как что-то произошло?
- Что делаешь?? - Спичка неуверенно переступил с ноги на ногу.

Отредактировано Спичка (2011-10-19 10:25:44)

+3

213

Сколько домов! И ведь в каждом может скрываться его сестра. Раньше, Болька считал, что их городок маленький. Нет, не так. Тесный.
А что? Несколько районов, да степь со всех сторон. Но на проверку оказалось, что найти кто-то в этом городе порой невыполнимая задача.
Очень скоро быстрая походка сошла на нет. Парень расточительно тратил оставшиеся силы и даже не подумал, что в случае чего он не сможет хотя бы банально убежать, не то чтоб подраться. Да Самойлов и не думал о том, что его могут настигнуть неприятности, он был уверен, что трусливые пёсеголовцы сидят по своим норам, а бандюги его не тронут. Наивному Больке казалось, что теперь он пользуется неким авторитетом среди Грифовых убивцев. Может это было и так, да только и у Зоркого были друзья, которые за опороченную честь друга запросто могли прижать двоедушника к ногтю.
Спать хотелось невероятно, глаза прямо закрывались на ходу. Болеслав даже подумывал забиться куда-нибудь, но нет же! У него была важная задача и останавливаться на полпути - это не дело. Самойловы так не поступают!
Что бы хоть как-то прийти в себя, Болька начал бормотать любимую песенку себе под нос:
-Тили-тили-бом, закрой глаза скорее.. Кто-то ходит за окном и стучится в двери. Тили-тили-бом. Ты слышишь, кто-то рядом? Притаился за углом, и пронзает взглядом.
- Привет!
Самойлов аж вздрогнул. Он брёл настолько сильно погрузившись в свои мысли, что совершенно не заметил приближение другого человека. "Шабнак меня раздери! И вот так я ищу сестру? Теперь ясно, почему я её всё ещё не нашёл.." - мысленно мальчик как следует отругал себя всеми бранными словами, какие только знал.
Повнимательней взглянув на нарушителя своих размышлений, Болеслав узнал в нём Спичку - местного проныру, от которого не раз слышал разные байки о местных домах. Буквально накануне он провёл ночь возле дома Людоедки, потому что ждал Шабнак на костяных ногах, как ему рассказывал этот самый Спичка. Под внимательным взглядом светлых глаз мальчика, Болька моментально выпрямился и расправил плечи. Вот ещё, показывать свою усталость перед кем-то!
- И тебе не хворать. - Поприветствовал он не то друга, не то соперника. Самойлов сам ещё не определился. Ведь Спичка не относил себя ни к двоедушникам, ни к пёсеголовцам. И как бы не уважал его маленький мужчинка, сохранять нейтральное отношение к проныре он не мог. Поправив большую кепку, которая вечно съезжала на бок, Болька засунул руки в карманы и вразвалочку подошёл к Спичке.
- Что делаешь? - спросил мальчишка, и двоедушник, обратив внимание на его палку, ухмыльнулся, ответив, вопросом на вопрос:
- А ты? опять на какую-нибудь вылазку пошёл?- малец огляделся по сторонам и как бы невзначай добавил, - кстати, видал я твою людоедку. И не страшная вовсе. Баба бабой. Правда с монстрами всякими рыжими и бородатыми якшается, да у всех же свои причуды..
Паренёк скромно умолчал, что в Оспину он просто врезался, в прямом смысле этого слова, а рыжим монстром был его новый знакомый - обычный мужчина.

+2

214

- Я-то? А я в Жильники иду, - сообщил Спичка. - Кстати, тут крысы. Я одну убил, она вот такая была.
Спичка развёл руками, показывая грызуна размером, пожалуй, с небольшую свинью.
- И ещё она какая-то вся больная была, так что ты остерегайся. Людоедку-то ещё не везде встретишь, а вот крыс полно!
Проныра с видимым удовольствием рассказывал об опасностях, подстерегающих в Жильниках и округе. Он прекрасно понимал, что его похождения могут стоить здоровья, свободы, жизни - и тем не менее сам явно не желал осторожничать. Слишком уж всё это было интересно, к тому же, мальчик любил узнавать всё первым.
А ещё внимательный Спичка видел глубокие тени, залёгшие под глазами Больки. Тот храбрился, но усталость сквозила в каждом жесте. Да и так и не сказал, что он делает возле заражённого района, вон как тему перевёл. Спичка переложил палку в другую руку и посмотрел на забор у поворота. Вот где дырка-то. А Спичка её сначала не с той стороны стал искать.
Он задумался на мгновение: а что, если крысы могут лезть прямо из той дыры? И тряхнул головой, отсеивая эту мысль. Лезть-то может и могут они, да только сейчас не слышно писка, и если бы они тут были, то давно бы уже набросились. Прямо как та, уже мёртвая.
В воображении Спички трофей становился всё больше и больше, и когда крыса достигла размеров собаки, он понял, что пора бы уже и остановиться.
"По крайней мере, зубы у неё были длиннее обычного," - подумал Спичка.

Отредактировано Спичка (2011-10-20 10:01:24)

+3

215

Услышав название заветного района, Самойлов как-то весь навострился. Вынул руки из карманов и огляделся по сторонам. Даже зачем-то посмотрел на небо. Серое такое, тягучее, будто это и не небо вовсе, а грязная манная каша ложкой размазана - того и гляди, сейчас на голову свалится.. а и правда, что-то капало.. Болька размазал капельки по лицу. Дождь. В этом городе он шёл почти не переставая. Возможно, что он моросил и до этого, просто мальчишка этого не замечал.
- Крысы говоришь? А палку ты для них приберёг? - Самойлов оценивающе окинул усталым взглядом импровизированное оружие Спички. - Ежели они и вправду такие большие, как ты показываешь, то их так просто наверно не прихлопнуть, верно? - Двоедушник решил зайти из далека. Ну не говорить же ему так вот сразу, что он ищет сестру. Его и так среди мальчишек часто задирают за его сильную любовь к девчонке. Не пристало мужчине за юбкой бегать. Ну да разве им понять, что Милена - единственная, кто остался у Болеслава на всём белом свете?
- С тобой я пойду. - вот так прямо и не терпя возражений заявил парнишка. - У меня рогатка есть, стреляю метко. Вдвоём сподручней будет, тем паче, что я и сам в Жильники направлялся.
Самойлов встряхнул свой рюкзак, который почти всегда был при нём. Кожаные ремешки-лямки то и дело постоянно норовили свалиться с юношеских плеч, потому их всё время приходилось поправлять.
- Спичка, а Спичка, я конечно слышал, что парень ты смелый, но не холодно тебе в такую погоду почти раздетым по улицам шлындрить? - Болька искоса глянул на будущего спутника. Парень ему симпатизировал, а потому двоедушник не хотел чтоб тот простудился. В городе и без этого больных хватает. - Возьми-ка мой бушлат. Мне и кофт хватит. А не то меня потом Ноткин засмеёт за то, что я теплом не поделился. У нас ведь как, если пошёл на вылазку с кем-то, то с товарищем нужно всем делиться. Негоже, когда один довольный, как свин, а другой от холода трясётся. - И не дожидаясь ответа, малёк скинул рюкзак и снял одёжку. Бушлат Болеславу был чуть велик, а вот Спичке в самый раз должен был быть, ведь пострелёнок на пару годков явно был постарше.
- Ну что, пошли? - мальчик кивнул на дырку в заборе и, швыркнув, вытер нос рукавом серой, застиранной кофты.

+2

216

На реплику о крысах Спичка только пожал плечами. Ну да, палкой от этих зверюг, может, и не отобьёшься, но, теоретически, она может дать возможность держать их на расстоянии от себя. И ещё камни. Нужно будет пару камней подобрать, и распихать по карманам. Лучше так, чем лезть в опасное место вообще с голыми руками. Да и вон Болька про рогатку говорит. Так что хорошо всё, при оружии они будут.
Потом неожиданный спутник предложил свой бушлат, прямо-таки всучил его. И Спичка принял одежду, пробормотав что-то благодарное: осенний холодок начинал всё ощутимее покусывать кожу. Бушлат оказался как раз. Застегнувшись, проныра снова подобрал свою палку и направился к дырке в заборе.
- Пошли, пошли. Ты мне только скажи: а тебе какая нужда в Жильники лезть? - Спичка искоса поглядел на Больку. - Ну, то есть, если не хочешь, не говори. Но там опасно. Там болезнь. Но ты это уже точно знаешь, да кто про неё не знает? Я видел, как патрульщики смачивали ткань твириновкой, а потом прикладывали к лицу, чтобы не заболеть. Жалко, твириновки нет, можно было бы тоже так сделать.
У самого входа в квартал Спичка снова остановился и пошарил в траве рукой. Нащупал осколок кирпича, сунул его в глубокий карман штанов. То же проделал и со вторым камнем. Кирпичи тяжело повисли в карманах, было неудобно, но Спичка почувствовал себя увереннее.
- И лучше ничего там не трогать, - прошептал он, проворно залезая в пролом в заборе.

>>> Жильники, улица.

Отредактировано Спичка (2011-10-24 20:31:37)

+2

217

Оправив рукава кофт, чтоб не мешались в случае чего, Болька последовал примеру товарища и набрал камней по меньше, дабы потом в панике истерично не шарить руками по земле, если вдруг беда на самом деле случится.. Хотя не очень-то он верил в гигантских крыс. Рассовав щебёнку по карманам, малец вытер руки о штаны, которые и до этого не могли похвастать своей чистотой. (а вы пошляйтесь двое суток по улице, да поспите на земле, посмотрим, что будет с вашей одеждой.)
-Знаю.. Кто ж теперича не знает? Вон, даже всякие малявки об ентом из окон своих домов кричат.. Да потому и лезу, что болезнь там. - Самойлов насупился, глядя прямо перед собой. Язык так и чесался рассказать Спичке, что ж ему понадобилось в Жильниках. Ну да, а вдруг знатный пострел разочаруется в Больке, коли узнает, что не за приключениями он ползёт в кишащий опасностями район, а только ради сестры? Вдруг решит, что ему сёстренская юбка важней вылазок отважных?
- Слушай, а у тебя есть кто-нибудь на этом белом свете, за кем бы ты куда угодно пошёл? Ну там и в огонь, и в воду?.. - как-то растерянно спросил мальчуган у своего спутника. А вдруг поймёт? Не был же Самойлов на самом деле трусом? Или был? Ведь он до жути боялся, что с Миленой могла приключиться беда..
Болеслав подождал пока Спичка пролезет сквозь дыру в стене и юркнул следом.

>>Жильники. Улица.

+2

218

Руки Сабы медленно потянули девочку к себе. "Вроде доктор.. не видит что ль, что жара у девки нету". Агнес усмехнулась.
- Ванна-то есть, да вроде не банный день сегодня, Оён, прости.. веников не заготовила..  Ты лучше, дай ей пилюлек каких.. Как Исидор делал.. - девушка чуть склонив голову вбок, прислушивалась к обрывочному бормотанию малютки. Лицо Сабы потемнело, губы искривились, а в глазах замелькал огонёк бешенства. Не стала забирать девочку из рук Даниила, знала, чувствовала как ногти впиваются в кожу ладоней. Ещё пыталась отвечать на вопросы Бакалавра Оспина, но речь уже стала тягучей, словно слова были смолой, текущей из горла.
- Нужен был мне ты, Оён.. Видишь как оно всё обернулось? - спрашивала людоедка скорей у себя, нежели у гостя, - и сейчас нужен..
Мысли текли под стать словам, тягучие и вязкие. Оспина подтолкнула стул Данковскому и, взяв со стола кружку с отваром, выплеснула из неё в ведро. Ещё раз глянув на спрятавшую личико на груди Бакалавра Таю, Оспина чуть поморщилась.
- Я её уксусом обтирала, нету жара пока..
Саба отлично слышала, что сейчас рассказала Мать Быков. Очень хорошо слышала. Да и столичный гость не мог не расслышать сказанного. Но промолчал.. "Или всё равно ему, что творят с детьми Степи?" Оспина исподлобья смотрела на мужчину. Ей бы только сейчас не взорваться, только бы сдержаться, незачем гостю видеть, что сейчас в душе её творится. Она почти ласково улыбнулась.
- А что, Бакалавр, ныне у людей в моде без помощи бросать? - пусть и не виноват был Данковский в случившемся, совсем не причём, но это был сейчас единственный человек в досягаемости Агнес, а гнев бушующий внутри, требовал выхода.
Тая хлюпая носом, уткнулась в Данковского. Ладошка легла на лоб Тычик - жара не было. Саба почти нежно взяла девочку за руку и посмотрела ей в глаза.
- Тебя никто больше не посмеет обидеть, Мать Быков..- она мрачным взглядом уставились в окно, - за деток степных не бойся, ты хорошо спела, не получит их Суок. Я верну их земле.
"Пора девочке в себя приходить, не гоже, при госте-то.. " Девушка ухватила Тычик пальцами за подбородок и приподняла её голову.
- К Ольгимским, говоришь хочешь, Хранительница? - В слегка скрипучем голосе мелькнула насмешка, - Что же.. ступай.. может поплачешь ему.. он сжалится, пожалеет. В этот раз собак не спустит.

+4

219

Вербы --->

Клара спешно выбежала на улицу из этого мрачного дома. Чувствовалась внутри какая-то такая атмосфера... нет, не смерти, а уныния. Виной всему была Анна, это она прекрасно уловила. Страх так и сочился сквозь каменную кладку, даже на улице Кожевенного не отпустило девушку это ноющее чувство под сердцем.
И все же она откуда-то знала, что не раз еще вернется сюда, и не всегда с хорошими новостями. Ангел наверняка знает множество слухов.
А теперь придется идти к Катерине с повинной головой - не выполнила она задание. Вот ведь, а. А так уверена была.
- Когда-нибудь я найду крючок к твоей душе, Анна Ангел, - с важным выражением лица произнесла Самозванка, кидая прощальный взгляд на особняк Верб и начиная наконец удаляться прочь. Но не успела она минуть и одной улицы, как к ней подбежал взволнованный мальчик лет семи.
- Что тебе, маленький? - умилилась Клара. Детей она очень любила, и не понимала, почему они обычно обходят ее стороной и не зовут играть. Вот даже с Бурахом секретничают, а с ней только Капелла то и беседовала.
- Вот тебе передал Сабуров! - с затаенным страхом выпалил сорванец, сунул ей в руку смятый конверт и даже не дождавшись хотя бы словесной благодарности, пулей исчез за углом.
- Странно, - решила Вестница, раскрывая конверт. Написанное в письме насторожило ее. Смысл она то поняла, но не до конца. Случилось еще что? Сабуровым грозит опасность, или всему городу? Что происходит?
Решив прямо так все и узнать у приемного отца, она поспешила в Стержень.

---> Жильники, улица.

Отредактировано Клара (2011-11-07 13:36:16)

+1

220

Что-то там бормочут. Хотелось бы послушать, да сил нет отрывать голову от чужой груди. Такой большой.. От этого человека прямо таки веяло силой. Не физической, нет.. Тая видала по настоящему сильных людей. Взять хотя бы её Оюна. Если он стукнет бакалавра по макушке, то от того мокрого места не останется.. Но.. Позволит ли мужчина в странном плаще это сделать? Вот в чём была сила его. Даниил умён. Нет, даже не так. Разумен. Это читалось не то что бы в словах мужчины, их девочка как раз таки не слышала, а во вздохах. Казалось, Данковский даже дышал по-другому. Как будто все вокруг дышат не верно, а он один тут такой разумный и знает, как дышать.. Тычик ухмыльнулась и потёрла глаза, будто пробудилась от сладкого сна.
- Ты ещё дышать нас научи.. – пробубнила она и, хлюпнув носом, сильней уткнулась в странный плащ.
Чья-то рука мягко взяла Таю за ладонь. Такое нежное, трепетное прикосновение, как если бы хранительница была бабочкой, а женщина боялась повредить пыльцу на её крылышках. 
Тая мельком взглянула на Оспину и тут же отвела взгляд «Что ещё нужно? Мне и так хорошо.. Оставьте меня в покое!»
- ..за деток степных не бойся, ты хорошо спела, не получит их Суок. Я верну их земле. – Послышался глухой голос людоедки, и Тычик недоверчиво глянула на женщину.
А не обманешь? Степью поклянёшься? – Конечно, ребёнок уже никому не доверял, тем более взрослым. Они ведь так часто обманывали малютку..  Оспина как-то странно посмотрела на девочку, а после подцепила её подбородок пальцами и заставила внимательно посмотреть на себя. И малышка посмотрела. Буквально впилась взглядом своих карих глаз в чёрные, глубокие глаза Сабы.
- К Ольгимским, говоришь хочешь, Хранительница?
Малютка прищурилась, но взгляд не отвела. Голос людоедки не предвещал ничего хорошего, но интерес Тычик был задет. А, как и все дети, Тая была очень любопытна, возможно, даже через чур.
- Что же.. ступай.. может поплачешь ему.. он сжалится, пожалеет. В этот раз собак не спустит.
«Да она насмехается на до мной! Как смеет смотреть нахальными глазами?» Хранительница со злостью сжала бледные губы, от чего они превратились почти в невидимую линию, глаза прищурились ещё сильней. Но это не скрывало гнева малютки. Казалось бы, нисколечко не страшного… А вы когда-нибудь смотрели на разъярённого, запуганного котёнка? Лицо расцарапает, только глазом  моргнуть успеете.
- Что-о-о? – сипло прошипела Тая, вырываясь из рук Даниила. Спрыгнув с колен сидящего на стуле мужчины, девочка переступила с ноги на ногу и строгим взглядом обвела присутствующих, гордо задрав подбородок, – я -  хранитель Уклада! И я не буду просить жалости. Ни у толстосума Ольгимского, ни у кого-либо ещё! Когда придёт время, все, кто вредил мне и моим детям, матушке Степи, все-все сами приползут за нашей милостью. Без моих бойен этот смрадный город ничто! И пусть он захлебнется своей болезнью. Так им всем и надо! – Уже срывающимся голосом кричала девочка, сильно сжав свои маленькие кулачки. – А к Владу я пойду. Пойду и в лицо выплюну весь яд, в который он погрузил наше пристанище. И я скажу.. Знаешь, что я скажу? – непонятно к кому обращалась Тая. Взгляд её бегал то от бакалавра к людоедке, то обратно. – Я скажу вот что: «Отдай свободу моим детям,  не то мы возьмём её силой! И не спрятаться тебе будет ни за шавками своими облезлыми, ни за охранниками трусливыми!»
Малютка, тяжело дыша, умолкла.  Её слабость будто бы отошла на второй план. Тычик даже и не вспоминала, что некоторое время назад чувствовала себя неважно.
- Где моя одежда? Я немедля отправлюсь к этой толстой жабе! – мать быков начала рыскать взглядом по комнате.

+4

221

- Пилюлек... - никто еще так не оскорблял при нем лекарственные таблетки, - Сейчас посмотрим, что там у меня есть.
Воспользовавшись, что уже совсем кажется очухавшаяся девочка сама соскользнула с колен, он поднял с пола свою тяжелую сумку и принялся в ней рыться.
- Нужен-нужен, - согласно кивнул он, не особо вдумываясь в произнесенные слова. Нужная упаковка никак не хотела находиться добровольно.
- Уксусом это хорошо, - одобрительно прокомментировал доктор, отвлекаясь на секунду и бросая внимательный взгляд на степнячку.
- Когда как, Агнес. Кто бросит, а кто поможет - тут никогда не угадаешь, к тому ли человеку ты обратился. Некоторые еще и сгинуть помогут, а потом скажут, что все так и было.
- Ольгимские, - он вытащил на свет баночку с витамином С, - Что-то я слышал про них недавно... Это те, которым Проект быков принадлежит?
Ужасно неприятно, когда ты не понимаешь всего, что обсуждают находящиеся рядом люди, поэтому он надеялся, что ему все-таки объяснят что-нибудь.
- Надо будет - и не этому еще научу, - строго посмотрел он на чересчур активное дитя, - Ты бы не бегала босиком то.
- Так-так, - озадаченно протянул он, - Откуда же тебе известно о болезни, маленькая? Как зовут то тебя кстати, раз мы почти сдружились? - он протянул ей две ярко-желтые таблетки, - Вот съешь, они кислые, но потом сладкими станут. Не бойся, травить мне тебя не за чем, - мужчина улыбнулся, стараясь сделать это как можно дружелюбней.
- Одна ты никуда не пойдешь, вот что я тебе скажу, - он покосился на Оспину, стараясь угадать, какой будет ее реакция, - Одежда твоя еще не высохла, а в таком виде ты вообще отсюда далеко не уйдешь.
- И не боишься ты выходить на улицу то? Идти далеко, а там больные люди и крысы бродят. А вдруг догонят тебя? Быстро бегать не сможешь еще - не выздоровела. Что мы с Агнес, ловить тебя пойдем?

+4

222

- Зачем мне Степью клясться?.. Зачем её тревожить.. они и мои дети.., - девушка не сводила с девочки глаз, - когда дитя обижено, куда идёт? К мамке.. Вот и они все оскорблённые сюда приходят, здесь утешение ищут..
Она перевела взгляд на роющегося в саквояже мужчину и усмехнулась.
- Тут болячки свои заростят и идут спасибо говорить.. да долги возвращать, - насмешливый взгляд скользил по Даниилу.
Девочка возмутилась. Именно такой реакции и ждала Оспина от юной хранительницы, гордый нрав и желание показать - кто хозяин, просыпались в малышке всё чаще, вытесняя слабость из тела. Склонила голову Саба, выпустив её подбородок и, молитвенно сложив руки, наблюдала за буйством характера. Подняла блестящие чёрные глаза на Данковского и впервые улыбнулась, радостно так.. гордо.
- Хороша Хозяйка будет.. вот разума ещё наберётся, - это она уже для Таи сказала. Сказала и отошла к плите. Пошерудив угли, Агнес сгремела посудой, три чашки возникли на столе и сердитой змейкой в них кипяток заструился. Прикрыла одну чашку блюдцем и, отпив из второй, третью протянула Бакалавру. И не обращая внимания на девочку, обратилась к нему.
- Конечно же она одна не пойдёт.. Ты её проводишь! – взгляд тёмных глаз не возможно было прочесть, - и проводишь её к Ольгимским. Это семейство владеет Бойнями, им принадлежит здесь всё, - голос степнячки злобно взвился, но она умудрилась взять себя в руки, - Тае нужно попасть в Термитник, это единственное место, где юная Хранительница будет в безопасности. Район закрыт, ты и сам прекрасно слышал рассказ ребёнка, пересказывать не стану. Отведи её к Капелле, это дочь той самой жабы..
Девушка скосила глаза на Тычик и, поставив свою кружку на стол, сняла с той, что уже там стояла блюдце. Перемешав содержимое, она всунула чашку в ручки ребёнка.
- Пей, это как кисель с брусникой, чуть кисловат и с горчинкой, но сладкий-сладкий. Ты же не хочешь валяться у «жабы» в ногах от слабости и говорить с ним с пола от бессилия, - Саба усмехнулась, - это даст тебе сил, маленькая Тая.
Девушка вновь повернулась к Данковскому и вновь настойчиво повторила.
- Отведи её к Капелле, а сам достань у Тяжёлого разрешение на проход к Термитнику. Его могут дать и Сабуров с Киными, тоже те ещё земноводные, - Оспина хохотнула, - прям террариум собрался,  но думаю именно Капелла лучшее решение для Хранительницы. Отведи её туда, Оён.. и добудь разрешение.. прошу.. – Саба, чуть склонившись в поклоне, смотрела в глаза бакалавра. Затем она вновь посмотрела на Таю и твердо сказала, - с ним пойдёшь, - её голос вновь словно распушился колющимися иголками, - у меня Тебе делать больше нечего, это не место для Хозяйки Уклада, - губы скривились, а глаза прищурились, - мне ещё деток, утешить надобно.
Агнес выпрямилась, опустив руки и подняв подбородок, на минуту в её облике мелькнула та, перед которой мясники падали ниц, а Оюн молчаливо убирался с дороги, хоть и плевал потом в спину. На минуту. И тут же исчезло, вновь стояла перед ними Людоедка с колючками на крыльях, ядом на языке и насмешкой во взоре. Оспина вышла из кухни и тут же вернулась, принеся какие-то тряпки.
- Здесь свитер тёплый, да брюки, хватит тебе до Виктории добраться, а там и разживёшься чем побогаче, – усмешка плотно заняла позицию на губах девушки, - да не смотри на меня волком, юная Тая, пора тебе узнать, что только в Укладе и молятся на тебя-то.. для остальных, ты так.. дитя червей.
Саба хрипловато рассмеялась, - да и я Укладу не принадлежу.
Она, словно и не было их тут больше, повернулась к ним спиной и стала сворачивать матрасы.
- Но ты можешь придти сюда, если тебя обидят, и я снова понадоблюсь.. тебе, Дочь Бодхо..

+5

223

Тая с сомнением посмотрела на протянутую ладонь с таблетками. Такие же ей всегда давала Капелла, и если бы сейчас лекарство предлагала рыжеволосая  подруга, то Тычик и без тени сомнения проглотила бы таблетки.. но вот именно эти жёлтые кругляшки не вызывали доверия в глазах малютки.. И без разницы, что предлагал их такой хороший дядечка, как Бакалавр. Не будет она их есть. Они чужие. Не Капеллены.
Проигнорировав протянутую ладонь, девочка скрестила руки на груди и насупилась, пробурчав:
- Знамо откуда. Весть термитник об этом жужжал. Даже будь я глуха, да слепа, всё равно бы прознала о том, что матушка наказала ваш мерзкий городишко. - Хранительница была уверенна, что это именно её дражайшая Степь наслала на людей болезнь. По крайней мере, она хотела, чтоб это было именно так. Город причинял много неприятностей степи и её жителям, так что крошку совсем не удивляло, что расправа оборачивалась столь жестокой.
- Одна ты никуда не пойдешь, вот что я тебе скажу
Оглядев себя, девочка чуть приподняла шерстяной свитер, что волочился по полу, и притопнула босой ножкой:
-Нет пойду! Пускай узнает, какую беду накликал! Одно моё словечко, и мои мясники да черви стопчут его треклятый Сгусток. – Тая задумалась.. А действительно, как она собирается выполнять задуманное? Один раз она уже не смогла.. Получится ли второй? – Я.. Я.. – сбивчиво начала малютка, а потом гордо хмыкнула и отвернулась, встав к взрослым спиной. – Так я всё и выдала. Степняки не рассказывают своих секретов. – и, чуть повернула голову, чтоб хоть краешком глаза увидеть реакцию бакалавра. Интересно же, ну.
Так и заметила, что хозяйка дома отошла к плите и начала чем-то бренчать. Хранительница сразу же вспомнила, что хочет есть. Точней не она, а её возмущённый живот, который издал такое громкое урчание, что будь девочка в степи, ветерок долго бы ещё гонял отголоски эха меж трав.
Ой.. – только и выдавила Тычик, скромно опустив взгляд на пол. Просить еды она не собиралась, достаточно того, что эта женщина предоставила Тае кров и заботилась, пока та была в бреду. А Оспина ничего и не сказала, лишь продолжая звякать посудой.. Следя за действиями взрослых, малютка внимательно слушала голос Людоедки. «Да! К Капелле, к Капелле! Уж она-то меня не прогонит. Выслушает, да поймёт, какую ошибку совершает её отец..» глаза девочки загорелись новой идеей. Да и против кампании Даниила она не возражала. Мужчина ей нравился, хоть и был странным. Совсем чуточку, по меркам маленькой степнячки.
Чашка, очутившаяся в руках Тычик, приятно грела ладошки и уже только от того, что Тая держит её в руках, по телу малышки разлилось обволакивающее тепло, а потому она без опаски принялась за кисель, тем паче, что голод никто не отменял. Хоть и обжигаясь, она всё равно непрерывно глотала вязкий напиток. Пару раз вредный кисель норовил потечь по подбородку, но ловкая Тая опережала его и чуть опускала чашку.
Людоедка, сказав ещё пару слов столичному доктору, вышла, а девочка за это время полностью справилась с угощеньем и довольная поставила посудину на стол, с интересом взглянув на бакалавра, давая тому возможность лицезреть её шикарные кисельные усы.
Оспина вернулась, держа в руках какую-то потрепанную одежду. Тычик протестовать не стала, но всё же зыркнула исподлобья на женщину. Девочка не привыкла носить плохую одежду. Она ж всё-таки не попрошайка с подворотни, она - Мать Быков, и не пристало ей ходить в обносках.  Но, так же хранительница понимала, что выбора у неё не было, а потому буркнув недовольное «спасибо», скрылась в другой комнате.
Переодевшись, она подошла к мужчине и подёргала того за полы его плаща.
- Вставай, нам пора. Нельзя отнимать слишком много внимания у женщин. Это не вежливо. –И, улыбнувшись Сабе, направилась к выходу. Действительно, нужно было как можно скорей направится к Капелле.
>>>>>>"Сгусток"

+4

224

Данковский мысленно отметил тот факт, что Одонги ищут здесь приют и защиту, если он правильно понял как всегда туманные формулировки хозяйки ночлежки. Невежливо конечно подслушивать чужой разговор, но они находятся в одной комнате, а уши затыкать он не собирался.
- Хозяйка? Так разве... - он удивленно моргнул пару раз, - Разве она будущая Хозяйка?
Мозайка как-то не складывалась: Хозяйками называли Нину и Катерину, и еще какую-то Светлую Викторию, которая умерла несколько лет назад... больше никаких сведений он о них не слышал.
- Я провожу? - во второй раз удивился ученый, - Ну конечно, провожу, если надо... - он с сомнением посмотрел на девочку, - Слышал уж об этой семье... говорят, богатые они, и простой люд не жалуют...
- Термитник? - в памяти вспыхнул образ большого темно-серого здания на краю города, - Она живет в Термитнике?! В этом... бараке?- не надо было наверно так громко и не слишком тактично отзываться о доме Матери Быков.
- Капелла... кто такая Капелла? - Даниил чувствовал себя дураком, потому что был вынужден задавать такие глупые вопросы, - Ты же знаешь, как туда пройти, правда ведь, Тая?..
- Хорошо, я достану разрешение... обязательно. Девочке все равно нужно попасть домой, насколько я понял. Лучше уж туда, чем шляться по улицам и подвергаться опасности заразиться или быть... обиженой патрульными...
Девочка отказалась от таблеток. Вот ведь упрямая...
- Ну не хочешь - как хочешь. Если заболеешь - приду и буду делать тебе уколы, - пошутил он, - А витаминки гораздо вкуснее, чем горькие микстуры.
Побросав все колбочки и бумаги обратно в сумку, он поднялся со стула и покосился на Агнес.
- Я к Вам может загляну потом... рассказать, чем дело кончилось.
От слов Таи он только насмешливо фыркнул. "Женщины... умна не по годам, девчонка."
- До свидания, Агнес, - он кивнул и едва заметно улыбнулся Дочери Степи, - Свидимся еще...надеюсь.
Поправив ворот плаща и проводив Мать-Настоятельницу взглядом, мужчина пошел вслед за ней.
---> Сгусток, особняк Ольгимских.

+3

225

Пока Тая переодевалась, Оспина,бормоча про себя, собрала матрасы, задвинула ногой корыто с мокрыми тряпками под стол, убрала со стола чашки и расстелила на нём простынь снятую с постели девочки. На вопросах, что посыпались из бакалавра, словно от рассерженного отца подзатыльники, Саба оглянулась и с чуть удивлённым взглядом: мол, вы тут ещё? тихо ответила:
- Три Хозяйки, Ойнон.. Три.. Земли - хороша, словно камень агата в белом золоте.. да оправка малость погнулась, - Саба смотрела не мигая в глаза Данковского, - вторая - Алая, эта, что языки костра.. того, что разводят под Костным.. и красиво и страшно.. а третья.. к третьей ты и поведёшь Хранительницу. Виктория Светлая Ольгимская..
Чуть хрипловатый голос девушки дрогнул, единственной была Виктория.. та, кого Оспина словно выделяла из ненавистного ей семейства. "В семье не без урода" - бывало приговаривала Саба, поминая юную Хозяйку, имея при этом ввиду и саму плеяду Хозяек.
- А Мать Быков песнь особая, к городу касания не имеющая.. - руки девушки, словно жили отдельной жизнью - взяв ножницы, резали простынь на полоски, скатывали узкие полосы в рулончики и складывали их в туесок с жидкостью, когда очередная тряпка опускалась, густой травяной запах поднимался облаком и наполнял воздух кухни. Саба механически дела свою работу готовя для "детей".
- Капелла примет её.. не откажет. - Оспина хмыкнула и голос её стал язвительным, - а вот и посмотришь, Ойнон, как разнятся Термитник и "Сгусток", сам всё и разберёшь..
В глазах мелькнул огонёк злорадства. Тая пришла и потянула мужчину за собой, девушка пошла закрывать за ними двери. Проходя мимо подвала, Агнес чуть замялась и ухватила Даниила за рукав, развернув к себе.
- Когда получишь разрешение - в Бойни не ходи, там.. - Девушка помолчала и посмотрела ему в глаза, - пойдёшь если, можешь потом ко мне не вернуться.. что бы рассказать.
Оспина поправила рукава у девочки и почти силком выпихнула их за двери. Замок негромко щёлкнул.

+3

226

<<<<<Кабак

Итак, день снова не задался. Андрей очнулся лежащим у стены дома. Вчерашний вечер вторгался в активную память туманными отрывками, а после выхода из кабака так и вовсе тьма. Судя по лучам дневного солнца, на встречу с Рубином Андрей немного опоздал. "Надеюсь..." - Вербализованная мысль пронзила голову дикой болью и не успела закончиться. С третьей попытки Стаматин поднялся на ноги, но сразу оперся о стену. -"...Рубин на меня не обиделся..." - всё-таки Андрей был довольно упрям.
Ужасно хотелось пить. Сумка с деньгами, твирином и хлебом исчезла, что навело на мысль, что архитектора могли ограбить. Или же он сам напился до состояния нестояния, и всё сам потерял. Или и то и другое. Такое случалось уже не раз, и Андрею оставалось только поблагодарить Богов за то, что этим утром он проснулся.
Нужно было идти. Куда - неважно. Когда опухшие глаза привыкли к яркому свету, Стаматин получил возможность осмотреться. "Ух ты. Кожевенный. Далековато меня занесло. А до дома-то дойду?" Андрей доковылял до ближайшей двери, постучал в нее и сам же скривился от боли, вызванной звуком. Не открывают.
В таком состоянии поиски пристанища кажутся вечными, но Андрею повезло. Или не очень, смотря, с какой стороны посмотреть. Ночлежка Агнес была в метрах двухстах. Стаматин прикинул, что пройдет это расстояние за минут десять, если по пути его не прирежет какой мясник. А возможность такая была. Но кто не рискует, тот не пьёт. А пить хотелось сильнее с каждой минутой.
Как ни странно, до двери архитектор дошел, но со стуком медлил. Во-первых, нужно было привести свой организм в какое-то подобие гармонии, чтобы не стошнило прямо на хозяйку. Во-вторых, сама хозяйка. Андрей сталкивался с ней несколько раз и знал, что Оспина его с братом не сильно-то и любит. К ней же братья неприязни не испытывали. Конечно, она была странной и немного пугающей, но в этом городе привыкаешь ко всему, а Оспина была воплощением одной из частей Города, несколько безумной и дикой части. С другой стороны, это же вроде как ночлежка. А если здесь привечают мясников и червей, то умирающего архитектора точно примут. В конце концов, он мог бы обмазать себе лицо грязью и нести всякую тарабарщину, чтобы сойти за своего. Сейчас подойдут и такие меры.
Стук. Стук. Стук.
"Если тебя нет дома, ты найдешь мое бездыханное тело у порога." - решил про себя отчаявшийся Стаматин.

+3

227

С того времени, как Оспина проводила Ойнона и Таю, она ещё не присаживалась. Сейчас Саба вернулась из Степи. Пахнущие твирью руки мелко подрагивали - в подвале её дома больше не было мёртвых детей Бодхо. Она обещала Матери Быков и она выполнила это – детей Бодхо не настигнут объятья Суок, их души возвращены Степи. С телами ей помогли беглые мясники, что так кстати забрёли в её ночлежку.
   Их было трое – несчастные прятались на Заводах, боясь даже высунуться и той норы, куда забрались. Ей повезло, что глаза одного из них разглядели и узнали её. Сбежавшие из Боен растерянные дети, затравленные людьми. Кулаки Сабы сжались. Её ярость достигла апогея, сверкая рубиновыми точками в ночных глазах.
« Он ответит за это! Все они!» - холод мрачных мыслей прокрадывался в сердце. Сейчас беглые находились в безопасном месте, один из них подойдёт чуть позже, когда с телами будет закончено. Дверь ведущую в подвал ей перенавесили, и проходя мимо лесенок, Саба пожалела, что не подумала оставить её открытой, сейчас бы не пришлось делать крюк, обходя дом.
   Влажная морось, оседая, слепляла чёрные волосы в мокрые пряди и, собираясь крупными каплями, падала на жирную почву. Башмаки на ногах раскисли и представляли жалкое зрелище, играя роль скорей привязанной к ногам подошвы, чем добротной обуви, подол балахона темнел грязными разводами. Шагнув в дыру в заборе девушка на секунду замерла – на крыльце стоял высокий мужчина. Сердце гулко ухнуло, пока глаза обегали фигуру,  ища в силуэте знакомые черты и не находя их. «Не Бурах..» Разочарование затопило всё, и  даже удивление от узнавания Стаматина не разбавило её горечь. «Этому, что тут надо? Решил у меня рецепты поторговать? И не боится, что дорого ему это выйдет..» Злая усмешка искривила губы Оспины. Она стояла за его спиной и щерилась, глядя как мужчина стучит в её двери. Что же, ей стало интересно, что привело сюда Архитектора. Саба, оставляя шлепки грязи на невысоких ступеньках, чуть толкнула Андрея плечом в сторону от двери.
- По голове себе постучи, Стаматин, - толкнув не запертую дверь, девушка вошла внутрь и перекинув лямку торбы через голову, опустила её на пол, - ты пьян или же обезумел?
В голосе Сабы сквозили нотки интереса.

+3

228

"О Господи!" - с болью пронеслось в голове у Стаматина, когда тот отчаянно боролся с земным притяжением после толчка хозяйки приюта. Гравитация взяла реванш у архитектора, всё еще мстительная за лестницы в небо и многогранник, и мужчина полетел со ступенек вниз. Полёт был недолгим и завершился неудачным приземлением в грязь лицом: тот не успел даже подставить руки, чтобы смягчить удар. Завершил унижение Андрея едкий вопрос Оспины.
Он встал на четвереньки, смахнул кусок грязи с лица. "Теперь я вылитый степняк". Он криво улыбнулся, и разбитая вчера губа снова закровоточила, что было не самой важной проблемой на данный момент. Повернулся к стоящей в дверях женщине. Или девушке - сложно было разгадать, сколько той лет.
Пока Стаматин вставал на ноги, в голове снова прогремел взрыв такой силы, что тот было решил, что всё-таки умирает, и пошатнулся, чуть не упав обратно. Однако через полминуты, очень долгие полминуты, наступил штиль. Архитектор открыл рот, чтобы сказать что-нибудь едкое, но ответу помешал еще кусок грязи, висящий на верхней губе. "Мерзко как" - отплевывался мужчина.
Он снова поднялся по ступенькам, втиснулся в дверь рядом с хозяйкой и прохрипел:
-Ты сначала накорми, напои, в бане отмой, а потом и вопросы спрашивай.
Пересохшая глотка его издавала ужасные звуки, язык еле ворочался, так что Стаматин даже усомнился, поняла ли его Агнес.

+2

229

Она его не узнала, верней узнала – Пётр Стаматин, вечно пьяный братец душегуба Андрея. Девушка усмехнулась, а ведь сначала она была уверена, что Андрея и видит. Вроде и одёжа попомпезней и лицо не столь спитое, а вот гляди же ты – ошиблась. Так валяться в грязи мог только пьяный архитектор, а одёжу-то и братнину одеть можно.. у них видать всё на двоих, что портки, что грехи. Саба ни шагу не сделала в сторону упавшего Стаматина. «Вот бы так же Заноза ихняя баздырнулась!» Почти счастливая от вида жирной земли на лице Стаматина она уже было шагнула, что бы закрыть дверь, но Андрей проявил достаточно прыти и нахальства и успел шагнуть за порог. Ей пришлось продвинуться в узком, слишком тесном для двоих, коридорчике дальше к кухне. Раскрыв рот, она смотрела на наглость архитектора – впереться в её дом, топча её мытые полы. Ну, некогда мытые, не важно. Этого себе не позволяли даже… кто «даже» не мог себе этого позволить, она сказать не могла. Люди не посещали этот дом, обходя его стороной, а дети Бодхо обычно приходили со стороны степи и тоже не стремились подниматься в её скромные комнаты, предпочитая оставаться в подвале. Это только последние пару дней её ночлежка напоминала проходной двор. Чёрные глаза сверкнули ехидством.
- Ага.. посоли, поперчи, да спеки в печи, - Оспина сложила руки на груди, - ты, милок, чай дворы перепутал с пьяных-то шар? К Каиным это в другую сторону..
«Всё же, какого рожна ему тут мёдом мазнули? Кажись не сильно и пьян».  О привычке Петра таскаться к Марии, когда в глазах уже булькает твирин, а ноги ещё могут передвигаться, знали почти все. Отходя к кухне, девушка прикидывала свои шансы на то, что бы выставить мужчину за двери и понимала, что они стремятся к нулю, что довольно сильно огорчало. Судя по хриплому голосу, издаваемому едва ворочающимися челюстями Андрея, мужчину мучило похмелье.
«Что же, вот тебе за полы!» Агнес  неторопливо прошла к столу, взяв жестяную кружку, черпанула воды из ведра, вышагнула в коридор и, причмокивая, словно растягивая удовольствие, отпила, нагло глядя в глаза стоящего в коридоре мужчины.

+4

230

"Каины? Причем тут Каины. А к черту Каиных". Сначала Андрей подумал было взять кружку из рук Оспины, но после нашел более привлекательную цель. Целое. Ведро. Воды. Почти хватит, чтобы утолить жажду. Шатко пройдя мимо женщины, стараясь ее не задеть, дабы не повторить недавний печальный опыт, Стаматин встал у стола, взял обеими руками ведро, поднес его к губам и начал пить.
Вода лилась по его губам, одежде, смешивалась со свежей грязью, каплями стекая на пол. Большего удовольствия Андрей, кажется, не чувствовал за всю свою жизнь. Он не замечал хозяйки дома, не замечал того, что рубашка его и брюки насквозь промокли. Самое главное - то, что Стаматин, словно путник в оазисе, наконец дорвался до влаги.
Через несколько минут, после того, как андреев живот уже начал болеть, переполненный, и уже начал давать намеки, что вода может выйти и обратно, мужчина опустил ведро на стол. Воды оставалось на донышке. Стаматин осмотрелся, и тут ему стало стыдно.
Мало того, что выглядит, как свинья, так еще и без спроса ворвался в дом к той, кто его, мягко говоря, не очень любит; выпил ее воду, что, кстати, негигиенично и особенно опасно в нонешних условиях; изгваздал ее полы. Очень стыдно.
-Я...это... - Стаматин прочистил горло, собираясь с мыслями, чтобы не мямлить. Встретился взглядом с хозяйкой - Пардон.
"Отлично. Начало положено. Продолжай в том же духе."
-Я трезвый. Просто мне плохо что-то. "Молодец. Очень обнадеживающе, с учетом всей этой истории с эпидемией" Внутренний голос будто прорвало после долгого молчания.
-Я имел в виду, не плохо, как при болезни. А плохо... Как обычно плохо. "Завязывай, а то еще какую-нибудь глупость скажешь"
-В общем, я всё приберу лучше и воды наберу. И уйду сразу.- Стаматин взял ведро. -Где тут колонка вблизи?

+3

231

Ночлежка Агнес; Улица; Дом скупого купца; Пустырь Костного столба; Брошенный дом; Дом Арнольда Похмельного; Дом Андрея и Петра Стаматиных; Дом Исидора Бураха

0


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Кожевенный"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC