Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Кожевенный"


Район "Кожевенный"

Сообщений 181 страница 210 из 231

181

Бах!
Ошарашенный Болеслав зашатался на одной ноге, пытаясь удержать равновесие после столкновения с неизвестным, но крайне шустрым объектом, столь неожиданно оказавшимся за поворотом.
Самый младший в своем патруле, он часто гонялся старшими товарищами по мелким поручениям: передать какое-нибудь донесение или даже принести тайком на дежурство бутылку твириновой водки, дешевой, из тех образцов, что гнали в лабиринтах складов. Вот и сейчас то же, что и обычно. Нужно доложить, что де они посыльные Эмиссаровы теперь - эмиссары Эмиссара, хмыкнул про себя любящий читать и слушать стариков юноша - так вперед, Болек, пробегись-ка до дома высокого начальства. И ведь пробежался, петляя меж закоулков, чтобы не помешали походу ни границы карантинных зон, ни тупики. Вот только начальство высокое отчего-то принимать отказалось. Заняты, небось... время такое,- подумал про себя Болеслав и решил, что при случае доложатся они, а пока коменданту не до каких-то там трех патрульных. Добровольцев много, найдутся люди на покинутые посты.
Возвращаясь от особняка, он решил срезать дорогу через пустырь, где грозно возвышался над землей Костяной Столб. Но стоило ему выйти из переулка, как кто-то неизвестный чуть не сшиб его с ног.
-Ой-ой!
Отчаянно вращая руками,  патрульный наконец обрел опору, прочно встав на ноги и грозно осмотрел на источник произошедшей неприятности.Перед ним был рослый паренек, подросток, чьи рыжие непослушные волосы отчаянно лезли из под кепки. В руках не менее ошарашенный незнакомец сжимал какое-то подобие сумки.
-Ты куда так торопишься, пострел?!

+1

182

Арнольду было чертовски погано на душе. Погода и так не располагала для радостных прогулок, так еще и это неприятное происшествие несколько выбило его из колеи. Вид КПП в Жильники также никак не радовал. "Действительно, надо поскорее закончить с Паркером и носу не казать на улице. Кажется, дело пахнет керосином. Хорошо что я хотя бы поодаль от всех них обитаю, может и пронесет" - размышлял биолог.
Девушка странно оглядывалась, как будто пыталась понять куда именно она пришла. Внезапно прямо перед ним она остановилась и как-то растерянно или испуганно осмотрелась вокруг. Большие глаза испуганно посмотрели на Похмельного. "Наверное, и она про меня слыхивала", - раздраженно промелькнуло в голове, - "Как бы так ее обойти...".
- Эм... - потянул несколько растерянно Арнольд, пытаясь обойти живую преграду. - Леди, не могли бы вы отойти пожалуйста. Мне нужно пройти... - несколько нервозно сказал он, прикинув что судя по всему барышня вполне могла уже побывать в Жильниках. Испытывать судьбу не было никакого желания.

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2011-06-24 21:38:59)

0

183

Лерка уже почти завернул за угол, как за спиной что-то зашуршало и он резко обернулся. Серый зверёк не спеша пересекал пустырь, что-то за собой волоча. "Крыса"- чуть брезгливо подумала Миташ и тут же была остановлена. Кепка сползла на глаза, закрыв препятствие. Шмит дёрнул её вверх и наконец, разглядел в кого он врезался. Перед ним взмахивал руками юноша, пытаясь удержаться на ногах. Шмит потёр лоб рукавом и стал разглядывать незнакомца.
Молодой человек так старался  вести себя и держаться серьёзно. Что Миташ чуть не расплылась в улыбке.
-Ты куда так торопишься, пострел?!
Но это маленькое происшествие могло задержать её и нарушить планы. Уж женщина-то знала, как такие вот юнцы пытаются самоутвердиться за счёт беззащитных. Ведь их-то положение было отнюдь не радужным, наверняка старшие гоняли его по мелким поручениям, вся грязная и нудная работа доставалась ему, в общем, мальчик на побегушках. Вот и сейчас наверняка в столь ранее время его погнали куда-то, лишь только потому, что никому не хотелось тащиться в промозглое утро больного города.
    В голове, подобно молнии, сверкнула мысль, и Шмит тут же принял напыщенно важный вид.
- А ты мя не замай! Дай пройти, - Лерка качнул котомкой, - я к самому квазитору иду.
Паренёк махнул по носу рукавом бушлата и шмыгнул, стараясь держаться важно.
- У меня к нему посылка важная, вот, - пацан как бы ставил себя на одну доску с молодым дружинником, если не выше, - мне за это такое отвалят, можа квазитор меня к своим припишет, вот! Так что пущай меня, не задерживай, а то чухаешь, лесом свежим пахнет.
Шмит, словно петушок на боях, чуть привстав на цыпочки, шагнул почти в плотную к дружиннику, в его глазах светилось превосходство и осознание собственной важности. В голове же Вел лелеяла одну мысль «Давай же, парнишка, возмутись же, награда сама плывёт тебе в руки, забери и ты в шоколаде. Что может чумазый беспризорник» В довесок Шмит смачно сплюнул прямо под ноги молодому дружиннику.

Отредактировано Veleri Mitash (2011-06-26 11:24:59)

0

184

Опешивший Болеслав сердито посмотрел на чумазого наглеца. Уж такого поворота разговора он никак не ожидал: мало того, что чуть с ног его не сбил, так еще и знает про Инквизитора (Впрочем, земля слухами полнится,- вспомнил патрульный народную мудрость), лопочет, что, мол, у него, всего такого важного, не менее важные дела к только прибывшему Эмиссару, так еще и грубиянничает!
-Ну-ка веди себя как подобает!
Юноша даже топнул ногой. Вот... Вот ведь что значит - беспризорный, а! Никакой у них вежливости, грубят по поводу и без!- подумал он про себя, поправляя рукава потертой куртки. Но, несмотря на то, как по-хамски вел себя высоко задравший нос мальчишка, злиться на него не было никаких сил и желания. Сам, наверное, таким был-то лета назад... Болек вздохнул и улыбнулся, вспоминая те славные годы, когда все было понятным, ярким и солнечным. После чего он вновь улыбнулся и протянул пареньку руку.
-Тебя как зовут-то, шустряк?

0

185

Она невольно отступила, подчинившись почти инстинктивно.  Она не знала кто это, но доверия мужчина не внушал. Эмили опустила взгляд, поняв, что испуганно и удивлённо пялится. Девушка не должна была терять времени, но может он знает, что творится в районе, в который она отправляется.
- Простите, - тихо ответила она. Кауфман надеялась, что мужчина не видел, откуда она пришла и не поднимет тревогу, потому что тогда, принесёт она лекарства или нет, ей будет несдобровать. Опять эти мысли про костный столб и карцер, глаза девушки забегали.
- Вы не знаете, что твориться в Сердечнике?, - тихим голоском спросила она. Вопрос был глупым. Что могло твориться в районе, где только вчера бушевала песчанка. Но Эмили надеялась на лучшее. Она боялась идти туда, но у неё не было выбора. Лучше знать, что ожидает впереди, чем нырять с головой в ледяную воду.

0

186

Девушка отошла, но потом снова посмотрела на него и спросила о том, что творится в Сердечнике. "Вот еще! Странный вопрос! Откуда я могу знать что творится там?".
- Откуда мне знать что там творится? Еще вчера его, говорят, перекрыли наглухо. Хотя учитывая наших патрульных... - Арнольд не смог сдержаться от язвительности в адрес "блюстителей порядка", но потом спохватился. - Не знаю я что там. А теперь позвольте, мне нужно идти.
"Стоит тут, неизвестно зачем, неизвестно почему. Что она тут в таком виде делает вообще? Уж не из Жильников ли она часом? Может, охранникам доложить?". Девушка на самом деле выглядела весьма странно. Хмуро глядя на нее ученый начал осторожно идти мимо девушки.

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2011-07-11 22:10:54)

0

187

Мысли лениво ворочаются в голове, шлёпают жирными лоснящимися боками друг о друга… Как же хочется пить... Или, может, разбудить кого-нибудь из одонгов, распорядиться, чтоб набрали в какое-нибудь корыто холодной воды?
Душно. Жарко.
Сны в такие ночи – липкие, мутные кошмары, из которых хочется вынырнуть, как из заросшего водорослями омута. Чувствуешь, что попался, рвёшься глотнуть драгоценного воздуха – видишь его, вот он – сияет, дробится над головой обрывками праздничной фольги... Но не можешь. Что-то цепко удерживает в кошмаре, не отпуская. Тьма Суок. Она никого не отпускает. Уж коли ты попался в её цепкие лапы, тебе уже ничего не изменить, ты обречён.
Тело все ломит. Колит изнутри, будто наружу пробиваются тысячи мелких иголочек. На спине уже больно лежать, там иголочки не могут пробраться наружу и, встретившись с преградой, прорастают обратно внутрь.
"Кто-то рядом. Кто-то рядом, видит как я мучаюсь, но не помогает!" - досада захлестнула хранительницу Уклада. "Ну и не нужно! Сама всё сделаю." Ребёнок приоткрыл залитые потом глаза, воздух в комнатушке был настолько жарок, что казалось ещё немного и она лишится зрения. Приподнявшись на локтях, девочка огляделась. Незнакомое место. Тёмное, жаркое, но не опасное. Здесь пахло степью, здесь было уютно, а, значит, безопасно. "Как дома.."
Тая заметила усталое, взволнованное лицо женщины. Такое родное и одновременно чужое. Она не знала кто это, но чёрные глаза женщины, черты лица, описанные Червями во многих сказках позволили признать в незнакомке Людоедку. Она скажет слова благодарности потом, когда будет в состоянии, когда станет легче. Руки уже начали слушаться свою хозяйку. Пальчики, все в мелких царапинах и ссадинах потянулись к кружке, которую Тычик заметила подле себя. Обхватив чашу, девочка подняла её, та показалась ей неимоверно тяжёлой. Теперь, за каждое своё движение хранительнице приходилось платить. Она избежала Тьмы Суок, но это не пройдёт ей даром. Поднеся чашу к сухим, растрескавшимся губам, малютка сделала несколько жадных глотков, разливая по подбородку и шее воду. Стало легче, совсем чуть-чуть, но и этого хватило. Поставив чашку на место, хранительница откинулась обратно на ложе и посмотрела на Агнес. Она вспомнила, что было до этого. Она вспомнила, как пыталась упокоить души своих детей. И сердце защемило страшной тоской при мысли о том, что она могла не справиться. Что она, не сумев защитить своих детей от горожан, так же не смогла спасти их и от Суок.
- Что с одонгами? - тихо спросила малютка. Она понимала, что их уже не вернуть, это не в её силах. Но, если они так и продолжали валяться на промёрзшей земле этого чёртова города, она самолично перегрызёт глотку тому, кто допустил такое невежественное отношение к её народу. - Кто это сделал? - почти что по слогам произнесла Тая.

+2

188

Миташ надеялась, что жадность до наживы, что кажется всеми двигала в этом мире, а так же возмущение наглостью оборванца довершат начатое и молодой патрульный, отобрав у неё пакет, сам посеменит по сырым улочкам города, спеша получить награду. Вроде всё складывалось как нужно и вдруг, сведённые брови юноши рассеяли хмурое выражение на лице. Велери чертыхнулась про себя, всё так же горделиво сопя.
-Тебя как зовут-то, шустряк?
Все её планы рассыпались как карточный домик. Что же Вэл умела сохранить хорошую мину при плохой игре. Быстро избавиться от молодого патрульного и к тому же исполнить его руками работу не получилось. Что же посмотрим, что выйдет из знакомства. Думала Миташ, шмыгая носом и протягивая ладошку в шерстяной перчатке на встречу протянутой руке.
- Лерка! - грязные пальцы почесали чумазую щёку и лицо осветила белозубая улыбка. - ты вроде из Паркеровских? Вот здорово будет, если ты меня проводишь.
Шмит чуть поёжился.
- А то ходют тут, - сопение показало, что пареньку не хочется говорить, что он трусит, - а мне очень надо к квазитору, - коленка вновь пихнула торбу, - меня наградют, я бы с тобой поделился, а?

0

189

Болек осторожно пожал протянутую руку.
-Лерка? Какое славное имя! А меня зовут Болеслав. Рад знакомству!
Патрульный подмигнул удалому сорванцу. Без своей напускной наглости он казался очень славным и вовсе не похожим на грубого и глупого хулигана.
И куда же тебя несет, малец? И на кой ляд тебе сдался Инквизитор, который для людей-то еще толком плоть не обрел, а воспринимается еще только на уровне слуха... Но было в глазах паренька что-то такое необъяснимо-серьезное, от чего молодой подручный, мысленно вздохнув и смирившись с возможной карой от Эмиссара, решил помочь своему случайному знакомцу.
-Ну что же, раз нам с тобой по пути, то идем! А ты мне расскажешь, что в Городе видно, а то дежурство на посту - это как в Степи глухой. Лады?
Болеслав поднял сумку Лерки и, доверительно улыбнувшись, протянул ее хозяину.

0

190

Улица перед особняком (поместье Кэйнов) ->

Впервые со дня приезда Даниил находился на улицах Города в столь ранний час. И только когда лучи восходящего осеннего солнца начали постепенно снизу вверх освещать фасады многочисленных похожих друг на друга домов, он понял, что вот-вот уже наступит утро, а он не спал уже два дня. Сразу появилось неприятное чувство сонливости, и мужчина постарался отогнать его или хотя бы просто не обращать внимания, резонно посчитав, что выспаться он всегда успеет.
Пересечение черты Города прошло без каких-либо особенных проишествий, разве что гость из Столицы ухитрился пару раз заблудиться, банально свернув не на ту улицу, но к счастью быстро находил нужную дорогу и продолжал движение. Врач был наслышан о беспределе, который творится от заката до рассвета на неспокойных и мрачных улицах и вполне допускал, что он как очень удачливый человек имеет реальный шанс нарваться на неприятности, но в этот раз все обошлось. Данковский вообще не встретил на пути ни одного прохожего. Это могло означать, что люди соблюдают хоть какие-то меры предосторожности и лишний раз из домов не выходят, опасаясь болезни. Хотя какие у них могут быть дела ночью? Видимо только бакалавру приспичило шляться где ни попадя...
Судя по скупому набору сведений о Городе, известному ученому, район, в котором он сейчас находится, зовется Кожевенным и является не самым благополучным и процветающим. "На обратном пути надо будет пойти взглянуть на Бойни. Слышал, что это очень своеобразное строение... "
Сделав последний поворот, он направился прямо к небольшому дому, гордо стоящему во главе двух рядов находящихся по обе стороны улицы зданий. Поднявшись на ступени, мужчина несколько секунд разглядывал дверь, задумавшись о чем-то, а затем, сделав глубокий вдох, постучал.

+1

191

Вэл чуть тряхнула руку в ответ.
- Славка или лучше Болек? - шмыгнув носом, поинтересовался мальчик - а то така та меня Валерием звать.
Шмит важно выпятил губу, показывая, что и он не из малявок и на равных тут, а то и по-главней будет, как-никак самому инквизитору доставляет пакет.
Миташ рассматривала молодого патрульного, совсем молодой, будь он постарше, хоты бы возраста Эндрю, она бы сыграла совсем другие ноты. Сейчас же Шмит белозубо улыбнулся, взял котомку и сделав шаг в сторону, где стоял Собор, затараторил.
- Я та сам недавно туточки, мы с батянькой, мамкой и сеструхой тут жили, а потом его на станок-то и намотало, он слесарил тут на заводе, - Лерка грустно вздохнул, - как туго совсем стало, мамка нас с сестрёной подхватила и тикать отсель, да видно город наш не отпустил. Я один из семейства остался.
Надутая губа чуть дрогнула, а голос мальчика осип. Он несколько минут шёл молча. Наступившую тишину разрушил блеск глаз и его свистящий шёпот.
- А знаешь, я когда сюда вернулся, на поезде ехал, в уголь зарылся, так и добрался, - он шмыгнул носом и почесал под коленкой, - так вот, я тишком сполз с вагона- то и только хотел стрекоча дать, как тут шумиха поднялась, орут все, носятся, бугая какого-то гонят, а потом и сам он проскочил, огромный, что твой бык.
Голос парня стал громче и взволнованней, - глаза у ево огромные и так и свиркают, а в руке тесачина во!, - Лерка развел ладошки сантиметров на тридцать, секунду подумал и довёл расстояние между ними до полуметра, - нее, во! Я потом его на листках видал! Его искали тут, он говорят папаню сваво грохнул и ещё одного, главный который здесь! Симона - во!
Фигура мальчика словно раздулась от важности себя самого, губы уже на скрывали белых зубов вовсе, улыбка основательно заняла место на лице.
- А чичас вот, повстречал меня один человек, она мне раньше хлеба давал, да сухарёв, - лицо его стало доверительным, он чуть прижался к своему новому другу и горячо зашептал, - странный он немного, вроде обычный дяхон, а всё знает. Я уж тут думал не Хозяйки ли какой служит, а то самому и Симону. Сам всегда знает, где меня найти, идёшь бывало, а он стоит... Ждёт. Мураши так колют, жуть! Слушай! А может он с Шабнак знается?
От догадки в глазах мальчонки мелькнул страх и он даже привстал, глядя огромными глазищами на своего нового товарища.

0

192

Кларк внимательно следила за личиком ребёнка. Девочка не стала плакать или просить воду второй раз, она превозмогая слабость сама поднялась и напилась.
- Си-и-ильная, - с лёгкой хрипотцой протянула девушка, - упрямая, - закончила она шёпотом.
Уже напившись, девочка упала на подушку, взгляд её блуждал, чувствовалось, что эти движения дались ей с большим трудом. Но не смотря на усталость, с её губ слетели не жалобы, а вопросы о Детях. Складка на лбу людоедки разгладилась и тень улыбки коснулась губ девушки.
- Ты им.. им.. играла.. словно пела.. - Агнес не умела разговаривать с маленькими девочками и слова с трудом подбирались, - они теперь здесь, - указательный палец девушки коснулся лба Таи и проследовал к её груди, - и здесь.. Тьма осталась голодной нынче..
Она чуть вздрогнула и повернулась к огню печурки.
- Ты хорошая Мать.. Хранительница..
Взяв тряпку, Агнес обтёрла лоб и шею Тычек и натянула на неё одеяла. Девочка ещё очень слаба и ей может стать хуже в любой момент, а этого допускать было нельзя. Людоедка волновалась, она могла только позаботиться.. за лечение всегда отвечал Исидор и что делать, девушка совершенно не знала.
"Кто это сделал?" - сложный вопрос задала маленькая девочка."Сказать патрульные? Но они выполняли приказ. Паркер? Но заперли Бойни.." Людоедку затрясло. "Заперли их Хадсоны!" Её глаза сузились, а губы превратились в тонкую, ломаную линию.
- Люди.. это сделали люди.. - внезапно она вспомнила шоколадные глаза Оёна, маленькую Дану, забавного учителя и уточнила, - плохие люди.
Её пальцы, меж тем, что-то растирали в чашке. Она собиралась усыпить Хранительницу, раз она не знала как её вылечить, то может это сделает Тэхе девочки.. поговорит со Степью.. Густой твириновый аромат заструился в воздухе кухни. Агнес продолжила выбирать слова.
- За тела не волнуйся.. Они тут.. дома, в уюте.. - голос чуть дрогнул, - и им уже не больно.. а тебе надо поспать..
Кларк поднялась и залила кипятком траву, "немного настоится и.."
Стук в дверь прервал её размышления, рука немного дрогнула и из чашки выплеснулось на пол. Кларк глянула на девочку и зачем-то спросила.
- И кто это может быть?
Вариантов было множество. Агнес усмехнулась. Кто мог подумать, что её ночлежка станет сегодня местом паломничества? И ладно это были бы беглые, а то ишь ты, одни сплошные честные граждане. Кларк поставила чашку на стол, глянула на Таю и, прихватив свечу, пошла открывать дверь. В другой её руке была зажата сковорода. Конечно слабое, но всё же оружие. Подойдя к двери, она несколько секунд постояла молча, прислушиваясь и ничего не услышав, открыла двери.
- Ма-ать моя Степь.. - только и смогла выговорить Людоедка, на пороге стоял Бакалавр.

+3

193

Не зря она не любила этот город. Воспитанная степняками, она знала, что от людей, этих грязных и порочных существ, никогда нельзя было ждать ничего, кроме пакостей и обид.
Губы ребёнка задрожали, и, пока Агнес не видела, Тая уткнулась лицом в промокшую подушку. Она хотела разрыдаться, но, как ни странно, ни единой слезы не появилось на глазах девочки. От злости не плачут, даже дети.
"Плохие люди" - эхом отдавалось в голове Хранительницы.  "А разве есть хорошие люди?" Ребёнок прикрыл глаза, ей вспомнилась Нинианна, да, она несомненно была хорошим человеком, но она была степнячкой. Такой же как Тычик, а от того и сомнений быть не могло в том, что тётушка хорошая. Ещё малютка вспомнила учительницу.. Кажется Розу. Она тоже казалась девочке хорошей, но не от того ли это, что женщина хотела такой казаться? Ей было что-то нужно от ребёнка, а от того она могла пойти и на хитрость. А дальше перед девчушкой всплыло надменное лицо аристократки, которую Тая видела на недавнем празднике, и грубоватое лицо бандита. Можно ли их было назвать хорошими людьми? А те, кто не хотел впускать её домой сегодня? Можно ли их назвать хорошими людьми? И почему в этом чёртовом городе, в этой гнойной ране на теле её Степи, плохих людей было больше, чем хороших?
Побелевшие от напряжения губы, сжатые в прямую линию немного задрожали. Тычик скинула с себя одеяло, пока Агнес отошла от неё. Девочка захотела встать, но ещё недавнее забытье в бреду дало о себе знать, напомнив, кто пока хозяин детского тела. Слабость колола кончики пальцев, а в голове гудел чугунный колокол.
Девочка хотела в Бойни, к мясникам и одонгам. Обнимать их, пока они ещё живы, целовать их грубые щёки. Она хотела обнять каждого из них, ведь сегодня девочка узнала, что степняков не щадят в этом месте. Эти люди заняли их Степь и теперь пытаются выгнать их из родного места.
"Мне бы только попасть в Бойни. Мне бы только поговорить с ними. А там уж, все вместе, мы придумаем как наказать этих людей." - Девочка сжала свой маленький кулачок, но от тяжёлых мыслей её отвлёк резкий стук в дверь. Вздрогнув, Тычик встретилась глазами с бывшей хранительницей уклада.
-И кто это может быть? - прозвучал чуть взволнованный голос степнячки. Тая безмолвно пожала плечами и тоже задумалась. Люди не должны сюда захаживать, тем более посреди ночи, а от старых одонгов малютка слышала, что её дети прячутся у Агнес, когда больше некуда пойти. "Ежели Бойни закрыты, значит их не пускают.. Ну конечно!" Тая мгновенно просияла и, не смотря на усталость, спрыгнула с кровати, но запуталась в большом свитере и брякнулась на пол. Пребольно ушибившись острыми коленками, девочка поднялась и кинулась вслед за Агнес.
- Это мясники, да? Это мои мясники к тебе пришли? - радостно прокричал ребёнок. Выбежав в прихожую, девочка не сбавляя скорости побежала к порогу, даже не обращая внимания на то, что голова её кружится, а серые стены плывут перед глазами. - Родные мои, Вы пришли за мной? - с надеждой в голосе спросила она, подбегая к женщине. Тая хотела и ещё что-то сказать, да только слова застряли в горле, как только Тычик увидала, что за гость их посетил. Мгновенно спрятавшись за степнячку, девочка уцепилась руками в её брючину и выглянула из-за женщины как из-за несокрушимой стены. Радость мгновенно сменилась злостью.
- А ты кто такой и зачем сюда пожаловал? - Строго спросила девочка. - Ты тоже издеваешься над Степью? - бровки малютки нахмурились, и на носу у девочки пролегла смешная морщинка, которая придавала её лицу серьёзность, ну никак не вязавшуюся с её столь юным возрастом.

+5

194

Девушка упорно молчала и вела себя как будто смотрела на мир сквозь мутное стекло, полуосознанно. Так что Арнольд в конечном итоге прибавил шаг, быстро обошел девушку и протиснулся мимо телеги, преграждавшей ему путь. Девушка как-то странно смотрела ему вслед - со смесью отчаяния, тоски, страха в глазах, так что Арнольд решил не останавливаться здесь и поскорее покончить со всеми делами и вернуться домой. Было в ней что-то возбуждавшее жалось, что-то обреченное... Глаза просто молили о чем-то. Но на это времени не было, в голове лишь лихорадочно носились мысли: "Ах, твою мать!", - думал лихорадочно он, - "Не дай Бог она окажется больна! Черти б побрали все это!". И он стал невольно переходить вместо быстрого шага на бег. В голове витали сотни обрывков мыслей, которые никак не хотели складываться ни во что более стройное, чем желание немедленно попасть в безопасное место. "Чертов город, чертов Сабуров!", - думал Похмельной несясь по улицам, окруженными со всех сторон маленькими бедными домами.
Мимо мелькнула дверь аптеки с характерной змеей, дающей свой яд, и Арнольд сообразил про небесполезность посещения даного заведения только пройдя еще несколько шагов, после чего вернулся и стал перед дубовой дверью. Внимательно посмотрев на нее, он уловил изнутри громкие голоса, после чего зашел вовнутрь. Все небогато обставленное помещение было практически пусто, и возле прилавка стояло лишь несколько человек.
- Герман! Неужели у тебя совсем ничего нет? Ну поищи хоть что-то! У тебя же были антибиотики или иные какие таблетки! У меня дитя от пневмонии помирает! - жалобно просила печальная, не очень молодая женщина, можно сказать ровесница Арнольда. - А тут еще и такое...
- Нету, сколько можно повторять, - железным голосом отчеканил хозяин, он же продавец. - Все разворовали.
- Не ври. Не ври! - повысил голос мужик, стоявший там же.
- Тебе что, показать сломанную дверь? Можешь благодарить Грифа и его дружков... - огрызнулся аптекарь. - Хорошо хоть аптека у меня застрахована...
...В помещение тем временем вошли двое патрульных. Один из них, небольшого росту и худощавый представился:
- Старший патрульный Томаш прибыл. Хозяин, показывай место преступления. Юра, выведи отсюда посторонних и опечатывай аптеку! - последнее он скомандовал своему коллеге.
- Да-да, офицер, пройдемте, - поспешил аптекарь провести патрульных.
- Граждане, просим вас покинуть помещение. Ведется протоколирование места происшествия! - громко огласил команду второй патрульный.
Арнольд не стал ждать окончания, выскочил на улицу и поспешил к особняку Паркеров. Нельзя медлить! Сердце бешенно колотилось в груди. Вот те и начало! Уже одного ограбили! Надо срочно бежать, просить... просить... да хрен знает кого просить! Слесаря ли, следователей ли... Да там разберемся, главное прийти к Паркеру! Пора заканчивать с походом и бегом домой!

---------> Особняк Сабуровых, гостинная -------------->

Отредактировано Арнольд Похмельной (2011-09-10 15:04:14)

0

195

-А как тебе нравится больше, так и зови!- широко улыбнулся своему попутчику Болеслав. Когда случайный знакомец тронулся с места, патрульный не торопясь пошел вслед за пареньком, идя в такт его шагов и с интересом слушая несмолкающую болтовню. Вот ведь, а... лок-комотив какой-то, а не мальчишка! Шустрый, шустрый до ужаса!
Когда непоседа затих, Болек тихо шел рядом с умолкшим Леркой, с грустью обдумывая историю своего собеседника. Вот ведь жизнь... дрянь какая-то. И когда мы, люди, так жить сможем, чтобы справедливо все для всех было? Лицо молодого человека исказила горечь. В своих мыслях он даже не заметил, когда паренька опять понесло.
...Я потом его на листках видал! Его искали тут, он говорят папаню сваво грохнул и ещё одного, главный который здесь! Симона - во! Взволнованный пострел размахивал руками, как ветряная мельница, всем своим видом пытаясь передать важность и значимость описываемых им событий.
-Да неужто ты и Бураха видел? Ты прямо везде влезть успел!- засмеялся патрульный, легонько и дружески похлопав паренька по плечу. Улыбка уже и не думала сходить с лица Болеслава, слушающего тараторящего мальчишку.
-Шабнак? Ну это ты уже загнул! Вот слушай, что я тебе насчет всех этих привидений степных скажу...- начал он свое повествование, достав из сумки булочку и протянув ее Лерке.
Две фигуры плавно скрылись с Пустыря, который начало заливать утреннее Солнце.
>>>Площадь перед Собором>>>

+1

196

Сколько Бурах был занят созерцанием подгнившего черепа гостеприимной хозяюшки - сам потом не сказал бы. Обвалившийся внутрь черепа нос-обмылок, обглоданные губы, почти не скрывающие нестройный ряд почерневших зубов. Когда-то, за свою недолгую врачебную практику, гаруспик навидался разных больных, безнадёга - подагра, гангрена, ампутированные конечности. Однако, обстоятельства были уже сильнее его терпения, природа всё же взяла своё. Опомнившись, Артемий отнял лицо от малопривлекательных останков крысиного пира, перекатился на бок и всё-таки попрощался с остатками съеденного за день. Местный интерьер это явно не украсило, впрочем, он и без того уже был далеко за рамками человеческих представлений о прекрасном.
Желудок крутило по-прежнему, будто кто вцепился в него ухватистой лапой и перебирал внутренности, однако, разум вернулся к гаруспику в достаточной мере, чтобы он заставил себя кое-как подняться на ноги. Согнувшись в три погибели, медленно, мимо безмятежно взирающего на него тела женщины - прошёл к окну. Локтем неловко пробил стекло, при этом ставень снаружи, и так давно повисший на одной петле, обрушился наземь. Из пролома слегка потянуло свежим ветерком, поперёк руки Бураха легла неяркая световая полоса. Не было ни желания, ни сил разбираться в причинах своего недавнего помешательства - видно, заполз в первое попавшееся логово, как больной зверь. Громыхал словесами перед Оспиной, нагрубил Рубину. Эк я... твириновки хватил? Всё можно было бы исправить спокойным, добрым словом, правильным поступком, если б не желудок. Странствия гаруспика неуловимо скатывались к фарсу и комедии. Шатнуло его в сторону, к дверному проёму, в коридоре обнаружилась обшарпанная, маленькая, будто под карлика сделана, дверка в совместный санузел. Полоса невезения вечно длиться не может, - Не бог весть какой сарказм, но хватило его пока только на это.
Где-то через пол-часа заработала, наконец, светлая мысль врачебная. У Оспины что-то сожрал. Отравился? И где в маленьком, страдающем от распространяющейся заразы городе взять адсорбенты? Счастье хоть, что могучий гаруспиков желудок был теперь настолько пуст, что готов был начать переваривать сам себя. Теперь, авось, и получилось бы добрести до аптеки. Только и в аптеке не нашлось бы нужного препарата. Иронию своего положения Артемий оценил с изрядным запозданием - дела не ждут, за отцовское наследство ещё даже и не понять, с какой стороны браться, в городе волнения, сам Артемий не на лучшем счету у многих местных, время уходит - а он, поди ж ты, сидит бледный, как смерть, напряжённый, как на параде, в чёрти знает какой халупе, за стенкой труп гостеприимно раскинул руки, будто пытаясь обнять и его, и всю кухню заодно...
Периодическими спазмами его всё ещё пошатывало, впрочем, гаруспик смог заставить себя покинуть этот славный дом, прежде пройдясь по нему в поисках чего-нибудь полезного. Местное ворьё работало славно - ни монетки, ни какой безделки не осталось. По тусклому блеску запылившегося металла Артемий заметил старый мясницкий нож, упавший в щель между кухонным столом и плитой - лезвие изрядно затуплено, но в хозяйстве пригодится. Не глядя сунув нож в сумку, к замотанному в кусок мешковины скальпелю, Бурах спешно выбрался из-под тёмной сени дома. Глоток свежего, сухого воздуха показался мёдом, ветер запылил по земле музыкой.
---> Склад Грифа

Отредактировано Артемий Бурах (2011-09-18 02:19:35)

+4

197

За годы долгой и трудной учебы и последующей за ней не менее легкой работы Даниил прекрасно научился терпеливо ждать чего бы то ни было. Нет ничего хуже излишней суеты и торопливости во время ответственной операции или обычного оказания первой помощи нуждающемуся. Даже если ты ужасно взволнован, на лбу выступил пот, боишься сделать что-нибудь не то и усугубить состояние, если не сразу прикончить несчастного пациента, ты обязан делать все предельно аккуратно. Нерасторопность и несвоевременная реакция тоже недопустимы, часто считанные секунды решают все: проживет ли этот человек еще пару-другую лет счастливых лет или же порвется непрочная линия бытия.
Так что простоять в ожидании перед запертой дверью было очень легко, тем более это не стоило вообще никаких усилий и затрат сил и энергии. И все же закралось подозрение, что обитатели дома давно спят или даже находятся сейчас где-нибудь еще, и вот так стоять тут это довольно бесполезное и напрасное занятие.
Наконец деревянная дверь протяжно скрипнула, распахнувшись. На пороге стоит Агнес, кажется она совсем не ждала посетителей в такое время. Одной рукой девушка держит свечу, в другой, к удивлению ученого, зажата внушительная и наверняка тяжелая сковородка. "Оригинальное оружие, ничего не скажешь."
- Доброе утро, - вежливо поздоровался Бакалавр, - Получил вот от Вас весточку...
Оказалось, что она в доме не одна - мужчина заметил маленькую девочку, прятавшуюся за Кларк. Та недовольным тоном, не очень свойственным ребенку такого возраста, потребовало от него объяснений, кто он собственно такой и что здесь забыл. Сначала Даниил было подумал, что это дочь степнячки но решил, что Агнес слишком молода, чтобы у нее были такие довольно взрослые дети. Тем более это совсем не его дело.
- Мое имя Даниил, - ответил он, с любопытством разглядывая девочку, - Если не ошибаюсь, меня сюда позвали. Над Степью? Конечно нет.

+2

198

- Доброе утро.. Получил вот от Вас весточку...
- Кому доброе, кому утро..- буркнула Оспина
За спиной раздалось шлёпанье ног и Людоедка закатила глаза, размышляя - уж не приложиться ли сковородкой к священной пятой точке маленькой Хранительницы. Но полный надежды, срывающийся голосок девочки отодвинул эту мысль подальше. Что-то попыталось стащить с Агнес штаны. Испугавшаяся Тычик цеплялась за брючину и что-то проснувшееся в Оспине, заставило загородить Таю спиной.
"Ох, ты ж, ох, ты ж.. получил он". Саба качнула в руке сковородку. Как-то слабо ей вспоминался вечер, словно это год назад было.. если не больше, и она с трудом вспомнила как действительно о чём-то просила маленькую женщину. "Нет, милка мой, ты когда получишь, вряд ли продолжишь так улыбаться" Трупы в подвале невинно-убиенных Детей не добавляли и без того озлобленной степнячке доброго настроения. Слушая Таины вопросы и ответы гостя, Саба поставила свечу на тумбу у стены и, прижимая Таю к своей ноге, поддержала сползающего ребёнка.
- А ты кто такой и зачем сюда пожаловал? Ты тоже издеваешься над Степью?
- Мое имя Даниил. Если не ошибаюсь, меня сюда позвали. Над Степью? Конечно нет.
Чуть скребущий смешок сорвался с губ девушки.
- Это Ойнон, Мать Быков, - тёмные глазищи буравили Данковского взглядом, - и он знает не мало сказок.. о людях.. - улыбка девушки искривилась, а сковородка в руке покачнулась.
Рука устала поддерживать девочку. Саба, внезапно глянув на гостя, чуть посветлела лицом.
- Ты же доктор, Оён? Вроде Стаха, только умнее.. Держи ка..
Швырнув своё оружие на пол, девушка подхватила цепляющегося за неё ребёнка на руки и тут же вручила Данковскому.
- Она замёрзла. И у неё был жар, она видела сны, но сны плохие.. это было.. словно.. словно это она им снилась..
Девушка закусила губу, она не знала как описать бред Таи. Брови её сошлись.
- Пошли.. сам поймёшь.
Она развернулась и подхватив свечу, направилась обратно, на кухню.
- Не потому Я тебя звала, да у Степи свои Линии..
Саба зашла на кухню и ткнула на Таино сырое пальтишко, висевшее над очагом.
- Я на улице её нашла, на мёртвых она лежала, почти с ними осталась, да нужна Хранительница Степи. Что было Я не знаю, - она глянула на девочку в руках Бакалавра, - может сейчас и услышим..
Оспина вопросительно смотрела на Мать Быков.

+3

199

Она.. Она поверила его словам. Он был чужой, это ясно с первого взгляда. Он не был горожанином, но и степняком он не был. Пришелец был страшным? Да, чуточку, но всё же любопытство малютки пересилило страх, и она начала во все свои чайные глаза рассматривать незнакомца. Больше всего её заинтересовала его одежда, такой она раньше не видывала. Странный плащ. Видно, что из кожи, но такой, какие носили в бойнях, когда становилось совсем холодно.
- Это Ойнон, Мать Быков,  и он знает не мало сказок.. о людях.
При словах о сказках, личико девчушки просияло. Она ведь так давно не слышала новых историй! Из степняков в последнее время и старых-то не вытянуть было, что уж тут о новых говорить.
- Оён Даниил, ты расскажешь мне их? Все-все. - даже, наверное не спросила, а потребовала Тая. Уже только по внешнему виду гостя девочка понимала, что сказки будут очень интересными.. Но ребёнку не ответили. Её бесцеремонно подняли с пола, чем вызвали приступ головокружения.
- На место! Таю на место поставьте! - запротестовала Тычик, почувствовав солоноватый привкус во рту. Она знала, что это означало. Однажды, она утащила у одного мясника кусок старого вяленого мяса и сгрызла за один присест. После ей было очень плохо, а во рту был такой же солоноватый привкус. А ещё позже случилось то, при воспоминании о чём у девочки ярко вспыхивали щёки. Перед глазами всё плыло. Лица, стены, пол, потолок. Казалось, все поменялось местами и теперь верх был низом, низ верхом. И вот вроде Даниил стоит, но почему он в балахоне Оспины? А когда это людоедка успела нацепить плащ Оёна? К горлу подкатил кислый комок, и Тая, вместо того, чтоб держаться за человека, на чьих руках она сейчас находилась, крепко зажала рот ладошками. Постаралась дышать через нос. Её так одонги научили. Нельзя ни в коем случае представлять плохие вещи и медленно дышать через нос, не открывая рта.
Лицо малютки из бледного превратилось в какое-то серое, даже с зеленоватым оттенком. Но хранительница сдержалась. Она взрослая. Она - мать Быков и дочь Степи. Убрав руки от лица и раскрыв глаза, девочка аккуратно, дабы не вызвать новый приступ головокружения, осмотрелась. Оказалось, что она была на руках гостя. Совсем близко к его необычному плащу. Девочка положила свою маленькую ладошку на гладкую кожу погладила её. "Приятная... Что за зверь такой?" После, ни капли не смущаясь, Тая положила ладонь на щеку мужчины. На ощупь совершенно другая. Она раньше не трогала чужих людей. Мясники и одонги были не такими, как этот Даниил.
-... да нужна Хранительница Степи. Что было я не знаю, может сейчас и услышим..
Тычик обернулась на женщину и захлопала ресницами. А что же было до этого? До того, как она увидела своих детей? Она помнит, как пела им. Помнит, как проваливалась к Суок.. А как она оказалась в незнакомом месте, да ещё и так поздно?
Брови малютки вновь нахмурились, но в этот раз она не сердилась, а пыталась вспомнить.. Мысли, такие тягучие, словно трясина в Горхоне, ворочались с боку на бок и никак не хотели становиться в ряд по порядку.
- Я... Я бежала.. От людей.. Кричали на Таю.. - обрывисто начала хранительница рассказывать по крупице воспоминаний, - собаки лаяли.. Напугали! Напугали меня! Упала в лужу, замёрзла! - уже более громко и уверенно говорила она. - А до этого не  пустили домой. Бойни закрыли, потому что боятся! Сами болезнь тут устроили, а боятся нас! - И тут Тая вспомнила, как оказалась на улице, вне дома. - Мясники и одонги роптали, шумели сильно! Пошли толпой на солдатню и меня с собой вытеснили. Горожане делали им больно, а меня домой не пускали. - На глазах малютки проступили крупные слезинки, а губы скривились в гримасе боли. - Мне нужно к Тяжёлому Владу. Это он Бойни закрыл. Я хотела к Капелле, да только меня собаки на пол пути прочь погнали.. а потом.. потом дети мои изранены, да мёртвы.. лежат. И Суок над ними хозяйничает. Пляшет, как крыса чумная, да ноги им гложет, кости оголяет, как Шабнакам.. - Хранительница уткнулась в грудь Даниилу. - Ничего больше не промолвлю.. - пробубнила она, хлюпая носом.

+4

200

>>> Улица перед особняком Каиных.

До Кожевенного Спичка добрался нескоро, даже несмотря на изрядное сокращение пути через всякие дырки-лазы. Огороженный квартал, конечно, никуда не денется, а потому можно было и не торопиться. Так что мальчик по пути завернул в маленький магазин.
Торговая точка встретила его практически пустыми полками - только пара помятых консервных банок без этикеток были задвинуты там в дальний угол, да лежала на прилавке практически окаменевшая буханка хлеба. Сжимая в кармане монетки, Спичка без восторга обозревал скудный ассортимент, дожидаясь, пока продавец рассчитается с женщиной-покупательницей. Та была вся тусклая какая-то, будто присыпанная трухой. Серые глаза, на голове невнятного цвета застиранный платок, длинная шерстяная юбка в пол. Голос - тихий, бесцветный. Выпростав из-под шали тонкую лапку, она высыпала на прилавок изрядную горсть монет, в обмен на них получила банку овощей и ту самую доисторическую буханку. Слушая, как продавец считает деньги, одну за другой скидывая монеты в ящик, Спичка подошёл к окну и без интереса выглянул. Пейзаж был тот же, и мальчику тут была знакома каждая выбоина на дороге, каждая трещинка на коре одиноко стоящего, и уже почти облетевшего, дерева. Чуть поодаль можно было различить реку. Спичка поёжился, представив, какая холодная там вода сейчас.
Стук падающих монет прекратился. Прошелестело к выходу, дверь хлопнула о косяк - это женщина ушла, прижимая к себе скудные покупки.
- А нет ли булки? - осведомился мальчик, и получил в ответ отрицательное покачивание головой. Разочарованно вздохнув, Спичка покинул магазин. От булки он бы сейчас совсем не отказался. С изюмом. Ну, пусть даже она будет зачерствелая, всё равно просто ужас, как хочется чего-нибудь пожевать.
Нарочито громко шаркая, мальчик пошёл по улице дальше, в сторону заражённого района.

Отредактировано Спичка (2011-10-07 13:10:48)

+2

201

Спичка осторожно выглянул из-за угла дома. Вот и вернулся он к тому, с чего начал - к позиции возле огороженного района. Прислушавшись, он различил какой-то писк и приглушенные, надрывные стоны. Кожа мальчика вся покрылась мурашками.
Он осмотрелся по сторонам как следует. Вроде нет никого, кто может схватить за шиворот и отволочь куда-нибудь. К Сабурову, например. Со Спичкой тот церемониться не будет, ага!
Спичка ему ещё не разу не попадался. И не стремился, честно говоря. У него со Спичкой разговор будет короткий.
Мальчик поёжился. К счастью, вблизи на улице никого не оказалось, да и каждый был при своём деле: кто в магазин спешил, кто в аптеку. Денег катастрофически не хватало, и последнее, на что обратили бы внимание испуганные люди - на худощавого сироту, который ошивается где-то на улице.
"Если что, скажу, что у меня друг сюда залез, а я его ищу," - решил мальчик, вспомнив, как не удалось обмануть того прохожего сообщением о том, что вот он, Спичка, на самом деле идёт в магазин, а вовсе даже не пытается проникнуть в заражённый квартал.
Он быстро перебежал улицу и схоронился в кустах у забора. Где-то здесь, помнится, была отличная щель, в которую можно протиснуться, и даже почти не зацепиться при этом. Быстро сообразив, в каком направлении нужно двигаться, проныра аккуратно, оглядываясь то и дело, пошёл вдоль забора, выискивая упомянутую щель. Она должна была вывести на задворки дома, там ещё ступеньки к чёрному ходу есть. Но в дом Спичка лезть не собирался, справедливо полагая, что на улице будет безопаснее. Для себя он решил ничего не трогать и сразу убегать подальше, если что-то пойдёт не так. А бегает он быстро, да и лазов потайных знает великое множество.

+3

202

Запах. Еда.
Острая морда вздернулась вверх, ловя тонкий, чуть уловимый аромат. Пахло сушеным хлебом, пахло падалью, пахло волнением существа неподалеку. Усы зашевелились, когда нос невольно попытался уловить запах лучше, судорожно расширяя узкие ноздри.
Падаль не интересовала. Интересовало теплое мясо, крадущееся вдоль забора.
Боится. Боится!
Глаза увлажнились и заблестели. Жарко, плохо. Выбравшись из этого плохого места, унесла с собой что-то. Брюхо жег какой-то злой сгусток, заставляя обливаться потом. Жрать хотелось безумно. Зрачки уставились на маленького человека, детеныша, застывшего на месте.
Мой.
Лапы напряглись и пришли в движение, мягко и неслышно неся над землей. Морда вытянулась вперед, пасть оскалилась, обнажая заостренные зубы. Облезшая шкура влажнела все больше, хвост нервно заметался.
Прыгнуть. Вцепиться в горло и грызть. Много еды. Мне хватит.
Замерев в кустах, сжалась в струну, готовясь к прыжку. Глаза злобно сверкнули, нацеливаясь на шею жертвы.
Больно!

Не выдержав чумного жара, матерая и огромная, несколько пядей в длину, крыса громко и бешено заверещала.

+3

203

Мальчик остановился у забора, барабаня пальцами по холодному, шершавому кирпичу. Ну где щель-то? Никак, заделали? Можно, конечно, и просто перелезть, но это, во-первых, заметить могут, а во-вторых тут не слишком удобно. Стенка отвесная, высокая. Спичка разочарованно пнул забор и снова оглянулся по сторонам. Никого, по-прежнему никого... Безлюдье слегка пугало.
Вздохнув, он развернулся с тем, чтобы поискать дырку в другой стороне стены (перепутал, ну мало ли). И вздрогнув, услышав пронзительный визг.
Сперва даже не сразу разобрался, что это могло бы быть. Только замер, прижавшись к стене спиной, присев и нащупывая в траве палку, камень, бутылку... хоть что-то. Жизнь на улице несла с собой голод, невозможность выспаться как следует, а так же осознание того, что ты никому не нужен, кроме себя. А значит, нужно было уметь себя защитить. А не умеешь - научись быстро бегать. Проворный Спичка предпочитал швыряться в обидчиков тем, что попадётся под руку, не вступая в ближнюю драку: противники зачастую были тяжелее и больше. И ищи-свищи его на улицах, да в переулках.
Пальцами нащупал неровный, сырой обломок кирпича, выпавший из стены, и судорожно сжал его. К тому моменту мальчик уже увидел источник визга: крысу, воистину гигантскую крысу, которая скалилась в кустах, топорща короткие усы.
"Да что же это она?" - мелькнула короткая мысль. Выкрикнув что-то угрожающее, Спичка швырнул каменный обломок в крысу, даже не посмотрев, попал ли, а сам выпрямился и, подтянувшись, попытался влезть на стену. Крысы прыгучие, конечно, но не настолько: если удастся забраться, можно будет попасть в оцепленный район. Или, балансируя, по заборам пробраться в другую часть города. А то, по пристройкам, и вообще на крышу какую залезть. Спичка страстно желал оказаться в своей стихии: в мире потайных лазов, неведомых переходов и укромных местечек, в которых его никто не достанет.
Боялся он скорее не самой крысы, а того, как она себя вела. Нормальные крысы не спешат попадаться людям на глаза. И не скалятся, визжа. И не выглядят так, будто вот-вот бросятся...
В крови закипал адреналин.

+3

204

Убью!
Тяжелый и острый кусок камня врезался в бок, оставив кровоточащий след - часть шкуры слезла, обнажая гноящуюся плоть. Когти судорожно заскребли по земле, глаза выпучились, наливаясь красным.
Убью. Все равно убью!
Не обращая внимания на муку, медленно идти вперед. За детенышем каменная стена, ему никуда не деться. Не сбежать, не скрыться.
Больно! Больно! Еда, еда... мясо, хочу есть!
Вновь стало жарко. Тело выгнулось, глотка захрипела и из пасти обильно полилась рвота пополам с кровью. Глаза застелил розоватый туман, но запах страха жертвы все равно был отчетлив. Глаза слепо смотрели на человека, пока тело уверенно ползло к нему. Окровавленные зубы вновь обнажились.

Тварь замерла в метре от мальчика, готовясь к последнему броску.

+2

205

Подошвы скользнули по гладкой стене и Спичка тяжело спрыгнул на землю. Слишком высокий забор, возиться дольше здесь бессмысленно.
Мальчик оглянулся - только чтобы увидеть, как крысу выворачивает бурой пеной. И ещё запах... Тошнотворная вонь воспаления и разложения. Спичку передёрнуло. Выходит, болезнь разносят крысы? Заживо гниющая тварь, свободно разгуливающая возле закрытого квартала. Кто знает, скольких она уже успела заразить?
Крыса была слишком близко. Метр, навскидку, если не ближе. Обезумевшая от боли крыса могла броситься в любой момент - вон как подбирается, горбя облезлую спину. Нужно убить её. И не дать укусить себя. Спичка медленно отступил на шаг, обозревая открытую улицу, расстилающуюся перед собой. Разлагаться заживо, извергая из себя потоки крови и желчи очень не хотелось, а значит - нужно не дать прикоснуться к себе. Зубами, когтями, сочащимися сукровицей язвами на шкуре. Спичка был незнаком с медициной, он ни малейшего понятия не имел, как передаются бактерии и вирусы, но инстинктивный, глубинный страх заставлял его быть настороже и не подпускать крысу слишком близко. Поэтому он отступил ещё на шажок, открывая себе пространство для разбега. Одновременно он снимал рубашку. Холода Спичка пока ещё не чувствовал: не до того было.
Держа рубашку в руках, он приготовился - и кинул её на крысу, надеясь, что та запутается в ткани, сам же рванул вперёд со всей возможной скоростью, чтобы перемахнуть через пасюка и бежать дальше по улице, такой чистой и свободной... О том, что могут на пути попасться и другие крысы, Спичка не думал.

+3

206

Свернутый текст

если через сутки никто из моих партнёров по игре не отпишется, то это сделаю я. =_=|офф-топ

+1

207

Мать быков... что-то он уже слышал похожее. Получается, это и есть та девочка, которую слушаются те самые одонги?
"Замерзла, значит..." - он послушно принял ребенка на руки, деваться то особо некуда было. Еще было бы интересно узнать, для чего все-таки изначально понадобилось разыскивать Бакалавра по всему городу, привлекая к этому увлекательнейшему занятию много людей. Наверняка что-то важное, иначе зачем тратить столько времени и сил на занятие, с которым вполне можно повременить.
Он принялся вспоминать курс первой и неотложной помощи, который им преподавали в институте. Как же давно это было. Помнится, Даниил был не самым прилежным студентом, но этот предмет довольно легкий, главное усвоить практические навыки и важнейшую теорию, без которой никуда.
Пройдя вслед за женщиной на кухню, он остановился посредине комнаты и посмотрел на висевшее на веревке одеяние девочки. Как там говорится - красота страшная сила? Тут не наблюдалось ни  того, ни другого, видимо эти тряпочки предназначалась только для того, чтобы девочка не ходила голой. Придерживая Таю одной рукой, опустил саквояж на пол и почувствовал прикосновение теплой ладошки.
- Обязательно расскажу, все-все, - пообещал он, - но попозже.
"Так, первая помощь при обморожении... что же там было." - как оказывается верна поговорка "выучил - забыл", - "Так... главное согреть всеми доступными способами. Главное, чтобы она не подхватила какое-нибудь воспаление легких."
- У Вас есть ванна? Неплохо бы ей посидеть в горячей воде.
"А вот с водой наверно будут проблемы, ее ведь еще греть надо."
Кажется, у него с собой есть немного нужной жидкости и ваты, нужно только их достать.
- Протрем ей спину спиртом, поможете мне? - он перевел взгляд на Агнес, - И может расскажете, по какому поводу я понадобился Вам изначально.

+3

208

Напали! Не вижу!
Когти отчаянно начали бить бесформенную массу, упавшую сверху. Грызть, рвать, терзать, сбросить, отчаянно катаясь по земле.
Разорву!
Враг все больше окутывает тело. Зубы яростно рвут его плоть, зарываясь глубже, изо рта брызжет пена и слюна, кровоточащий бок намокает все больше. Никаких мыслей, кроме безумного желания разорвать на куски неизвестного противника.
Грызть!
Пасть полностью вошла в плоть атакующего.
-Гррррх!

Грубая ткань плотно застряла в глотке крысы, не давая ей дышать. Уродливый окровавленный комок рубахи с зарывшейся в него крысой судорожно задергался, бешено долбясь о мостовую. Каждый удар сопровождался мягким и сочным хрустом, пока клубок, наконец, не замер на месте, чуть подрагивая.

+3

209

Проныра отбежал на несколько шагов и остановился, оглянувшись. Хитрый план сработал: крыса запуталась в рубашке и... впрочем, она была так больна, что всё равно не прожила бы долго. А так она ещё и больше никого не укусит. Если, конечно, уже успела кого-то цапнуть...
Спичку колотила нервная дрожь с которой он, впрочем, быстро справился. Обхватив себя руками и не чувствуя холода, он смотрел на скомканную рубашку, на длинный подрагивающий хвост, виднеющийся из-под неё. По клеточкам ткани расплывалось тёмно-красное пятно. Нет, эта рубашка уже никуда не годится... надо новую искать. В тайнике, кажется, была ещё одна. Правда, она Спичке не по размеру, но тут уж выбирать не приходится.
Шмыгнув носом, он отвернулся и поискал глазами что-нибудь подходящее на роль оружия, на случай крыс, которые могут попасться ещё. От идеи лезть в зараженный квартал Спичка отказался буквально на долю секунды, но теперь любопытство воспылало с новой силой. Это другие мальчишки пускай боятся. Вот Аята, например. Сам хвалится, что смелее всех, а с крысой бы справиться не смог - не то что он, Спичка. Он сейчас всех крыс в округе перебьёт, а что там, за забором происходит - первым узнает.
Мальчик подобрал палку, что-то вроде выпавшей штакетины из какого-то другого забора, неведомо кем сюда принесённую. Вот эта вполне подойдёт, ладонь бы только не занозить.
Вытерев руку о штаны, Спичка поудобнее взялся за палку и пошагал вперёд, в поисках более удобного входа в заражённый квартал.

+3

210

Девочка сидела у окошка и прижимала носик-кнопку к стеклу. Ей уже который день родители запрещали выходить на улицу, а очень хотелось. Все эти перешёптывания взрослых и какие-то перемигивания и умолкания, когда входишь на кухню или в комнату, всё это заставляло страстно желать выйти из дома и посмотреть, что там творится. Плохо-сшитая кукла выпала из рук малышки, когда из-за поворота показался паренёк. Она узнала его, это Болек Самойлов, про него недавно спрашивала у мамы взрослая девочка. Малышка конечно знала, что та уже не ребёнок, но и тётенькой её ещё не назовёшь. Кукла из мешковины совсем упала на пол, когда ручки девочки задёргали раму. Та отказывалась открываться, шпингалеты плотно входили в петли, малышка встала коленями на подоконник и повисла на шпингалете. Наконец он плавно поплыл вниз, девочка распахнула раму и закричала.
- Болька-аа... Тебя сестра ищет! - её голосок немного сорвался, когда сквозняк внёс сильный аромат твири, заполняющий лёгкие, глубоко вздохнув, она снова закричала, - она в Жильники пошла, а мамка сказала, что там сейчас гиблое место-оо.
Внезапно малышка исчезла с подоконника и из открытого окна донёсся рёв.
- Я ведь только сказать ему, мама!
Послышались шлепки и рама с шумом захлопнулась, а следом задёрнулась и шторка.

Проныра Спичка пытался проникнуть в запретный район. Весь снедаемый любопытством, он ищет лазейки для проникновения в Жильники. В то же время юный Самойлов бредёт по улицам города в поисках сестры. Волей случая мальчики встречаются, что ожидает ребят? Соперничество? Или страстное желание обоих, попасть в закрытый район, сплотит двух ребятишек?

+2


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Кожевенный"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC