Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Кожевенный"


Район "Кожевенный"

Сообщений 31 страница 60 из 231

31

Услышав окрик, Давид остановился. В голове пронеслось, что патрульные, которым, наверняка, помимо охраны дома, было поручено отслеживать всех шатающихся вокруг подозрительных посторонних, хотят пополнить их список еще и его именем. Чего доброго, еще и к Паркерам сейчас потащит - а уж с ними Рубин сейчас ой, как не готов был говорить. И причиной тому были даже не температура и неважное самочувствие. Можно было бы сказать чужое имя - но Давид уже называл свое - кто знает, может быть, запомнили его имя, и хотят уточнить фамилию. В любом случае, отступать было некуда, и мужчина, медленно повернувшись, нехотя буркнул:
- Давид. Давид Рубин. Врач, - зачем-то добавил он, сам понимая, что особого значения это уже не имеет.
Дождь затихал, но Давид поежился - не надо было выходить в чем попало, да еще и с температурой, под промозглое осеннее небо. Дома, тем более, предстояло появиться еще очень нескоро - предстояло пройтись по городу и узнать, о чем говорят люди. Вполне возможно, удастся нащупать ниточку, которая поможет разъяснить происходящее.

+2

32

Патрульный покосился на напарника, который стоял с отрешенным видом, разглядывая противоположную от них часть дома и внимательно оглядев Давида, очевидно на глаз проверяя, сказал тот правду или нет, похлопал себя по карманам.
- Где же? Черт - мужчина расстегнул куртку и залез во внутренний карман. Нашел - он выудил из-за пазухи помятый листок бумаги и протянул его Давиду. В таком случае это Вам. При осмотре дома не заметили - он, очевидно, упал. А сегодня утром я обнаружил эту записку, валяющейся у входа. На ней Ваше имя.
Патрульный указал на инициалы Рубина на обороте листка. В том, что это был почерк Исидора - сомнений не было.
Записка гласила:

Давид, мальчик мой, возможно нам уже не придется увидеться. Я написал Адриану, но его все нет...
Все бумаги для тебя, и кое-какие вещи для сына я оставил у Агнес Кларк. Знаю, ты не в ладах с ней, но надежней места было не найти...
Забери их и дождись Адриана...вместе вы справитесь. Да благословит Вас мать Бодхо.
Исидор.

+1

33

При словах о том, что старик оставил ему записку, сердце Рубина забилось чаще. Казалось бы, совершенно обычная вещь в свете последних событий обрела иные, не свойственные ей черты. Давид протянул руку и осторожно взял клочок бумажки, словно нечто хрупкое. Поблагодарив патрульного, он спрятал записку в карман и, как можно быстрее пошел прочь. Только пройдя несколько кварталов, и предварительно оглянувшись, есть ли кто в этот пасмурный день на улице, Давид развернул и прочел письмо.
В том, что сами патрульные, а то и Паркеры, были осведомлены о содержании записки, сомнений не возникало. В то же время, надлежало зайти к Агнес - кто знает, может быть, вместе удастся выявить события, повлекшие за собой смерть. Да и при мысли о том, что, возможно, в скором времени удастся увидеться с Адрианом, Рубин чувствовал нетерпеливое волнение. Впрочем, прекрасно он понимал и то, что за ним могут следить - было же сказано в последнем предложении записки - "Забери их и дождись Адриана...вместе вы справитесь."
Давид ощутил, как авантюра предстоящего, несмотря на весь трагизм и опасность ситуации, начинает захватывать его. Как бы то ни было, прежде всего сейчас надлежало зайти домой и переодеться. Не хватало еще усугубить и без того начавшую затихать болезнь. Да и захватить пару необходимых вещей также не помешает.
С этими мыслями Рубин быстро шел вниз по улице. От усталости, с которой он выходил из дома, не оставалось и следа.

+2

34

(Начало)

-Ну, и что ты молчишь? Ты, что немой? -Её раздражение стало нарастать. Мальчик покачал головой. Он поплотней завернулся в одеяло и обхватил коленки.
-Вот, что, если не хочешь разговаривать, то - твоя одежда уже просохла, так, что можешь быть свободным. - Она встала и подошла к одёжке ребёнка.
-Я боюсь. - Пискнуло ей в спину. Агнес повернулась.
-Чего?
-А ты не съешь меня? - Агнес закатила глаза. «Ох уж эти слухи».
-Конечно съем, ты ведь уничтожил половину, большую, - она прорычала это слово, - моего завтрака. И, вообще, как-то не вяжется – торчать ночью в ураган под окнами Людоедки, когда по городу ползёт невесть что, и в округе шляются люди Грифа - ему не страшно, а стрескав мой завтрак и согревшись у моего огня, со мной разговаривать – он боится!
Мальчик вздохнул.
-Я со Спичкой поспорил, на орешки, что пробуду всю ночь возле твоего дома и увижу, как к тебе приходит, - он понизил голос до шёпота, -  Шабнак! Он всем говорит, что она к тебе ходит по ночам, а я не верю. Ну и поспорили. -  Девушка расхохоталась,
-Ну и как, увидел?
-Неее, уснул, -  сознался он, - а потом уроганище налетел, я думал всё - помру я.- Он вздохнул и уставился на огонь. Агнес сняла высохшие вещи мальчугана. На одной штанине обнаружилась дырка, покачав головой, Кларк сходила к себе в спальню за ниткой с иголкой, вернувшись, присела за стол и начала штопать.
-Звать то тебя как? - Спросила она после некоторого молчания.
-Тик, -  ответил мальчик.
- А меня Агнес  зови. Знаешь что? Можешь сказать своему дружку, что был здесь всю ночь и ни кого не видел. Тем более это правда. А если не поверит, то пусть сам сюда придёт, уж я-то ему расскажу  где гуляет Шабнак. - Она подмигнула ему. Он улыбнулся в ответ. - На. Держи,-  девушка протянула ему аккуратно заштопанные штаны, -  переоденься. - Тик высунул руку из складок одеяла и втянув их обратно, громко засопел. - Ты чего? - Мальчик отвёл глаза.  - О-о-о, эта - мужская гордость! Ты не мал ещё, девушек стесняться? - Ей стало забавно и она улыбнулась. Тик засопел ещё громче. - Ну всё ухожу, ухожу. - Прохихикала она, выходя из кухни. Пока он переодевался, взгляд  Агнес наткнулся на шкатулку. «Адриан», ёкнуло сердце, «Где ты сейчас?» Она вздохнула, «Твой отец доверился мне, а я не сдержала слово».  Она устало опустила плечи. Агнес видела младшего Бураха последний раз, когда была совсем ещё девочкой. Она знала, что когда-нибудь он займёт место отца, он - менху и им придётся познакомиться, ведь она была хранительницей Уклада, «Хранительница! О, Турох! Как давно это было». Её лицо скривилось от боли. «Всё изменилось с тех пор, он уехал куда то, а я… я… У Уклада сейчас другой хранитель, а мне есть о ком заботиться». Девушка тряхнула головой и вошла на кухню. Тик уже переоделся и дошвыркивал совсем остывший чай из большой кружки. Она посмотрела на него, её глаза расширились, «О,Шабнак меня забери, как я сразу не подумала?»
-Послушай, малыш, ты говорил,  дружишь со Спичкой?
-Угу, -  почесал нос мальчонка, - мы с ним часто вместе. Мы ходы ищем, лазы!
-Какие лазы? - Тик опустил глаза и стал пальцем что-то чертить на столе. - Ой, ладно. Забудь. Скажи мне, ты или Спичка, что-нибудь слышали про  Бураха? - Ладони её вспотели.
-А кто ж не слышал? Все знают, он папашу то не убивал, это зараза всё виновата. - Слова из мальчика лились рекой. -  А он  переоделся, как старик и давай шастать по городу. Убийцу искал. А потом дядька тот, что с города приехал,  всем сказал, что не виноват Бурах, не убивец он.
-Тихо, тихо не тараторь.  - Она нахмурила брови.  - А сейчас он где? 
- Так у тётки художницы проживает, в доме, что на площади стоит. 
- Знаешь, что, дружок? Не мог бы ты мне помочь? - С надеждой спросила Агнес.
- А что надо? - Отчего-то насупился Тик.
- Записку передать в тот дом и как можно скорей. - Агнес уже не терпелось.
-Фу-х, а я уж было подумал… - Он покосился в сторону где, по его мнению, находился подвал. - Конечно, передам. - Девушка бросилась за пером и бумагой. Покусывая кончик пера, она написала: «Гаруспик, надеюсь, ты меня помнишь.  Твой отец перед своей смертью кое, что для тебя оставил. Очень  прошу незамедлительно придти. Если вдруг ты не помнишь адрес, то спроси ночлежку Агнес, её уж точно любой покажет, или попроси мальчика, он тебя проводит. До встречи, Агнес Кларк.» Она свернула бумагу и передала её Тику.
-Пожалуйста, это очень важно! Пойдём, я провожу тебя. - Они вышли из дома, Кларк остановилась на крыльце. Мальчик быстро пошагал в сторону Площади. Внезапно он оглянулся и хитро сказал.
-Агнес, а ведь  ты не злая.
-Это я - то? - Она скорчила зверское лицо. - Сейчас я тебя… - Тик хихикая бросился бежать. Она вернулась в дом. «Что ж остаётся только ждать, я надеюсь он придёт». Девушка вздохнула и, напевая мотив степной песни, пошла мыть посуду.

+4

35

Пролог Похмельного.

НАЧАЛО ИГРЫ

С момента прибытия поезда и памятной для него, невероятно особенной доставки посылки со станции, Похмельной не выбирался из дома. Да, но вот таких приключений, которые ему свалились на голову, он явно никак не ожидал. Поезд-то пришел, но, как видно, принес с собой не только товары. Первым шоком была смерть Бураха-старшего. Похмельного он не жало вал, но в городе пользовался немалым уважением, и вдруг р-р-раз… и умер! Причем как! – убит своим же сыном! Но не это заинтересовало Похмельного (признаться честно, он вообще только мельком просмотрел сообщение), а прибытие долгожданного поезда с грузом, ценным лабораторным имуществом и корреспонденцией. Ура. Единственное, что тогда омрачило ожидание - необходимость снова идти к Томасу Паркеру за документами.
В город, как оказалось, пожаловало несколько гостей. Данковский, к примеру, ну да Бог с ним. А вот Бурах – это было сильным потрясением для местных. Реакция местного пролетариата была просто обескураживающей. Станция гудела, бегали мясники, все в суматохе, кого-то ищут – черт знает что. Бурах, говорят, укокошил не только отца, но и нескольких мясников из обслуги. Все на голове бегают, кричат: "Найти! Задушить! Повесить!" Чуть его не придавили. Понятно, решил Арнольд, к вагонам никто и не подходил. Ошибся. Некоторые вагоны были судя по всему взломаны и часть груза пропала, часть валялась в виде вскрытых ящиков. Начальник станции лишь развел руками – ничего не могу поделать, почтенный, сам видишь, бардак. Народ успокоило только прибытие патрульных. Тогда и выяснилось, что имущество пропало в неизвестном направлении, скорее всего ведомом одним лишь только Грифом… Но возврат грузов – это уже совсем другая история.

Начало игры.

С того времени Арнольд не выходил из дома, потому как работы было не сказать, что много, а очень много. Наладка оборудования, сбор дневников и рабочих журналов, недавно он сделал серию морфологических срезов, необходимо было их направить в Столицу для того, чтобы ими там занялись всерьез – он только один, много сделать не сможет, а морфология очень прожорлива в плане времени. Жить-то когда, спрашивается, работать? Вышел он единожды для того, чтобы подышать свежим воздухом на закате второго дня после прибытия поезда. Это был последний день, когда он что-то слышал о городе. Приходивший курьер неохотно упомянул, что там творится… да неразбериха в городе. Ловят пресловутого Бураха, что-то с Симоном Кейном произошло, Данковский рассекает по улицам и еще чего-то… Славно, славно, подумал тогда Арнольд, не до меня им и то хорошо. Поезд, главное, чтоб ушел вовремя. И прибыл куда надо. С того времени курьер не приходил более…
С раннего утра Похмельной собирал свои архивы. Поезд отправится на днях обратно, а потому надо спешить сделать копии протоколов и записей. Как правило, копирование совершалось в типографии местной газеты. Похмельной записывался туда заранее, и он решил туда пойти вечером. Единственно что настораживало, так это отсутствие курьера уже третий день подряд. Арнольд понимал, что он персона нон грата, его не особо жалуют в городе и обращаются только из очень крайней нужды, но все же он платит этому остолопу, и платит немало как для того, чтоб прийти и принести газету и продукты.
Он сложил папки на столе и выглянул в грязное окно. Угораздило же выбрать такую сторону, чтобы всегда была в тени, а? Эх… Впереди катил свои воды мимо домика Горхон. Шелестела трава… Довольно редкое явление в этом сезоне – хорошая погода. И хотя листья уже опадали, на небе частыми гостями стали тяжелые тучи, но уходящее в отпуск солнце дарило последние ласковые лучи природе. А потом, да и, собственно, уже, дожди, дожди, дожди.
Он вышел из дому и направился по витиеватой тропинке к основной массе домов, видневшихся в лучах постепенно склоняющегося к закату солнца. Нужно срочно заказать себе галоши, потому, что иначе в этой грязи он утонет… мысли вдруг прервались. Он остановился и прислушался. Кожевенный молчал. Совсем. Не слышно даже лая собак. Поселок рабочих и так не был местом основного веселья в городе, но там тоже жили люди, рабочие, мясники, иногда селились и степняки. Там жили люди, тихо жили, но деятельность хоть какая-то всегда была слышна. Все вымерло. Он поспешил к домам.
Термитник также безмолвствовал, что было крайне необычно – поезд прибыл, пришла пора работы, а тут тихо. Одиноко горели фонари, в домах горел свет, но все было заперто. Вывеска над магазинами не подсвечивалась, на дверях висел амбарный замок. Что-то приключилось, пока меня не было, и это что-то – таки действительно непонятное. Стоит ли говорить, что Термитник был активным в период прибытия поезда практически круглосуточно.
Вдали на улице показался силуэт прохожего, и Похмельной бросился к нему. Бухая ботинками по разбитой мостовой и спотыкаясь, он подскочил к явно спешащему куда-то рабочему (судя по одежде), и едва не испугал его. Запыхавшись, он спросил:
- Не подскажете, что тут сталось? Я имею в виду за последние несколько дней с прибытия поезда…
Тот оторопел от вопроса. Немудрено, сумасшедшие уже появились – время, поди, такое.
- Ты кто таков будешь? А, да, впрочем, я тебя узнал. Ты тот самый доктор. Детоубийца который, - с издевкой сказал рабочий. – Решил выползти из логова?
От такой наглости у Похмельного аж дыхание перехватило. Но он сдержался. Не хватало еще драку тут устроить.
- Поосторожнее с выражениями. Я давно не появлялся в городе и не знаю, что произошло за последние несколько дней. Расскажи, не обессудь, что тут сталось.
- Эпидемия, батенька. Шабнак вышла из Степи. Что смотришь, ученая голова, да глаза таращишь – Песчаная Язва, как будто, вышла на охоту. И Исидора забрала. Знала, с кого начать, гадина.
Опаньки. Вот так новость. Арнольд оторопело глянул на него. Эпидемия? Про Песчанку он немного знал. И то, что он знал, ему ой как не нравилось…
- А у кого конкретно я могу что-либо узнать? – спросил шокированный Арнольд. Вот так-так. Он оперся посильнее на трость, чтоб не упасть. Надо испросить власть имущих.
- Не иди в Управу. Они там и сами ничего не знают, ну да тебе известно, чем они занимаются. Да и центр города ничуть не безопаснее нашего гадюшника, там, говорят, такое творится, что и говорить страшно, - сказал пролетарий задумчиво. – И к Паркерам не суйся. Они тебя не примут.
- Так как же быть-то? Неужели никто не сможет мне ничего рассказать?
- Вот что я тебе посоветую. Иди-ка к кладбищенской смотрительнице, Ласке. Слыхал про таковую? Нет? Ну да и ладно, там свидитесь. Она трупы хоронит, она тебя и выслушает, и поведает, что сталось. А я не в курсе. Комендантский час вводят как будто бы, так и без него на улицах ошиваться опасно. Ты не смотри, что на кладбище посылаю, - рабочий поймал взгляд Арнольда, - только она что-то да знает и тебя выслушает. А теперь звиняй, паря, мне пора.
И не дожидаясь ответа, пролетарий отошел от Арнольда и поспешил далее. Арнольд был в шоке. Про Ласку он краем уха слышал. И место, которое ему посоветовали посетить, от этого светлее не стало. Арнольд поправил плащ и пошел по дороге в сторону кладбища. Идти надо было осторожно, места тут и до этого были неспокойные, а чего теперь-то ждать?..

---->>> Отправился к домику Ласки.

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-08-24 14:53:15)

+3

36

Агнес ходила по дому и не находила себе места. Буквально с полчаса назад, девушка вышла выплеснуть помои и услышала громкий шёпот. Две кумушки, забыв про свои дела, мололи языками. До неё донеслось: Хадсоны… Что-то про Бураха… его оправдали… закрытый квартал… запечатанные Бойни… " Что?" – Агнес похолодела - "Хадсоны закрыли Бойни?  Как они могли?! Это ведь не животные, их нельзя запереть в клетке". Кларк была в ярости. Она ворвалась в дом, накинула на себя тёплый балахон, схватила торбу и выскочила за дверь. Дом уже практически скрылся из виду, когда она резко остановилась –" Бурах!" – мелькнуло в её голове. – "Сейчас нельзя уходить".Она скрипнула зубами. Девушка развернулась и медленно побрела обратно. Дойдя до крыльца, она устало опустилась на ступени. Она посмотрела в сторону центра. Где-то там, за рекой, стояло самое вычурное здание в городе – вилла Хадсонов. "Они жируют на Укладе и их не заботит, если пара сотен этих «животных»"- её глаза стали наливаться ненавистью - "подохнет. Запертые Бойни... Ни кто не сможет выбраться оттуда или войти туда. Если, что ни будь, там произойдёт, все будут обречены, им неоткуда ждать помощи. Старый Бурах умер и некому остановить это безумие. Хранительница ещё слишком мала, старшина Оюн пустышка, недаром Исидор ругался с Хадсонами по поводу старшины.  Если начнётся бунт, выживут не многие". –Тут уголок её рта поднялся вверх и она ухмыльнулась." Когда разгневанные дети Босха разнесут город, это будет заслуженная кара". Сильный порыв ветра брызнул в лицо влагой. Моросящий дождь постепенно промочил её одежду. Она поёжилась, не та погода, что бы сидеть на крыльце. Её лицо было полно решимости, она встала и зашла в дом. Агнес попробует уговорить Адриана, защитить детей Босха, помочь маленькой Тае. Она вздохнула -"Надо ещё пополнить запасы". Девушка была уверена, что холуи Хадсонов не смогли отловить всех, они для этого слишком тупы и самонадеянны. И загнанные в угол беглецы придут к ней.
       Внешне она выглядела совершенно спокойной, даже несколько отстранённой, но разум девушки напряжённо работал. Она пыталась одновременно решить несколько проблем: где взять продукты? Как уговорить Бураха, принять не только шкатулку, но и дело Исидора? Как отомстить Хадсонам? и где, наконец, взять кофе?
Шабнак! Да я душу сейчас продам за кружку горячего кофе. – Кларк не весело улыбнулась.-"Хотя врят ли у меня есть душа. Так что придётся давиться уже опостылевшим чаем". Она пошерудила угли в печи и поставила греться чайник. Потом сходила за шкатулкой. Поставив её на стол, она налила себе чай, поморщилась отхлебнув жидкость, и глядя на шкатулку, присела на табурет. Тяжёлая, старинная вещь, она приятно пахла травами, старой бумагой, сухим деревом и ещё чем-то острым, но не раздражающим. Рука девушки касалась витиеватых узоров на крышке. Из завитушек вырисовывался контур быка, она провела пальцем сверху в низ, по его рогу и щёлкнула поносу.
Исидор, я скучаю по Вам. Маленькой, Вы носили мне книжки, учили читать и писать. Вы спасли меня от безумия Суок. Вы просто говорили со мной.  Девушка прижалась лбом к шкатулке. Я помню как Вы пытались доказать мне, что цивилизация полезна. Как смешно и мило Вы делали это. И что в итоге она дала нам, моему народу? Твирин, одурманивающий разум или клеть где теперь всех заперли? Хрустальное жало, что безжалостно  воткнулось в плоть земли? Что? Её взгляд был полон тоски, ей хотелось в Степь, слушать песнь Земли, коснуться цветущей травы, услышать её шёпот. Она любила Степь и та отвечала ей взаимностью. Только там девушка чувствовала себя свободной и любимой – дочь Земли. Когда ей было совсем невмоготу, Агнес уходила туда и всегда находила ответы на свои вопросы. Музыка степи успокаивала, её песни побуждали к жизни. Агнес закрыла глаза и, казалось, задремала.

Отредактировано Agnes Clark (2010-05-21 16:47:27)

+3

37

===>>> Из домика Евы на длинных мохнатых ножках.

Старая ночлежка Агнес ничем не отличалась для Адриана от остальных зданий, однако непосредственно за ней открывался прекрасный вид на степь и пустые загоны для быков. Паренек, сопровождавший все это время, уже смылся, не доводя до самого здания ещё десяток метров. Гаруспик немного постоял, засунув руки в драные карманы тулупа, ожидая, пока уставшая Ева его нагонит, и некоторое время просто рассматривал дом в который предстояло посетить. Его мысли были не доступны для понимания, они постоянно смешивались и смешивали сами: ингредиенты, окружающий мир, будущее и тех личностей, что волей судьбы оказались на его пути. Адриан вновь окинул взглядом загоны, однако на сей раз они были не пусты, ибо там, на сухой траве, лежала сотня черных как мгла тел в белых, как молодая кость, масках. В следующую минуту он бодро шествовал к крыльцу не оглядываясь по сторонам, крепко ухватившись правой рукой за лямку бряцающей шклянками торбы.
Стоя на коврике, не пойми какого цвета из-за грязи, он громко постучал кулаком в крепкую дверь, после чего замер в ожидании. Казалось, что ожидание ему чем-то нравилось.

+1

38

Когда Агнес очнулась от своих грёз, угли в печи совсем погасли, и в её старый, продуваемый всеми ветрами, дом пришёл холод. Кларк передёрнула плечами и пошла растапливать печь. Благо с дровами у неё проблем не было: что стоило кому-нибудь из степняков принести ей из Степи вязанку, в благодарность за оказанную услугу ему или его друзьям. И они несли. И складывали на заднем дворе. Хоть на тепле она не экономила. В кухне потеплело. Разгулявшийся ветер качал деревья, и те, наклоняясь, скреблись в её окна. Сготовив нехитрый обед, девушка села есть. Ветка на улице настойчиво царапала дверь. «Почему дверь? Какого чёрта?», Агнес поняла, что звук, раздражающий её, исходит не от окна. Она прислушалась - и точно, звук шёл от двери. «Бурах!» девушка подскочила к выходу и, распахнув створку, чуть не упала.
Под ногами жался к порогу пытавшийся слиться с крыльцом грязный Одонг. «Первый», эхом прозвучало в её голове.
- И точно не последний, - сказала сама себе Агнес, – заходи, – пропустила его в дверь и вздохнула. Одонг, поскуливая, забрался внутрь. Кларк провела его на кухню, он тут же подошёл к печке, что бы согреться. За ним тянулся грязный след. «Да он, скорее полз до меня, чем шёл», думала она, глядя на следы, оставленные им.
- Послушай, - обратилась девушка к пришельцу,  - тебе сейчас надо уйти. – Одонг испуганно посмотрел на неё и, мотая головой, что-то замычал.
- Нет, ты не так понял, я спрячу тебя в Степи, но туда ты доберёшься сам. И там будешь ждать, может ещё кто-нибудь из беженцев придёт. Понимаешь? – Одонг закивал головой.
Она объясняла ему как ребёнку, по сути, они и были дети, большие, неразумные дети. Кларк собрала продукты, кое какие тряпки, пару одеял и, сложив всё в мешок, вывела гостя через подвал. Выход из него как нельзя, кстати выходил прямо в Степь. Она постояла,  глядя, как гость, пригибаясь к земле, удаляется в указанном направлении. Сердце ныло. Она посмотрела на загоны, некогда бывшие пустыми, сейчас там лежали десятки трупов. Взгляд её стал тяжёлым. Люди не знали, что творили, когда отказывались от своих корней. Расплата пришла, Земля наказывает их!
Агнес вернулась в дом и принялась замывать за Одонгом. Она уже всё вымыла, остался только коврик на крыльце и сами ступени. В дверь постучали и, судя по стуку, это явно не перепуганный Одонг. Кларк открыла дверь, тряпка выпала из её рук. На крыльце собственной персоной стоял Адриан. Девушка по привычке съязвила:
- А ты не торопился… Менху. – Агнес не знала что делать. Он был менху, он пах менху, она, стоя рядом,  чувствовала он – Знающий линии. Но взгляд его был другой, во взгляде не было менху, там было безразличие к этому. Кларк хотела одновременно броситься к нему на шею и врезать по его отстранённому лицу. Девушка решила подождать и с тем, и с другим.
- Проходи, я ждала тебя. – Она отступила от входа, и в этот момент услышала вопль, послышавшийся откуда то из за его спины. – А это ещё кто? – Кларк снова перекрыла дверь, почти уперевшись носом в грудь Бураха.

Отредактировано Agnes Clark (2010-06-02 08:39:52)

+2

39

-------------->>>>>>>>>Идя с кладбища в Кожевенный район к себе домой, заблудившись, попадает к дому Агнесс Кларк

"Черт возьми!" – ругнулся про себя Похмельной. На улице был полный мрак, мокро и весьма скользко от недавнего дождя, так что относительно краткий путь от городского кладбища до ближайшего дома Арнольду показался гораздо длиннее, чем было на самом деле. Ветер постоянно бил в лицо гроздьями отвратительной мороси и кидал опадающие листья, заставляя щурить глаза в темноте, отчего видно было еле-еле. А с учетом того, что на улице было основательно темно и он, к тому же, видел препаршиво, то путь предстоял нелегкий. Слышался мерный шелест трав, гнущихся под ветром, и куда идти было непонятно.
«Блин! Какого я не взял фонарик?! Чертова степь – до домов менее ста метров, а я иду уже более 15 минут! Ни дороги, ни нормальной тропинки! Какой бес меня сюда привел?!» -ругнулся про себя Похмельной, и резко ушел под землю в какую-то яму. Яма была неглубокая, но он упал, очки слетели в нее и очень основательно вымазался, шаря рукой по траве в поисках упавших очков.
- Черт возьми! – крикнул он в ярости. Потратив некоторое время ему, все же удалось их разыскать, и он был уже вне себя от радости – только еще лишиться зрения в разгар эпидемии, да что там эпидемии – посреди поля! – не хватало.
Дома были уже близко, но вдруг впереди показалась ограда из бревен, за которой была какая-то темная гора, не разобрать чего в темноте. Ранее это, вероятно, был загон для скота. Потому люди уже близко... Обрадовавшийся было Похмельной вдруг обомлел от ужаса, когда, подойдя ближе, разглядел торчащую из горы руку. Это были тела, видимо ждущие очереди на кладбище Ласки. И было их не одно и не два, а десятки, кое-где присыпанные известью, о чем говорили белые россыпи на телах, хотя в такой темени хрен разберешь. Похмельной вскрикнул в панике и понесся опрометью к домам не разбирая пути, не видя перед собой ничего, кроме этих тел.
Постепенно, спотыкаясь и падая, он приблизился к какому-то обветшалому дому, что стоял скраю от всех остальных домов. Выглядел он весьма неприветливо, как, впрочем, и многие другие дома в этом ужасном районе – ну да выбирать не из чего. Где он? Что это за часть Кожевенного? Куда идти? Кто знает? Никто! Похмельной покрылся потом от волнения.
На крыльце же он разглядел двух человек. В свете фонаря, стоявшего поодаль, было сложно разобрать кто есть кто, но явно это была местная беднота – было видно, что одеты они были, говоря мягко, совсем небогато.
- Стойте! – прокричал он стоящим на крыльце и побежал к ним. – Не уходите! Не могли бы вы помочь! Я тут немного заблудился и не знаю где именно я нахожусь! – он бежал как только мог быстро. Они ведь могли и уйти, оставив его одного среди ночи в малопонятном месте. – Помогите сориентироваться на местности!
Спотыкаясь, он бежал к ним.

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-06-01 01:37:44)

+1

40

Похмельной выбежал к крыльцу дома Агнес, оминув небольшой заборчик, который условно отделял степь от остальной, если можно так выразиться, цивилизации. Смотреть со стороны было достаточно забавно, поскольку высокий, но достаточно крупный мужчина в плаще и с тростью - достаточно представительного вида - бежал неуклюже, постоянно спотыкаясь и порою норовил упасть.
- Постойте, не уходите! - крикнул Похмельной, оббежав забор и приближаясь к крыльцу. - Простите, пожалуйста, я заблудился! Не подскажете, как отсюда к Термитнику пройти... - он основательно запыхался, - или к Паркерам... или скажите как мне выйти к... - он отчаянно думал, как бы так спросить о своем местонахождении, не афишируя себя, - стекольщику Мику, он на севере Кожевенного живет... Вы его наверняка знаете. - Похмельной старался перевести дыхание. Надо же, краткая пробежка вывела его из колеи. Или это та гора тел... Похмельной передернул плечами в приступе дрожи. Неужели он тоже заражен?!? Не-е-ет! Он мотнул головой.
Арнольд посмотрел на потенциальных собеседников в напряженном ожидании. Лишний раз светиться не хотелось ну никак - местные его, говоря попросту, недолюбливали, и, того и гляди, могли просто прирезать. А перед ним как раз и стояли, судя по одежде, именно двое местных - одежда старая, дом дряхлый и свистит сквозняками. И устраивать ночную прогулку по Кожевенному ему тоже ни разу не хотелось - зэкотня уже вполне могла выйти на охоту. Он запустил руку в карман и сжал рукоять пистолета покрепче. Так все же спокойнее.
Он снова поднял взгляд на мужчину и женщину на крыльце. Перед ними стоял бородатый немолодой мужчина в плаще, с пятнами и потоками грязи, неуютно переминающийся с ноги на ногу. Хоть бы ответили...

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-06-03 00:24:06)

+3

41

Бурах молчал, Агнес посмотрела в его глаза. Мысли его были, где то далеко. Казалось, что он ждёт чего-то или радуется чему-то своему, только одному ему известному  и вообще не заметил, что ему открыли. Девушка пощёлкала пальцами возле его носа, реакции никакой. Из-за спины мужчины опять донеслись задыхающиеся вопли: не уходите… заблудился… мне выйти к... Кожевенного живет... Вы его наверняка знаете
- Да отойди же ты! – ей пришлось упереться в Гаруспика двумя руками. Если это взволнованный и напуганный мясник, то он просто сметёт всех со своего пути, лишь бы скрыться в вожделенном подвале. Ей удалось только высунуть голову из-за плеча Бураха. Перед её крыльцом стояло нечто заросшее, покрытое с ног до головы грязью и чем-то блестящим вместо глаз, пялилось на них. Одонг приходивший днём был буквально чист как младенец по сравнению с этим существом. Агнес пригляделась.
- Тьфу ты! – Кларк сплюнула, она узнала человека, живущего в её районе. Местные кумушки часто упоминали того в связи с девицами избавляющимися от брюха. Он явно о чём-то просил.
- Адриан, с тобой всё нормально? – Девушка начала беспокоиться за его здоровье. Может трагедия отца совсем выбила его из колеи. Она задумчиво снова заглянула ему в глаза.

+3

42

- Нормально. - Он выждал время. Время, которое ему требовалось. Именно эту пустоту, когда вокруг осталась лишь степь, лишённая суматохи и смысла, где он находился и мгновение и вечность, стоя на крыльце ведущем в никуда. Как ни странно, но эти несколько минут на долго отшвырнули ту усталость, что уже трое суток гаруспика съедала.
Символом чего являлось сие мгновенье? Не знал ответа Адриан и сам.
Бурах взглянул на появившегося мужичка, полуобернувшись, и с удивлением для себя ему дорогу уточнил:
- За твоей спиной возвышается Термитник, уродство это не скрыть домами, быстрей всего к нему иди дворами, перепрыгивая редкие заборы. До Паркеров идти довольно долго, шагайте просто вдоль реки отсюда, - задает примерное направление рукой - коль увидите бар сомнительного вида, значит вы на правильном пути.
После обернулся к Агнес и продолжил не спеша:
- Нам лучше обсудить вопрос без лишних глаз, скажи ему, где стекольщик обитает, ибо я не в курсе, правда.

Отредактировано Adrian Burah (2010-06-04 01:55:23)

+1

43

- Нормально.- Его голос прозвучал, будто из ниоткуда. Агнес вздрогнула, но его взгляд приобрёл ясность. Ей показалось, он пришёл в себя. Девушка внимательно оглядела его. Кларк улыбнулась, она рада видеть его, действительно рада. Пожалуй, он единственный человек, встреча с которым по-настоящему радовала её. Адриан начал объяснять человеку, стоящему возле крыльца, дорогу. Затем обратился к ней - Нам лучше обсудить вопрос без лишних глаз, скажи ему, где стекольщик обитает, ибо я не в курсе, правда. Он прав лишние глаза и уши им действительно сейчас не нужны. Кларк вновь посмотрела на топчущегося мужчину, её ядовитая натура взяла вверх и она выдала:
- Ты сначала определись, мил человек, куда хочешь, а потом время у людей отнимай. Стекольщик с Паркерами в разных сторонах живут. Она криво улыбнулась. Девушка увидела зажатый кулак в кармане пришельца, что там было она могла только догадываться, но явно не кулёк с карамельками.
- Адриан, карман, видишь? - Шепнула Кларк - Осторожней. Попробую припугнуть его.
- А может, это ты заразу по домам разносишь? А? Губитель детских душ. Последние слова она практически прошипела.

+2

44

Мужик, стоявший на пороге, медленно обернулся и произнес:
- За твоей спиной возвышается Термитник, уродство это не скрыть домами, быстрей всего к нему иди дворами, перепрыгивая редкие заборы. До Паркеров идти довольно долго, шагайте просто вдоль реки отсюда, - задает примерное направление рукой - коль увидите бар сомнительного вида, значит вы на правильном пути.
«Ой-Ё! Какие черти меня занесли в эту… часть города!» - Похмельной поморщился от досады и покачал головой. Вот только в этом гадюшнике оказаться не хватало. Судя по всему, ночь рискует выдаться веселой. Надо бы сообразить, как бы так поскорее покинуть это мерзостное местечко. Арнольд задумался, и оперся на свою трость. Он ушел в себя, размышляя о том, как бы ему покороче уйти отсюда. Но собеседников из поля зрения не выпускал.
Эта часть Кожевенного славой пользовалась чрезвычайно дурной. Народ проживал здесь с Боен, степняки всякие, мясники, захаживали и совсем страшные не-пойми-кто – Черви, кажись, именовались они. Жили именно тут. Все сконцентрированы тутечки. Стоит ли говорить, что ни один человек в здравом уме и твердой памяти ни за что не придет сюда по доброй воле. Тем более к нему, к Похмельному, даже у нормальных жителей города отношение было весьма специфическое. Нечего говорить об этом их Термитнике и Укладе. А еще тут живет некая чокнутая Агнес… обожаема Хадсонами до предела – дисциплину хулиганит, народ мутит. Говорят, что она чуть не людоедка (хотя, конечно, детские сказки скорее всего). Короче, местечко лучше не придумать. И он, Арнольд, в самом эпицентре гадюшника. 
Так, стоп! О чем-то переговариваются… Женщина активно жестикулирует, что-то шепчет мужчине, так-с, к чему бы это? Вдруг она крикнула с плохо скрываемой злобой:
- Ты сначала определись, мил человек, куда хочешь, а потом время у людей отнимай. Стекольщик с Паркерами в разных сторонах живут.
Ага, смотрит дикими глазами… ах, черти б тебя взяли, что-то ты замыслила, погань… Пора уходить. Следующая реплика хлестнула его, словно плетью.
- А может, это ты заразу по домам разносишь? А? Губитель детских душ.
Он внутренне напрягся. "Понеслось, как говорится, уже он заразу разносит, ага. Сами приходите, никого не волоку за шкирку, сволочи. Ладно, обо мне они уже вполне осведомлены, пришло время тихонько, насколько это возможно ретироваться с потенциального поля боя". Термитник под боком, щас повылазят, как грибы после дождя, и не стало Похмельного. Арнольд начал понемногу отходить назад. Но затаенная злоба и обида вырвались на волю:
- Тебе-то что, кобыла? Как раздобуду, так тебе же первой сразу принесу! – сказал он не очень громко, но достаточно внятно. Наверное, зря. Теперь спокойно покинуть местность ему скорее всего не дадут. «Чтоб вы все, скоты, подохли!..» - судорожно сглотнул слюну Арнольд, аккуратно пятясь назад. Так не хотелось бы окончить свой жизненный путь именно тут, будучи разобранным на составные части местными...

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-06-06 12:27:04)

+2

45

Проводил Адриан того тяжелым взглядом и добавил, громко крикнув:
- Ступай же прочь отсюда, сквернослов, покуда две ключицы целы. - Применять свои профессиональные навыки к этому странному прохожему, в общем и целом, не желал он. Хотя было ощущение, что он не в своем уме, или был напуган, потому ожидать глупостей от его все же стоило. Возможно даже нами и напуган. К тому же он не понимал, какими судьбами этот человек связан с Термитником, Паркерами и стеклом (сам стекольщик вниманием Адриана был заметно обделен) - это можно даже назвать интересным, и к тому же весьма опасным. Тем более, что Паркер, будь он змей не ладен, так и ждет момента взвалить на гаруспика все смертные грехи, благо, тот пока словами связан.
- Лучше бы нам в дом пройти, - сказал Бурах шепотом, несвойственным ему, адресуя это только Агнес лично, - ибо слишком тихо здесь, для разговоров и слишком много лишних глаз, с обветренными ушами.

Отредактировано Adrian Burah (2010-06-06 03:49:18)

+2

46

Дочь Земли часто слышала оскорбления в свой адрес, с самого детства и уже не обращала на них внимания, но девушка знала, как действуют люди в страхе, камни и палки она запомнила навсегда! Остановить их мог только ужас, тот который заставляет бежать без оглядки. Бурах пробовал остановить её, но Агнес уже не слышала. Мерзкий детоубийца отступал, с обещанием вернуться. А возвращались они, как правило, с горящими факелами.  Кларк  в несколько шагов подскочила к бородатому и приникла к нему вплотную. Девушка, заглянула в его глаза и оскалясь зашипела:
- Ты не знаком с детьми Бодхо? Ты ещё не боишься ходить по Степи? Тебе понравился загон позади моего дома? Останься здесь ещё минуту или вернись сюда и всё тебе будет! Одонги накормят Землю твоей кровью! – в её глазах разгорались малиновые огоньки. – Песчанку принесёшь? И я выем твои глаза, а остальное скормлю мясникам! Приходи, мы будем рады.
Всё ещё глядя ему в глаза, девушка злобно улыбнулась. Внезапно Кларк развернулась и, не оглядываясь, пошла обратно. Она, молча, прошла мимо Бураха и зашла в дом. Только переступив порог, Агнес повернулась к Адриану, тряхнула головой, приходя в себя, и произнесла так, чтобы не расслышал отступающий мужчина:
- Извини, с ними можно только так. Прошу тебя, заходи и закрой дверь. – Она, не дожидаясь его, пошла на кухню и встала рядом со столом, на котором стояла шкатулка. Её слегка потряхивало.

Отредактировано Agnes Clark (2010-09-21 13:01:03)

+3

47

…Он медленно вытягивал пистолет из кармана. Арнольд искренне ненавидел этот мерзкий городишко, в котором каждая псина норовила укусить его за ногу или просто сделать какую-то пакость, а каждое быдло норовило кинуть в спину камень или плюнуть в лицо. О! его ненависть к этому премерзкому городишке порою просто зашкаливала. По большому счету, если бы не нынешнее положение, то он вообще разбомбил бы этот… этот… Короче, разбомбил бы. И эта скотина вполне подходила к роли первой жертвы…
- Ах ты ж, вошь поганая, - процедил он сквозь зубы, достав пистолет уже наполовину. Сейчас он взведет курок. Сейчас… Стоп!!! Стоять Похмельной!!! Убери оружие! Спокойно, она того не стоит. Он тряхнул головой, и спрятал обратно револьвер. Тем временем особа женского пола скрылась за дверью, оставив мужчину на пороге. Вот же ж дурак-то, а? Бабскую болтовню за чистую монету принял. Они ж для того и созданы – чтоб болтать. Похмельной перевел дух. Стареем. Хорошо хоть рассудок еще остался.
Но ему тем не менее помогли разобраться, куда он пожаловал. Так что он, в общем-то, обязан.
- Спасибо за помощь. Без вас я бы не разобрался, где нахожусь. Мое почтение, - он легонько поклонился мужчине, и развернулся чтобы уходить…

+3

48

>>>Начало игры<<<

У-у-у-у-у.. Эка, ночь безобразная.. – подумал Чарли, проснувшись на земле. Почему на земле? Ну это ясно дело - очередная проверка на мужество. В их кампании такое часто бывает, по ночам кого-нибудь из пацанят отправляли к местному страшному дому (скажу по секрету, там людоедка же живёт!!!), и если он продержится там всю ночь, то автоматически становиться храбрецом. –Ага, храбрецом , да у нас таких каждый второй! Нет, чтоб что-нибудь посложней дать, например утянуть какую ненужную вещицу у людоедки, а того лучше у одонга. Их юрты и стоят подольше, и пробираться туда страшно. Чарли зевнул, он поначалу честно сидел неподалёку от дома, под ближайшем деревом, но, ни людоедки, ни других необычностей, про которые любил пустомелить Спичка, не было.  Уф-ф-ф, ну, скучно же! Досадовал мальчик, его вечно тянуло на приключения, вот и сейчас, без спроса удрав ночью из дома, он торчит  у опасного дома, да ещё и тогда, когда гуляет злая болезнь. В замке двоедушников про неё сразу же предупредили и даже сказали, где не стоит появляться.  Картер потихоньку начал подниматься с земли, паренёк изрядно продрог, спать на холодной земле всё-таки было не лучшей идеей, но  он не особо обращал на это внимания. Куда уж больше его занимало то, что он пропустил самое интересное! На крыльце дома стоял огромный, по меркам Чарли разумеется, мужчина и разговаривал с самой людоедкой!
- Ух ты-ы-ы-ы.. – тихо протянул парень, - от я дурень-то! – Чарли хлопнул себя ладошкой по лбу, но тут же шикнул, там красовалась свежая шишка – последствие недавней драки с песиголовцами (А чё они обзываются? Моя б воля, я бы и посильней поколотил!), и стал пробираться, только очень аккуратно, пригибаясь к самой земле, к дому, что бы можно было разглядеть, чем занимаются там эти двое. И вот, уже почти подобравшись к дому,  откуда-то сбоку раздались дикие крики. Парень замер, детское сердечко билось как пичужка в силках. Он испуганно посмотрел туда, откуда исходили крики, правда они были больше взволнованными, чем угрожающими. В темноте Чарли разглядел неясный силуэт, но и этого ему хватило, что бы испугаться сильней. Огромный-то какой! Ух, он же меня целиком проглотит, если это дружок людоедки! Чарли вжался в землю, и стал шарить рукой по карманам. Ну, ведь брал же, брал! Он судорожно искал рогатку, которую брал на любое приключение. А-а-а, вот она, родимая! – Малёк вытащил оружие из заднего кармана тёплых шерстяных брюк. – От, я его сейчас поймаю, тогда и не съест! Чарли был готов выпрыгнуть в любой момент.
Монстр, людоедка и ещё один незнакомец о чём-то переговорили (это что же? Монстры ещё и язык людской знают? Ох, расскажу Ноткину и остальным, в жизни не поверят!), но о чём мальчик не разбирал, сильный ветер, поднявшийся к ночи, относил их слова далеко в степь.  Тут большой мужчина, стоявший на крыльце, что-то выкрикнул, и монстр зашагал прочь, а именно в сторону Чарли. Мамочки! Не ходи сюда, не ходи!! Мысленно кричал мальчик, посильней сжав потными ладошками рогатку. Тут Агнес, так звали людоедку, кинулась к монстру.  – Ну, точно! Он к ней по делу пришёл, а этот мужик его прогнал! Вона как она его обнимает! Чарли наблюдал за парой, вот только женщина на самом деле не обнимала, а стояла, максимально приблизившись. У-у-у-у, Шабнак! Прощается видимо. И в подтверждение мыслям мальчугана женщина отошла от великана и направилась домой. Монстр же, сам того не подозревая, снова повернулся к Чарли.
Мальчик сначала сжался ещё сильней, а потом, подобрав с земли подходящий камушек и вложив его в резинку рогатки, резко вскочил и закричал неожиданно громким голосом, от испуга видимо:
- Стой, где стоишь, монстряка, а не то выстрелю!! – Для Чарли угроза казалась весомой. Для пущей убедительности мальчик навел рогатку на мужчину.

+3

49

..."Искренне желаю вам всем сойти навсегда в землю" - злобно сказал сам себе Похмельной, и скрипнул зубами. Его колотило от злости и обиды, от бессилия своего положения. Скоты, мерзавцы…
Опаньки. Из-под земли возникла крохотная фигурка, вероятнее всего детская – сложно разобрать, фонарь плохо светил – и наставила на него рогатку, угрожая пресечь линию его никчемной жизни метким выстрелом из оной. Похмельной остолбенел от неожиданности, выронив трость из рук. Буквально минуту тому назад он славно пообщался с местным, вероятнее всего, пролетариатом, чуть не устроил всем праздник по поводу его радостного линчевания, с пальбой из пистолета, кстати, и вот на дорогу перед ним выскакивает какой-то ребенок (точно, ребенок!) и угрожает рогаткой. Интересно, есть ли хоть где-то здравый рассудок в этом городе?
- А... Э... Черт побери, - рассеянно сказал Арнольд, приходя в себя от неожиданности. - Мальчик, тебе чего надо?
Нет, местная молодежь была совершенно невероятным феноменом. Подтверждение – перед ним стоит малыш, на дворе поздний вечер, практически ночь, разгар эпидемии, а он в этом ужасном районе. И что ему, Похмельному, с этим ребенком делать? Он растерянно глянул на паренька.
- Э, а что ты тут делаешь в такое время? – и неуверенно улыбнулся. Говорят, что-то про расположение к себе силою улыбки (хотя в такой бороде разве разберешь ее?)…

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-06-08 09:25:37)

+1

50

Монстр замер, а потом вдруг бросил свою палку (мне-то уж показалось, что это что-то вроде костяной ноги, как у Шабнак).
Ой, нет, постойте… Какой же это монстр?  Человек самый обычный, не, ну не обычный, но человек ведь. Чарли опустил свою рогатку и начал внимательно разглядывать мужчину. Можно сказать, что изучать. Если не брать в расчёт всю грязь, что налипла на его одежду, то незнакомца можно было назвать успешным. Таким простым словечком Чарли называл тех людей, которые хорошо одеваются и не испытывают материальных проблем. В общем, этот мужчина явно на складах не работает – вынес вердикт мальчик.
- Мне что надо? – переспросил Чарли. Он теперь и не знал что сказать. Сначала-то он хотел монстра поймать, но тут ошибочка вышла, и получается что уже ничего и не надо. – Так я это… Гуляю! – Чарли не нашёл ничего лучше, как сказать первое попавшее в голову слово. Ну действительно,  что может делать ребёнок поздно вечером  на улице – только гулять.
- А я.. Я ж не думал, что вы человеком окажитесь. – Чарли задумался.. Он так хотел похвастаться перед Ноткиным и другими двоедушниками. Мальчик хитро глянул на мужчину. – А, может, вы всё-таки монстр? Я б вас тогда поймал. – мечтательно произнёс Чарли.

Отредактировано Charlie Carter (2010-06-13 13:42:32)

+1

51

Похмельной совсем растерялся. Он – монстр?.. Это еще почему? Что за ерунду несет малыш? Мужчина нехотя нагнулся за тростью. Его поймать? Зачем?
- Мальчик, постой, а зачем тебе меня ловить? – Арнольд присел напротив юнца, и нашарив рукой трость, перевел взгляд на собеседника. – И с какого такого перепугу ты гуляешь в такое время, практически посреди ночи, тут? – Мужчина пристально посмотрел на паренька. Ну да понятно, очередные сумасбродные игрища. Он облегченно вздохнул.
Похмельной неспешно поднялся и попробовал обтрусить налипшую на его плащ грязь, что, впрочем, оказалось малоэффективным, и он только загрязнил свои руки. Чертовски долгий и сумбурный вечер, каковых с ним, с Похмельным, давненько не бывало. Ох, плащ-то такого с ним обращения вряд ли перенесет… А я? Он шумно вздохнул, и вытер со лба пот, проступивший несмотря на холод.
- Ах, чтоб тебя, - хотел было он ругнуться, но из-за ребенка сдержался. Кстати, ребенок. Ему тут явно не место.Малыш, для озорства и игрищ как бы не то время, не находишь?
Похмельной достал из кармана носовой платок и неспешно вытер руки от грязи, после чего достал оттуда же серебряные часы дорогой работы и, щелкнув замочком крышки, взглянул на циферблат. Ого! Однако! Пора домой… А что с пареньком делать-то? Арнольд на секунду задумался… С собой брать ему малого никак не хотелось. Тут оставлять нельзя, потому что мало ли, район будь здоров. Искать его дом и родителей? Щас же.
- Мальчик, пожалуй, домой бы не помешало пойти. Ночью гулять без смысла опасно и вредно для здоровья. Ты где живешь?
…Или попросить эту парочку возле дома позаботиться о малыше? Ну и что, что тетка чокнутая, малой-то все равно не его. Поди еще пока не зашли в дом, можно попросить… Он оглянулся было на дом, оставленный за спиной.

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-06-13 03:51:05)

+2

52

Мальчик разочарованно вздохнул и убрал рогатку в задний карман штанов.
- Да уже незачем. Ну и что мне теперь Ноткину сказать? – пробормотал Чарли. «А я так надеялся, что сейчас будет что-то интересное. Вот так всегда, только зря торчал тут». Мужчина поднял свою палку, которая при более ближнем рассмотрении оказалась тростью. 
- Да.. Дома-то что делать? А тут хоть Шабнак можно попытаться поймать.. Или ещё кого, да только чё-то никто не приходит.. Вона, тока людоедка, да вы. – Парень пнул ногой мелкий камушек, тот отлетел в сторону и шмякнулся в лужу. Чарли проводил камень взглядом и снова взглянул с интересом на мужчину.
- А вы сами-то что здесь так поздно делаете? Не боитесь этой.. ну как её? – Чарли задумался пытаясь вспомнить название бушующей болезни. – А, вспомнил! Песчанки! Она, говорят, жуть какая заразная. – Мальчик улыбнулся, вспоминая, как Ноткин рассказывал всем двоедушникам в их замке про эту напасть. И как выдал ребятам, тем у кого ещё не было, чудо-порошочки. Он сказал, что если человек заразится, то этот порошок поможет, только будет немного больно..
- Я? – переспросил мальчик, - на окраине сердечника, не далеко в принципе. - Чарли снова замолчал. Теперь этот мужчина не казался ему монстром. Он вежливо разговаривал с Чарли (это со мной-то, с малявкой!), хотя обычно все взрослые предпочитают его шпынять. Незнакомец даже располагал к себе, несмотря на свой внешний вид. Тут, мужчина обернулся назад и посмотрел на крыльцо Агнес. Чарли тоже выглянул из-за мужчины, но не увидел там ничего интересного, людоедка уже ушла в дом, а вот второй мужчина до сих стоял там, будто чего-то ждал.

+1

53

На кухне оказалось практически ничего не видно, разве что свет лучины на столе, заляпанной в саже, разгонял темноту вокруг. Во мраке вырисовались фигуры различных банок, кувшинов и прочих принадлежностей, которые бы породили в голове любого забредшего сюда сплетника массу новых образов и мыслей о предполагаемом логове самой людоедки. Хотя гаруспик чувствовал себя как дома, ибо сия обстановка напоминала ему лабораторию, где последние дни он просидел невыходя  на свет. А уж там-то, вдобавок ко всему, стоял незабываемый аромат тухлого мяса...
В общем для его это была обычная кухня в полумраке.
Он взглянул прямо на невзрачную шкатулку, из высохшего за долгие годы дерева, и пришел к выводу, что внутри её может оказаться как и наставление, полное двоякого символизма, так и предсмертная шутка - в любом случае это послание, последнее послание, адресовано лично Бураху.
После полного осмотра шкатулки Адриан взглянул в глаза женщине и произнес обыденным голосом:
- Открывай, пора взглянуть на оставленное наследие, ибо ждать более нечего.

0

54

кухня
Пока она занималась коридором, свет в кухне ей был не нужен, да и окошко достаточно освещало пространство. Теперь же кухня погрузилась в полумрак. Девушка проследила за взглядом гаруспика, он оглядывал её маленькую и удобную кухню. И вдруг впервые Агнес посмотрела на неё другими глазами. Она заметила всю бедность помещения, его непривлекательность. Кухня не была кухней в обычном её восприятии, здесь были снадобья нужные Кларк для помощи раненым или больным, пучки трав и настойки, стиранные не один раз бинты и странного вида иглы и крючки которые девушка использовала для зашивания ран. Агнес впервые волновало чье-то мнение. Она последние годы жила для детей Бодхо и её меньше всего занимал быт, ей было чем заняться. Девушке хотелось крикнуть: Это твоего папашу мне надобно благодарить за столь щедрый оскал судьбы. Но даже во злобе Агнес не могла обижаться на покойного Бураха. Адриан тем временем осмотрел шкатулку и, как ей показалось, равнодушно бросил:
- Открывай, пора взглянуть на оставленное наследие, ибо ждать более нечего.
Кларк взорвалась:
- Ага, как же сейчас открою! Только метнусь до тела Исидора и ключи попрошу! – Ей стало обидно, девушка десять лет его не видела, а вместо горячих объятий или хоть намёка о добрых отношениях, безразличное – Гони наследство. «Ну что ж, отдохнул в своей столице? Добро пожаловать в наши пенаты! Давай-ка вспомним, кто бегал папочке жаловаться на противную Агнес?» Кларк уже не волновало, что молодой человек только, что потерял отца, что его как дичь гоняли по городу, что песчанка жрёт уйму народа, задеты её чувства, её надежды. Девушка прищурилась и сладко, очень сладко улыбнулась:
- У наследника должен быть ключ! Али ты не сын своего отца? Как мне глупенькой узнать хозяина Уклада? – Девушка рукой отодвинула шкатулку себе за спину. – Вот спросит меня мясник, сидящий в подвале: Кому, мол, отдала наследие? Что мне ему ответить? А сюда вдруг разобраться придёт? Что ему покажешь? – «Про мясника, конечно, я загнула, но чем Шабнак не шутит, Адриан хоть силой отбирать не начнёт». – И как быть?- Девушка нагло усмехалась ему в лицо.

Отредактировано Agnes Clark (2010-09-21 13:11:38)

+2

55

Он посмотрел на Агнес исподлобья, понимая что в той взыграл какой-то личный интерес. не уж-то торговаться вздумала? Али светскую беседу, пока пол города в коробки уютные укладывают? да я за то время, потраченное на пустые диалоги с местными, мог уже давно изобрести лекарство от всех болезней, и даже от песчанки в придачу, так нет же - отвлекают болтовней.
Нужно ли мне это наследство? Вдруг отец просто денег оставил или записку прощальную, с парой рецептиков полезных? Так и потом забрать можно, когда пандемия иссякнет.

- Что я ему покажу? Покажу свой замечательный скальпель, ибо это единственный ключ, доступный сыну Бураха, а коль желание разобраться не пропадет, так милости просим, поговорим.
Именно этим ключом я достигаю содержимого нуждающихся в помощи людей, а уж такой сомнительный символ, как замок на шкатулке, не помешает вскрыть крышку остротой лезвия и крепостью рук хирурга.
После сложил руки на груди и добавил:
- А хотя, может у покойного второй наследник был, бастард какой-нить левый? Вот ключик у его и завалялся, золотой и витиеватый. К примеру, тот мужик, что возле крыльца с револьвером шился, он и есть, наследник новый, да подумал, что дверью ошибся и смылся. Так может я его догоню, вы с ним по душам поговорите, а я неугодный такой пойду зараженных вскрывать. Как тебе таков расклад?

Отредактировано Adrian Burah (2010-06-18 00:29:22)

+1

56

Агнес радовалась во всю, это была её стихия, в словесных перепалках девушка всегда брала вверх. Правда после жалоб Адриана отцу и хмурого приказа того разбираться самим, мальчик в ход пускал кулаки, но яростное выражение досады на его лице этого стоили.
Кларк ухмыляясь смотрела на напыщенную позу гаруспика. «Надулся как индюк, зараженных он вскрывать пойдёт. Ага, как же держи карман шире! Забыл про озлобленность Паркеров? Так я напомню. Скальпель у него есть. Всего десять лет не был дома и возомнил себя чудо - хирургом». Она уже откровенно издевалась:
- Бедный Адриан, ты совсем забыл жизнь в Укладе. Вот, что столица с людьми делает! Ты хочешь мясника обидеть? Так ты ж весь Уклад этим заденешь. Кто же признает тебя Знающим линии? Вот Оюну радость-то будет – сын Бураха сам отказался от кастового права! И будем мы с тобой вместе - отверженные. Вот замечательная парочка образуется: Бывшая хранительница Уклада и так и не начавший бывший хозяин Уклада! Ты бы хоть мышь, что ли вскрыл, погадал бы что будет. – Девушка покачала головой и, казалось, сочувственно произнесла:
Мать Бодхо не прощает обид своих детей! Али папенька не готовил тебя в гаруспики? Может и действительно у него кто другой на примете был? Про очкастого не думаю, не принимал его Исидор, а вот про Рубина крепко бы я задумалась! Частенько он у папеньки твоего ошивался, да ты сам об этом знаешь, - её очень прельщала возможность лишний раз припомнить былую обиду Давиду. - И ещё одно скажу, в шкатулке знак лежит древний. Ветвь менху означает. Без него Старшина тебя близко к Укладу не подпустит, он сейчас менху. А без признания Уклада кто ты? Так, пес приблудный, даже сволоте Хадсонам не нужен станешь. На кой ляд им Бурах не менху? А ножичком махать любая шваль Грифа годна!
   В это время чадящая лучина мигнула и погасла. Кухня погрузилась в полную темноту, Агнес вздрогнула «Турах, какой не подходящий момент! Лишь бы в голову чем не метнул, поди разозлился до бешенства, как бывало». Девушка прислушиваясь, что бы увернуться в случае чего, дотянулась до стоящей на столе лампы и зажгла свет. Помещение ярко осветилось. Кларк выдала скороговоркой:
- А с такой швалью уже Паркеры разбираются, у них разговор короткий, уже знаком с их разбирательством поди? Вот и выходит, что либо мы говорим по душам, либо дверь открыта, никто не держит, но знай, ни воли отца, ни поддержки, ни от кого тебе не видать. А шкатулка, что? Так - символ, старый лис Бурах знал через кого наследство передать .
Она отвернулась от Адриана  и печально вздохнув спросила: Так как, чаю наливать? Извини, кофе нет.
«Что ж будь, что будет! У него есть выбор, у меня его не было».
- У меня есть, что рассказать, Адриан! - Кларк с надеждой взглянула на него.

Отредактировано Agnes Clark (2010-09-21 13:15:46)

+4

57

У старика Бураха, есть отличный повод восстать из Земли и отрезать её змеиный язык и длинный нос, которым она влезла в шкатулку - ведь наследие, какое оно ни было, всегда было великой тайной, и посторонний всегда лишался жизни. Хотя... Быть может у Агнес уже и нет наследства? Не исключено, что коробка обчищена ворьем или детишками, а она сейчас пытается запудрить мой разум, на ходу придумывая байки.  На кону стояли судьбы людей, сжираемых заживо болезнью, и торговаться лишний час Адриан ради коробки не планирует, это не в его духе.
- Через две минуты, я приму одно из двух решений: уйти молча или, так же молча, выпотрошить тебя на пол, однако у тебя есть время подумать и предложить третий вариант. - Он сложил руки на груди и пристально на собеседницу держащую в подрагивающей руке лучину. Воля сделает любой выбор правильным. А уж его воля всегда позволяла достичь желаемого любыми методами.

Отредактировано Adrian Burah (2010-06-18 21:12:55)

0

58

- Да в словесах ты никогда не был силён, а вот угрожать всегда любил.- Презрительно улыбаясь, Кларк толкнула к нему шкатулку. – Сделаем вид, что я тебя испугалась. Да не смотри так грозно на меня. Агнес расхохоталась. – Твой отец при мне её собирал, всё, что оставалось у меня в жизни – это твой отец! Девушка горестно вздохнула и поставила на плиту чайник. – Я поклялась сохранить и передать тебе шкатулку, я это сделала. Тебя долго, очень долго не было и ты просто не понимаешь, что песчанка по сравнению с уничтожением твоего народа ничто! В Укладе твоя жизнь! Ты знаешь, я врать не буду. Наследство Исидора не шкатулка, а принадлежность и долг. Старик в своё время отказался от Уклада, о чём пожалел. Так не отвергай же и ты. Кому иначе платить долги как не наследнику. Она хмуро смотрела ему в глаза, - Ты сам не понимаешь, что значишь для меня. Ты как икона для священника, я за тобой в огонь шагну. Но прошу, не делай так, что бы я сожгла икону – нет ничего страшнее отречения от святынь. – Её голос дрожал, она впервые говорила кому либо такие слова. «Если и это не остановит его, не приведёт его голову в порядок, то с родом Бурахов будет покончено. Степь не прощает предательства, она уничтожает мёртвые ветви».

+3

59

Charlie Carter
Жаль, разочарованно вздохнул про себя Арнольд, уже ушли. Эх, и что мне с малым делать-то? Со мною он явно не пойдет – только детей мне в лаборатории не хватало. Надо попробовать его к тем людям отвести. Меня не прияли, ребятенка же не могут не воспринять. Точно. Арнольд выпрямился, спрятал часы и обратился к мальчику:
- Парень, живем мы в немного разных частях города, так что нам не совсем по пути. Как ты отнесешься к тому, что я тебя отведу к той паре? Они скорее всего лучше знают город, и запросто отведут тебя к дому. Давай руку, пошли, - он взглянул на паренька. Тот энергично помотал головой. Услышанное его явно не очень обрадовало, причем до такой степени, что паренек стал даже немного пятиться назад, глядя на Похмельного большими напуганными глазами. Арнольд удивился. – Ты чего? Не хочешь? Парень, не дури, сам же говорил про Песчанку. Отсидишься тут до утра, или даже они тебя отведут домой…
Но что-то его обеспокоило, в мысли закралась тревога… Песчанка… Сердечник… А он… «На окраине Сердечника, не далеко в принципе»… Дьявол! Малой живет при самом эпицентре Песчанки! Вопрос решен.
- Парень иди-ка сюда. Я отведу тебя к тем людям, с которыми я говорил. Там отсидишься, - он уверенным шагом пошел к мальчику, и уже строго добавил: - Нечего по улицам ошиваться когда такое в городе творится!
Боги! Как же я опаздываю! Прогулка затянулась! Мало того, что надо готовиться к эпидемии и проверять запасы, так еще и клетки поди скоро пересаживать придется! А он бегает за каким-то малым. Бред!

Отредактировано Arnold Pokhmelnoj (2010-06-20 14:16:37)

+3

60

Arnold Pokhmelnoj
«А не, и этот ушёл. Ну и благо, а то не доверяю я им, ишь чё, по ночам у людоедки околачиваются, явно же не добрые дела делают», Чарли перевёл взгляд на незнакомца, «Хотя этот тоже хорош, чёй-то  он тут потерял?»  Тут как раз мужчина предложил пристроить малыша на ночь куда-нибудь.
-Э, нет! Я ни к людоедке, ни к кому не пойду. Что ж вы меня за беспризорника держите? Если ж совсем невмоготу будет, я могу и к Спичке сбегать, он меня переночевать запросто пустит, а то, что ж мне в чужие дома-то идти? – Парень засунул руки в карманы брюк и насупился.
-Я вообще самостоятельный очень, между прочим. Вон, наш сердечник-то оцепили, а я всё равно лазеечки для выхода знаю. Так что никуда я не пойду. – Чарли ещё немного отошёл назад, что бы совсем уж дать понять, что он и правда не хочет никуда. [Ну, совсем-совсем не хочу!!]
- Да, тем более, и не страшно мне нисколько.  Если б боялся, так дома бы сидел, а если я тут – значит так и надо. – Мальчик исподлобья посмотрел на мужчину. И вдруг, его брови взметнулись к верху. «Ба-а-а-а-а-а.. Так я ж его знаю! Про него раньше матушка часто с Миной беседы вела. Мол, он доктор их девичий что ли. Она ещё тогда заперлась с сестрой в комнате, когда она поздно домой вернулась, и постоянно кричала, «Ты уже взрослая, думай о себе сама». Жаль, что я так и не выпытал у Мины, о чём они разговаривали». Чарли ещё продолжал думать о чём-то своём, но резкий порыв ветра заставил вздрогнуть мальчугана и, наконец, отвлечься на доктора.
- Дядь, вы же доктор, да? – Решил подтвердить свою догадку малёк. Уж очень он смутно помнил тот портрет в газетной вырезке в руках матери. Тем более она так яростно им махала, что он даже не смог ничего прочесть, видел только лишь чёрно-белое изображение. Но оно настолько заинтересовало Картера младшего, что он постарался как можно детальней его изучить. Этот мужчина, конечно же, не был чистой копией портрета, но Чарли прекрасно понимал, что люди меняются, а картинки нет. «Если он доктор, то, может, он сумеет сделать ещё один порошочек?» - подумал мальчик.

+1


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » Район "Кожевенный"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC