Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » "Сгусток" особняк Ольгимских


"Сгусток" особняк Ольгимских

Сообщений 61 страница 82 из 82

61

«Продолжать бессмысленно. Кроме колкостей и эмоций напоказ мы больше ничего не добьемся… Итак, итоги, куча обрывочной непроверенной информации, взбалмошное знакомство и, в перспективе, сопровождение нашей загадочной гостьи до дома… Кстати!»
Арктуро отрицательно помотал головой, давая понять, что вопросов у него нет, но взглянув на Миташ спросил:
- Только один, если миледи позволит. Где она живет?
Рассыпаться в любезностях Деннису не хотелось. Виноватым в чем либо он себя не чувствовал.
«Ты уже дала понять, кто здесь представляет для тебя реальный интерес. Буравишь своими глазами бедного Хадсона так, что на нем скоро дыры появятся».
Подойдя к мужчине он в полголоса проговорил:
- Эндрю, если ты не против, я бы хотел осмотреть дом перед выходом. Снаружи. Неисключено, что предполагаемые бандиты могут наблюдать за дверями, готовя внезапное нападение. Запомни, где живет миссис Миташ, я буду ждать на улице перед воротами.
Бросив взгляд на девушку он прошел к входной двери и вышел, мягко прикрыв ее за собой.

0

62

- Эндрю.. я вижу Вы не женаты, - она указала на палец Хадсона, на котором не было кольца, - когда-нибудь.. чуть попозже, Вы поймёте, почему женщину обижает тон, которым говорит с ней мужчина. И почему женщина предпочитает промолчать, когда её о чём-то спрашивают.
Миташ мягко улыбнулась.
- Я из вольных пташек, Эндрю и не терплю, когда мне начинают угрожать или приказывать, - она пожала плечами, - вот такая уж уродилась, бью копытами и закусываюсь сразу, как только к моим губам подносят удила и пытаются оседлать.
Она проводила взглядом Арктуро и ответила Хадсону на вопрос Денниса.
- В Жильниках.. не далеко от дома Паркера.. Может Вы даже и знали моего отца, Эндрю, - она вопросительно склонила голову, - он занимался поставкой лекарств в городские аптеки.. Во всяком случае Ваш брат точно с ним сталкивался.. я видела наряды на Вашу фамилию.
Вэлери задумчиво посмотрела в окно. Женщина не весело хмыкнула.
- Я бы хотела познакомиться с Вами при других обстоятельствах, Эндрю, - Вэл вздохнула, поднялась и направилась к лестнице, - что же, пойдёмте, наш бравый вояка поди заждался и снова пригвоздит меня к земле своим грозным взглядом, стараясь уличить во вранье. Или решит, что я тут Вас живьём поедаю
Вэл рассмеялась.
- Скажите, Эндрю, Ваш друг женат? Я просто опасаюсь за бедную женщину, - она веселилась во всю, - то-то её прикалывают взглядом к стене, словно бабочку, за чуть подгоревший гренок.
Подойдя к дверям, ведущим на улицу, Вэл перестала смеяться, нервно сглотнула и оглянулась с несмелой улыбкой на мужчину. Её испуганные глаза просили защиты. Она молча прикусила губу.

>>>>>>>>>

Отредактировано Veleri Mitash (2011-02-09 18:57:06)

0

63

Эндрю и Миташ выходят на улицу (сюда)  к Арктуро... Увы, учитель словно испарился. Не предупредив, не оставив записки. Куда он делся? Вэл это совсем не нравится - не ожидала она такой прыти. А Эндрю и вовсе в растерянности... Что делать? Вернуться в дом? Но вдруг Деннису нужна помощь? Отвести Вэл к ней домой? но чем это может закончится?.. Решение нужно принимать!

0

64

Сказать, что утро выдалось хорошим - ничего не сказать. Оно было отвратительным. Владислав Ольгимский восседал в своём кабинете уже около часа. Понятие "хороший сон" для старика уже давно стало своего рода гиперболой, так как выспаться не удаётся уже полторы недели. Тяжко, тяжко "Тяжёлому" Владу сейчас. От сына давно не было вестей, но впрочем это и неудивительно, так как этот малолетний прожигатель жизни слишком горд, чтобы оповещать своего отца о своём местонахождении и о своих делах. Гораздо печальнее то, что единственная дочь Влада - Виктория, тоже куда-то запропастилась. Впрочем, до этого дочь иногда уходила из дома и общалась с бездомными детишками, но всегда оповещала о своих предстоящих уходах отцу. В начале Влад пытался было удерживать Викторию дома, но это было бесполезно - в отличии от сына, дочь смогла убедить своего отца не стеснять её по пустякам. Огромная любовь к своему чаду способствовала тому, что Ольгимский - старший смягчился и позволил "Каппеле" общаться со своими новыми товарищами. Однако, сейчас Виктория не удосужилась оповестить отца о своём уходе, что не мало волновало и злило старика.
"Тяжёлый" Влад сидел в своём роскошном кресле, его холодный взгляд был устремлён в никуда. Во всём этом была одна странность - мужчина сидел в кресле не в халате, как обычно по утрам, а в брюках, рубашке и жилетке, поверх которых было одето роскошное чёрное пальто. Очевидно, что старик куда-то собирался идти.
-"Эх, тяжко мне, тяжко"- тихо прошептал Ольгимский "вернувшись" из мира грёз. Помимо проблем с детьми, над Сгустком нависла ещё одна угроза - это Термитник. Недавно, глава семейства приказал закрыть Бойни, дабы пресечь распространяющуюся инфекцию. Однако, то ли из-за безалаберности подчинённых Влада, то ли из-за ловкости мясников, некоторым "жителям" Термитника удалось сбежать - теперь они шастают по городу и разносят инфекцию.
Если любопытный бакалавр узнает, что распространение инфекции как-то связано с этими мясниками, то мне несдобровать ... да что уж мне, моим детям будет плохо. Этого нельзя допустить
Ольгимский ещё раз проклял этот мир за то, что он забрал у этого города светило медицины - Исидора Бураха. Он бы сейчас был бы как нельзя кстати. Да, и сына его нигде не видно, хотя "Тяжёлый" точно знает, что он в городе. Однако, есть ещё один вариант, к которому Владислав сейчас и направляется. Этот "вариант" имеет имя - Стах Рубин. Являясь лучшим, да и пожалуй, единственным учеником покойного Бураха, Рубин мог бы помочь Ольгимскому в этом деле. Большинство говорит, что Рубин даже перста не стоит своего учителя, но старший Влад никогда не списывал со счетов этого упрямца. Не зря же старина Бурах так расхваливал этого юношу?! Из этого следует, что только Рубин может сейчас помочь хозяину Сгустка, поэтому Владислав отправляется к нему.
Тяжело вздохнув, старик встал и, захватив с собой дорогую трость для прогулок, отправился к выходу.

>>>>Дом Стаха Рубина>>>>

+4

65

Начало игры

Долгая выдалась ночь, тревожная, трудная, жуткая. За последнее время Капелла к таким уже начала привыкать, но только тогда, когда тревоги задевали её одну. Если же они касались кого-то другого, того, кто был уязвим или слаб, то ложились на плечи двойной тяжестью и в два раза сильнее точили сердце.
Так вышло и в этот раз, когда Виктория, возвращаясь домой, в нескольких шагах от "Сгустка" повстречала плачущую, перепуганную девочку. Та, заикаясь и с трудом проглотив слёзы, рассказала, что задержалась слишком поздно на улице одна, что домой попасть не может из-за солдат и что теперь знать не знает, куда податься. Капелла выслушала, успокоила, как могла, напоила горячим молоком и только когда совсем свечерело, окончательно решила отвести девочку в Многогранник.
На прогулку ушла почти вся ночь: пока Капелла вела подопечную к башне, пока объясняла случившееся Хану да пыталась отказаться от охраны, которую он Ольгимской выделил, часы утекли незаметно. Виктории удалось настоять на том, чтобы, по заведённому обыкновению, покинуть Многогранник одной и так же в одиночестве вернулась она на рассвете в "Сгусток".
В особняке Капелла узнала, что отца уже нет дома. Прошлась обычным дозором по комнатам, выслушала отчёт о завтраке, оставила несколько распоряжений насчёт обеда и ушла было к себе. Однако ни спокойствие, ни сон не шли, тревога снова и снова воскрешала виденные в городе картины, пока девушка, наконец, не сдалась и, отказавшись от попыток заснуть, не вышла из спальни в гостиную
Капелла в домашнем синем платье присела у окна с книгой и чётками в руках, и больше перебирала деревянные бусины, чем листала страницы. Глядела в на улицу, мучилась смутной тревогой, словно ждала чего-то сама не зная чего.

+4

66

За Ольгимского мл.

Владислав только в Сердечнике понял, что потерял Еву из виду. Как только он увидал содержимое тетради, весь романтизм словно ветром сдуло. Ноги сами понесли его в сторону дома, там у него был блокнот, который мог помочь разобраться в письменах. В свете происходящего в городе, это очень даже могло пригодиться. Он быстрыми шагами отмерял расстояние, когда увидел странную вещь - степной житель пробирался меж домов, крадучись следуя к выходу через склады в степь. Харон с удивлением окликнул одонга…
   Спустя полчаса он в ярости хлопнул дверью «Сгустка».
- Отец! Зачем, отец? Зачем? – громкий голос мужчины метался по пространству дома, безуспешно ища уши отсутствующего Ольгимского-старшего. Одонг рассказал Владу, что творится в Термитнике, - это не должно было стать побоищем!
Взгляд Владислава перескакивал с дверей кабинета, на двери спальни, судя по тишине, отца в Сгустке не было. Харон развернулся на пятках, что бы пройти в свою комнату и увидел сидящую у окна Викторию.
- Храни тебя Бодхо, сестрёнка. Ты не знаешь, - голос Влада помягчел при взгляде на Капеллу, - где отец? Мне он нужен.

+1

67

Вот оно. Искала-искала тревога, во что бы вылиться, где найти себе выход, и, кажется, наконец, нашла.
Услышав, как хлопают двери, стучат торопливые шаги, Виктория встрепенулась, поднялась, крепко стиснув в замок руки. Узнав голос брата, почувствовала, как нехорошо, болезненно сжимается сердце. Капелла всегда беспокоилась, когда видела Владислава, а тут совсем остро запахло злыми словами и новыми бедами. Так, будто вместе с братом, город-водоворот, влетел в двери и внёс свои тёмные, нечистые волны.
Владислав звал отца и, похоже, не просто искал его, а требовал к ответу. Виктория втайне обрадовалась, что дом пуст, и сейчас не будет новой схватки между родными, однако брату надо было помочь, успокоить. Капелла подалась вперёд, чтобы быть замеченной, встретилась, наконец, взглядом с Владиславом и тепло улыбнулась ему:
- Храни тебя Бодхо, - лёгким эхом откликнулась девушка.
Чуть помешкав, она торопливо пересекла гостиную, осторожно коснулась плеча брата и снизу вверх заглянула ему в глаза. Хотелось успокоить, отвлечь, прогнать тёмное, болезненное чувство, которое, казалось, язвило Владислава, и могло привести к семейной грозе.
- Отца нет, - мягким, ровным голосом произнесла Капелла. - Ушёл, давно, сама не знаю, куда. Когда вернулась, его уже не было, - договорила и прикусила губу: зачем дала брату понять, что уходила, зачем его ещё больше тревожить?
Досадуя на самоё себя, Виктория попыталась исправить положение: крепче взяла Владислава за руку, улыбнулась, заговорила умиротворяюще и тихо:
- Не беги сейчас на поиски. Побудь со мной. Расскажи, что случилось, что тебя так встревожило, зачем тебе сейчас отец?
Оставалась надежда, что, если Владислав сейчас отвлечётся, поговорит с ней, расскажет о том, что на душе, семейнай гроза не превратится в бурю, и Капелла робко надеялась, что ей удастся этого добиться.

+3

68

Он всё реже появлялся дома, прочно обосновываясь в своей берлоге недалеко от станции. В последнее время он и вовсе не мог выносить отца и хотя очень скучал по Виктории, но чем больше проводил времени вне дома, тем всё больше отдалялся от неё. Её мягкий взгляд - как всегда в подвздошье кольнуло. Серо-голубые глаза, словно заглянули в него и мягко погладили что-то внутри, успокаивая злость. Влад разжал судорожно сцепленные кулаки. Глаза матери. В самом начале, когда Виктория-старшая только покинула их, Харон не мог смотреть в глаза сестры. Ему казалось, что будто Светлая своим ясным взглядом смотрит на него оттуда. А потом он полюбил этот взгляд, только вот подвздошье ещё кололо. Чуть прохладные пальцы легли на его руку, и Влад глубоко вдохнув воздуха, приобнял Капеллу и тронул губами её рыжую макушку.
- Всё хорошо, сестра, - ноты ярости стёрлись из голоса Влада, уступив обычной меланхоличной тональности, и он чуть усмехнулся, - на сколько может сейчас быть хорошо. У нас с нашим папенькой небольшие проблемы.
Он считал, что сестре не следует знать, может это спасёт хотя бы её, когда, после того как всё вскроется, полетят головы Ольгимских, и он поспешил уйти от темы. Влад ещё успеет встретится с папашей. Лицо мужчины слегка искривилось - у нерадивого сына найдётся, что сказать "Тяжёлому".
Расслышав слова про то, что Виктории не было ночью дома, Владислав нахмурился и не мигая уставился в её лицо.
- А о том, что это опасно ты не подумала?- Щека нервно дёрнулась, - какой номарх выгнал тебя ночью на улицу? Где был отец в конце концов?
Ноздри снова затрепетали. Одонг, что удирал из города, нашептал и про слухи о Шабнак. Влад обхватил ладонями руки сестры и тихонько сжал.
- Люди в городе сошли с ума. Они устроили облаву на всех женщин и девушек, - его взгляд обеспокоенно перебегал с одного зрачка её глаз на другой, - пообещай, что ты не покинешь стен "Сгустка" хотя бы сегодня.
Взгляд Харона на секунду остановился и зрачки расширились, - или ты что-то видела?
Просыпающаяся сила Хозяйки всё чаще выливалась в сестре в смутные видения. Ольгимский выпустил её пальцы из ладоней и отшатнулся.

+3

69

Виктория не отводила взгляда от лица брата, пока не увидела, как отступает тёмная лихорадочная тень, не почувствовала, как расслабляются его мускулы под её ладонью, и, лишь почувствовав лёгкий поцелуй Владислава на волосах, позволила себе чуть улыбнуться. Никогда никакой власти для себя не хотела, но этой радовалась - успокаивать, усмирять без суровости те грозы, которые то и дело захватывали родных. Знала, что и эта сила - подарок умершей матери и была ей нежно благодарна за это.
- Хочу верить, что и впрямь проблемы небольшие, - негромко сказала Капелла, испытующе глядя брату в глаза: хотела, но не верила, а потому снова почуяла как внутри противно заворочалась тревога.
Секунда - и вот уже они поменялись местами: теперь Владислав смотрел на сестру строгим немигающим взглядом, а Виктория гадала, какие слова лучше сказать, и как они должны прозвучать, чтобы брату было спокойнее. Помешкав, решила, что вернее всего будет говорить напрямик.
И мать бы так же сделала. Не знала этого доподлинно, не могла знать, но всегда обращалась к матери за силой, если возникала хоть малейшая мысль, что не хватит своей.
Виктория чуть отступила, когда брат выпустил её руку, и спокойно выдержала взгляд, будто хотела поделиться собственной тишиной.
- Я слышала, что опасно, знала, - заговорила Капелла мягким и ровным голосом. - Но так было нужно. Потребовалась моя помощь, и я не могла не пойти. А отец не знал, - торопливо прибавила девушка, чтобы не дать хода новому приступу братнего гнева. - Я вечером ушла, никого не спросила, вот он и не заметил.
Она помолчала, хмурясь, зябко скрестила руки на груди. Тревога Владислава, его слова об облаве, город, вскипевший, как тёмное варево - как совладать со всем и не лишиться сил?.. Капелла медленно прошлась по гостиной, снова остановилась перед братом.
- Я ничего не видела. В этот раз. Просто понадобилась моя помощь, чтобы ребёнка проводить. Ты сам город видел, - тихо и твёрдо сказала она. - Расскажи мне, что творится. Всю ночь не спала, голова гудит, вот и знаю мало. Расскажи об облаве, - Капелла вдруг внимательно и непривычно строго глянула на старшего брата.

+3

70

Он ей не скажет, как ни пытай. Губы мужчины сжались, он не мог лгать ей, ещё такой дитя, но уже столь взрослой. Взгляд замер на золотистом блике от случайно мелькнувшего между туч солнечного лучика на её макушке. Да, она уже совсем была взрослой. И хотя ему по прежнему хотелось вырезать для неё куколку из обрубка деревяшки и, украсив её степными травами, протянуть ей - "Смотри, Тори, Трявяная Невеста", что бы увидеть сверкнувшие искры восторга в мягком взгляде серьёзных глаз, и пусть он даже бы услышал хмурое ворчание отца: "Если сам не способен со своими сказками смотреть на жизнь по-взрослому, то не вбивай свои бредни в голову девочке, у неё другая дорога" и его колючее: "Должен хоть кто-то в семье мыслить разумно, а не парить в облаках"- желваки мужчины сыграли, но не это останавливает Влада, а то, что юбки сестры становились всё длиннее, прикрывая острые коленки и от этого факта уже некуда было деться. Она становилась Хозяйкой - её дети, вечно снующие туда-сюда у её крыльца, составляют теперь мир сестры и что ей до степных историй. Хотя именно сейчас он мог бы рассмеяться в лицо отца, "Конечно, Степные бредни пустое, как же" Пусть его папаша это городским жителям сейчас расскажет, когда женщин к Костному стаскивают или забивают прямо на улицах. Влад нахмурился.
- Да, Тори, я понимаю, что твои заботы очень важны, - он вздохнул, - и для города и для тебя.
Харон осторожно подвёл девушку к креслу у окна и усадив в него, плотно закрыл створки рамы и зашторил проём. Повернувшись, мужчина аккуратно присел на маленькую банкетку у ног сестры и заглянул в её глаза.
- На улицах очень опасно. Можешь поверить мне, люди перепуганы, районы заблокированы, в чумных - трупы лежат прямо на земле, а больных забивают, лишь бы не выпустить в здоровый район.
Мрачные тени ходили по лицу Ольгимского, где-то в городе ещё подвергался опасности сын Исидора, а у Харона было к нему дело. Старый Менху оставил гаруспику небольшое наследие. Влад усмехнулся, "Странно, что не Оспине, хотя оно и понятно, та бы просто уничтожила, то, что доверил старик мне и не посмотрела бы ни на какие заветы". Он снова взял прохладные пальцы сестры в свою ладонь.
- Кто-то пустил слух, что болезнь в город принесла девушка. Шабнак. Теперь любой девочке, девушке или женщине опасно появляться на улице, - Влад отвёл взгляд, - толпа просто растерзает. Потому прошу - не выходи! Я не смогу тебя уберечь, мне нужно идти, а отец, - ухмылка вновь промелькнула на губах Ольгимского, - он судя по всему не верит в степные сказки и как всегда занят делами более насущными, чем семья.
Харон поднялся, сжав ладошку сестры.
- И ещё, скажи, к тебе случаем не заглядывал Гаруспик? Это сын Исидора, хотя кому я это говорю, - улыбка на мгновение осветила лицо мужчины. Старый Бурах всегда привечал детей и часто шептался с его сестрой, - я знаю, ты довольно близка была со стариком, хоть папа и не одобрял этого. Артемий мог искать встречи с тобой.

+4

71

Коротко вздохнув, Капелла порадовалась мысленно отсутствию сейчас отца рядом с Владиславоми тотчас на это же в душе посетовала: тёмное время, гнилое, а Ольгимским нет утешения друг от друга, в лучшие часы только и могут, что не приносить близким бед, не ранить острыми злыми словами, а этого нынче мало.
Виктория смотрела на брата и видела, как он тревожится. Не видела даже - кожей чуяла, как чуяла и то, что каким-то неведомым образом она виной этой тревоге. И самой тревожно оттого, что не развеять чужой страх, не успокоить прямо сейчас, не заглянуть в чужую душу, чтобы посветить там пусть и малой свечой, прогнать остатки ночи. Вот только остатки ли?..
"Что-то нынче ночь слишком густа. И вроде утро, а рассвет не наступит никак..."
Капелла повела плечами, как порой делают люди, когда протянет сильным сквозняком и, ласково погладив брата по руке, позволила ему подвести себя к креслу. Глядя, как брат задёргивает шторы, будто хочет отделить их обоих от мира за окном, тихо откликнулась:
- Спасибо, что слушаешь, что я говорю Влад, - говорила так тепло и мягко, как только умела. - И слышишь меня, и понимаешь.
Когда брат сел к её ногам, Капелла ласково взглянула ему в глаза, положила руку на плечо Владислава и хотела было снова заговорить, надеясь отвлечь его от мрачных мыслей, но он сестру опередил. Слова были как гнилая болотная вода: "больных забивают", "трупы лежат на земле", "Шабнак". Последнее слово колоколом отдалось в голове, и Виктория поёжилась, обхватила себя за локти, будто хотела защититься. Тёмные дни, страшные, хочется спрятаться, но она сама себе не хозяйка.
Капелла снова погладила брата по плечу и, глядя ему в глаза, сказала ласково, но твёрдо.
- Это плохие новости. Страшнее, чем я думала, чем видела ночью, - она помолчала собираясь с силами для противоречия. - Я обещаю тебе быть очень осторожной, братец. И обещаю, что без острой нужды и шага не за порог не сделаю. А на отца не сердись, не надо, - торопливо прибавила Виктория, то ли желая перевести тему, то ли просто привычно гася взаимное недоброжелательство в семье. - От него не только мы - весь город зависит.
Упоминание о старом Исидоре мелькнуло ярче солнца в серый день. Капелла невольно улыбнулась, такими близкими вдруг показались оставшиеся теперь в прошлом тёплые и радостные дни. Впрочем, Влад ведь, кажется, говорил не о прошлом. Виктория чуть нахмурилась, припоминая, отрицательно покачала головой:
- Нет, никого такого я не видела. Он должен был прийти? Что ему сказать, если всё-таки дойдёт?
Ещё не видя в глаза того, о ком говорил Владислав, Капелла искренне хотела быть полезной сыну Исидора.

+1

72

<<< Ночлежка.
Даже не следя за тем, идёт ли за ней бакалавр, девочка торопливо вышагивала по неровной дороге, которую то тут, то там покрывали чуть заледеневшие корочки грязи. Да и не требовалось Тае оглядываться, она и так знала, что Даниил неотступно следует за ней. Мерные, чуть тяжёлые шаги мужчины раздавали за её спиной. Но даже не они позволяли малышки понимать, что она не одна идёт по пустынной дороге, а необычное спокойствие, обволакивающее её душу. Непонятное умиротворение расплескалось по её сознанию, будто бы девочка шла не на серьёзный разговор. а просто в гости к другу.
- Тебе понравится Капелла, - вдруг прервалась от своих раздумий Хранительница, деловито подтянув то и дело спадающие штаны, - у неё такие красивые волосы, будто в них солнце запуталось. Мне всегда кажется, что о них можно обжечься, если дотронуться нечаянно. Но знаешь, я плела ей косы, вплетая степные травы, и ни капельки не обожглась. Наоборот, к ним было приятно прикасаться..
Может, девочка и забыла, куда она шла, а может, так пыталась отвлечься от неприятных событий, которые скоро накроют её с головой. А они накроют, Тая это сердцем чувствовала. В общем, Тая болтала о чём угодно, только не о серьёзных вещах. Она даже рассказала о своей кукле Кнопке, как нашла её на празднике и как убегала тогда от сумасшедшей толпы. Так, за не умолкающей трескотнёй девчушки, необычная парочка дошла до величественно возвышающегося средь тусклых домишек особняка Ольгимских. Красивые, кованные ворота были открыты - правящие семейства, в отличии от обычных горожан ничего не боялись.
Тая замолкла и неуверенно оглянулась на бакалавра, будто ища поддержки. После, решив что-то для себя, прошла по дорожке к дому и требовательно постучала. Но тут же смутилась, поняв, что этот стук вряд ли хоть кто-то услышит. Тычик повернулась к Данковскому и, чуть улыбнувшись, промолвила, указывая на дверь:
- Лучше ты..

+5

73

Он видел как покоробило сестру, но ничем не мог ей помочь, хотя... Если он встретится с Марией, то возможно... Загадывать Харон пока не хотел, но он всё же надеялся, что ему удастся переговорить с младшей Каиной. К тому же той будет интересно то, что недавно обнаружил Влад.  Должно быть. Он ведь недаром пропадал у себя в берлоге.
"Страшнее, гораздо страшнее, чем ты можешь себе представить, сестра" Влад словно сгорбился, понимая, что грозит их городу.
- Отец сделает всё что бы уберечь город, в этом ему не откажешь, - "вернее он сотрёт с лица земли, лишь бы уберечь своё детище. И Я думаю даже ты будешь неспособна его остановить. И меня тоже". Что бы там не думал Ольгимский, но Влад понимал свои обязанности наследника. Он по прежнему хотел что бы всё можно было решить мирным путём, но отчётливо осознавал правильность действий "Тяжёлого". За это Влад ненавидел отца, мало этого он ненавидел Бойни и всё, что с ними было связано и он ненавидел себя.
  Её улыбка осветила хмурое утро, отвлекая его от сумрачных мыслей. Глядя как светлеет Виктория, Виктор и сам улыбнулся. Необъяснимое свойство Хозяек изменять атмосферу вокруг себя, оказало своё влияние на Харона. Он не понимал как это делала мать и как так получается у сестры. Они словно тянули своими нежными пальцами за неведомые нити, меняя настроение и течение мыслей и даже жёсткий отец мягчел под их действием.
"Странно, значит Артемий ещё не встречался с отцом, иначе обязательно зашёл бы к Капелле. Видимо его серьёзно прижало обвинение, если он до сих пор сюда не добрался". Сейчас обвинение в убийстве отца было с гаруспика снято, но всё ещё то тут то там расползались слухи о Потрошителе. Влад жевнул губы.
- Он придёт, обязательно. Не может не придти. Ты передай ему, что я его жду, очень. У меня для него весть от Исидора, - мужчина с лёгкой грустью взглянул на Капеллу, - перед своей смертью старик мне кое что передал для него.
Владислав тихо улыбнулся и погладил ладошку сестры.
- Не грусти, сестрён. Старый менху прожил долгую и хорошую жизнь, а его сын станет достойным продолжением своего отца.
Харон поднялся с банкетки и снова прикоснулся губами к её макушке. Неизвестно когда они увидятся в следующий раз, Ольгимского ждало его дело и тетрадь. Он погладил себя по карману, проверяя на месте ли находка Ян. Мужчина в последний раз заглянул в серо-голубые глаза сестры и, словно извиняясь за то, что покидает её, улыбнулся.
- Не забудь. Скажи ему, что он найдёт меня у станции.
Владислав быстрыми шагами пересёк гостиную и, не оглядываясь, вышел в двери ведущие в кухню. Прощаться он не умел. Прихватив не кухне немного провизии он так же быстро как появился, исчез, отправившись в свою берлогу.

Спустя пару часов к дому подошли, отправленные сюда Оспиной, Бакалавр и юная Хранительница.

+2

74

Судя по всему, девочка прекрасно знала дорогу, учитывая то, что она даже не разу не остановилась и не посмотрела по сторонам. Она выглядела еще совсем ребенком, но в городе ориентировалась прекрасно.
- Да. Скорее всего. - откликнулся доктор, разглядывая землю под ногами и меланхолично считая их равномерные шаги, - И какого же цвета ее волосы? Золотистого?
Несмотря на то, что рассказы Таи были больше похожи на детскую болтовню, Даниил их внимательно слушал, подмечая некоторые интересные детали. Например, что в Городе иногда бывают беспорядки, и тогда очень сложно усмирить разбушевавшихся людей.
Вот они добрались до Сгустка, дом выглядел очень внушительным, но вместе с тем показался мужчине каким-то неправильным, что ли. Было в этих серых стенах что-то такое, непропорциональное. Как будто здание слишком большое для немногочисленной семьи Ольгимских, нет, конечно в таком не заблудишься, но наверняка в подобных просторных комнатах остро чувствуется одиночество.
Данковский молча проследовал за Матерью Быков, миновав ворота и пройдя ровно по узкой дорожке, которая вела прямо к входной двери. Он лишь кивнул на ее предложение самому подать сигнал о том, что к Капелле пришли посетители. Он поднл правую руку и требовательно постучал в дверь три раза.
---> Гостиная.

+1

75

Пообещав брату всё передать гостю, если таковой появится, и клятвенно заверив Владислава, что не будет ни тревожить попусту, ни выходить из дому без дела, Виктория проводила Ольгимского-младшего до дверей, поцеловала на прощание и вернулась в своё кресло у окна, будто снова заняла наблюдательный пост. Встреча с братом и согрела, и встревожила, не дала она только одного - ощущения сбывшегося предчувствия. Капелла с самого прихода домой не могла отделаться от ощущения, что сегодняшний день чем-то чреват. Кто-то придёт, что-то изменится, она снова понадобится где-то. И это настойчивое ощущение усилилось, не желая удовлетвориться разговором с Владиславом.
Капелла смотрела в окно, бездумно перебирала чётки, начинала читать и снова бросала книгу, почти уверила саму себя, что дожидается сына Исидора, которого помянул в разговоре Владислав. И встрепенулась, внутренне почти готовая к встрече, когда услышала хлопанье парадной двери и голоса внизу. А через несколько секунд Виктория узнала, что дождалась вовсе не Гаруспика: ей сообщили о приходе Матери Быков со спутником. Капелла, не сдерживаясь, улыбнулась, распорядилась подать кофе и скорее звать пришедших в гостиную.
Встрече с Таей Виктория не могла не радоваться: слишком живы были воспоминания о солнечных днях и степных травах, которые Мать Быков вплетала ей в волосы, о рассказах Таи, о причудливом сочетании в ней строгости и доброты. Кем бы ни был спутник Хранительницы, его Капелла сейчас тоже готова была встретить с интересом и теплом.
Кофейный столик был сервирован, и Ольгимская-младшая поднялась на ноги в ожидании гостей.

+3

76

<===Сад
Здесь, в этом доме, ничего не изменилось. Тая и сама не могла понять, нравится ей Сгусток или нет. Здесь жил ненавистный девочке Тяжёлый Влад, но так же здесь жила обожаемая Капелла, которая являлась единственным другом ребёнка.
Тщательно вытерев ноги о специальный коврик в прихожей, малютка проследила, чтоб спутник сделал то же самое – нечего в гостях грязь разводить, чай не дома. Нахмурив бровки, Хранительница оглядела себя, ей было стыдно появляться перед Капеллой в таком виде, ведь раньше Тычик ради встреч с подругой одевала свои самые лучшие платья.. А сейчас что? Какие-то тряпки! Но ничего не поделать, придётся показаться в таком виде. По крайней мере, это даст понять Ольгимской насколько всё серьёзно.
Тая взглянула на Даниила и, робко улыбнувшись, взяла его за руку. Маленькая ладошка тихонько обхватила три мужских пальца, затянутых в чёрную кожу перчатки, и девочка повела спутника в гостиную, откуда уже доносился чудесный аромат кофе.
Капелла ни капельки не изменилась, хоть они и не виделись почти месяц. Все те же чудесные рыжие волосы, доброе лицо и умные светлые глаза, которые глядят с интересом и в тоже время изучают. Тая широко улыбнулась и будто бы расцвела, увидев Ольгимскую. Сразу похорошела, будто степной цветочек. Единственное, что выдавало Мать, так это тёмные круги, надёжно поселившиеся под глазами девочки. Недавняя слабость и волнения дали о себе знать.
Тычик отпустила бакалавра и кинулась обнимать подругу, но вдруг резко остановилась, вспомнив в какой она одежде.  «Я ведь могу её испачкать!»  Малютка сцепила пальцы за спиной в замочек и так и стояла перед Капеллой, подбирая слова. Долго молчала, не зная с чего начать.. Вот так вот с ходу жаловаться? Погружать в свои проблемы? Но они ведь так давно не виделись..
- Почему ты не приходила ко мне? – вдруг резко выпалила малютка, - я тебя ждала-ждала, а ты всё не приходила..

+1

77

Сад --->
Странно, что он еще ничего не слышал от горожан про хозяйку этого дома. Отдельные факты были уже известны, но про остальных членов семьи Ольгимских. Говорят, мать Виктории была знаменитой на весь город женщиной, Светлой Хозяйкой. Данковский еще не до конца понимал, что подразумевается под таким титулом. Кажется, несколько дней назад Агнес пыталась что-то объяснить насчет Хозяек, но все равно все сказанное звучало как старинное степное предание, а лучше сказать сказка. Красивая такая, как раз для детей. Но подсознательно мужчина понимал, что в этом месте запросто может твориться черт его знает что, без каких-либо логических обоснований. Нет, в магию и прочие штучки он конечно не верил, но вот некоторые факты были очень необъяснимыми. Остается надеяться, что когда-нибудь найдется объяснение всем происходящим странным событиям.
Комната была большая, светлая, со вкусом обставленная. Судя по вещам и мебели, живут здесь действительно небедные люди. Сравнить хотя бы Сгусток с Ночлежкой Оспины, и все становится ясно, у кого сколько влияния в городе.
В глубине помещения стояла высокая худенькая девочка с рыжими волосами - несомненно, это и есть та самая Капелла. Понаблюдав, как маленькая Тая здоровается, мнется, не решаясь обнять свою подругу, Даниил сдержанно улыбнулся и прошел вслед за девочкой вперед.
- Доброго утра. Даниил Данковский. Рад Вас видеть... позвольте спросить, может Вы знаете, где сейчас находится Ваш отец? У меня к нему срочное дело. Это касается закрытого Термитника, точнее доступа внутрь. Понимаете, Тае нужно попасть обратно домой.

0

78

- И Вам добрый день, - Ольгимская с интересом взглянула на гостя. "Папа? Сегодня всем почему-то нужен отец..." Капелла вздохнула и улыбнулась крошке Тае. Она бы конечно сразу бросилась к ней и начала расспросы, ведь девочка выглядела ужасно - вещи явно с чужого плеча, запавшие глаза и скорбная складка вокруг губ, совершенно не подходили детскому лицу, делая его старше. Где та лукавая улыбка с какой Тая обычно встречала свою подругу? Виктория протянула руку, притянула к себе Мать Быков и, обняв на секунду, взъерошила тёмные волосы на макушке девочки. Но присутствие незнакомца не позволили Виктории позабыть правила приличия, всё же гость на пороге, а она хозяйка этого дома.
- Подожди, милая, я отвечу господину Данковскому и тогда мы с тобой поговорим, а сейчас присядь и попей чаю. Там и печенье есть, то, которое ты любишь.
Девушка улыбнулась и указала на кофейный столик. Заняв ненадолго Таю, она повернулась к Бакалавру.
- А меня все зовут Капелла, и Вы тоже можете. Присядете? - Ольгимская указала рукой на кресло, - папы сейчас нет дома, и боюсь, что не смогу Вам помочь, указав, где он, я просто не знаю. - Виктория прикусила губу и сложила руки на груди, - буквально пару часов назад его искал мой брат и кажется по тому же поводу.
Лицо девочки стало серьёзным и она внимательно посмотрела на Данковского.
- У них не совсем сходятся взгляды по поводу Боен, - Капелла покосилась на Таю и сцепила в отчаянье пальцы, - ну зачем дедушка Исидор умер?! Сейчас, когда всё так плохо...
  Внезапно глаза девочки закатились и она побледнела, на белом как мел лице резко проступили веснушки. Руки девочки поднялись, пальцы впились в виски и сжали их с силой. Девушка хватала ртом воздух, словно пескарик выброшенный из воды. Вдруг всё прекратилось, и Ольгимская сжала руку Даниила вспотевшей, но отчаянно холодной ладошкой.
- Она умерла!

+1

79

Девочка довольно зажмурилась, принимая ласку подруги. Колкая обида за то, что Капелла не навещала малютку, моментально улетучились не оставив и следа. На измученном лице Таи засияла улыбка, и показалось, что Хранительница в разы похорошела.
- А ты?  Ты будешь пить со мной чай? – Тычик распахнула глаза и вопросительно уставилась на девушку. – Можно и его угостить, наверное, – малютка кивнула в сторону Данила, - если нужно, я отдам ему своё печенье.
Поняв, что хозяйка дома и бакалавр сейчас заведут свои «взрослые» разговоры, ребёнок послушно прошёл к столику с угощением и взобрался на стул. Голова ещё немного болела, а во рту была нестерпимая сухость, так что предложение Капеллы о чае было как нельзя кстати. Устроившись поудобней, девочка без зазрения совести начала хозяйничать за столиком. Налила себе кружку чая и почти моментально проглотила янтарную жидкость. Теплота мгновенность разлилась по тело, проваливаясь куда-то внутрь. Живот довольно, но требовательно заурчал, намекая, что хочет добавки. Малютка пробежалась глазами по столешнице, изучая расположенную на ней плетёную корзинку с печеньем. Приметив самое вкусное, то, о котором говорила Ольгимская, Тычик схватила овсяный кругляш грязной ладошкой и с упоением впилась в него.
-Ешли вы не поторопитешь, то фам нишефо не достанется, - с набитым ртом предупредила кроха, продолжая при этом наращивать скорость уничтожения сладкого. Делиться-то на самом деле не особо и хотелось. Хранительница даже не сразу заметила, что с Капеллой произошло что-то странное. Тая продолжала с упоением хрустеть печеньем, щедро запивая его теплым чаем и чуть не подавилась, когда её подруга начала тяжело дышать. Мгновенно слетев со стула, словно ошпаренная, девочка кинулась к Виктории, но запуталась в чужой одежде и чуть не упала, выполнив ногами какие-то безумные па.
- Ты запугал мою Капеллу?! – гневно выкрикнула Тычик, подлетая к паре. Увидев неестественную бледность подруги, кроха и сама побелела.. – Ну же! Помоги ей! – скомандовала Тая и сама приобняла девушку, - Капеллочка, что с тобой? Кто умер? – ребёнок взволнованно смотрел на подругу, чуть нахмурив брови. Ей отчаянно не нравилось, когда у Виктории был такой болезненный вид.

+1

80

Он сразу почувствовал себя третьим лишним, который самим своим присутствием мешает близким подругам вести себя так, как им хочется. Если бы не было такой сильной потребности в данный момент, если бы не понимание того, что любое промедление нежелательно, что поручение Агнес не терпит каких-либо отлагательств, так как слишком много сейчас зависит именно от положения дел в Термитнике, Даниил бы с готовностью оставил девочек одних, чтобы они могли без посторонних глаз и ушей поделиться всеми сокровенными мыслями и идеями между собой. Заметно, что им есть что обсудить.
Преодолев эту мимолетную неловкость, мужчина легко поклонился Виктории. Что-то было такое в этой юной особе, заставляющее воспринимать ее как взрослую и рассудительную личность, в глазах Ольгимской читалась не свойственная обычным детям мудрость.
- Для меня будет честью познакомиться так же с Вашим братом, если будет такая возможность, - осторожно ответил он после непродолжительного молчания, - Но... в каком смысле - не сходятся взгляды?
Как-то отреагировать на слова о смерти уважаемого всеми Менху он не смог, так как почти ничего не знал об этом человеке, несмотря на то что считал этого несомненно мудрого старца своим коллегой и старым другом. Тем более именно из-за его письма Данковский прибыл сюда... и все же каких-либо слов утешения или ободрения у доктора не нашлось, ведь Капелла знала Исидора несомненно лучше и какие-либо комментарии чужака могут выглядеть неуместными.
Вмиг с Ольгимской произошла резкая перемена, казалось, совсем без причины.
Мягко и бережно приподняв легкую как пушинка девочку, Даниил помог ей сесть в стоявшее неподалеку кресло и взглянул на суетившуюся Таю.
- Принеси воды, будь добра.
Далее он раскрыл саквояж и выудил из него небольшой пузырек с нашатырным спиртом и кусок ваты, на случай если Виктории совсем станет дурно.
- Вы что-то почувствовали?

+2

81

После приступа у девочки Бакалавр вынес Ольгимскую в спальню. Сейчас за столиком в гостиной хозяйствует Тая, уплетая за обе щёки любимое печенье. Капелла под опекой Данковского, а значит, Настоятельница может позаботиться о своём урчащем желудке – Людоедкин кисель уже давным-давно остался в прошлом.

0

82

Гостиная; Сад; Кабинет Тяжелого Влада; Холл; Спальня младшего Влада

0


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » "Сгусток" особняк Ольгимских


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC