Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » "Горны" особняк Каиных


"Горны" особняк Каиных

Сообщений 31 страница 60 из 67

31

Юлии, как человеку легко увлекающемуся, но быстро остывающему, торчать в полумраке холла дома Кэйнов и выслушивать пространные размышления доморощенных колдуний Мари и Нины уже порядком надоело. Лэнс только фыркнула, когда дочка Кэйн рассказала Данковскому о "гневе степи".
"Конечно, - хмыкнула про себя ученая, - так и вижу, как из степи несется стадо разъяренных быков и растаптывает бакалавра."
Хотя в общем-то, ничего смешного в сложившейся ситуации не было - из Города не выбраться, этой чертовой Песчанкой заразиться - раз плюнуть. А подыхать в богом забытом месте Юлии не хотелось: слишком мало она повидала в своей жизни и слишком много еще оставалось в этом мире вещей, девушке интересных.
- Я, пожалуй, пойду, - Лэнс многозначительно глянула на Даниила, словно приглашая его последовать за собой. - Прощайте, миссис Кэйн, Мари... - Юлия учтиво склонила голову и покинула тесную прихожую.

Ледяной отрезвляющий воздух привел мысли молодой ученой в какое-то подобие порядка. Она потянулась замершими за считанные секунды руками за папиросами и спичками. "Закрыться в особняке и не выходить на улицу, напиться твирина или как там называется местное поило и ждать. Больше от меня ничего не зависит." - подумала Лэнс и выпустила в темнеющее небо колечко горького дыма.

Отредактировано Juliya Lans (2010-11-14 08:52:54)

+1

32

- Всего Вам доброго, мисс Лэнс - девушка учтиво склонила голову, исподволь бросив взгляд на Даниила. Но Бакалавр то ли не заметил молчаливого вопроса Юлии, то ли сделал вид, что не заметил. В любом случае ученая покинула дом Кейнов в гордом одиночестве, запустив сквозь приоткрытую дверь струйки свежего воздуха и пару пожухлых листиков. Мари смущенно провела рукой по волосам.
- Что Вы намерены теперь предпринять, Даниил? Может... - она не договорила. Легкий стук прервал ход мыслей и так не очень то связных и четких. Мисс Кейн кашлянула и поспешила открыть. На пороге стоял мальчишка, лет одиннадцати - двенадцати. Чумазые щеки, забрызганная грязью курточка и сдвинутая набекрень кепка никак не вязались с важным видом, с каким он протянул Мари скрученный листок бумаги. Разряжал напыщенную обстановку только его постоянно шмыгающий нос, который паренек тайком все норовил утереть краешком рукава. Девушка улыбнулась и осторожно развернула новенькую гербовую бумагу, исписанную мелким, ровным почерком.

"Добрый вечер.
В связи с особой ситуацией в городе и с целью её обсуждения, равно как и ряда других важных вопросов, прошу вас, как представительницу высшего сословия Города, предоставить мне аудиенцию в удобное для вас время.
С уважением,
Правительственный инквизитор Герман Орф.

Все это было странно, очень странно. Мари обернулась к матери, но миссис Кейн в коридоре не оказалось. Очевидно она посчитала беседу не стоящей своего внимания и удалилась в свою комнату. Это очень похоже на Нину. Младшая Кейн растерянно взглянула на посыльного. Но было очевидно, что мальчишка был здесь исключительно в качестве курьера и никак не мог знать истинного положения дел. Что ж, приходилось выкручиваться самой. Но почему она? Почему Инквизитор не пожелал встретиться с ее отцом или дядей? И зачем вообще в городе этот самый господин Орф? Тысяча вопросов и ни одного вразумительного ответа. И выход только один - принять столь неожиданного гостя как можно скорее и выяснить все самой. Она же так хотела узнать что-то. Вот и узнает.
- Подожди секунду - она кивнула пареньку и взглянув на Даниила вышла из комнаты, чтобы через минуту вернуться, держа в руке сложенный вчетверо листочек пергамента и несколько мелких монет. И то и другое она протянула мальчику, который взвесив в руке полученный "гонорар", важно кивнул и не спеша скрылся за дверью. Судя по топоту ног по булыжной мостовой - хватило его важности не надолго.
- Кажется скоро здесь будет весьма важный гость. - то ли к Данковскому, то ли к самой себе обратилась девушка и шумно выдохнула. Пойдемте в гостиную, Даниил - широкий жест рукой указывал направление, хотя вряд ли это было столь уж необходимо. За последние дни, Бакалавр стал уже неплохо ориентироваться в доме Кейнов. - Кажется встреча предстоит не из легких и я бы была Вам очень признательна, если бы Вы задержались ненадолго. Боюсь одна я не справлюсь. - Мари вздохнула и протянув Даниилу только что полученную записку, первая вошла в гостиную.

+1

33

>>>> "Железнодорожная станция">>>>
Как тихо.
Орф оперся на трость и медленно, с чувством начал поворот головы. Хруст, тихий и неприятный хруст, наполняющий череп. Щелчок. Инквизитор слегка потянулся и удовлетворенно кивнул сам себе. Дорога отняла не так уж и много сил, но костям было вполне достаточно. Scheiss,-прошипел Герман, нарушив тишину, царившую на улице. Метко подобранное слово, хорошенько характеризующее его состояние, заставило инквизитора слегка улыбнуться. Заметив под стенами одного из домов небольшую деревянную скамью, Орф не спеша подошел к ней и присел, слегка закряхтев. Взгляд его остановился на довольно крупном особняке причудливой архитектуры, который словно был осью этой улицы: он притягивал к себе, приковывал к своим стенам взгляд. Но заинтересовала инквизитора совсем иное.
Воздух. Воздух рядом с этим особняком словно иного характера, нежели тот, что окружает нас. Гуще, плотнее. Кажется, что он оплетает меня в подобие кокона. И что еще более занятно... Все ощущается по-иному возле этого странного дома.  Чертовщина. Терпеть не могу чертовщину.
Последняя мысль исчезала в закоулках размышлений Орфа, когда он уже поднимался со скамьи. Инквизитор стремительно преодолел расстояние до стен "крепости" Каинов и замер. Вновь он переживал эти странные ощущения. Прошла минута, за ней прошла вторая. Холодная рука в не менее холодной черной перчаткой пытливо ощупывала камень особняка. Загадка. Люблю загадки. Вот только здесь у нас лезвие тайны обоюдно, не так ли?
Герман отрешился от мира. Был лишь он, а рядом было нечто чуждое, нечеловеческое. Инквизитор чувствовал, как странная сила все больше давит на него. Шум ветра начал переходить в чей-то шепот, сверлом ввинчивающимся в мозг. Сходить с ума? Слишком рано, думается мне,- скрипнул зубами Орф. Холодное, ледяное спокойствие овладело им, сомкнулось вокруг его разума, изгнав все лишнее из головы...
Герман открыл глаза. Нечто, только что пытавшееся попробовать незнакомца на зуб, исчезло. Маленькая победа для себя... Вот только много ли еще придется пережить подобных схваток?
Сталь ботинка звякнула о ступени входа.
>>>> "Гостиная">>>>

Отредактировано Герман Орф (2012-09-20 19:06:07)

+3

34

>>>>"Улица перед особняком">>>>
Скрип, тихий и вкрадчивый.
Дверь в особняк плавно закрылась за инквизитором, принюхивающимся к вихрю ароматов, ударившему ему в лицо. Корица, миндаль, благовония, какие-то цветы. Никогда не разбирался в цветах. Орф прислушался к обманчивой тишине дома, который явно не был пуст. То ли все разговоры на тот момент утихли, то ли стены величественного здания заглушали в своем лабиринте все, что могло нарушить атмосферу покоя. Странный дом, истинно странный. Даже сквозь обилие всех этих запахов чувствуется чей-то интерес, скрытый и призрачный. Впрочем...
-Какого черта я стою на пороге?- проворчал про себя Герман, поправляя перчатку на руке. Собравшись с мыслями, инквизитор бесшумно двинулся по коридору. Стены вокруг несли на себе отпечаток работы действительно талантливого мастера. Резьба, ажурные своды проходов, пилястры - в этой глуши такая роскошь напоминала о величии Столицы.
Рука Германа, плывущая по стене, остановилась перед дверным проемом, из которого в коридор лился свет. Инквизитор прикрыл глаза, прислушался к своим ощущениям и улыбнулся сам себе. Костяки пальцев вкрадчиво и легко ударили по стене три раза.
-Здравствуйте, госпожа Каин!
Шипящий вдох и смешок.
-И вы... уважаемый бакалавр Данковский

+3

35

Весть о необходимости непосредственного участия третьих лиц и в случае неповиновения местным обычаям существует угроза гнева Степи в корне расходилась с утвержденными и лично им одобренными планами действий. Бояться чего-либо Бакалавр не привык, о чем свидетельствовали не всегда разумные поступки и действия, приводящие к невообразимым последствиям, но в данном случае все было несколько иначе. Мари демонстрировала явные признаки растущего с каждой минутой беспокойства, масла в огонь подлило и прибытие письма.
Юлия уже заторопилась домой, ее можно было понять. Даниил был бы не прочь уйти вместе с ней, но что-то удержало его в этом доме. То ли предчувствие, то ли... И Нина тоже куда-то ушла.
- Идеально было бы найти Бураха. Но боюсь, что с этим возникнут проблемы - город большой, а где его искать - неизвестно.
Последние несколько дней всех гостей, посещающих всевозможных приятелей, знакомых или пришедших по какому-либо важному делу, нельзя было назвать желанными или долгожданными - новостей и открытий либо не было вообще, либо обсуждения касались недавних событий и происшествий.
По приглашению младшей Кейн пришлось перебраться в гостиную, мужчина устроился в мягком и удобном кресле у окна, пользуясь возможностью просто-напросто посидеть и расслабиться.
Записка была действительно интересной и объясняла растерянность Мари. Странно было то, что содержание касалось именно ее, а не отца или матери, все же они были более просвещенными в большинстве вопросов людьми, тем более тех, которые касались ситуации в городе.
- Герман Орф... Известная личность, - врач пристально смотрел на девушку.
Входная дверь жалобно скрипнула, будто жалуясь на повышенное внимание. Через некоторое время на пороге комнаты показался и сам автор письма.
- Добрый вечер, правительственный Инквизитор.

+2

36

Пропустив Даниила вперед, девушка отошла к камину и принялась задумчиво вертеть в руках фарфоровую куколку, с непропорционально большими глазами на совершенно белом лице и маленькими сжатыми губками, покрытыми красной эмалью. Купить этого уродца могла только Нина, что не придавало безделушке привлекательности в глазах младшей Кейн. Мари пыталась сосредоточится на Бурахе. Где он может быть? Она знала не так уж и много мест в Городе, где действительно стоило поискать гаруспика. Вот только мысли раз за разом возвращались к скорому визиту высокопоставленной особы. Инквизитор? Что в Городе забыл инквизитор? Как он сюда попал, если дороги перекрыты? Какое отношение имеет к нему семья самой Мари? - девушка в тысячный раз пожалела, что отец так мало рассказывал ей о своих делах. Может, знай она чуть больше, многие вопросы отпали бы сами по себе. А сейчас ей кажется, что даже Данковский знает куда больше об этом Германе Орфе, чем она сама. Может спросить?
Вкрадчивый голос, раздавшийся за спиной, заставил Мари вздрогнуть и, от неожиданности, разжать пальцы. Фигурка, жалобно ударившись о полку камина, полетела вниз, глухим стуком возвестив об окончании своей никчемной фарфоровой жизни. Кейн пару секунд разглядывала белые черепки под ногами, прежде чем поднять голову и слишком резко обернуться. Перед ней стоял немолодой мужчина, с усталым лицом и пронзительным взглядом. Его черное облачение и трость в руках удивительно гармонировали с  вычурным антуражем гостиной. Мари даже невольно подумала о том, что ее обычное платье куда меньше подходит к облику этого дома, чем внешний вид инквизитора.
- Господин Орф? Добрый вечер. - девушка сделала шаг в сторону мужчины и остановилась в нерешительности. Как вести себя в обществе правительственного инквизитора она и понятия не имела, зато прекрасно ощущала, как от его взгляда ей становится не по себе, хотя на губах гостя играла вполне доброжелательная улыбка. Мисс Кейн растерянно оглянулась на Даниила, который отреагировал на появление Германа Орфа вполне буднично. По крайней мере в его голосе не слышалось удивления или волнения. Впрочем, кажется они знакомы.
- Э-э...прошу Вас, проходите - девушка кивнула на свободное кресло. Надеюсь Вы не против присутствия господина Данковского? Сейчас он лучше меня может рассказать об обстановке в Городе. - Мари сложила руки замочком и замерла в центре комнаты. - Так о чем Вы хотели со мной поговорить, господин инквизитор?

+1

37

Орф вошел, легко улыбнулся, изобразив головой поклон. Взгляд Германа бегло ощупал обоих.
Хозяйка дома обладала, как сказал бы Филин, "красотой от Бога". Казалось, что не платье украшало Мари, а скорее она сама украшала платье. Хорошо, что здесь не сам Филин,-мысленно усмехнулся инквизитор. Впрочем, к делу. Орф чувствовал волнение, исходящее от девушки, но понимал, что диалогу это нисколько не помешает. Иначе она не дочь "Хозяйки",-заключил про себя Герман.
На таком же, как и сам инквизитор, госте этого дома, сверло взгляда Орфа остановилось и с силой провернулось. Бакалавр Даниил Данковский. Ученый ("шарлатан и бездарность", по утверждению трех государственных академий), смелый ум ("еретик и безбожник", по утверждению представителей всех конфессий) и просто человек высоких душевных качеств. Что думают о последней оценке многие, я вспоминать не буду... Несмотря на спокойный взгляд бакалавра, Герман чувствовал, что этот человек сейчас подобен натянутым педальным механизмом струнам рояля. Хотя это вполне предсказуемо. Обстоятельства сокрушительны даже для человека, рискнувшего победить Смерть.
Бур ослабил свой напор.
-Нет, что вы, госпожа Кейн... Я искренне рад видеть здесь столь гениальный ум нашего государства. Но если позволите, я постою. Инквизитор оперся о трость, пальцем потирая ее набалдашник, на мгновение ушел в собственные мысли.
-Итак, перейдем к делу, госпожа Кейн. Я прибыл в связи с чрезвычайным положением в Городе. Судя по всему, исполнительная власть Города сейчас мало дееспособна. Поэтому я обращаюсь к вам, как к власти неформальной, но сильной. И как к человеку мудрому и разумному. С вами мне необходимо решить ряд вопросов. Надеюсь я могу на вас рассчитывать?
Орф закашлялся, издавая хрип и бульканье. Поморщился. После чего повернул голову в сторону Даниила, слегка сощурив глаза.
Но прежде я вынужден просить глубокоуважаемого бакалавра Данковского поведать нам о ситуации в Городе. Даниил?

+2

38

<<< Улица района Хребтовка

Пакет за пазухой мешался и шуршал, но был не тяжёл, так что Спичка совершенно не чувствовал себя уставшим, подходя к дому Кэйнов. Да ещё грела душу мысль о тысячах вкусностей, которые он может купить на честно заработанную денежку. Скажем, пакет вяленой рыбы. И сидеть на крыше какого-нибудь дома, как выдастся солнечный денёк, грызть её, а головы и кости отдать кошкам. Или булку! С изюмом, например. Или мешочек конфет, красненьких таких…
Последние несколько метров до двери, ведущей в особняк, Спичка преодолел вприпрыжку. Настроение было хорошим. Сейчас отдаст пакет, а потом вернётся к заражённому кварталу. Наверняка там и вполовину не так опасно, как говорят, просто Спичка не станет трогать крыс и тряпки, если какие будут валяться.
До массивной двери оставалось несколько шагов, и тут мальчик слегка оробел. А ну как не поверят, прогонят? Тогда он просто отдаст пакет и скажет, что это для Бакалавра. Хотя нет, сначала лучше спросит, тут ли он. А то получается, что не выполнил поручение, а слухи в городке разносятся быстро, нехорошо выйдет.
Нерешительно потоптавшись с ноги на ногу, Спичка позвонил в дверной колокол.

+1

39

Мари совсем не была готова к встрече с Инквизитором, это было видно невооруженным взглядом. От этого пострадала даже фарфоровая безделушка, покоившаяся прежде на камине. Но девушку можно было понять - все-таки это был никто иной, как Герман Орф. В Столице о нем ходило множество слухов, большинство которых были не самые лестные. С одной стороны распространение подобных слухов - бесполезное занятие, которое в какой-то степени может стать даже опасным. А с другой, это великолепный способ держать народ в страхе, не прилагая при этом абсолютно никаких усилий. Любой Инквизитор всегда вызывает страх.
Впрочем, о Орфе говорят так же и то, что он не сторонник жестокости, действует всегда прямо и любит устраивать допросы...Считается, что каждый из Инквизиторов - уникальный человек, которому под силу разрешить неразрешимую проблему, разобраться в самом запутанном деле и выйти из него победителем...теперь у всех находящихся в Городе будет замечательная возможность проверить все слухи на себе.
Как и следовало ожидать, Орф не хотел тратить драгоценные минуты на пустую болтовню и вкратце поведал о цели своего визита.
Посчитав невежливым тот факт, что он вроде как собрался сидеть в то время как остальные будут стоять, бакалавр поспешил подняться с уютного кресла и поправил воротник. Затем с немного расеянным видом прошелся по комнате, стараясь собраться с мыслями.
- Боюсь, я не смогу порадовать Вас большим количеством интересной и полезной информации, по крайней мере сейчас. Самая важнейшая проблема на данный момент это несомненно болезнь. Необходимо соблюсти все меры, чтобы заразилось как можно меньше людей. Надо знать симптомы, провести диагностику, объяснить людям о важности профилактики заболевания...в идеале - найти способ лечения. Сейчас на улицах спокойно, но нельзя исключать проявления волнений и паники в ближайшее время. Плохо, что Власти приостановили снабжение Города.
Со стороны входной двери раздался звон, явный признак прибытия посетителя. Пользуясь тем, что находится неподалеку, Даниил преодолел расстояние коридора и открыл дверь. На пороге стоял мальчуган лет десяти.

+1

40

Звонок!
Орф на мгновение замер, обращая слух от прерванной речи Бакалавра к прихожей. Чье-то робков топтание у порога через пару секунд заглушил стук каблуков Данковского. Кто?- мелькнула молниеносная мысль, тут же уступившая место своей сестре, сообщающей Хозяину, что не стоит терять время.
Герман перевел взгляд на Мари.
Госпожа Кейн, окончательно переходим к делу. Сперва о чуме. Во-первых, как я понимаю, бущующую сейчас болезнь идентифицировали как ту, что имела место несколько лет назад. В этом случае нам необходимы данные работ Исидора Бураха. И да, я в курсе, что таковой мертв. Значит, нам нужен его сын.
Далее... Распоряжения. Был ли создан изолятор для больных? Покойницкая? Что насчет медикаментов в Городе? Необходимы меры.

Герман прислушался к происходившему у входа. Дверь скрипнула, впуская неизвестного.
Я могу понять досаду милсдаря Данковского, но Власти не могут рисковать еще одним поездом, на этот раз из-за чумы. Здесь, в области за Горским узлом и так пропало немало поездов в этой Богом проклятой степи.
И последнее... Нарушители Закона. Мне нужны все наводки. Этим вопросом я займусь сам.

Инквизитор помедлил, прислушиваясь к самому себе. Начало положено,- подумал Орф.
Я реквизирую помещение Собора в качестве своей штаб-квартиры.

+1

41

Дверь открыл сам Бакалавр. Спичка сначала опешил и даже отошёл на шаг, испугавшись: не ожидал, что так сразу найдёт адресата. Думал сначала, что придётся сперва доказывать, что посылка для него, да что это вам не шутки... А ну как и не получилось бы ничего? За спиной Бакалавра виднелся проём, ведущий в гостиную, откуда доносился чей-то голос: Спичка не очень хорошо слышал, о чём ведётся речь. Мужской голос что-то говорил о болезни, о покойниках... Так и хотелось послушать побольше, но как сделаешь это? Мысленно Спичка решил пробраться к окну и подслушать, если его дальше холла не пустят.
Он переступил порог.
- Здрасьте! - бойко поздоровался он с Бакалавром и, запустив руку под майку, извлёк наружу свёрток в коричневой бумаге. - Вот, попросили передать посылку, вот я вам её передаю, возьмите!
Протараторив стремительно, он протянул посылку и выжидающе уставился на Бакалавра, готовый пуститься бежать, если прогонят.

+2

42

Сцепив руки, Мари все так же наблюдала за Бакалавром, неторопливо расхаживающим по комнате. Как то все звучало слишком просто: "диагностика", "профилактика". Да тут половина жителей, стоит им увидеть на пороге мужчину наподобие Даниила, с его новомодными медицинскими прибамбасами в руках, как самое безобидное, что с ним могут сделать, это сжечь его труп где-нибудь на задворках. И доказывай им потом, что ты лечить пришел, а не сам заразу в Город принес.
Хотя в комнате было тепло, девушка зябко поежилась, отчетливо представив себе эту картину.
Из раздумий Мари вывел звонок в дверь. Она, было, шагнула в сторону прихожей, но Данковский ее опередил, оставив наедине с Инквизитором, который тут же перевел на нее свой изучающий взгляд и продолжил все тем же ровным тоном, словно и не терял нити беседы.
Девушка помедлила с ответом, пытаясь нарисовать в голове более четкую картину происходящего. И невольно прислушиваясь к творящемуся у входной двери, надеясь, что Даниил снова вернется в комнату. Ей было как-то спокойнее в его присутствии. Мисс Кейн повернулась вполоборота к камину, и, стараясь не встречаться взглядом с Орфом, слегка пожала плечами.
- К сожалению, я не знаю где сейчас точно Адриан Бурах. В первые дни его не сильно жаловали в Городе и, вполне вероятно, что он нашел приют у кого-то из сочувствующих ему жителей, где и живет до сих пор. Думаю, что с этим вопросом лучше всего обратиться к доктору Рубину. Он был учеником Исидора и наверняка знает, где сейчас его сын.  .
Мария подошла к камину и поворошила потухающие дрова. Огонек снова лизнул дерево и весело затрещал. Что она еще может сказать? Она не выходит их дома уже несколько дней. Отец пропадает неизвестно где. Нину не интересует то, что происходит вокруг. Девушка крепко ухватилась руками за спинку кресла и прикрыла глаза. Пару секунд перед ней еще мелькали отблески огня, слившиеся в один сплошной хоровод. Но вот картинка стала меняться. Темные силуэты все больше становились похожи на людей, очертания зданий появлялись и исчезали. Мари словно со стороны услышала свой холодный, металлический голос:
- В "Сердечнике" бушует зараза. Местный театр набит покойниками, которых не успевают вывозить и сжигать на кладбище. Люди в панике. Район оцеплен и смерть медленно прибирает его к рукам. Аптеки практически пусты. Больные гибнут от рук здоровых. Вокруг... - она осеклась и замолчала, словно увидев что-то ужасное. Потом вздрогнула, покачнулась и открыла глаза, на секунду поймав на себе удивленный или заинтересованный взгляд Инквизитора. Решив больше не рисковать, и не демонстрировать на публику то, чего не надо, Мари отошла от кресла и скрестила руки на груди.
- Сожалею, но другой информацией я не располагаю. Если нужна какая-то моя непосредственная помощь - я всегда к Вашим услугам, господин Орф. Девушка прислушалась к детскому голоску из прихожей, пытаясь угадать его обладателя.

+3

43

Что же, никто и не говорил, что всё само потечет в руки. В конце концов, когда было легко?- вновь мысленно усмехнулся Инквизитор. Где же ты, Бурах, оклеветанный, но еще живой? Где ты и секреты твоего рода? Ты нужен, нужен не только этой забытой не то, что Богом - даже Имперским Казначейством глуши... Ты нужен мне, хирург-мясник... и я тебя найду. Орф закашлялся, продолжая тем временем развивать свои мысли, как порой пряха разматывает нить.
Один район? Я буду не я, если за ночь чума не раскинулась на новые районы... Я ведь помню...
"...Свечи. Мириады свечей под просторным куполом Зала Совета. Исполинских размеров стол и мрачные фигуры, сидящие за ним. А в центре он, бесстрастно вещающий...
-...Напомню вам, что непонятная эпидемия уже прекратила существование нескольких удивительных городков на севере нашей страны. Истоки и обстоятельства этих трагедий остаются скрытыми. Непонятного много. Этот мор ведет себя так, будто обладает разумом. За ним, несомненно, стоит какая-то неодолимая воля! Иначе как объяснить то, что эту болезнь никто не сумел победить? Как объяснить то, что самые чудесные стороны нашего Бытия вызывают ее особенную ненависть? Выбирая жертву, Песочная Язва следует привередливому закону. И если пытаются спорить с ней - следуя тому же закону, она всегда возвращается снова... Странно, что до сих пор молчат всемогущие Власти...
-Не вам обсуждать действия Властей, Орф. Даже наши решения обсуждать не ваша прерогатива..."
Герман мотнул головой, выныривая из воспоминаний.
Благодарю вас, госпожа Кейн. И надеюсь на дальнейшее сотрудничество,- сказал Инквизитор, плавно поднимаясь. Голова Германа качнулась в подобии поклона, после чего он пошел к выходу.
У дверей стоял Бакалавр, а за ними... Мальчишка,- равнодушно констатировал Орф. Герману даже не пришлось особо вглядываться - паренек вздрогнул и спрятал взгляд от одного поворота головы в его сторону.
До свидания, господин Данковский. Мы с вами еще обязательно встретимся...- сказал Инквизитор, выходя за дверь.
И поверьте - нам будет о чем поговорить.
>>>Площадь перед Собором>>>

+3

44

<<<<<Главная площадь(пустующий дом)<<<<
От дома к дому, от стены к стене быстро и точно, словно резал ткани, Рубин рассекал улицы. Чётко выверенными движениями он продвигался к своей цели. Вот показалась дорожка, ведущая к центральным воротам. «Чёрт подери Алекса с его нерешительностью! Как сейчас нужно было их присутствие» Он бы тогда не отпустил Жейка, а отправил бы молотить в двери, вереща, что Архитектора убили. Это бы дало ему нужное время, а теперь только, -« как там вечно подвывает Кларк?» Сама Степь решит, кому нужна удача. Он уже сделал шаг из тени, как нечто впереди заставило сделать обратное движение. Пока он примеривался к задней стене дома , со скамьи встал и направился к ступеням парадного входа мужчина. Давид с неким удивлением рассматривал незнакомую фигуру. Видно было, что господин (а что это господин Рубин не сомневался) приезжий, но… Давид точно знал, что поезда больше не ходили. И это не горожанин, всех горожан из хоть сколько-то богатых семей Рубин знал, практика обязывала. «Что же», -  думал он, - «вот ты-то, голубчик, и окажешь мне услугу подсадной утки». Врач проводил взглядом фигуру в тёмных одеждах, брови сами сошлись у переносицы, что-то словно под локоть толкнуло, слишком странным было появление этой фигуры в такое время, в таком месте. Но в тот момент, когда трость мужчины коснулась ступеней, ноги врача уже отмеряли расстояние до следующего дома, за ним как раз и можно было пройти к тому месту, куда стремился Давид.
>>>>Особняк Кейнов(Сад возле дома)>>>

Отредактировано David Rubin (2011-03-22 17:37:30)

+1

45

<<<<Улица перед домом<<<<<
Рубин знал о том, что он существует. Может никто уже и не помнил, но Давид знал, точно такой же находился у его дома и дома Исидора. Руки коснулись мха, холодного и замороженного, острый нож делал разрезы, Рубин умел правильно держать нож в руках. Старый Менху не позволял ему трогать степных жителей, но тех, кто не придерживался местных поверий, молодой врач оперировал за милую душу. Ещё несколько правильных движений и дёрн развернулся, открывая нечто деревянное. Руки ощупывали подгнившее дерево, доски под сильными пальцами крошилась в труху. Несмотря на холодный, тягучий воздух, лоб покрылся бисеринками пота. Мужчина хмурился, время текло, не останавливаясь, а он ещё не попал внутрь. «Чёртовы доски!» Врач поднялся с колен и в сердцах пнул ногой по деревяшкам. Вскрикнуть он не успел, нога резко ушла вниз, Давид не удержался и со всей силы врезался копчиком о землю. Глухое шипение раздалось, когда ладони впечатались в доски собирая занозы и обдирая кожу ладоней. Чуть продышавшись, он поднёс кисти к глазам, с них капали капли крови, тут же жадно впитываясь почвой. Мужчина пробормотал:
- Земля живёт обменом, - осторожно стряхнул кровь и вытер ладони о куртку, об обработке пока некогда было думать.
Дальше пошло веселей и вот ноги врача уже упёрлись в дранку, прикрытую тонким слоем глины. Вынести её не представило особого труда.
>>>>Винный погреб>>>>>

Отредактировано David Rubin (2011-03-23 07:15:48)

+1

46

<<<<<Сад возле дома)<<<<<
- Ну здравствуй, винный погреб, - отвязывая от пояса верёвку,Рубин разглядывал небольшое помещение. По месту расположения люка, ему казалось, что он окажется в подвале, хотя это кажется и была часть подвала, просто отрезанная от остального помещения стеной, ведь вино должно храниться в специальных условиях и у него, как и у всех старых и прекрасных творений свой режим температурного хранения. Давид здесь, в отличие от подвала, не бывал, это была вотчина Виктора, охраняемая им словно цербером. Что же, Земля продолжила отдавать за те капли крови, что он на неё пролил. Рубин взял несколько бутылок покрасивее, но представляющих наименьшую ценность, он знал каково будет Виктору, узревшему это святотатство, но он просто не представлял, как ещё можно представить, что столь дерзкий поступок совершён обычными грабителями, пусть и нанятыми. Ему нужно выиграть время и направить всех по ложному следу, твердил он себе, когда заворачивал горлышки в тряпку и колол их о каменную поверхность стен погреба. Прикрытое тряпками стекло глухо стонало и рвалось на части, густое, словно кровь вино лилось по рукам и расплывалось лужицами на полу. Тонкие пальцы врача дрогнули, он жалел словно умирающего ребёнка, каждую бутылку, ароматы вин смешивались и окутывали врача. Губы доктора сжались – за стенами дома люди умирают десятками, а он плачет над парой бутылок вина. Давид решительно отбросил последние осколки, чуть смочил пораненные ладони в винной луже, хороший антисептик и направился к двери. Отмычка проникла в скважину, немного движений, осторожный, тихий щелчок и дверь отошла почти беззвучно.
    Нет, ему не казалось, что старик спит, он скорей выглядел, словно размышлял о чём-то, прикрыв глаза. Морщинка между бровей и губы в лёгкой полуулыбке, казалось, что он сейчас откроет глаза и кивнёт в приветствии. Давид закусил губу, именно сейчас он почувствовал боль от того, что на льду в его прозекторской лежат останки его учителя – сильного духом и доброго человека Исидора Бураха. Рубин дёрнул щекой, и прорезиненный мешок открыл свою пасть, поглощая тело Симона...
    Найти тело было не сложно.  Мёртвое хранит холод и спирт. Рубин не думал, что Кейны  запаслись ванной со вторым, а холод? Ледники были почти в каждом доме. Мясо нужно было где-то хранить.  Кухня по-прежнему оставалась пустой, только из гостиной доносились голоса, Давид узнал голос Мери и.. «Неужто Данковский?» Врач в порыве уже было шагнул на звук голоса, но резиновая поверхность тихо скрипнула и стукнула по спине, а затем раздался и ещё один, незнакомый врачу голос. Он не предвещал ничего хорошего, и Рубин поспешил убраться отсюда, пока кому-нибудь не приспичило взять что-нибудь на кухне.
     Обратный путь занял немногим больше времени. Сначала мужчина подтянулся сам, а затем, за привязанную к мешку верёвку вытащил тело. Осторожно, чтобы не провалилось, завернул обратно дёрн,  изнутри конечно лаз найдут, но хоть сверху его не будет видно, а то ныне народец ушлый,  махом разглядят.
   Из мешка достал два маленьких колеса и продел сквозь них стальной стержень с пазами и гайками, колёса встали в пазы и свободно крутились, а гайки не давали им слететь со стержня. Он привязал ноги тела к этой каталке, а сверху сделал вроде лямки через грудь.. Быстро, тихо и на себе не волочь.
>>>>Главная площадь(пустующий дом)>>>>

+1

47

-И Вам не кашлять...- едко и еле слышно бросил Бакалавр.
Доверительный тон Инквизитора напрягал его, словно занесенный над спиной бич. Казалось бы, у Даниила нет причин не доверять или быть враждебным к Орфу, но в этом мрачном и чуть жутковатом посланце Данковскому виделся не человек.
Он видел в нем занесенный кулак Властей, разрушивших все его труды. Видел рупор ненавистных ему ортодоксов, таких как Тельман. Видел рок, который отбросил его назад и лишил блестящих результатов. И все же, кто ты, Инквизитор? Друг ты мне или враг? Или тот, с кем Я просто разойдусь мимо? Бакалавр вздохнул. Завертелось веретено, не остановить...
Взгляд Даниила упал на мальчишку. Посылка? Хмм... Доктор развернулся к хозяйке дома.
-Простите, Мария, но Я вынужден уйти. Надеюсь, Вы простите меня... Доброго Вам дня, надеюсь, что мы скоро встретимся,- сказал Данковский, склоняясь в элегантном и легком поклоне.
-Идем, мальчик. Пара сошла с порога, и Бакалавр прикрыл за собой дверь. После чего вытащил из сумки несколько монет и протянул юному сорванцу.
-Спасибо, что доставил все в целости,- добавил он, добродушно улыбнувшись и принимая посылку в руки.
-Вам спасибо, дядя!- с довольным видом ответил шалопай, и вдруг шлепнул себя ладошкой по лбу, спохватившись.
-Чуть не забыл!- мальчишка сразу стал загадочным и продолжил говорить уже шепотом - велели передать, что Вас Кларк ищет, потому что стряслось у нее что-то, и просит ее найти!
-Кларк? Агнес...- задумчиво протянул ученый. Знать бы еще, где ее искать...
-А хотите, Я Вас проведу к ней? Паренек гордо задрал нос, радуясь, что может знать то, чего сам Бакалавр не знает.
-А ты знаешь, где она живет?
-Конечно!- Спичка опять перешел на шепоток - Это страшный темный дом на краю Кожевенного... туда никто не ходит!
-Даже так? Что же, лучше скажи мне, как дойти до этого дома... А Я уж сам доберусь.
Бакалавр наклонился, чтобы не отрывать мальчугана от игры в Таинственность, и терпеливо выслушал сбивчивый рассказ.
-Спасибо тебе,- вновь улыбнулся Даниил - вот, держи еще. В ладонь Спички упала горсть монет, а Данковский принялся размышлять.
>>>Улица перед особняком>>>

+1

48

Гостиная --->
Посветлевшее предрассветное небо было затянуто тучами, вот-вот пойдет дождь. Свежий морозный воздух моментально охладил голову, приводя мысли в порядок. Запах твири, назойливо преследующий повсюду днем, в это время суток практически не чувствовался, лишь поверхностно напоминая о себе.
Даниил вышел за ограду Горнов и осмотрелся, мысленно прикидывая примерный маршрут своего утреннего путешествия. Раннее утро - не слишком подходящее время для подобных прогулок. Впрочем, Данковский считал, что Кларк не из тех, кто будет ни свет ни заря беспокоить кого-либо без уважительной причины, а следовательно, дело серьезное и не терпит отлагательств. Судя по всему, дом Агнес расположен на другом конце города. Мужчина мысленно еще раз поблагодарил Спичку за то, что тот довольно подробно объяснил, какой дорогой лучше пойти, в каких местах можно сократить путь и подсказал пару закоулков, в которых можно переждать в случае непредвиденных обстоятельств и нежелательных встреч. Он задержался еще на пару мгновений, чтобы бросить задумчивый взгляд на возвышавшийся с другой стороны широкой улицы Собор. Удобнее устроив под мышкой посылку, не очень торопясь, но и не слишком мешкая, врачеватель направился к мосту через речушку Глотку.
----> Ночлежка Агнес

+1

49

<<< Гостиная

Юлия вышла на улицу. Вдохнув холодного воздуха девушка чуть не закашлялась и подняла ворот свитера. Город вокруг казался серым, и люди серыми и даже небо, хотя последнее было не удивительно. Все это лишь портило настроение, которые и так было не на высоте. Было слишком много вопросов и ни одного ответа. Люричева не привыкла к такому положению вещей. Нужно было немного успокоиться и поразмыслить надо всем, что происходит. Не желая более задерживаться около дома Каиных, Юлия неспешно пошла, как говорится, куда глаза глядят. Почему-то сейчас ей хотелось именно пройтись по городу, чтобы привести мысли в порядок. Вечный меланхоличный настрой Юлии был для нее удобным и комфортным, хотя иногда мешал в общении с окружающими людьми. Впрочем, Люричева не страдала экстраверсией и в постоянном присутствии в своей жизни посторонних не нуждалась. Так что гулять в полном одиночестве было для нее вполне привычным и относительно приятным занятием. Девушка особо не следила за направлением, доверяясь судьбе и принципу "куда бы я не пришла - это не будет случайностью, а лишь новым звеном в цепи событий моей жизни". Данный принцип Люричеву вполне устраивал, она жила с ним не первый год и привыкла относиться к подаркам судьбы уважительно. Чтобы не случилось, это всегда имеет смысл и разумное объяснение.

>>> "Стержень"

+2

50

Она осталась одна. Стоять посредине гостиной, задумчиво держа в руках две фарфоровые половинки фигурки, поднятые ей пару секунд назад. Просто надо было чем-то занять руки, иначе чувствовалась своя полная бездеятельность. У отца свои заботы. Нина...Мать в последнее время вела себя более чем странно. Мария даже ненароком стала подозревать ее в употреблении морфина, как это делала Катерина. Но Пурпурная Хозяйка, в отличие от Сабуровой, не была столь безвольна. Поэтому ее поведение и раздражало девушку. Словно она могла сделать что-то большее, но не хотела.
Еще пара секунд незапланированной слабости и жаления себя любимой, и вот, младшая Каина уже снова гордо выпрямилась и, развернувшись на каблуках, направилась прочь из гостиной. Туда, где, по ее мнению, она, будучи услышанной, все еще вполне могла поделиться своими страхами и опасениями. Внутренний покой. Где тело Симона, даже бездыханное, все еще излучало какую-то незримую энергию, которая могла помочь восстановить дочери Хозяйки утерянные душевные спокойствие и равновесие.
Звук ее шагов гулко отлетал от стен полупустого коридора. Дом, некогда наполненный добротой и теплом, словно вымер, погружая оставшихся своих обитателей в пучину холода и мрака. В голову, пульсирующей болью снова закралась мигрень и Мария испытывала сейчас лишь дикое желание закрыть глаза и погрузиться в спасительный сон. Но и во сне она не чувствовала себя лучше. Ее мысли то и дело возвращались к странным видениям, преследующим ее последнее время. Памятуя о том, что дар Хозяйки просыпается в дочери только после смерти матери, младшая Каина была с детства подготовлена Ниной к тому, что однажды этот день наступит. И тем более странно было чувствовать сейчас в себе пробуждение какой-то силы, в то время, как Алая Хозяйка жива. Мария поежилась, касаясь холодными пальцами висков и отчаянно массируя их. Это принесло ей толику облегчения и девушка, вздохнув, шагнула во Внутренний Покой.
Здесь все напоминало о незримом присутствии Симона. Расположение вещей, зеркал, дуновение ветра. Еще бы, ведь Покой был его детищем, созданным и продуманным до мельчайших деталей. Это помещение, расположенное в задней части дома, между тем производило впечатление совершенно обособленного сооружения находящегося вдали от всего остального мира. Мария заходила сюда с благоговением, но...стол на котором должно было покоиться тело ее дяди, был пуст. Симона не было. Он словно растворился в воздухе, поскольку девушка могла поклясться, что в дом никто не заходил и уж тем более, никто не приближался к Покою без ее на то ведома. Или приближался?...
Каина пару минут стояла молча, не понимая что же ей делать дальше. Воздух Покоя стал вдруг невыносимо тяжелым и девушка поспешила покинуть помещение. Никаких предположений о том, кто мог совершить подобную гнусность у нее не было. Даже сама мысль об этом казалась Марии кощунственной. Она в бессилии сжала кулаки и вернулась в гостиную, надеясь побыть там в одиночестве и подумать.
Но, очевидно, в этот день Шабнак веселилась во всю. На улице раздавался гул голосов, приглушаемый лишь тяжелыми драпировками, развешанными по окнам. Мария в недоумении откинула одну из них. Перед их домом собралась толпа. Нет, конечно особыми масштабами эта горстка из пятнадцати-двадцати человек не ужасала, но, в условиях эпидемии, когда Город был охвачен паникой, а жители испуганно сидели по домам, боясь высунуть нос наружу, даже такое скопление народа вызывало удивление. К тому же их вид наводил на мысли, что они пришли сюда явно не из праздного любопытства или организованного шествия. Скорее это больше походило на восстание. А в доме, как назло, ни одного представителя мужского пола. И Даниил с господином Орфом ушли так не вовремя. Не то чтобы Мария испугалась, но, согласитесь, когда у дома беснуется разъяренная непонятно чем толпа - приятного в этом мало.
- Мама? - не отрывая взгляда от творившегося за окном, девушка почувствовала приближение Нины. Кажется Алую Хозяйку тоже заинтересовало творившееся. - На улице люди. Я не знаю, что им надо, но... - Мария замолчала, поворачиваясь к матери - И еще... Симон... он...пропал.

+4

51

<<< Гостиная. Начало игры.

Спичка выкатился из ворот на улицу, восторженно сжимая монеты в кулаке. Вот прекрасно-то, вот славно, и уши не надрали, и подзаработать удалось!
Подкинув монетку и ловко её поймав, мальчик ссыпал мелочь в карман и, беспечно насвистывая, пошагал вниз по улице. То, что Бакалавр отказался от провожатого - это хорошо, конечно. При Спичку наверняка уже все забыли, а ему только того и надо, теперь можно снова попробовать в оцепленный район пролезть. Он, Спичка, теперь поосторожнее будет, чтобы снова кто-нибудь не сцапал. А то во второй раз так наверняка не повезёт.
Он подошёл к невысокому забору, быстро стрельнул глазами влево-вправо, и ловко перемахнул через него, крепко приземлившись на ноги в крохотном внутреннем дворике, образованном тремя безликими стенами домов. Шурша пожелтевшей травой, Спичка пересёк двор, обратив по пути внимание на маленькую серую крысу, шмыгнувшую в подвальное оконце, и вышел на соседнюю улицу.
Ещё пару раз через заборы перелезть надо, да сократить путь через неприметную дырку, а там уже и до Жильников рукой подать. Местных жителей Спичка не боялся. Наука простая: веди себя тихо, да на неприятности не нарывайся, и тогда никто тебя не заметит.
Сунув руки в карманы, мальчик двинулся по улице дальше, с удовольствием размышляя на тему: а что там, в закрытом-то квартале? Просто жуть, как любопытно.

>>> Кожевенный

Отредактировано Спичка (2011-10-07 09:54:41)

+2

52

Нина спокойным размеренным шагом  шла по коридорам своего дома. На пути ей никто не попадался. Ни слуг, ни мужа, ни дочери… Вот они минуты покоя и блаженства. Госпожа Каина любила свое семейство, пусть не так как другие обычные женщины, но любила. Может не всегда показывала эту любовь так, как это принято в обществе, но кто ее в этом может обвинить? Она выбрала себе прекрасного мужа, а своим детям хорошего отца. И чтобы не говорили об Алой Хозяйке и ее семействе, сама Нина знала, что у них в роду течет сильная кровь, которая сыграет в жизни города не последнюю роль.
Внезапно госпожа Каина почувствовала сильное беспокойство, отчаяние и агрессию, минуты блаженства закончились – это было очевидно. Но кто был источником столь сильных чувств? Хозяйка понимала, что им была точно не она, и не обитатели дома. Слуги, конечно, побаивались хозяйку дома, но не на столько. Тем временем чувства переполняли воздух, и казалось, окружали поместье слово густой туман. Женщине определенно не нравилась эта атмосфера, поэтому она во, чтобы то не стала, решила разобраться, что происходит. Каина быстрыми, но такими же тихими и грациозными шагами направилась в гостиную. Хозяйке казалось, что она  уже знает, что происходит, однако лучше удостоверится в реальности происходящего и не спутать его с очередным сном.
В гостиной у окна стояла Мария, она не спускала глаз с улицы, что отчасти подтвердило теорию старшей Каины. Нина оглядела точеную фигурку своей дочери, и с удовольствием подметила, что Марии досталась красота Алой Хозяйки и ее предков. Растет достойная замена, что не могло не радовать Нину. Госпожа Каина подошла поближе к девушке, которая впрочем, уже почувствовала присутствие  своей матери.
-Да, - отозвалась женщина и с интересом направила свой взор на окно, через которое явно было видно, что у входа в поместья собралась небольшая толпа людей. «Ну конечно, - подытожила  про себя Каина, - только толпа людей может создать такое настроение».
- На улице люди. Я не знаю, что им надо, но... - Мария замолчала, поворачиваясь к матери - И еще... Симон... он...пропал.
-Такое бывает… -  тихо ответила женщина своей дочери, и снова посмотрела за окно. Люди упорно стояли у входа, и очевидно не собирались расходиться. «Однако придется спустится…» В планы госпожи Каины разговор с простыми людьми сегодня не входил. Но Виктора не была дома, а людей нельзя заставлять ждать, люди знаете ли очень ранимы и опасны в таком состоянии.
-Ну что же нужно узнать, что конкретно у них случилось, - в этот момент вид Алой Хозяйки казалось, стал еще более невозмутимым, а в глазах появились лукавые блики, – а то народ стоит под дождем и мокнет, так и заболеть можно, не правда ли  Мария?
Не дождавшись ответа девушки госпожа Каина направилась прямиком к двери, полная решимости составить разговор с людьми.

-------> Улица перед особняком.

Отредактировано Нина Каина (2011-11-13 21:36:30)

+2

53

Толпа - это было бы очень громко сказано, но человек тридцать роптали у дверей "Горнов". Люди боялись, со смертью Симона в город пробрались страх и смерть. Закрытые районы и десятками свозимые к кладбищу мертвецы, навели людей на мысль, что если прикоснуться к "Вечному" Симону, то песчанка минует. Из толпы раздавались крики: "Каины! Где защитник наш?" "Проститься хотим!" Слух о том, что семейство приберегло Симона только для себя и твирин подогревали в народе возмущение, некоторые горячие головы подбирали с земли камни, а кто-то подкидывал на ладонях помидоры. Молодчики Грифа, как всегда шнырявшие в толпе, не упускали момента, чума-чумой, но карманы зевак никто не зашивал. "Кому чума, кому мать родна". Пальцы одного из молодых воров угодили в прореху в кармане мужика в вязаной шапчонке и тот, хлопнув себя по карману и прихватив пальцы вора, взвыл: "Убьюуу!" Как всегда бывает, толпа не разобрав слов, подхватила: "Убийцыыы!", и качнулась в сторону дома. Из рук полетели камни, ударяясь в стены. Один попал в дверной проём и щёлкнув по ручке, срикошетил в стекло. Звон осколков и в разбитое окно влетел сочный помидор. Огромный и мясистый он просвистев над ухом Нины врезался в стену, взрываясь и разбрызгивая мякоть, летящую в лица Дикой и Марии.

+2

54

<----------- Гостиная в "Горнах"

Девушка молча опустила глаза, старательно отводя взгляд в сторону. Что-то в голосе матери не понравилось Марии. Она слишком хорошо помнила каждую интонацию Дикой Нины. Как чернила разные - черными - "помиловать", красными - "казнить". И сейчас будто кровь капала с губ Алой Хозяйки. Тем, кто бесновался на улице скоро явно будет не до боязни простудиться...
Звон разбитого стекла и свистящий ветер, ворвавшийся в гостиную сквозь образовавшееся отверстие. Что-то холодное и влажное коснулось щеки девушки. Мария поежилась. Крики, доносившиеся с улицы, не предвещали ничего хорошего. Им был нужен Симон, она могла бы и сама догадаться. Живой ли, мертвый ли - он по-прежнему олицетворял собой защиту и то зыбкое подобие справедливости, которое уравновешивало и выходки Нины, и безумство Катерины, и интриги Ольгимских. Сейчас этот противовес исчез, и чаша весов резко склонилась в другую сторону. Вот только те, кто находился у стен особняка этого еще не знали. Или не хотели верить. Безумцы...
Мария дотронулась кончиками пальцев до лица. Кровь? Нет, всего лишь жижица переспелого помидора, но до какой же грани нужно было дойти, чтобы позволить себе такую бессовестную наглость? Девушка почувствовала, что начинает закипать. Все-таки она была дочерью Дикой Нины и никогда не обладала достаточным количеством терпения и человеколюбия. Впрочем, сейчас ей отводилась лишь второстепенная роль сторонней наблюдательницы. Алая Хозяйка не принимала помощников в своих расправах. А Мария вовсе не собиралась ее останавливать. По лицу Нины вполне можно было прочесть все те муки ада, которые она уготовила для негодяя, позволившего себе столь унизительный поступок. А разбирать кто прав, а кто виноват, будут уже на небесах.
Мать и дочь вышли на крыльцо. Толпа смолкла, но лишь за тем, чтобы в следующую минуту взреветь вновь, с удвоенной силой. Имя Симона повторялось даже чаще, чем имя Нины. Люди хотели видеть его. Прикоснуться к нему. Кто-то вбил в их одурманенные твирью, головы, что лишь тело "Бессмертного" сможет прогнать от их домов Песчанку. Мария демонстративно отерла рукавом платья остатки мякоти помидора с лица и, покачав головой, отошла в сторону, выпуская вперед разгневанную Нину. Дикая была сейчас безумно хороша. С горящими глазами, развивающимися на ветру волосами, Хозяйка напоминала какую-то древнюю богиню, сошедшую с небес. А может даже вышедшую на поверхность земли из самой Преисподней. Что поделать - не все богини олицетворяли собой доброту и кротость.
- Надо позвать патрульных и прогнать отсюда весь этот сброд, - вполголоса произнесла Мария, облокачиваясь на перила и рассматривая толпу безразличным взглядом кошки, которая делает вид, что совершенно не интересуется, прогуливающейся перед ее носом, мышью.

+5

55

<----------- Гостиная в "Горнах"

Нина чувствовала прилив энергии, которая растекалась по телу женщины, словно раскаленная лава вулкана. Сейчас она чувствовала себя сильной и готовой сломить горы. Она не сомневалась в своих силах и положение, она была Каиной, а на пороге ее дома стоял сброд, который отчаянно искал спасения от чумы. Безумцы! Они рассчитывали получить исцеление, прикоснувшись к мертвецу. Более того они рассчитывали, что Каины просто так вынесут тело Симона и позволят им всем к нему прикоснутся. «Защитник» - повторила про себя Алая Хозяйка. «Им нужен не защитник, им нужна надежда… а лучше излечение от чумы, и по возможности от всех других болезней…» Нина была убежденна, что так не бывает. И тело мертвеца им в этом точно не помощник.
Однако собравшийся люд вероятно думал иначе. Они верещала все громче, чем только разжигала огонь внутри Алой Хозяйки. Старшая Каина слышала, как об стены дома разбивались разные предметы, каким-то наглецам даже удалось попасть в окно. Людской гул стал слышаться отчетливее и громче, госпоже Каине казалось, что она слышала только его. Голоса людей холодные, отчаявшиеся, но упорно не желающие прощаться с жизнью. Они сплелись в разуме женщины в один долгий, объемный нескончаемый гул, который бесконечно отражался от стен дома и снова возвращался к Нине.
Еще мгновение и женщина стояла на крыльце своего дома со своей  дочерью, которая любезно отошла в сторону, дабы не мешать Алой Хозяйке. Теперь стоя носом к носу, народ и Нина на пару секунд замолчали. Нина рассматривала небольшое сборище мужчин и женщин, осмелившихся придти к дверям «Горнов» чего-то требовать. Да еще и портить имущество Каинов. Люди смотрели на Женщин из дома Каинов, и одновременно с опаской и вызовом, ждали реакции Дикой. С кем бы они предпочли больше разговаривать, с Ниной или Виктором? Этот вопрос остается без ответа. Наверное можно предположить, что они бы вообще не предпочитали говорить с кем-то из Каинов, а просто получить Симона и уйти восвояси, счастливыми и излеченными. Но кто сказал, что будет просто? Они хотели говорить с Каинами, они их получили.
За спиной женщины послышался тихий голос Марии, которая желала позвать патрульных и прогнать эту шайку.  Нина кивнула своей дочери в знак согласия, мол и эту идею отметать не надо.
-Вы хотите проститься? - громким голосом окликнула толпу Нина, - зачем?
Алая Хозяйка не спускала глаз с толпы, подмечая каждое движение людей. Народ смотрел на Нину в легком изумление, для них исцеление от "Вечного" Симона казалось было само разумеющимся явлением. Однако Нина не умолкала.
- Вы хотите нарушить покой мертвого человека, который давно покинул нас, к нашему глубочайшему сожалению! Вы пришли к нашему дому, и решили варварскими методами требовать то, что вам не положено.
Госпожа Каин замолчала, дав возможность обдумать сказанное толпе, которая к слову начала шептаться между собой. Внимание Нины привлекла красная жижа, застрявшая в волосах женщины. Откуда она взялась Алая Хозяйка помнила смутно, кажется в гостиной, что-то пролетело мимо нее, но она не уверенна до конца. Она попыталась убрать красную смесь, но, увы, до конца избавится от этой мерзости  женщине не удалось. Старшая Каина вновь обратилась к толпе:
-Ну и что же нам с вами теперь делать? Вы нарушили наш покой, да еще таким мерзким способом.

Отредактировано Нина Каина (2011-11-13 21:35:53)

+3

56

<<<Собор<<<

Аглая двигалась на крики толпы, пока не достигла улицы, на которой располагались "Горны". Сомнений в том, что перед взором Инквизитора предстал особняк Каиных, быть не могло - согласно карте, в этой части Города было только одно строение подобного рода. Молодая женщина приблизилась к "Горнам" на достаточное расстояние, чтобы иметь возможность наблюдать за происходящим, но в некотором отдалении от толпы. На всякий случай, ладонь Аглаи легла на рукоятку револьвера. "А патрульные-то не торопятся. Кто там отвечает за их организацию? Комендант Сабуров?" - Аглая покачала головой. - "Такими темпами порядок в Городе не сохранить. Надо будет пообщаться с этим комендантом", - отметила про себя Инквизитор.

"Убийцы!" - кричала толпа. "Чем же Каины не угодили простым работягам?" Ответ пришел сразу же - несколько раз прозвучало имя Симона; но вскоре людской гомон смолк -  на крыльце показались некая юная девушка, скорее всего, Мария и... эта женщина. Сердце Аглаи вздрогнуло и забилось чаще - наконец-то, спустя годы, она вновь встречается с сестрой и соперницей лицом к лицу! "Значит, вот какая ты сейчас..."

Появление Нины подействовало на людей гипнотически - и в этом не было ничего удивительного. О, Алая Хозяйка была прекрасна в гневе! От нее исходила такая энергия, что, казалось, ее можно было ощутить физически. Это была та самая сила, хорошо знакомая Аглае. Пред толпой предстала сущая ведьма, дьяволица! В эту минуту Нину можно было бы боготворить или проклинать, но относиться к этой женщине равнодушно мог разве что мертвец. Нина выглядела настолько грозно, что даже томатная мякоть, сползающая по ее лицу, не портила впечатления. Инквизитор пристально смотрела на сестру, ловя ее взгляд.

Наконец-то прибыли дружинники, около десяти человек. Кто-то сразу врезался в толпу, проталкиваясь к входу в "Горны", а кто-то просто застыл, воззрившись на Алую Хозяйку. На мгновение Аглая снова почувствовала себя девчонкой, вынужденной смотреть со стороны, как сестре достаются все знаки внимания, как Нина приковывает взгляды, и это наваждение чертовски разозлило Инквизитора. Дело нужно было брать в свои руки. Аглая пересекла улицу и подошла к зазевавшимся дружинникам - те оказались молодыми парнями, судя по всему, недавно пополнившими ряды добровольцев. Женщина сняла перчатку, демонстрируя кольцо с птичьим черепом, и тоном, не допускающим возражений, заявила:

- Инквизиция. Вы, двое, держитесь за моей спиной и исполняйте мои команды, и я позабочусь, чтобы вы были вознаграждены за службу. А ты - марш к командиру, нечего ротозейничать!

Опознавательный знак Инквизиториума подействовал на парней волшебным образом - они тут же исполнили приказ. Вновь натянув перчатку и сделав пару шагов вперед, Лилич вскинула руку с револьвером над головой и выстрелила в воздух. Теперь многочисленные взгляды обратились в ее сторону.

- Именем Инквизиции! - закричала Аглая. - Всем разойтись по домам! За сопротивление властям полагается арест! Злостные возмутители порядка будут повешены!

"Главное, чтоб патрульные не решили, что это и к ним относится".

Тем временем, дружинники, с грехом пополам, все же преградили подступы к крыльцу, оттесняя страждущих от Нины и Марии. Будь толпа более организованной, имей она лидера, бравада Лилич могла только усугубить дело, но пока все шло так, как и предполагала Инквизитор - люди, и без того смущенные словами Нины, сейчас потеряли боевой дух окончательно.

- Расчистите дорогу, - воспользовавшись замешательством людей, Аглая отдала очередной приказ, и пара дружинников принялась рассекать толпу, давая Инквизитору пройти к "Горнам".

- Если опять начнут штурм - применить грубую силу! - распорядилась женщина, проходя мимо стены дружинников, и, будучи уже на ступеньках, обратилась к сестре и ее дочери: - В дом!

"Ох, чую, передерется эта деревенщина", - вздохнула Инквизитор, вставая рядом с сестрой.

- И, кстати, алый тебе к лицу, - прошептала на ухо Нине Аглая, глядя на остатки помидора и еле сдерживая смех.

Отредактировано Аглая Лилич (2011-11-14 14:55:14)

+4

57

В глазах людей плескался страх. Суеверный ужас восстания против Дикой Хозяйки перемешался с опасением за свою шкуру. И последнее, кажется, все больше и больше перевешивало. Толпа не утихала. Снова раздавались грозные выкрики. А Нина впервые за все эти годы не имела власти над ситуацией. Обезумевшие жители от своей цели не отступали, игнорируя даже слова Алой Хозяйки. Кажется, это неповиновение наоборот -  еще больше подзадоривало их. И все сильнее раздражало Марию. Девушка видела, что мать в последнее время стала сильно сдавать свои позиции. Еще какой-нибудь год назад Дикой ничего не стоило остановить эту толпу одним взглядом, взмахом руки или удивленно-приподнятым изгибом брови. А теперь столько слов и все впустую. Где же эти патрульные? Пора прекращать этот балаган.
Словно прочитав мысли Марии, со стороны улицы в толпу врезались сразу с десяток крепких парней в форме дружинников.
Не прошло и года. - Каина скривилась еще и потому, что люди Сабурова на бредни относительно "целебности" Симона не реагировали, а вот внешний вид Алой Хозяйки напротив - оказал вполне себе гипнотическое воздействие. Вместо того, чтобы сразу разогнать пинками весь этот сброд по домам, они застыли как вкопанные, едва ли не раскрыв рот. Мария тяжело выдохнула, закатывая глаза.
Только грозный женский голос заставил девушку на время прервать созерцание покатой крыши особняка и снова пробежаться взглядом по толпе. К "Горнам" весьма решительно пробивалась молодая женщина, направо и налево раздавая указания патрульным. И что самое удивительно - те слушались ее беспрекословно.
Юная Каина нахмурилась, прислушиваясь к голосу незнакомки. По всей видимости она имела определенные полномочия, чтобы вот так запросто командовать людьми Сабурова. Вторя немому вопросу Марии, женщина вытянула руку наверх. В воздухе мелькнул револьвер и грянул выстрел. Каина вздрогнула. Хороший способ привлечь к себе внимание. Кажется Нине пора взять его на заметку.
Инквизитор? Еще один? Неужели одного Германа Орфа мало для небольшого городка в степи? Или дела настолько тяжелы, что Власти рискнули сразу двумя эмиссарами?
Но девушку заинтересовало даже не это. В конце концов политикой пусть занимается отец или дядя. Ее тревожат другие вопросы. Например, почему в облике этой женщины так неумолимо мелькает что-то знакомое? Где она могла видеть ее раньше и кого напоминает? Неужели снова в одном из своих многочисленных сновидений, которые в последнее время слишком часто стали соприкасаться с реальными событиями.
Трудно сосредоточиться на своих мыслях, когда вокруг творится такой кавардак. Патрульные стали оттеснять толпу от крыльца. Жалобные вскрики смешались с сердитыми понуканиями. До рукоприкладства дело еще не дошло, но у людей Сабурова за этим не станет. Вон уже какой-то излишне прыткий малый повалился на землю, оглушенный прикладом. Мария поспешно отвела глаза, равнодушно поворачиваясь к толпе спиной.
Вовремя. Успела встретиться взглядом с незнакомкой, которая, как оказалось, решила распоряжаться не только патрульными, но и Каиными. Лишь чисто женское любопытство, которое часто перевешивало гордость, заставило девушку проследовать вслед за матерью и Инквизитором в дом. Слишком много тайн было в этой истории. Слишком много, чтобы оставлять их без внимания. К тому же Нина, кажется, знала эту женщину. И не сильно обрадовалась ее появлению.
Инквизиторы слетелись... К дождю, вестимо, - Мария бросила мимолетный взгляд на хмурое небо и поплотнее прикрыла за собой массивную дверь.

<----------- Гостиная в "Горнах"

+3

58

Толпа роптала. Нина ощущала волны злобы, исходившие от нее, и даже не пыталась им противостоять. Словно стальной кулак сжимал горло. Становилось трудно дышать и женщина чувствовала, как гулко и часто бьется сердце в груди.
- Опомнитесь... - ее голос звучал глухо, но каждый слышал его. Она ловила их завороженные взгляды, пытаясь усилием воли собрать все внимание на себе. Управлять им. Сегодня это давалось ей сложнее, чем обычно и Дикая негодовала. Ее настроение передалось и Марии - Нина слышала слова дочери за своей спиной. Но ответить ей не успела - посторонний шум отвлек внимание Алой Хозяйки. Патрульные Сабурова, возглавляемые какой-то женщиной, принялись вершить свое правосудие.
Командный тон, обрывки фраз, снятая с руки перчатка и кольцо, как символ власти - все это Дикая увидела словно со стороны. Но не сразу узнала в незнакомке свою сестру. Ту маленькую Аглаю, которая всегда завидовала старшей сестре, и над которой Нина часто посмеивалась. Их пути разошлись очень давно, и из тех редких писем, сухих как опавшая осенняя листва, Дикая почти ничего не знала о сестре. Но была уверена, что случись с Аглаей что-то - она бы непременно это почувствовала, а оттого не беспокоилась. И вот она здесь. Управляется с патрульными, стреляет из револьвера и вовсе не походит на ту девушку, которую знала Нина когда-то.
Взгляды сестер встретились. Сколько силы было в их глазах. Снова противостояние. Власть, данная природой и власть, данная человеком. Нелегкий выбор.
- Ну здравствуй, сестренка, - не обращая внимания на насмешку Аглаи, отозвалась Нина, все же утирая рукавом лицо. - Чем обязаны? Приехала лично проследить, как Песчанка сожрет мое тело?, - легкая улыбка коснулась губ Дикой. Она не строила иллюзий относительно сестры, и вовсе не горела желанием видеть ее на пороге "Горнов". Но, кажется, за эти девятнадцать лет, Аглая научилась принимать самостоятельные решения.
Нина кивнула Марии, и мать и дочь зашли в особняк, следуя за Лилич. Позади раздавались крики толпы, но Алая уже не обращала на них никакого внимания.

< -------------- Гостиная.

+4

59

<<<Улица перед особняком<<<
- Держитесь подальше от окон, - вновь распорядилась Аглая, ступая вглубь гостиной.
Внимание Инквизитора привлек один из висящих здесь портретов, и она воззрилась на картину, продолжая боковым зрением следить за родственницами. Портрет изображал надменно глядящую с полотна Нину. "Два экземпляра Нины - это, пожалуй, чересчур".
- Наблюдать за тем, как Песчанка жрет тело Города – более увлекательное занятие, - спокойно произнесла Лилич и, выдержав паузу, добавила: - Похоже, именно так считают здешние врачи, учитывая их бездействие в рамках бушующей эпидемии. Вижу, силы трех правящих семейств недостаточно, чтобы держать Город в узде. Король умер, придворные беспомощны, народ негодует. Но почему народу потребовалось тело мертвого короля?
Женщина повернула голову и пристально посмотрела на Нину, затем перевела взгляд на Марию.
- Симон умер четыре дня назад от чумы. Зачем людям требовать тело, если оно было сожжено в тот же день, когда стало известно о заразе? Если, конечно, семейство покойного не пренебрегло здравым смыслом. Так как же на самом деле обстояли события?
Аглая скрестила руки на груди в ожидании ответа. С улицы же, к счастью, пока никто не ломился в дом, но на случай продолжения штурма Инквизитор приметила окно, выходившее в сад – в крайнем случае, женщины могли выбраться через него.

+4

60

Глазки бусинки шарили вокруг, он давно прятался в кустах. Ему было страшно. Кругом бродили люди и громко кричали. Дрожащий одонг не думал, что так выйдет, он вообще не думал. Он разглядывал отсвечивающую тусклым воронёную сталь и его закутанные в тряпку большие ладони потели. А ведь ему обещали, что его маленькая Ася вернётся домой, за тёплый полог юрты. Его маленькая жена... Она, извиваясь юркой змейкой, вытягивала такую сочную траву, что сосед-травник кусал локти от того, что не обращал внимания на узкобёдрое создание, жившее по соседству. А он вот разглядел в её плавных движениях… да что там, ему просто на сильную Невесту было не собрать выкупа, Червь хихикнул и сжался, его не должны заметить. Небольшой пистолет исчез в тряпках. Уускхэ нужно было только сказать Хозяйке, что он видел в степи и отдать эту штуку, одонг потрогал пистолет запазухой, и его девочка вернётся живой и невредимой. Да, так ему сказали. Ведь он не зря принёс столько твири, он ведь две ночи не спал, бродя в её поиске. А вот сейчас ему пришлось сидеть в кустах у каменной стены. И зачем эти люди кричат, мать Бодхо не любит, когда кричат, когда спорят. У тебя есть недовольство? Иди в круг Суок с обидчиком и там всё решишь и жертву принесёшь, а если сам погибнешь, так тоже проблемы не будет.
Червь вздохнул и поворочался, внезапно из-за кустов вскрикнули и кто-то упал ломая ветви. Уускхэ вздрогнул и переместился подальше. волей случая он угодил точно в то место, которое Стах Рубин так тчательно прикрыл мхом. Видимо, он всё же проклят – мать Бодхо раскрыла свои объятья и проглотила его. Неет! - Одонг совсем не хотел умирать, - это не он виноват, он совсем не хотел рассказывать хозяину кабака секрет! Нет! Он не виноват! Проваливаясь сквозь землю, одонг зажмурился и достигнув дна, со всего размаха врезался задом. Его руки судорожно зашарили по груди и выхватили пистолет. Тесное небольшое помещение напугало червя, доведя до животного страха. Кругом торчали бутылки, а в воздухе жутко воняло какой-то дрянью. Одонг помнил, что именно так и пахло в кабаке, когда он пришёл тогда к Стаматину. Несчастному червю казалось, что Суок смеётся над ним, поглотив его душу, бедолага не подозревал, что несколькими часами ранее Рубин благополучно вынес этим путём тело самого Симона. Уускхэ, озираясь, пробирался к виднеющейся двери, за ней раздавались голоса, может там его ждут его знакомые, что уже отправились к Туроху, может ему объяснят, что происходит. Жмурящийся от яркого света одонг, осторожно вышел из сумрачного погреба в кухню, он шёл на голоса… на женские голоса. Он уже видел спину женщины, он совершенно не думал, что она делает во тме Суок и ему просто хотелось, что бы всё закончилась. Где-то наверху хлопнула дверь, и червь присел, прикрыв голову руками, сжав кулаки. Про пистолет он забыл…  Грохнул выстрел и одонг заверещал. Он приоткрыл глаза и тут же зажмурился снова… Аси ему больше не видать… На спине Хозяйки, прямо под левой лопаткой распускалась алая роза, она быстро увеличивалась в размерах, расплываясь по ткани платья. Уускхэ втянул ноздрями воздух, кровь из сердечной мышцы он опознает даже спящий. Одонг прижался спиной к стене и заскулил. Только что он убил Хозяйку.

Нина Алая была застрелена случайным выстрелом прямо в сердце.

+2


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » "Горны" особняк Каиных


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC