Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » "Горны" особняк Каиных


"Горны" особняк Каиных

Сообщений 1 страница 30 из 67

1

Досмотрев последний сон Мария открыла глаза. Солнце начало слепить в глаза. Полежав так минут семь, девушка поднялась с кровати. На самом деле, делать ей этого не хотелось. Да и не зачем было., но не лежать же целый день так, в кровати. Проснувшись окончательно Мария открыла платенный шкаф и достала оттуда своё любимое платье. Давно я его не одевала. Окинула взглядом тумбочку возле кровати. Что это? Взгляд девушки упал на кулон, в форме сердца. Симпатично... Одела кулон и заторопилась на улицу.
Мэри вышла во двор и заглянула в почтовый ящик. Так... Письмо Нине... Кинула конверт на дорожку, ведущую к дому. Газетка... Мария достала газету из ящика и уставилась в неё. Заголовок "Жестокое убийство!" сразу же бросился в глаза. Вчера в районе Сердечник нашли труп Исидора Бураха… Весело. Мария всегда недолюбливала этого старикашку. Прочитала дальше Подозревают Артемия? Они спятили? Нет, нет... Я хорошо его знаю... Он не мог... Нужно сходить в город и послушать. На цветущий твир и детей каких-то она даже не обратила внимание. Застёжка кулона расстегнулась и он слетел с шеи Мария. Она же этого, не заметила и спокойным размеренным шагом отправилась в город.

>>Улица Хребтовки<<

Отредактировано Mary Kain (2010-01-16 21:50:33)

0

2

Словно в бреду, Роберт медленно шел по неизвестному ему коридору, обделанному желтыми облезлыми обоями. Обстановка была чуждой, впереди только мрак и ничего более. Душераздирающая пустота. Шаги глухо отвались позади, кому они принадлежали -  Кэйну или темному силуэту, преследовавшего его, было неизвестно. Словно тень, страшный незнакомец шел позади, обдавая затылок мужчины своим ледяным дыханием. Но стоило Роберту оглянуться, как видение расплылось в призрачной дымке, произнеся шепотом невнятные слова. Вырвавшись из пут странного сновидения, Роберт уставился своими карими глазами в потолок. Он был таким невзрачным, томным,  таким же, как и нынешнее существование Кэйна. После смерти своей супруги, мужчина стал увядать. Этого не прослеживалось в физических данных тела, страдала его душа. Невидимый недуг пожирал его изнутри. Роберта ничего не интересовало, все было в тягость, лишь работа служила ему постоянным пристанищем. Загружая себя сверхурочными, Кэйн убегал от неминуемой реальности. Каждый раз, пробуждаясь ото сна, мысли мужчины неминуемо возвращались к любимой, чей внезапный уход, так сильно подкосил его внутренний мир. С тех пор прошло 18 лет, но ничего не менялось. Только на лице прибавилось больше морщин и заметно возмужал Гаспар. Лучше вообще никогда не просыпаться, прибывать в забвение. Размышляя в таком мятежном направление, мужчина лежал на канапе, закрыв глаза тыльной стороной ладони. С внешней стороны, на улице, разрывая глотки, каркали вороны, борясь за помои выброшенные тучной кухаркой поместья Кэйнов. В кабинете преуспевающего адвоката царил мрак, такой же, как и в недавнем его сне. Который раз мне снится это однообразие. Что это, переутомление или помешательство рассудка, взращенное на болезненной почве? Неужели придется обращаться к гадалке?! Нет, я не такой суеверный. Или... Перед глазами вырисовывался парящий в воздухе Многогранник. Венец архитектуры, загадка мастеров, которую невозможно постичь. Творение, в котором Роберт видел клубок, сотканный и людских противоречий, пороков и желаний. Правда всегда ходит где-то рядом, тогда почему до нее так трудно докопаться. В дверь постучали, но Роберт не обратил никакого внимания на попытку вторжения извне в его мир. Он хотел сохранить его как можно дольше и в тоже время убежать от образа любимой. Неужели, таков удел всех вдовцов? Но ведь многие, потерявшие дорого человека быстро находят ему замену. Я ничем не отличаюсь от них или наоборот. Все мы произошли от Бога, но Создатель давно покинул наши края, поэтому на него надеяться не приходиться. Атеизм, вера лишь в свои мечты - вот наша религия. Погрузившись в очередную меланхолию, Роберт с головой окунулся в свои размышления. Он все также продолжал игнорировать стук, который с каждым разом становился все более упорным и даже негодующим. В конце концов, решив оставить все думы на некоторое время, мужчина сел на диванчике и окинув свой кабинет тусклым равнодушным взглядом, встал с канапе. Подойдя к окну, занавешенному плотными бардовыми шторами, сотканными из тяжелого бархата, он отодвинул ткань рукой. Его взору открылся знакомый скудный пейзаж. Серый, унылый, наполненный человеческой скорбью и безнадежностью. Город N оправдывал звание глуши, хутора целого мира, существовавшего по своим законам и правилам. И любое вторжение в этот микромир, наполненный превратностями судьбы и крутыми поворотами жизни, каралось высшей мерой наказания. Гибелью. Во двор, а именно на него выходили окна рабочего кабинета мистера Кэйна, выскользнуло прекрасное создание, не опороченное мирозданием. Мария. Внутри Роберта что-то встрепенулось при виде порхающей словно бабочка, фигуры племянницы. Юная леди была прекрасна. Чарующий цветок. Она еще не знала ни тяжелых ударов судьбы, ни горечи разочарований. Мари не доводилось страдать ни от болезней, ни от лишений. Девушка была крепка телом и духом. Все беды обходили ее стороной, а богатство рода уничтожало все прочие материальные трудности, из-за чего она их вовсе не замечала. Дядя провожал пристальным любующимся взглядом благоухающую юностью, жизнью и энергией племянницу до тех пор, пока она не скрылась за поворотом. Не натвори глупостей, малышка. Про себя наставив Мари, Роберт окончательно раздернул шторы, пропуская в комнату неясный солнечный свет, грозящий непогодой. За дверью снова послышался стук.
- Войдите, - встав вполоборота к окну, вымолвил мужчина. Его голос звучал спокойно, размеренно, словно течение мертвой реки, никогда не выходящей из берегов. Послышался звук поворачивающейся дверной ручки, дверь отворилась и в кабинет зашла одна из служек. Это была уже не молодая, но сумевшая сохранить прежнее очарование, пускай и поугасшее с годами, своей фигуры. Дама отличалась взрывным и властным темпераментом, но тренировала она его только на остальном персонале. Ни один день не проходил без довольно громкой ругани, исходящей из закромов кухни. Хотя бывали случаи, когда Франческа, будто невзначай пыталась наставить и Роберта, который по ее мнению выглядел слишком уж измученным. Женщина пожелала доброго утра господину и, пройдя к столу мужчины, поставила поднос, на котором покоился его завтрак и утренняя газета.
- Спасибо, - не удостоив служанку взглядом, промолвил Кэйн, тем самым, оповещая ее, что она может быть свободной. Когда Франческа удалилась, Роберт сел за стол. Есть он не хотел, единственное к чему он выявил желание притронуться из утреннего рациона, был чай, который уже успел охладеть и теперь был больше похож на помои. Развернув газету, Роберт впился в ее строки. Лицо мужчины ни сколько не менялось в процессе чтения, и когда он дошел до точки, оно осталось таким же безразличным.
Убийство для города N не было чем-то из ряда вон выходящим. Из-за небольшой населенности, среди простых мещан каждый третий имел склонность к нарушению правосудия. Некоторым, совершив противоправное деяние, удавалось уйти от лапы возмездия, которое осуществлял судья. И до сих пор разгуливали на свободе, прячась в темных переулках и на заброшенной железнодорожной станции, изредка убивая случайно заглянувших зевак. В большинстве же случаев они тряслись за свою жизнь, боялись разоблачения, одного упоминания о Викторе Кэйне внушало им животный ужас. Естественно, первыми на кого легло подозрение Роберта в убийстве был именно этот сброд, но он предал свои домыслы тщательной критике. Отличаясь пунктуальностью, мужчина стал оценивать сложившуюся ситуацию со всех сторон. Выносить столь поспешный приговор, обращая внимание лишь на завещание - более чем глупо. Вполне возможно, что это простая череда событий, которые слились в общее обстоятельство, не зависящее от старика Бураха. Больше смахивает на заговор. Но не стоит упускать из виду и скрытые мотивы. Единственное, что сейчас более-менее разумно, так это собрать показания и поговорить с самим молодым человеком. Естественно Роберт не собирался кидаться с места в обрыв и ударяться на поиски юноши. Кэйн как-никак, но пекся о благополучии своего имени. Вот если бы к нему явился сам Андриан и попросил помощи на законных основаниях, прежде заинтересовав Кэйна, тогда бы мужчина подумал. Но вряд ли такое произойдет и ему неизбежно придется понести наказание, вынесенное Виктором. А последний вряд ли будет мелочиться. Без внимания не остались и вести, касающиеся отравления детей и цветение твири. Но анализировать столь конкретно эти события Роберт не стал. Они были мелкой сошкой, которая уладится сама по себе. Положив газету и откинувшись на спинку стула, Кэйн снова уставился в потолок. Сделав ранее, в период чтения газеты, глоток чая, он решил отказаться от него, как и от прочей еды. Просидев в такой позе около десяти минут, мужчина решил спуститься вниз в гостиную, чтобы поприветствовать остальных членов семьи и отправиться на работу. К чему он и приступил, набивая свой портфель разного рода бумагами и папками.
------->Гостиная

+2

3

>>Многогранник<<

Мария ввалилась в комнату и сразу-же упала на кровать. Провалявшись так десять минут, она почувствовала сильнейшую головную боль. Нужно принять душ - полегчает...
Но боль, так и не прошла. Напротив, даже усилилась. Странно. Я сегодня вроде выспалась... Наверно это из-за неправильного питания... Удивительно, как Мария ещё находила в себе силы о чём-то размышлять. Шторы, девушка специально оставила открытыми. Ей нравиться, когда в комнату проникает лунный свет. А сегодня полнолуние... Девушка улыбнулась.
Она ужасно долго не могла уснуть. Ворочалась, крутилась... Даже, когда спустя пол часа, уснула, она не могла успокоится. Точнее её телесная оболочка. После трёх часов, такого сна, она проснулась. Мария обхватила голову руками и едва слышно застонала. Хоть сонливости она сейчас и не чувствовала, её заглушала головная боль. Через какое-то время к ней присоединилась тошнота. Таблеток в своей комнате она не держала, и поэтому решила спуститься за ними в гостиную. Не помню точно, но кажется Нина оставляла их где-то внизу... Но у двери, Мария пошатнулась. Не удержавшись на ногах, она упала на колени. Тошнота усилилась. На некоторое время, ей даже показалось, что вот-вот упадёт в обморок. Но нет. Она даже нашла в себе силы подняться. Схватившись за дверную ручку, она снова пошатнулась и снова упала. Вот тогда-то, она действительно упала в обморок... По крайней мере, так выглядело со стороны. Дверь слегка приоткрылась... На улице начался сильный ветер, и ветви дерева застучали по окну. От напора окна открылись, и в комнату ворвался ветер.
Всё было, как во сне... Точнее это и был сон. Наверно... Пустое белое пространство... Чёрный силуэт... Лица его невозможно было разглядеть...Слегка покачиваясь он подошел к окну и ухватился рукой за створку... Мария словно ощущала его состояние...безысходность...страх...и невыносимая боль кружились по комнате, словно материальные сущности, которые можно было легко потрогать рукой... Человек издал протяжный стон, который перешел в крик...крик нечеловеческого страдания. Схватившись рукой за лицо, мужчина, а сомнений в этом уже не оставалось, заметался по комнате, сбивая все на своем пути. Мария в ужасе зажмурилась, забыв что это сон. Человек принялся разрывать на себе одежду, она полетела в разные стороны смешавшись с брызгами крови и лоскутами кожи, которые мужчины сдирал вместе с тряпьем. Его крик перешел в пронзительный вой. В попытке ухватиться  за столешницу он сделал неловкое движение и, взмахнув руками, кулем рухнул на дощатый пол комнаты. На какую-то долю секунды все стихло. Мария опустила глаза и в ужасе прикрыла рот рукой. Она узнала...это был Исидор Бурах, точнее то, что от него осталось...Кровь заливала все вокруг, растекаясь огромной блестящей лужей...Последнее что Мария успела разглядеть это огромная, дубовая столешница, с громким стуком упавшая на распластанного Исидора. Девушка вскрикнула и туман резко рассеялся. Мария снова оказалась в своей комнате. В панике она забыв, про тошноту и головную боль, шатаясь дошла до кровати, свалилась на неё и заплакала.
Снизу раздались звуки и речь. Мария прислушалась и услышала знакомый голос отца и... Ещё каких-то людей... Гости? В такое время? В схватке между любопытством и отвратительным самочувствием верх одержало первое. Девушка решила спуститься посмотреть, что же там происходит.

>>Гостиная<<

Отредактировано Mary Kain (2010-02-17 22:00:56)

0

4

-------->Многогранник.

Глаза врезались в потолок. Не смотря на то, что кабинет Кэйна можно было со спокойной душой назвать произведение модернизма, самому Роберту он казался тусклым и гнетущим. Все, как и особняк, в общем, напоминало о супруге, наполняя грудь горечью утраты. Каждая минута, проведенная в поместье, нагнетала тоску, отвращение и желание убраться из него как можно дальше. Но дальше Степи не убежишь, она крепко держит своих сыновей и жестоко мстит им за предательство. Прекрасным примером служило то же самое обвинение Бураха в совершение вероломного поступка.
Сидя за столом, адвокат потерял счет времени. Из головы вылетела даже фигура Мари, лениво подымающаяся по ступенькам в свою комнату. Как бы не старался он изменить свое отношение к ней, у него ничего не получалось. Он терпел фиаско, разбивающее все его сокровенные мечты. И тогда он принял решение стать наблюдателем, верным сторожевым псом девушки, который будет оберегать ее и защищать. И сейчас, когда он как всегда остался наедине со своими размышлениями, этот долг призывал его оградить племянницу от необдуманных поступков. Как бы того не хотела Мари, но помогать Бураху он не собирался, по крайней мере, на ее условиях. Слишком опасно вести переговоры с невинно осужденным, с точки зрения общественного мнения естественно. Нужны веские основания, чтобы провести с Андрианом аудиенцию, а их пока не было. По сему ничего не оставалось, как ждать.
Встав со стула, Кэйн подошел к окну. На улицы города N ложилась плотное покрывало ночи. Серебряный диск висел на небе, бросая тусклые лучи на человеческий отшиб. Лунный свет начинал заливать комнату неясным блеском, Роберт не противился этому, а даже наоборот благоприятствовал.
- Близится время перемен и не самых лучших, - отпрянув от окна, мужчина лег на канапе и закрыл глаза. Сон придет к нему не сразу, лишь под утро. Всего несколько часов Морфей возымеет над его усталым разумом власть, будет преследовать тенью в его снах, в том таинственном туннеле его неспокойной души.

Сколько времени прошло, час, два, три..... За конами бурным вихрем свистел ветер, последние капли небесных слез орошают камень, по стеклу бьют голые ветки. Ныне, Роберт проснулся не из-за надоедливого стука упорной слуги. Он просто выспался. Не видящему сна адвокату, нескольких часов, количество которых разумному человеку покажется ничтожным, хватило с излишком, чтобы отогнать усталость. Встав с диванчика и пригладив выбившиеся пряди, мужчина вышел из кабинета с целью перекусить, в этот раз, в обеденной.
------>Гостиная

Отредактировано Robert Kain (2010-02-02 17:29:57)

+1

5

<--- Дом Юлии Лэнс

Погода, конечно, не баловала. Пусть и ветер утих, но дождик, мелкой моросью орошавший немноголюдные улицы, с легкостью поверг бы в депрессию какую-нибудь впечатлительную молодою особу. К счастью, Лэнс не отличалась нервозностью. Тоскливое разочарование вчерашнего дня почти схлынуло, оставив после себя горчинку послевкусия - уныния. Юлия совершенно сознательно "ушла в эмоциональный ноль" - запретила себе размышлять на тему собственного ничтожества, досадных неудач, преследовавших ученую, и бездарно потраченного времени. В конце-концов, отрицательный опыт - тоже опыт, личными же ошибками стоит гордиться вдвойне - чем больнее набита шишка, тем ценнее жизненный урок.
Тепло одетую девушку не беспокоил холод стылых улиц. Юлия с меланхоличным видом закурила тонкую дамскую сигаретку, растворила в струйке белесого дыма остатки мыслей и отправилась бродить совершенно без цели. Озябшие руки - в карманы - кому какая разница, кто и что подумает о не слишком изысканных манерах! Лэнс давно уже не претендовала на лавры благовоспитанной молодой леди. С тех самых пор, как покинула столицу, и наука стала единственной подругой и любовью.
Ноги завели в маленький уютный магазинчик, где Юлия долго и упоенно выбирала себе зонтик по нраву. Старый-то благополучно почил еще весной, и было безумно жаль, поскольку любимый. На этот раз девушка остановилась на нежно-голубом зонте, цвета весенних небес.
Этот, - решительно подумала Лэнс, извлекая из маленького рюкзачка небольшой кошелек, всегда туго набитый наличностью... Талантливая молодая ученая неплохо получила за труды, кроме того, родители, оба - личности, увлеченные профессиональной деятельностью, но почему-то до сих пор считающие дочь беспомощной маленькой девочкой, щедрой рукой переводили в N солидные суммы. Это, конечно, замечательно... Но на что тратить? Здесь, в захолустном городишке, развлечений - раз, два и обчелся. Вот разве что голубой зонтик купить!
Юлия без сожаления отсчитала нужную сумму и вручила продавцу.
Чудно. Теперь над головой всегда чистые безмятежные небеса, - Лэнс мечтательно улыбнулась и раскрыла покупку, вновь отправившись на улицы.
Наверное, вытеснить ненужные мысли из сознания просто - хватит лишь усилий воли. Но вытеснить из подсознательного? Возможно? Как еще иначе объяснить тот занятный факт, что ноги сами принесли девушку к особняку Кейнов, где они вчера с Даниэлем получили отказ как насмешку? Юлия наградила ворота ненавидящим взглядом и остановилась, разглядывая вновь роскошное строение.
Помпезность и пафос, - с неожиданной злобой подумала она, извлекая из пачки очередную сигарету и зажигалку. Она накинула капюшон и закрыла зонт - мерзкая морось не слишком беспокоила, закурить же с занятыми руками - проблематично.

Отредактировано Juliya Lans (2010-03-09 19:02:28)

0

6

----> Мост через речку Глотка

Данковский оторопело оглядывался по сторонам, с каким-то совершенно необъяснимым удивлением осознавая, что жители Города с разной степенью благополучности уже встретили утро, в то время, как он все еще пребывал в сумраке собственных мыслей, из которого его вывел мелко накрапывающий дождь, кажется, отчаянно боровшийся за право называться моросью. Второй по счету, но отнюдь ни в чем не уступающей по «неприятности» неожиданностью стало загадочное исчезновение его необычной спутницы. Встреча с которой теперь, при угрюмом сером сиянии, коим потчевало Город скрывшееся за пеленой туч небесное светило, настойчиво убеждавшее жителей в том, что именно так и должен выглядеть всякий уважающий себя день, казалась не более, чем затейливое видение, одна из пугающих шалостей дышащей твирью и савьюром Степи.       
Мысленно предъявив мирозданию свои претензии и требования немедленной сатисфакции морального ущерба в виде немедленного появления  девушки пред его, учитывая все сложившиеся обстоятельства в виде бессонной ночи и совсем не радостного настроения, отнюдь не ясными очами, Даниил даже представить не мог, что это самое требование не пропадет бесследно в безграничном множестве подобных возмущений, а выльется в немедленное столкновение с дамой. Причем не той, на встречу с которой он рассчитывал, но той, кого после их вчерашнего поражения, никак не ожидал увидеть у этого здания.
В голову тут же закрались мысли об абсолютной «не случайности» присутствия Юлии здесь – быть может, чья-то невнятная речь наравне с  лихорадочным блеском в глазах, и ее подтолкнули к решению нанести повторный утренний визит семье Кейнов в общем и «представляющему ее интересы» в частности. Впрочем, в след за этим, бакалавра озарила еще одна догадка – в этот раз о собственной паранойе и умении всегда и во всем видеть скрытый смысл или иронию, разной степени горькости – ведь самую большую сложность для него представляли вещи простые и хрустально ясные, вынуждавшие искать то, чего нет в действительности. Это лишь для него вчерашний разговор окончился провалом, а Юлия вполне могла добиться желаемого и с помощью младшего Кейна – она казалась бакалавру девушкой, балансу «внешность» – «интеллект» в которой могли бы  позавидовать лучшие произведения мастеров древности, гордящихся своими клинками, так что ее разговор мог закончиться совсем не «глубочайшими соболезнованиями». Или же цель сегодняшнего визита заключалась уже в жалобе на своего постояльца, исчезнувшего в ночи вместе с ключами от ее дома, не оставив ни малейшей записки, можно даже без слов, главное сдобренной обещанной суммой денег. Впрочем, последнее было маловероятно, ибо в комнате на растерзание злобного пушистого животного были оставлены его вещи…
Прежде, чем дать своему разуму придумать еще с десяток всевозможных причин пребывания девушки здесь, он, поправив все, что поддавалось правке, ибо предстать  небритым и не выспавшимся все равно придется, а вот выглядеть мятым, когда есть возможность избежать этого, – уже как-то не комильфо, направился к девушке.
- Здравствуйте, мисс Лэнс, - произнес он, под почти мелодичные щелчки зажигалки, старательно сдерживая желание отобрать у девушки зажатую в зубах сигарету, равно как и всю пачку, - Не самая лучшая погода для утреннего променада…   

+2

7

Может быть, не все потеряно? - Юлия переступила с ноги на ногу и перевела скучающий взгляд на мокрую мостовую, - Что, если удастся договориться с Робертом? В конце-концов, доводы, не лишенные резонности, могут убедить адвоката... Впрочем, мне-то он слишком благоволит. Определенно. Этот взгляд... Склеп и мертвецы проявили бы больше участия, нежели Роберт! О, безнадежно! Нужно искать другие варианты решения головоломки... Головоломка... Да уж. Раньше я сломаю голову, нежели отгадаю эту интригующую загадку современности. Но что сравнится с Многогранником, и есть ли у жизни другие высокие цели, нежели устремления, подчиненные благу Науки?
Девушка выпустила дымное облачно, отрешенно провела ладонью по блестящей поверхности ручки покупки. Она безропотно уступила дорогу спешащему куда-то прохожему, пусть тот не слишком-то тактично стрелой пролетел мимо.
Как будто места мало, - с толикой досады посетовала Юлия, едва не коснувшись спиной влажной от дождливой мороси стены дома, - Интересно, куда пропал Даниэль? Со вчерашнего вечера я не видела моего... постояльца и готова биться об заклад: в особняке Данковский не появлялся... Ночевал где-то? Едва ли. Что-то произошло?
Лэнс осторожно заправила выбивающуюся прядь волос за ухо и кинула по сторонам отрешенный взгляд. И... с неожиданной теплотой улыбнулась, ибо напротив обнаружился "потерявшийся" молодой человек.
Пусть вид Даниэля пробуждал лишь материнский инстинкт, как то: немедленно накормить и уложить спать, Юлия поймала себя на мысли, что очень рада увидеть Данковского и даже как-то... заскучала что ли. Как странно.
- Здравствуйте, мисс Лэнс, - обратился бакалавр к девушке, приблизившись, - Не самая лучшая погода для утреннего променада…
- Здравствуйте, господин Данковский, - в тон собеседнику отозвалась Юлия, храня улыбку, - Совершенно согласна с вами. Опять на "ты"... Грустно. Однако же вы не появились даже к завтраку. Право, досадно. Ждала вас.
Она сдержанно засмеялась. Долго жить будет, - мысленно добавила ученая комментарий встрече.

Отредактировано Juliya Lans (2010-03-11 00:32:40)

0

8

- В таком случае я просто вынужден искупить свое отсутствие за завтраком двойной порцией обеда, - устало улыбнувшись, ответил Даниил, впервые за энное количество прожитых лет действительно расстроившись, что пропустил утренний прием пищи, особенно учитывая тот факт, что ужин тоже обошел его стороной. Хотя точнее сказать, сам Данковский обошел стороной ужин вкупе с теплым домом и хорошей компанией, вместо вкусной еды дав попотчевать себя сумбурными и вовсе безрадостными сообщениями. – И хотя, если честно, мне кажется несколько странным тот факт, что ждать меня Вы предпочли именно здесь, не могу не признать, что это действие привело к ожидаемому результату… или же среди добродетелей достопочтимого семейства Кейнов числится еще и помощь в поиске пропавших жильцов? 
- Не забудьте шаркнуть ножкой, Данковский. Укутанная моросью улица не лучшее место для Вашего дворцового этикета. Хотя, безусловно, Вы можете гордиться тем фактом, что вопрос, состоящий из четырех слов, сумели задать посредством всего двух предложений. Вот, только, в следующий раз, наверное, было бы лучше просто сказать «Что Вас сюда привело»… 
Впрочем, сам бакалавр очень надеялся, что этого самого «следующего раза» узреть ему не доведется. Так что дружеский совет, хотя, зная себя, он очень сильно сомневался, что его подсознание вообще может быть дружественно настроенным по отношению к самому бакалавру, Даниил вежливо проигнорировал, как можно более внимательно и как можно менее пристально, глядя на свою визави. Правда, результатом его взгляда стал вовсе не ответ, а еще один вопрос и не от девушки, а от него самого:   
- Хм… Юлия, а Вы себя хорошо чувствуете? Не сочтите меня бестактным, но я советовал бы Вам показаться хорошему врачу… Ммм, Вам, наверное,… Данковский, это Вы о здоровье девушки заботитесь или флиртуете? Терзают меня смутные сомнения, которые все больше и больше претендуют  на звание «диагноз», что у Вас инфекционное заболевание, которое я бы не советовал игнорировать, ибо это может иметь печальные последствия. А длительные прогулки, тем более в такую погоду, отнюдь не способствуют укреплению иммунитета. Думаю, Вам лучше сейчас находится в тепле собственного дома… 
Мужчина бросил взгляд на особняк Кейнов, в тепле которого ему самому предстояла встреча отнюдь не радостная. Сейчас, когда Данковский находился всего в нескольких шагах от ответа, сам вопрос казался ему нелепым до абсурда. Обвинить влиятельную фамилию в сокрытии состава преступления, руководствуясь лишь словами девицы неадекватного вида… кажется, он сходит с ума. И, тем не менее, оставить эту затею он уже не мог – точная уверенность в своей непричастности была просто жизненно необходима Даниилу.
- Знаете, - неуверенно начал он, обращаясь одновременно к Юлии и себе самому, - Вечером я стал участником события в равной степени странного и загадочного… Как Вы считаете, могла ли быть смерть Кейна, скажем, не совсем  случайной?

+2

9

Недокуренная сигарета полетела в ближайшую урну (признаться честно, в грехе табакокурения Юлия ценила пару первых "глотков" ароматного дыма. Потом становилось горько, или сама Лэнс спохватывалась, что скоро заработает никотиновую зависимость - хотя, похоже, уже обрела) - не хотелось демонстрировать отрицательные стороны перед Данковским. Вообще. С каких это пор, однако, девушку стало интересовать чужое мнение, какой бы оттенок оно не носило?
- В таком случае я просто вынужден искупить свое отсутствие за завтраком двойной порцией обеда, - проговорил с усталой улыбкой Даниэль, и Юлия уже хотела-было предложить вернуться в особняк - настолько... неважно выглядел собеседник. Она сама, впрочем, скорее всего, тоже не радовала здоровым видом, но все-таки... сон, пусть и в несколько часов. Утренний завтрак.
- И хотя, если честно, мне кажется несколько странным тот факт, что ждать меня Вы предпочли именно здесь, не могу не признать, что это действие привело к ожидаемому результату… или же среди добродетелей достопочтимого семейства Кейнов числится еще и помощь в поиске пропавших жильцов? - витиевато добавил Данковский.
- Это случайность... Гуляла, - честно призналась ученая, виновато разводя руками. То есть, получилось, конечно, одной ладонью и голубым зонтом.
За Кейнами это явно не числится, - про себя отметила девушка.
- Хм… Юлия, а Вы себя хорошо чувствуете? Не сочтите меня бестактным, но я советовал бы Вам показаться хорошему врачу… - Лэнс опустила смеющиеся глаза. Да, сейчас самочувствие было далеко от прекрасного, но все же... Может быть, даже лихорадочный румянец на щеках появился - бывало, если девушка схватывала простуду.
- Терзают меня смутные сомнения, которые все больше и больше претендуют  на звание «диагноз», что у Вас инфекционное заболевание, которое я бы не советовал игнорировать, ибо это может иметь печальные последствия. А длительные прогулки, тем более в такую погоду, отнюдь не способствуют укреплению иммунитета. Думаю, Вам лучше сейчас находится в тепле собственного дома
Меня саму терзают эти самые сакраментальные подозрения, - мысленно подтвердила собеседница. Да, тот бокал травяного напитка вместо привычного кофе, разумеется, бодрил и согревал, но злоупотреблять прогулками тоже не стоило.
Вместо ответа Юлия сохранила извиняющуюся улыбку, словно бы нахождение в не лучшем состоянии вне стен уютного дома, было каким-то преступлением против медицины. Она проследила за взглядом Даниэля и поняла, что он роскошный особняк Кейнов тоже занимает мысли бакалавра. Особняк либо же обитатели, что вероятней.
- Знаете, вечером я стал участником события в равной степени странного и загадочного… Как Вы считаете, могла ли быть смерть Кейна, скажем, не совсем случайной? - осторожно поинтересовался молодой человек.
Лэнс недоверчиво подняла брови, наградив Данковского растерянным взглядом.
Ах, вот почему он не вернулся домой, - запоздало сообразила девушка, - Какая-то немаловажная встреча? Какие странные... мысли... Подозрения... Впрочем... Стоит спросить.
- Есть разумные основания так полагать? - коротко, ровным тоном уточнила Юлия, вновь приняв обычный собранный и спокойный вид. Она поправила замшевую косынку и неосознанно прикусила губу, заинтригованная вопросом.

Отредактировано Juliya Lans (2010-03-12 13:19:43)

+3

10

Мужчина одарил девушку таким взглядом, что не только лукавое создание, обитающее в доме у ученной, но и любой дворовой кот, которого жизнь заставила быть много лукавее, отдал бы последнюю пойманную мышь, лишь бы научится выглядеть так же безгранично несчастным. Нет, Данковский вовсе не ставил перед собой цель разжалобить Юлию, хотя, конечно, вздумайся девушке сейчас предложить ему колбасы  - отказался бы вряд ли, но сама сложившаяся ситуация вызывала в нем исключительно уныние. А уставший от постоянного нервного напряжения последних дней, в общем, и бессонной прошлой ночи, в частности, организм совершенно игнорировал требования не менее утомленного разума немедленно прекратить столь неподобающее и, по большему счету несвойственное ему,  настроение, пусть даже с столь звучным названием, как «меланхолия».
- Ммм… - многозначительно протянул Даниил, в ответ на выжидательный взгляд ученой, тщательно подбирая слова. С одной стороны – основания определенно имелись. Причем, как минимум, в трех ипостасях: бывалого преступника, всеми силами старавшегося удержать тяжесть короны криминального мира Столицы, темноволосой незнакомки с безумным взглядом и холодными пальцами и самого Данковского – которой все больше и больше убеждался, что очень хорошо подходит в эту, мягко говоря, не блещущую адекватностью компанию. Так что можно было бы со спокойной душой и совестью дать утвердительный ответ…  вот только на счет разумности подобных обстоятельств бакалавр был не совсем уверен. Точнее, не уверен совсем, а посему вместо прямого ответа, уклончиво заметил, почему-то обращаясь непосредственно к зонту своей спутницы:
- Я в городе чуть больше суток… двух. Не думаю, что я сумел бы заметить больше, нежели Вы. Особенно, если учесть, что личность мистера Саймона Кейна, для меня хоть и одиозна, но, увы, совершенно не знакома. В отличие от Вас…
Да-да, Данковский, вот только знакомство с безвременно, (если, конечно, подобным словом можно охарактеризовать кончину человека, прожившего более ста лет), почившим Симоном не имеет совершенно никакого значения. В отличие от знакомства с ныне живым, хоть и не вполне здравствующим господином Нортоном, просто изнемогающего от нетерпения, крайней стадии пневмонии и беспредела, почувствовавших скорую смену власти преступников в Столице…
Впрочем, Юлия же оттуда. И у особняка оказалась… чисто случайно? И по перрону блуждала, якобы без дела.. Да и с комнатой этой…

В глазах Даниила на долю секунды блеснул огонек подозрения, в его родном Университете по неизвестным, да и безынтересным ему причинам называемый «испепеляющим взглядом». Правда, зонтик, которому этот самый взгляд был адресован, ничего особо пламенного в нем не заметил, все так же равнодушно рассеивая окружающую унылую серость. А Данковский, в следующую же секунду устыдился своим подозрениям, попутно мысленно посмеявшись, возникшей пред его внутренним взором картине, как Юлия самозабвенно строчит в Столицу письма для Нортона…
- В общем, нет. Разумных нет. Есть только непроверенные слухи, которые мне бы очень хотелось развеять, - бакалавр, с силой оторвавшись от созерцания зонта, спокойно посмотрел на девушку, окончательно смирившись с тем фактом, что репутация адекватного человека ему уже явно не светит, - Именно поэтому я хотел бы у Вас уточнить, прежде, чем предъявлять семье Кейнов требование немедленно сообщить мне истинную причину смерти Симона, каковы мои шансы покинуть особняк без помощи санитаров местного дома умалишенных…         

+3

11

Юлии на минутку показалось, что Даниэль что-то недоговаривает, но неприятное опасливое ощущение быстро схлынуло, как и не было. На фоне коренного населения Города N, персон, чья безграничная убежденность в суевериях и предрассудках поражала воображение, столичный гость вообще представлялся воплощением разума. Если не считать эти глупые мечты о бессмертии, что занимали мысли бакалавра. Фанатичная преданность, достойная лучшего применения, конечно, вызывала уважение, но ученая все-таки принадлежала к реалистам и циникам.
Лэнс сочла неэтичным выспрашивать Данковского о причинах, натолкнувших на странный вывод о неслучайности смерти Симона. Явно имелись доводы, веские или не очень. Не важно. Очевидно, что бакалавр делиться ими сейчас не намерен. Но... смерть и правда, была весьма себе... неожиданной. Юлии доводилось в прошлом лицезреть архитектора, и она не могла сказать, что этот человек производил болезненное впечатление.
- Я в городе чуть больше суток… двух. Не думаю, что я сумел бы заметить больше, нежели Вы. Особенно, если учесть, что личность мистера Саймона Кейна, для меня хоть и одиозна, но, увы, совершенно не знакома. В отличие от Вас… - словно подтверждая мысли девушки, высказался собеседник.
Смерть... Смерть... Что, если это действительно не естественная смерть? Но что это нам даст, кроме отвратительного сознания о том, что тайну от нас скрыли столь диким способом? - мрачно спросила про себя ученая, устремив на Даниэля взгляд теплых карих глаз, в глубине которых все так же таилось некоторое недоумение.
- Резонно, - с неопределенно улыбкой проронила девушка, - Но если у вас есть разумные соображения, которые косвенно доказывают, что господин Кейн сыграл в ящик не по велению матушки-природы - поделитесь ими, пожалуйста, и я, возможно, смогу подтвердить или опровергнуть доводы.
Она покачала головой, чуть прикрыв глаза, пряча в лукавстве завитых ресниц жесткий блеск "зеркала души" - знак неукротимой воли к победе. Впрочем, это лишним было, наверное: Даниэль сосредоточенно созерцал покупку Юлии как нечто чрезвычайно любопытное.
- В общем, нет. Разумных нет. Есть только непроверенные слухи, которые мне бы очень хотелось развеять, - подчеркнул Даниэль, - Именно поэтому я хотел бы у Вас уточнить, прежде, чем предъявлять семье Кейнов требование немедленно сообщить мне истинную причину смерти Симона, каковы мои шансы покинуть особняк без помощи санитаров местного дома умалишенных
Нулевые, - едва не вырвалась у Юлии циничная насмешка, - Итак, что мы имеем? Мой дражайший визави убежден, что архитектора... м-м-м... умертвили, говоря без обиняков. Кое-какие соображения на счет смерти имеются и у меня...
- Я... - Юлия замолчала на пару секунд замолчала, подбирая слова, - В Городе влиятельных фигур весьма немало... Негласные правительницы.
Девушка скептически скривила губы и вновь наградила красивый и богатый особняк холодным взглядом, словно бы строение было виновато лишь тем, что владеет им род Кейн.
- Они... Жители города... Они именуют их Хозяйками. Это весьма себе эксцентричные дамы, каждая из которых не в ладах с конкурентками. И с головой, тьфу! Представительницы власти "закулисной", Даниэль, если вы понимаете, о чем толкую. Я не могу гарантировать хоть сколько-нибудь твердо, но... Есть существенное "но". Хозяйки определенно обладают информацией о происходящем. Не могут не обладать, я... чувствую. Я просто знаю это. Возможно, с кем-нибудь из них я могла бы побеседовать, - твердо высказалась девушка.
Ученая вновь обернулась к Данкоскому, вопросительно глянув на бакалавра.

Отредактировано Juliya Lans (2010-03-13 15:02:25)

+2

12

Мужчина одарил чуть ироничным взглядом затейливую ковку ворот чужого особняка, мысленно улыбнувшись словам Юлии – Негласные правительницы. Хозяйки. Он, не совсем понимал, что девушка подразумевает под этим словом, но со всеми прелестями «закулисной власти» был знаком вовсе не по чужим рассказам, так же, как и с некоторыми представителями и представительницами этих великих владык кулуаров Столицы. Предпочтительная гласность для них – шепот, шорох, шипенье. Лучшая ясность – тень, полумгла, полумрак. Наивысшая откровенность – намек, недомолвка, недосказанность. Высшая степень доверия – крайняя мнительность. И именно поэтому прекрасно осознавал, каковыми могут оказаться последствия подобного сотрудничества, именуемые «ответными услугами».
На вопросительный взгляд Юлии Данковский ответил взглядом не менее вопросительным и много более недоуменным. Его несколько удивляла столь стремительная готовность девушки включиться в его импровизированное расследование, учитывая полное отсутствие информации о подозреваемых и мотиве преступления. Да и сведения о самом составе преступления была, мягко говоря, не достоверные.
Однако, под воздействием то ли бессонной ночи, то ли разлитом в воздухе аромате цветущей твири, желание заниматься поисками причин, которые могли подвигнуть девушку на столь рьяное содействие, все больше уступало место желаниям гораздо менее интеллектуальным, как то хорошенько поесть и растянутся на предоставленной ему кровати.     
- Как бы велико не было мое нежелание обременять Вас подобными просьбами, - не очень уверенно протянул Даниил, подавив готовый вырваться вздох сожаления при воспоминании о сне,- но, боюсь, что без знаний местного менталитета мне будет достаточно сложно найти ответ. Так что я был бы очень признателен Вам за любую помощь в данном вопросе.
Данковский хотел было добавить, что, прежде всего, стоило бы поговорить с представителем фамилии Кейнов, но увидев бесповоротную решимость в глазах девушки, предпочел промолчать. В любом случае, адвокат, как единственный знакомый ему представитель интересов данной семьи, показался ему совершенно не тем человеком, который незамедлительно ответит на все вопросы неизвестно с чего любопытничающего бакалавра. Особенно, на вопросы касательно Симона. Так что, «независимое мнение» со стороны, пусть и не очень отдаленной, было бы очень кстати. Пусть даже восторженность особ его выражающих стала притчей во языцех у всего Города. Тем более, что одного безумца, требующего немедленного чистосердечного признания будет вполне достаточно – как и одной несколько пошатнувшейся репутации. А беседа – это ведь не требование и ей всегда можно придать статус ничего не значащей досужей болтовни. Мало ли какими слухами Степь полнится… 
Еще раз сердечно поблагодарив Юлию и взглядом проводив ее скрывшуюся за поворотом фигуру, Данковский, направился к уже знакомой массивной двери.
- Bene vobis*, - невнятно пробубнел он себе под нос, абсолютно не веря собственным словам, под звук латунного дверного молотка, известившего о приходе очередного незваного гостя. Расторопный слуга почти моментально открыл дверь, приглашая следовать за ним уже знакомой дорогой.

-->>  Гостиная особняка Кейнов

* все будет хорошо

+1

13

- Как бы велико не было мое нежелание обременять Вас подобными просьбами, - без уверенности в голосе ответил собеседник,- но, боюсь, что без знаний местного менталитета мне будет достаточно сложно найти ответ. Так что я был бы очень признателен Вам за любую помощь в данном вопросе.
Мда... Не слишком ли я переоцениваю силы? Ведь Хозяйки - женщины странные, если не сказать эксцентричные. Все без исключения - личности колоритные. Кто бы спорил... Да вот только согласятся ли они сотрудничать? - Лэнс поправила головной убор - любимую косынку черной замши - и зябко поежилась. Вроде бы, тепло одета, до этого не мерзла... Что же это? Озноб? Температура? В любом случае, ученая отдавала себе отчет в том, что сейчас наилучшим решением будет вернуться в жарко натопленный особняк, принять горячую ванную - плевать, что при свечах из-за отключенного электроснабжения! - Кто на примете? Вариант Нины, Пурпурной хозяйки, сразу отпадает, если взять за основополагающее условие факт того, как "тепло" принял Даниэля и меня Роберт... Да... Кейт Паркер? Хм... Из троих дам Алую Хозяйку я почти не знаю. Вполне может оказаться, что эта особа попросту откажется от диалога. Капелла Хадсон? Бр-р-р! Терпеть не могу этих дельцов! Но... Мы с Капеллой одного возраста... да и знакомы чуть ближе, нежели с Кейт... Пожалуй, это лучшая... кандидатура.
- Я постараюсь помочь, - кивнув, заверила Юлия. Ответив на теплые слова Данковского кратким и емким "не стоит благодарностей" и попрощавшись, девушка развернулась и отправилась вновь в центральную часть Города N, по направлению к вилле Хадсонов. Ученая прекрасно помнила это здание - вычурное великолепие обители семейства, сверкающей иллюминацией, поражало воображение. За склонность к показательной демонстрации благополучия и достатка Лэнс презирала Хадсонов, но тем не менее, не вызывать определенное уважение они не могли.
Только бы все удалось. Еще одна неудача - и я не выползу из уютной постели по меньшей мере неделю! Я же на грани простуды балансирую. Еще часик-другой прогулки и, боюсь, у меня будут на лицо все атрибуты заболевания, как, например, насморк, больное горло и общая слабость! Так не пойдет, я не согласна, - Юлия вздохнула. Гулко-звонко застучали по мокрой мостовой каблучки невысоких, но изящных сапожек девушки. Вперед. Только вперед!

---> Вилла Хадсон: сад

+1

14

[Начало игры]

Буйствующим жителям Города N могло показаться "обидным" и даже "бессердечным" то, чем занимался в удушливое от запаха твири с болот, дождливое, холодное и пасмурное утро Виктор Кэйн. Судья же - читал ежемесячный отчёт одного из своих биржевых агентов в Нью-Йорке, отчёт о состоянии рынка акций, дополненный краткими цитатами, выдержками и небольшими диаграммами (нарисованными от руки) из ежемесячных отчётов же компаний, акционером которых являлся городской судья. Всё это почти всю ночь записывал от руки секретарь Кэйна, сидя на телефоне в городской ратуши, потом перепечатывал на печатной машинке и по утру принёс своему начальнику. Акции "Майоттской сельскохозяйственной компании" (компании, которая, к слову, никакой продукции кроме кокосов не растила) как всегда "летели к чёрту" и висели совершенным мёртвым грузом, так что даже правительству Франции приходилось спонсировать этого основного работодателя относительно небольшого острова на севере от Мадагаскара. Впрочем, Виктор не терял уверенности в том, что уж лет через десять его собственные вложения окупятся, не могут же Французы навечно отказаться от кокосов так, как они это сделали из-за второй мировой войны?
Данный лист перевёрнут, и, пока мужчина его переворачивал, он в очередной раз зацепился взглядом за другую стопку бумаг - что-то из разряда "Срочные отчёты городского департамента здравоохранения о смертности среди населения".
"Хорошо, если те, кто сжигают тела на кладбище, в курсе, чьи тела они сжигают. А если нет? То даже записи имени сделать на листке не могут. А даже если и в курсе, кого сжигают, некоторые тут не умеют писать..."
Проблема с грамотностью и цивилизованностью Города N опять "встала в полный рост".
"Что за варвары, - Судья всё же отложил пухлые данные об одной из части своих финансов в сторону и взял в руки "докладную" от ответственных за состояние здоровья жителей. - Всё это глупости. Бунты. Мародёрства. Это даже не бунт. Бунт, это когда придут вас вешать, вот это бунт, а это... глупости одни. Лучше бы дома сидели, заперевшись от друг друга через двери и дышали в марлевые повязки. Разве это не лучше, чем собираться группами, толпами или что-то такое?"
Во всём происходящем на улице, и о чём Виктор с утра узнал на этот раз из полицейских докладов, которые у него тоже были под рукой, на кухонном столе, да, во всём "бардаке", который происходит на улице, Кэйн видел лишь малую часть своей вины, фактически, не видел себя виноватым вовсе.
Наоборот даже. С момента оцепления театрального района, Кэйн непрерывно обзванивал всех своих Столичных знакомых на серьёзных государственных постах, пытаясь выяснить, сколько тем известно о происходящем в Городе N и, если у тех были смутные представления, стараясь развеять их страхи и разбить всевозможные "мрачные" представления.
"Всё-равно кому-то придётся дать денег, чтобы нам не мешали разобраться с этим самим, правда? Хотя бы придётся заплатить тем, кто привезёт в Город N медикаменты. Бюджет города не выдержит оплату хороших лекарств каждому жителю".
Мужчина, с утра одетый в верх делового стиля, встал из-за стола и подошёл к стене, щёлкнув кнопкой включения кондиционера. Да, на улице плюс три, но всё-равно духота страшная.
"Прелестное изобретение индустрии климата, - в очередной раз походя отметил преимущества цивилизации Виктор, усаживаясь обратно за стол и отпивая глоток сухого белого из бокала. Дверь в винный погреб, обычно плотно закрытая, сейчас была приоткрыта. - Песчанка, верно? Нас всё-равно закроют, изолируют. Значит, бессмысленно думать о дешёвом способе подвоза продовольствия или таблеток, на грузовиках. Нет, можно и так, конечно, и нужно. Но, такое количество ненормальных, желающих заработать рискуя собственными жизнями, въезжая в "чумной город", а? И транспорт ещё достать за пределами. Конечно, таблетки будет быстрей сбросить с самолётов. Хороших лётчиков (набивших руку на бомбёжки), куда больше, чем водителей-авантюристов. Контракты со всеми владельцами магазинов о том, что вся их продукция поступает в пользование соответствующих властных структур города. Раздача повязок больницей. Может быть, набор добровольцев в дружины, раздать желающим из арсенала оружие? Эти мародёры... Просто невероятно. Даже открой я сотню школ, а не строй Многогранник, на взрослых бы это никак не повлияло. Не загонять же их в вечерние школы... повторно? Впрочем, надо ещё позвонить Паркеру, узнать, вдруг он скажет, что и силами полиции справиться".
Чтобы ни думали граждане, уже потерявшие родственников, или боящиеся заразы, или паникующие, пьющие, плачущие - "добрые дела" не делаются правительством щелчком пальцев, всё это требует как внешней подготовки (вроде хотя бы нейтрального, если не сочувствующего - сколько нынче стоит сочувствие власть придержащих? Можно три Города N отстроить и заселить людьми со сбережениями - отношения властей в Столице), так и внутренней. Законопроекты, подходящее душевное состояние горожан, и, наконец - уверенность тех, кто будет решать. Песчаная Язва? Чрезвычайное положение? "Больше двух не собираться?" "Не выходить на улицу кроме как в строго отведённые часы для каждого района для похода в магазин?" "Перечень продуктов в магазинах и полный состав товаров на складах, чтобы прикинуть список еды и "хоз.товаров" выдаваемый гражданам на три дня на человека?"
- Всё требует времени, а не щёлканья пальцев, - в слух посетовал Виктор, вновь принимаясь за отчёт биржевого агента из Нью-Йорка.
Сжигаемые на кладбище трупы - трупами, а у Кэйна есть нечто большее, чем одна его собственная жизнь, например, денежное состояние, внимание к которому требует прилежания и не знает отсрочек вроде "Ой, у нас тут чума, сами решите", один такой "выверт" и "до свидания - деньги".

+3

15

Удивительно, но сегодня ей не снились кошмары, за ней не гонялись тени и она не вскрикивала, просыпаясь в холодном поту. Впрочем, никто на ее крики все равно не пришел бы. Симона нет, а остальным, похоже, абсолютно все равно что с ней происходит. Хотя, повторюсь, сегодня все было иначе. Непривычно даже...
Мари открыла глаза и, потянувшись, села на краешке кровати. В оконную щель дул ветер, отчего казалось, что где-то совсем рядом раздается тихий плач. Девушка вздохнула. Последние события в городе действительно вызывали в груди щемящее чувство, хотелось плакать...нет не плакать...выть. Как те несчастные из Сердечника. Вот она болезнь, знает куда бить, в самое сердце. Симон. Исидор. Кто их теперь защитит от этого ужаса?
Нет, Мари не было страшно. Она знала наперед, что надвигается что-то дикое, страшное, черное. Знала, ждала и готова. Ей не дано видеть все. Только предчувствовать. И бездействовать, понимая, что толку от ее предчувствий ноль, и что каждый житель Города сейчас может рассказать и поболее нее, даже не обладая особыми способностями. Девушка встала и легкими шагами подошла к окну, провела рукой по чуть запотевшему стеклу, оставляя за пальцами прозрачный след и посильнее запахнулась в халат. На улице бушевала непогода. Тяжелые капли дождя с гулким стуком ударялись о землю. Небо оплакивало жителей Города N. Небо знало кому из них суждено выжить, а кому не пережить и следующего дня. Как жаль, что она не небо.
Липкий страх растекся по телу девушки. Сердце сжалось ледяной ладонью осознания. Шанса спастись нет - есть шанс сбежать, скрыться, опередить смерть. Но не ей, нет...Мари прекрасно понимала, что отец никогда по доброй воле не оставит Город, он слишком сросся с ним. Капитан всегда покидает тонущий корабль последним. Но мысли девушки раз за разом возвращались к Питеру Смиту, архитектору, гению, другу. Ему вовсе нет нужды сидеть в обреченном на гибель городишке и ждать неминуемой участи. Его нужно уговорить уехать. Во что бы то ни стало.
Полная решимости отправится к Питеру сейчас же, Мари переоделась и, тихо ступая, спустилась на первый этаж. Встречаться с родными не хотелось и девушка юркнула в дверь кухни, к черному ходу.
Первый кто оказался у нее на пути - был сидящий за столом Виктор Кейн.
Отец? - Мари вздрогнула и зачем-то одернула полу плаща.- Доброе утро! - младшая Кейн хмыкнула, понимая, что это пожелание сейчас вряд ли совпадает с действительностью. И все же. Какие новости? - она понимала - расспросов не избежать, но отступать в  любом случае поздно. Снятый с вешалки в прихожей зонт был прислонен к двери,  а сама Мари села на стул напротив отца и бросила короткий взгляд на бумаги, разложенные по столу. И как он может думать о делах, когда вокруг твориться такое?

+3

16

Кто из двоих Кэйнов, старший или младшая, совершили по утру ошибку, которая привела к их встрече на кухне, сказать довольно трудно: то ли Виктор зря отказался от своей обычной практики заниматься "хозяйственными нуждами" только в кабинете и при закрытой двери, то ли Мари слишком опрометчиво решившая сыграть в "конспирацию"... в любом случае, двое никак не собирающихся говорить друг другу "Привет" людей "столкнулись".
- Отец? - если бы Виктор не был занят тем, что дочитывал последние слова в предложении, потом брал ручку, ставил галочку на полях (чтобы не забыть, где прекратил читать), то он, конечно, заметил бы весьма показательное движение дочери, дёрнувшей себя за плащ.
- Наблюдательно, - немного ироничным, и отчего-то с нотками поздравления, тоном похвалил мужчина своё чадо.
- Какие новости?
Судья Города N едва заметно пожал плечами, собирая разложенные на три стопки бумаги в одну - большую, чтобы юная леди, если ей приспичит совершить "неловкое движение" не скинула что-нибудь на пол.
- Не знаю, а какие? Может быть, ты мне расскажешь, когда вернёшься? - мужчина приподнял левую бровь, вопросительно смотря на Мари. - Впрочем... беспорядки. На улицах - беспорядки. Воровство и мордобой, я так понимаю, единственные источники, вечно несущие наслаждение жителям городка. Некоторые наши обычно апатичные граждане становятся весьма деятельными, когда дело доходит до чего-нибудь авантюристичного. Мародёрства, к примеру. Знаешь - витрины бьют, прохожих, если уж в конец... совсем уж... невозможные же лентяи - просто идут колотить соседей по лестничной клетке. Такой, как видишь, драматизм.
Виктор не боялся насилия (по крайне мере - хорошо спланированного), разумеется, сам он не стеснялся и не чурался никаких "крутых мер" или "жестоких позиций", другое дело, что беспорядочное насилие, хаос "личных буйств" - ужасный диссонанс, мешающий даже идеям о Гармонии. Да ещё в очередной раз Кэйн приходил к выводу, что на одних шаманах - Утопию не построишь, что Утопия - это в первую очередь методика обуздания насилия. "Уменьшение дикости" - самый верный способ достижения Утопии, действия по приближению "лучшего из миров в отдельно взятом городе" - непременно должны были быть "практичными" и "рациональными". Разумеется, сама по себе Утопия - с Гармонией и Единением с Природой, "дикое мечтание", однако нигде не говориться, что Цель должна выбираться каким-то рациональными соображениями, в отличие от действий по достижению этой Цели.
- Хотя, по сути, не происходит ничего такого, чего невозможно было ожидать... зная горожан. Всё же там, - мужчина сделал короткий указывающий жест правой рукой за окно. - Небезопасно, в особенности для молодой, хорошо одетой девушки. Если идёшь к приятельницам, попроси кого-нибудь из слуг тебя провожать.
"К слову, мне не хотелось бы доходить до крайних степеней глупости и раздавать прислуге - оружие, чтобы защитить собственный глухо поросший сад..."
- Как ты себя чувствуешь? - весьма резко, без какого-либо перехода от "менторского тона проповеди", спросил Виктор.

Отредактировано Victor Kain (2010-05-05 21:45:52)

+3

17

От той сухости и холодности в голосе Виктора по коже пробежала волна мелких, колючих мурашек. Хотя к этим интонациям она привыкла. Но вот ирония отца была для девушки в диковинку. Что-то изменилось в нем после смерти Симона. Причем далеко не в лучшую сторону. Он стал озлобленнее, молчаливее, удрученнее. Его отношения с Мари и раньше то не блистали яркими красками семейного благополучия, но все же были гораздо теплее, нежели у нее с Ниной. Теперь же девушка не могла уловить грани тех зачатков дружбы отца и дочери. Она стерлась, размылась или...ее и не было. В любом случае надо было делать вид. А уж притворяться в семействе Кейнов умели на все сто.
- Вернусь? - Мари сосредоточенно разглядывала кончик своей туфельки, словно увлекательнее зрелища она не видела. - Не знаю. - легкий кивок головой и едва уловимое движение плечами. Она и не собиралась лукавить или язвить. Она действительно не знала. Не знала что ждет ее за воротами огромного, холодного особняка. Впрочем, Виктор поспешил рассказать дочери побольше ужасов о том, что твориться на улицах города. Девушка, снова уловив в голосе старшего Кейна нотки иронии и пренебрежения, только вздохнула. Когда человеку олицетворяющему закон в Городе настолько неважно что делается у него под носом...
Но Мари и саму это волновало сейчас меньше всего. Ее сложно было запугать мародерами и беспорядками. У нее была цель, и она не собиралась прятаться дома под одеялом, трясясь от ужаса и призывая степных духов защитить ее. Девушка оторвалась от созерцания своей обуви и подняла глаза на отца.
- Для чего? - смешно было разгуливать по городу под охраной, да и что могли сделать слуги? Защитить ее от мародеров? Вряд ли. Скорее привлечь больше внимания к шествующей по улице процессии. Лакомая добыча. - если в городе все так ужасно, как Вы говорите, то сопровождающие вряд ли сумеют меня защитить - Мари провела рукой по краю стола. Ей не хотелось упоминать, что Питер не любит большого скопления народа в своем доме но, видимо придется, иначе отец настоит на своем, и вся эта затея закончится плачевно. Девушка почувствовала легкое головокружение. Кажется она все же умудрилась простыть. Нелепо подхватить простуду, когда Город охвачен более страшной болезнью.
- Я в порядке - Мари улыбнулась кончиками губ, старательно изображая из себя этот самый "порядок". И плевать, что выглядела она, вполне возможно, совсем не так, как ей хотелось казаться. В полном порядке - повторила она уже менее уверенно. Продолжать эту тему не хотелось ужасно, но и другого выхода у девушки не было. - Мне нужно идти - еле слышно выдохнула она и, не дожидаясь ответа, подхватив свой зонтик, ужом выскользнула из кухни. Теперь ее единственный шанс был выйти через парадный вход.

+2

18

«Грядут перемены». Нине снова не давали покоя сны, да и женская интуиция им вторила. Что-то стало не так в этом городе, да еще и эта таинственная болезнь начавшаяся как-то странно. Эх, ей бы еще лет 15 назад надо было взять свою малышку на руки и сбежать из этого городка, наводящего ужас на многих путешественников. Но, увы, в то время она до этого не додумалась, и вот теперь пожимает плоды своих ошибок юности. Хотя почему своих? Во всем виноват Виктор. Этот упертый старый осел, принесший этому городу свою жизнь в жертву и жизнь всей своей семьи. И даже во время появления этой болезни отказавшей покинуть его. Да что там покинуть его, он отказался уберечь жизнь своей семьи. Ну ладно она. Свою жизнь Нина уже практически прожила на половину, а вот Мария. Она только начала свою жизнь. «Виктор!» - это имя эхом отразилась внутри головы Пурпурной хозяйки, а боль головная боль снова нахлынула холодной волной. Заставляя женщину поморщица от неудовольствия.
Госпожа Каина подошла к журнальному столику, налила в чашку своего успокаивающего чая, и выпила раствор до дна. Мигрень стала меньше, хотя возможно это уже было самовнушением. Обернувшись к выходу, Пурпурная Хозяйка увидела свою дочь, собравшуюся на выход. «Куда это мы собрались?» - возмутилась про себя женщина.
-Мария, - обратилась Нина к своей дочери. Нет, она попыталась сделать голос помягче, но получилось ли это у нее или нет, женщина уже не помнила, ибо уже быстро продолжали говорить, чтобы не дать девушке уйти.
-Подойди, пожалуйста, - когда девушка прошла в гостиную, Пурпурная хозяйка чуть сбавила громкость и начала с отвлеченной темы. – Мы с тобой еще не виделись сегодня. Расскажи мне как твои дела? Как ты себя чувствуешь? И куда ты собралась?
Нина снова потянулась к чашке, по-прежнему остававшейся в ее руках, но во время поняла, что она пуста. Одернув руку, женщина поставила чашку на стол, и ее взор снова обратился к дочери.

+3

19

<---- Кухня

Ей сегодня определенно не везет. Если так пойдет и дальше, она вообще никогда не выйдет из дома, а сидеть в этих стенах становилось совсем невыносимо. Настолько невыносимо, что даже разговор с отцом не стал для девушки серьезным препятствием. Хотя в другое время она бы десять раз подумала прежде чем вот так вот сбегать из кухни. Но если старший Кейн там, то путь через гостиную открыт...
Мария - резкий голос матери, застигнувший девушку у самой двери в комнату заставил вздрогнуть и выронить зонт из руки. Массивная деревянная ручка гулко стукнулась об пол, но юная Каина даже не наклонилась чтобы его поднять. Да и зачем? Если с отцом еще как-то можно было договориться, то обойти преграду в виде его супруги - матери Марии - было фактически нереально. Девушка обреченно вздохнула и сделала два шага вперед, нерешительно переступая через порог и пытаясь по выражению лица Нины разгадать - какая шлея на этот раз попала Пурпурной Хозяйке под хвост и как сильно это скажется на самой Марии. Разговаривать не хотелось совершенно, но другого выхода не было. Девушка не спеша приблизилась к дивану на котором восседала мать и застыла в неловкой позе. Повышенный интерес к делам дочери проявлялся у Нины крайне редко и, как правило в те моменты, когда ей самой нужно было с кем-то поговорить. Это то и пугало. Обычно подобные беседы затягивались на неопределенный срок.
- Дела? Мария неопределенно пожала плечами. Какие здесь могут быть дела? Она бросила взгляд в сторону окна, за которым от ветра гнулись к земле деревья. Уйти от Нины будет еще сложнее, чем от отца. Девушка устало опустилась в кресло, стоявшее напротив дивана и положила руки на подлокотники, нетерпеливо постукивая по ним пальцами. После вопроса Нины о самочувствии в горле запершило еще сильнее, однако Мария постаралась сохранить равнодушный вид:
- Превосходно чувствую себя. - голос прозвучал хрипло, пришлось откашляться. А вот Вы мама выглядите не очень здоровой. Может Вам лучше вернуться в постель, а я попрошу чтобы Вам отнесли обед и крепкий чай наверх?- Мария сделала вид что не расслышала последнего вопроса о цели ее выхода из дома. Объяснять ничего не хотелось. Оставался единственный шанс на то что мать послушается ее совета и отправится наверх.

+1

20

Девушка опустилось в кресло напротив, и казалось, всем своим видом показывала свое равнодушие. У дочери определенно были планы на сегодняшний вечер, которым Госпожа Каина помешала. Разумеется, Мария отрицала это, но Нина помнила, как это быть молодой. Всегда есть какие-то занятия, всегда есть куда спешить и идти. Но сейчас не самое удачное время для прогулок, по крайней мере, она так думала. Это подтверждали слухи, которые ходят в городе,  ну, конечно же, сны, которые редко оставляли Пурпурную Хозяйку. Нина смотрела на свою дочь и пыталась найти ту маленькую девочку, которая так была привязана к своей матери, ту, с которой у женщины, были, пожалуй, самые теплые отношения. Но теперь той девочки давно не было, перед хозяйкой сидел совершенно другой человек. Нет, ее дочь не была плоха, просто она изменилась, но даже не это тревожило женщину. Нина  все чаще видела в этой юной особе своего мужа, иногда еле уловимые черты, иногда целый комплекс повадок и набор слов свойственных этому мужчине. Хотя возможно она ошибалась, по крайней мере, ей так хотелось в это верить.
- Превосходно чувствую себя. – Отозвалась Мария хриплым голосом. «Ага, как же, - скептически отметила про себя женщина, - хотя чему удивляться, не признание своих слабостей – одна из главных черт этой семейки».Госпожа Каина продолжала слушать свою дочь, но ничего нового она не услышала.
-А вот Вы мама выглядите не очень здоровой.
Ха… Она выглядит не очень здоровой уже долгие годы, с тех самых пор как ее привели в этот дом, но разве можно объяснить это ее юной дочери? Не очень здорова… Как ей надоело это слушать. Все эти бесконечные заезженные фразы: «идите отдохните», «прилягте, а то вид у вас не здоровый», «выпейте этого снадобья, оно вам поможет». Ничего не помогает – это факт, который со временем пришлось осознать Пурпурной Хозяйке. А факт – самая вредная в мире вещь.  Но Нина увлеклась рассуждениям, а Мария тем временем практически отослала ее в свою комнату. Госпожа Каина оставалось только дивиться своей дочери, так ловко свести разговор к нездоровью матери. Ну, нет, этот номер у ее сообразительной дочери не выйдет.
-Спасибо милая, но это лишнее, - спокойно ответила женщина, - мне это вряд ли поможет, к тому же мое главное снадобье находится здесь.
Говоря последнее, женщина взглядом показала на журнальный стол, на котором на протяжении всех этих лет стоял бутылок со снадобьем. После этого Нина спокойно продолжила. Мария определенно не хотела рассказывать, куда она собралась, но  женщина не собиралась отступать.
-Так ты все-таки не ответила мне, куда ты собралась, к тому же не на ночь глядя. Разве ты не знаешь что в городе сейчас опасно. Ходят разные слухи, мне не хотелось бы, чтобы ты попала в какую-нибудь историю…

Отредактировано Nina Kain (2010-08-06 20:38:11)

0

21

>> Хребтовка
Погодка стояла, что уж говорить, премерзкая, темнеющее осеннее небо вкупе с моросью и сильным ветром могли нагнать тоску на кого угодно, даже, пожалуй, невпечатлительную Юлию.
Девушка тронула кованую черную решетку ворот, мокрую от прошедшего дождя, та натужно скрипнула и подалась вперед, пропуская Люричеву внутрь двора особняка. Юлия остановилась, оглядывая пустынный двор, вытащила из кармана плаща портсигар и спички, долго чиркала по коробку и, наконец, с наслаждением затянулась. Выдохнула дым колечком и посмотрела на серое хмурое небо.
Разговор с Каиными не обещал быть легким. При всем желании Юлии сохранять нейтралитет с этой семьей девушке все равно казалось, что Нина, Виктор и их прекрасная дочурка Мария относились к молодой учёной с некоторым снисхождением. Будто бы она за всё время, проведенное в Городе, не стала его частью и не приобщилась к некой тайне, о которой все знают, но ничего не говорят.
Юлия невоспитанно бросила окурок под ноги и затоптала, а потом приблизилась к парадной двери особняка, подняла большую колотушку в виде головы льва и пару раз постучала. Долго - минут пять - никто не отзывался. Люричева не привыкла ждать и уже собиралась уходить, как дверь распахнулась будто бы по велению волшебной палочки. Прагматичная и не верившая в чудеса Юлия хмыкнула и вошла, никого не обнаружив в широком холле.
- Здравствуйте, - громко сказала девушка в темноту прихожей. – Есть кто-нибудь дома?
Как оказалось, прислуги у Каиных не было. Встретить ведь никто не вышел. Юлия пожала плечами: «Ну и отлично, так даже лучше, не придется объясняться с незнакомым человеком по поводу цели своего визита». К слову сказать, решение совершить путешествие в Горны пришло на ум Юлии внезапно. Интуитивно. Данковский в самом начале своих исследований много общался с этой семьей, а теперь, когда он внезапно пропал, Каины, возможно, приподнимут для Юлии завесу этой самой покрытой мраком тайны.

Отредактировано Juliya Lans (2010-08-11 19:41:40)

+1

22

Эх, и снова мимо...Что же ей везет сегодня на родственников то? Хорошо еще, если за дверью не притаился дядюшка, а на улице не поджидает братишка...Вот так...для полного ощущения безграничного счастья.
Мария не понимала рвение матери заняться воспитанием дочери. Восемнадцать лет почти львиная доля этих обязанностей была возложена на Симона. Впрочем, кажется, он сам ее на себя возложил, принимая во внимание нрав Виктора и характер Нины. Хотя и при таком раскладе Мария выросла далеко не ангелом. Гены...
Девушка устало навалилась на спинку кресла и скривила губы в почтительной улыбке. Разговоры с матерью по душам никогда не входили в перечень любимых занятий Марии, но, увы, периодически устраивались Алой Хозяйкой. И как правило в самое неподходящее время. Вот как сейчас, например. Младшая Каина выдохнула и потерла пальцами виски. Не хватало еще головной боли. Она даже с вожделением покосилась на бутылочку со снадобьем матери, стоявшую на журнальном столике, хотя знала - ей чудо-отвары не помогают. Выспаться бы, но спать было страшно. Во сне налетали жуткие видения, от которых невозможно было укрыться. Правда они и наяву преследовали девушку по пятам, но в реальности все же было спокойнее. Беседа упорно не клеилась. Мария не собиралась докладываться Нине, куда она собралась под вечер. Мать конечно не была против их дружбы со Стаматиным, но и особого энтузиазма не испытывала. Петр не вполне причислялся ей к категории людей. Скорее носил звание комнатной собачонки, прирученной и прикормленной Симоном и ее мужем.
- Мама, кто родился в этом Городе - уже попал в историю. А слухи ходили дней пять назад - сейчас это уже тяжелая реальность. У меня такое ощущение, что Вы с отцом не желаете видеть ничего дальше своего носа - в голосе девушки звучало неприкрытое раздражение. В Городе - Песчанка. И если Вы не желаете этого признавать, никому легче не станет. Она уже забрала жизни Симона и Исидора. Кто следующий, мама? - поток слов иссяк. Почему в этой семье все боятся произносить вслух? В висках снова заколотило. Мария не сразу поняла, что стук в ее голове перекликается со стуком в дверь. Данковский? Пожалуй это единственный человек, которому она была бы сейчас рада. Но еще не дойдя до холла, ухо уловило женский голос. Юлия?
Да, это была она. Судя по отсутствию вокруг живых людей и по открытой входной двери - Нина решила продемонстрировать гостье свои магические данные. Которых, впрочем, в последнее время хватало вот разве что дверь отворить - не более того.
- Добрый вечер, Юлия. - Мари шагнула из полумрака коридора в чуть более освещенный холл и остановилась, разглядывая девушку. Они никогда не были подругами или даже хорошими знакомыми. Марии было известно, что Юлия охотится за чертежами Многогранника и, как представительница дома Каиных, да и просто лучшая подруга Петра Стаматина - она ревностно хранила любую информацию подальше от чужих ушей и глаз. Чем могу быть Вам полезна?

офф-топ: Юлия, отвечать Вам. Мама временно в отпуске.

+1

23

Юлия шагнула еще дальше в полумрак коридора и услышала голоса, доносящиеся из гостиной. Верно, Мария и её матушка находились дома. Разговор шел не на повышенных тонах, хотя явное напряжение в нём чувствовалось. Люричева не расслышала последних слов, сказанных явно юной Каиной в адрес Нины, но речи, касающиеся этой семьи Юлию мало волновали. Местные мистические события и секреты самого города - вроде Многогранника - девушку интересовали куда больше семейных тайн.
Мария появилась внезапно для нее, она словно возникла из ниоткуда. В светлом платье, невысокая и хрупкая, она была похожа на призрака. Юлия вздрогнула, но вида показывать не стала.
"На тебе! Оказалась в доме колдуньи и сразу поверила в их волшебные штучки," - хмыкнула про себя девушка.
- Добрый, - Люричева чуть склонила голову в знак приветствия. - По правде говоря, пришла я по поводу телеграммы. Из Столицы...
Девушка полезла во внутренний карман своего длинного темного плаща за бумагой, развернула послание, напечатанное на желтой бумаге. Юлия находилась в некоторой растерянности, она сама не знала, что привело её в дом Каиных и что теперь делать.
- Вот, - молодая ученая протянула телеграмму младшей Каин. - Не знаю, получало ли ваше уважаемое семейство такое сообщение... И Данковский, которому адресована эта телеграмма, пропал. А я... Понятия не имею, что мне теперь делать.

Содержание телеграммы (от Исполнителя):

Приказ.

До нашего сведения дошли неопровержимые слухи о распространяющейся болезни, известной в науке, как Песчанка.
В связи со сложившимися обстоятельствами, а также во избежании распространения эпидемии за пределами Города N, приказываем:
- приостановить железнодорожное снабжение между Столицей и зараженным городом.
- всем городским и патрульным службам усилить контроль над зараженными районами и не выпускать оттуда больных. В случае необходимости - стрелять на поражение.
- правящим семьям принять необходимые меры по обеспечению жителей Города N необходимыми медикаментами и продуктами питания.

Поскольку до нашего сведения дошла информация о пребывании в городе Столичного бакалавра медицинских наук Даниила Данковского, то официально приказываем ему  в самые короткие сроки отыскать первопричину заражения, а также найти возможную панацею от Песчанки.
В случае неудачи город придется уничтожить.

Отредактировано Juliya Lans (2010-09-23 18:34:34)

0

24

- У меня такое ощущение, что Вы с отцом не желаете видеть ничего дальше своего носа.
Слова дочери, громким эхом отразились в голове Нины. Сравнение с Виктором ей крайне не понравилось, кто-кто, а она видит намного дальше. Только вот не понятно зачем, ведь изменить за эти годы, госпоже Каиной мало, что удалось.
-Следующий, кто-нибудь из нас, город большой, болезнь всегда сможет найти себе жертву, - безразлично ответила Нина, - это лишь вопрос времени. Поэтому я и беспокоюсь за тебя.
Разговор матери прервал стук в дверь, а из холла послышался женский голос. «У нас сегодня день открытых дверей что ли?» - нервно подумала женщина. Так или иначе, гость дал возможность Марии улизнуть от разговора с матерью. Нине, разумеется, тоже захотелось узнать, кто потревожил их в столь позднее время, поэтому она последовала к незнакомке за своей дочерью. Мария определенно знала девушку. Откуда? Пурпурная Хозяйка понятия не имела. Поэтому ей просто оставалась поприветствовать ее и молча слушать эту Юлию. Речь шла о телеграмме.
-Не знаю, получало ли ваше уважаемое семейство такое сообщение...
«Хороший вопрос…» - отметила про себя Нина, может, и получили, но Виктор не распространялся по этому поводу, впрочем, это ему свойственно. Хозяйка заглянула краем глаза в телеграмму. Содержание было простым и понятным, либо лекарство будет найдено, либо город уничтожат. Пурпурная Хозяйка была просто озадачена таким поворотом событий, хотя надежда была – медицинский бакалавр.
-Простите, - обратилась Нина к незнакомке, - правильно ли я понимаю. Единственный человек, который может помочь городу пропал? Как давно?

+1

25

Определенно, зайти к Кейнам надо было гораздо раньше. Но что поделаешь, что нужно бегать по всем городу в поисках такой нужной и драгоценной информации? Пришлось даже обходить зараженные районы, краем глаза примечая изменения, которые там произошли за последнее время. Хотя результат практически нулевой. Ну да ладно, сделанного не воротишь, как говорится...
Итак, Даниил стоял на пороге знакомого дома и медлил, размышляя о том, что же сказать Мари. Причину своего появления можно даже не выдумывать - все вроде бы логично и обсуждению не подлежит. Хотя кто знает этих женщин?
Наконец отвлекшись от своих мыслей, он огляделся. Вокруг больно много зевак. Не случилось еще что-нибудь из ряда вон выходящего? Пора это узнать.
Набравшись смелости и решительности, мужчина отворил дверь и прошел внутрь помещения. Тут определенно теплее, чем на улице...
"А что здесь делает Юлия?.."
- Вечер..добрый... - окинув взглядом Нину и Мари, он почтительно склонил голову и вопросительно посмотрел на мисс Лэнс, как бы спрашивая, что она здесь забыла. Хотя его это собственно никак не касается...
Пауза затянулась, не к добру это... да и не похоже, что он пришел вовремя - больно лица у них напряженные...и растерянные, что-ли.
Взгляд упал на телеграмму, которую Нина Кейн сжимала в руке.
"Похоже, догадки о новостях подтверждаются..."
Вдохнув поглубже, решил нарушить молчание:
- Что нового произошло в мое отсутствие?..
Вопрос не предназначался никому лично и в то же время был произнесен для всех присутствующих, хотя наверняка они и так все расскажут.

+2

26

Юлия выглядела озабоченной, впрочем, Мари не сильно это беспокоило. Сейчас ситуация такая, когда взволнованность не кажется  чем-то таким из рода вон выходящим. На улице свирепствует Песчанка, лютуют мародеры, гибнут люди... Наверно и сама мисс Кейн не слишком пышет жизнерадостностью.
Телеграмма? А вот это уже интересно. - отец не собирался делиться с ней последними новостями, тогда она сама узнает их. Это легко. Не обязательно даже иметь способности.  Девушка осторожно взяла протянутую ей телеграмму и успела пробежать ее глазами, прежде чем за спиной раздались шаги матери. "прекратить снабжение, усилить контроль... принять меры... найти панацею" - фразы завертелись в один сплошной круговорот и у Мари потемнело перед глазами. Она опоздала... предупредить Питера теперь не удастся, он не сможет покинуть город...Да что там говорить - никто теперь не сможет покинуть Город, они обречены торчать здесь и медленно умирать.
Голос матери заставил Мари вздрогнуть и прийти в себя. Нина, кажется, витала в облаках не меньше дочери, ибо судя по ее взгляду она вовсе не узнала Юлию, а ведь та в свое время проела достаточную плешь всему семейству Кейнов, пытаясь заполучить эти злосчастные чертежи.
Впрочем странности матери давно перестали удивлять младшую Кейн, куда больше поводов для размышлений появлялось от сообщения о том, что господин Данковский пропал. И как давно? - невольно повторила про себя вопрос Нины девушка.
- Мисс Лэнс, - Мари не стала дожидаться, пока мать сморозит что-нибудь не то и повернулась к Юлии - Я не знаю, получал ли отец подобное сообщение. По крайней мере нам о нем он ничего не говорил. Но в любом случае он его получит. Не сегодня так завтра. - она задумчиво повертела телеграмму в руке. Но с чего Вы решили, что господин Данковский пропал? - Мари удивленно посмотрела на гостью. Она по крайней мере Даниила в списке пропавших не числила. Она часто видела его - периодически наяву, когда он приходил к Кейнам по каким-то своим делам, иногда во сне или в своих видениях (Мари давно перестала отличать одно от другого). Вот и сейчас она вполне отчетливо ощущает его присутствие.
- Вечер..добрый.. - мисс Кейн даже не вздрогнула, расслышав знакомый голос. Она не сомневалась в том, что Даниил придет, однако от какого-то победного взгляда в сторону Юлии удержаться не смогла. Мол, знай наших. Нужен был тебе Данковский - получай, Фома Неверующая. Хотя конечно, участия в появлении Бакалавра, Мари не принимала никакого - но Лэнс об этом знать не обязательно. Девушка улыбнулась Даниилу и, слегка кивнув на его приветствие, сразу начала с главного.
- Ну добрый, не добрый, а то что он вообще наступил уже вселяет надежду. - Мари сделала шаг вперед и протянула Данковскому телеграмму. - Это адресовано и вам тоже, Даниил. Судя по всему дела у нас... - она замолчала, предоставляя Бакалавру самому решить, как же тут у них дела...

+2

27

В коридоре стало теснее, Юлия приветственно кивнула появившейся Нине, пожалуй, без должного уважения, но сейчас девушке было не до церемоний. А колдунья явилась во всем своем великолепии: черное платье, распущенные темные волосы и взгляд, прожигающий до самого нутра. Лэнс не подала виду, но она боялась этой женщины.
-Простите, правильно ли я понимаю. Единственный человек, который может помочь городу пропал? Как давно? - спросила Пурпурная Хозяйка, тон показался Юлии несколько озадаченным. Да и дочь её, казалось, удивлена была не меньше.
- Со вчерашнего вечера Бакалавра не видел решительно никто в этом Городе, ночевать он не приходил, хотя обычно всегда возвращается. Вы же в курсе, что Данковский снимает комнату у меня. - развела руками девушка. - И никто не знает, где его искать. Не по кабакам же...
Скрип двери сбил Юлию с начатой мысли, и она удивленно ахнула, увидев Бакалавра, удивленно, как мисс Лэнс показалось, осмотревшего собравшуюся в коридоре компанию. Впрочем, Данковский сразу перешел к делу: поинтересовался, что нового произошло, пока его не было. Юлия была даже рада, что разъяснять причину собрания пришлось не ей, а Мари Кэйн.
- Пожалуй, если бы дела у нас были хорошо, мы бы и не стали собираться в этом доме, - тихо заметила мисс Лэнс.

+2

28

-Со вчерашнего вечера Бакалавра не видел решительно никто в этом Городе… - ответила девушка на вопрос Пурпурной Хозяйки. Из ее слов Нине стало ясно, что этот доктор снимал у нее комнату, и эта особа определенно знала о нем не мало. Но вот беда вчера он ночевать не приходил, волей неволей возникал вопрос «почему». Хотя они молоды и свободны, кто знает, что могло отвлечь приезжего доктора ото сна. И кто знает, может он так же легко найдется, как и потерялся. «Молоды и свободны…» - вновь повторила про себя Нина, взгляд женщина скользнул по двум фигурам прекрасных особ стоящих у нее в коридоре. «У них все еще впереди». Сказать, что миссис Кейн завидовала им, это ничего  не сказать. Снова воспоминания, снова желание вернуть прошлое, только все с большой силой, и кажется, все чаще они терзают Хозяйку. Наверное, старость подкрадывается все ближе…
- Я не знаю, получал ли отец подобное сообщение. По крайней мере, нам о нем он ничего не говорил. Но в любом случае он его получит. Не сегодня так завтра.
Ха, разумеется. Только нам он его показать не удосужится. Тут снова распахнулась дверь, и теперь к ним присоседился мужчина, по лицам Мари и незнакомки было понятно, что он и есть тот самый доктор, и что теперь наступила долгожданная кульминация, которая расставит все по своим местам. А миссис Кейн наконец поймет, что же здесь на самом деле творится.
- Вечер..добрый... – почтительно обратился к ним мужчина, Нина кивнула в знак приветствия, но решила по-прежнему хранить молчание, ибо инициативу подхватила Мари, которая казалась была рада новому гостю как-то по-особенному.

+1

29

Сразу приняв у Мари протянутую телеграмму, Даниил мельком взглянул на нее. Затем прочитал уже внимательнее. Ну и еще раз, чтобы смысл написанного стал понятен на сто процентов. И все же это просто не укладывалось в голове.
"Они что, с ума сошли? Уничтожить город? Из-за эпидемии? Ну да, конечно, важнее всего, чтобы зараза не распространилась на ближайшие города и поселки...но! Не думаю, что здесь так много запасов продовольствия и необходимых медикаментов... никто не был готов к этой Песчанке. Проклятье, что теперь делать?"
Аккуратно сложив листок бумаги в несколько раз, он тяжело вздохнул и поднял глаза. На лице можно было заметить некоторую степень беспокойства, но мужчина изо всех сил старался сделать вид, что все хорошо и надежда исправить ситуацию еще есть.
- Что ж... Получается, у меня нет другого выхода, кроме как подчиниться воле Властей, - казалось, все мышцы его тела были напряжены, хотелось выйти вон и долго стоять на улице, наслаждаясь обилием свежего воздуха, наполненного ароматами степных трав. Но уйти было невозможно - кто еще поможет этим женщинам в столь трудную минуту? Брови сошлись на переносице, Данковский обдумывал, как же правильнее поступить в сложившейся ситуации, а точнее, как выразиться так, чтобы они хоть немного успокоились. Хотя какое уж тут спокойствие...
Пальцы судорожно сжались, сминая уже ненужную телеграмму - он принял решение.
-  Я приложу все усилия, чтобы помочь вам...и вашему городу. Но в одиночку ничего не получится. Поэтому с вашей стороны нужно всяческое содействие, да и вообще всех жителей. Потому что это касается абсолютно каждого человека, хотя бы отчасти связанного с этим городом... Буду рад любым предложениям и советам...но прежде всего мне нужно осмотреть зараженного человека. Необходимо исследовать его кровь на наличие бактерий. Важной частью является выявление способа заражения. Сначала источником является один человек, а уже от него заражаются остальные...поэтому эпидемии так страшны.

+2

30

Молчание...тяжелое и гнетущее, как запах твири в безветренную погоду. Пожалуй, не предвещает ничего хорошего. По лицу Даниила было видно - содержание телеграммы его не впечатлило. Еще бы - Мари сжала руки на груди, не отводя взгляда от мужчины, все еще перечитывающего текст, адресованный ему - приехать в незнакомый Город с одной целью, а оказаться втянутым в совершенно иные события. Тут нужна особая выдержка. Но ты врач, ты не можешь бросить страждущих, нуждающихся в твоей помощи - это твоя судьба. Против нее не пойдешь, как ни старайся. Изменить ее нельзя - можно только сгладить углы.
В холле был полумрак. Тусклая лампа над дверью придавала помещению жутковатый вид, а люди отбрасывали причудливые тени на стены, от которых по спине то и дело пробегали мурашки. Мари чуть прикрыла глаза и перед ней тут же возникли неясные очертания двух силуэтов, медленно бредущих вдоль покрытой грязью, дороги. Они шли тяжело опираясь друг на друга, покачиваясь и спотыкаясь. До тех пор, пока один из них не покачнулся настолько, что не удержал равновесия и упал лицом в грязь. Мари вздрогнула и открыла глаза.
- Что ж... Получается, у меня нет другого выхода, кроме как подчиниться воле Властей - в голосе Бакалавра слышались нотки неуверенности, но он уже принял решение. Мисс Кейн чуть облегченно вздохнула и, сделав несколько шагов в сторону, коснулась кончиками пальцев выключателя на стене. Люстра под потолком вспыхнула ярким светом, освещая собравшихся. Тени исчезли, дышать стало легче и все начало казаться не таким уж враждебным и страшным.
Даниил уже почувствовал свою ответственность над собравшимися, поскольку его речь была похожа на речь полководца, поднимающего боевой дух армии перед началом войны.
но прежде всего мне нужно осмотреть зараженного человека. - Мари пожала плечами. Она мало что понимала в медицине, но ей не нравилась эта идея. По местным обычаям это может сделать только знающий линии, коим был покойный Исидор Бурах. Ну или его сын, если он вступил в свои права. В противном случае Вы рискуете столкнуться с гневом Степи и ее детей, Даниил - Мари замолчала и оглянулась на мать. Но Хозяйка сохраняла спокойствие, кажется ее не сильно волновало происходящее или же она просто была погружена в свои мысли.

+1


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Отыгрыши » "Горны" особняк Каиных


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC