Вверх страницы
Вниз страницы

Утопия "Шанс выжить дается не каждому..."

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Flashback » А грехи добрыми бывают?


А грехи добрыми бывают?

Сообщений 1 страница 30 из 64

1

Место:Улицы Города N
Время: Вечер после праздника Боса Туроха  (это когда сцена на пустыре Костяного столба сгорела)
Действующие лица: Дочь Земли и Оён Агнес Кларк и Даниэль Данковский  (набор действующих лиц открыт)

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-11 10:57:38)

0

2

Идти было легко, душу грела мысль, что сегодня, не смотря на неразбериху на празднике, день выдался насыщенным. В воздухе настойчиво распространялся запах горелого дерева «Гыы, Это вам за издевательство над традициями» Девушка сочно выругалась, вспомнив Шабнак, что полыхала на сцене. Люди не понимая, пытаются подражать нечто настолько тонкому, что на выходе получают полное уродство. У них всё было не настоящим, насквозь пропитано ложью, искусственное «Похоже, что скоро они грудь и мозги начнут имитировать» Кларк улыбнулась, представив Хадсона с ненастоящими мозгами, а Хозяек с поддельной грудью. Потом переставила наоборот. На её лице засветилась улыбка. Припозднившиеся прохожие подозрительно оборачивались, люди не часто видели Кларк свободно разгуливающей в, практически, центре города. Но сегодня, она назло всем просто гуляла, это её праздник, это её Земля и ей сегодня совершенно плевать -  хотят видеть её люди или их лица будут перекошены от страха и ненависти. Девушка, наконец, покинула место, где пахло дымом, и на смену гари пришёл аромат, он тонко струился в воздухе, легко касаясь обоняния, и исчезал в эфемерном звучании остальных запахов. Наконец-то зацвела Твирь! Судя по нарастающим волнам дурманящего и кружащего голову воздуха, цветение в этом году будет просто великолепным. Собиратели говорили, что твирь в этом сезоне на загляденье и невесты видать славно поработали, чтобы урожай был добрым. Агнес шла вдоль речки и рассеяно смотрела на воду, мимо проплывали листья и мусор «О, Турох! Люди не могут даже перестать гадить там, где они живут!» Она проводила взглядом очередную обертку, проплывающую по воде. Брови девушки сошлись у переносицы, ей предстояло ещё найти Адриана, бедный парень носился где-то по городу без крова и приюта, со страшным обвинением в отцеубийстве. Кларк ни на секунду не усомнилась в невиновности младшего, девушка тут же себя осадила «Адриан теперь старший в роду, он теперь Менху!» В груди разлилась горечь,  Исидора больше нет и она должна позаботиться о его сыне. Кроме того, есть ещё одно дело, важнее,  даже чем… Нельзя даже думать об этом, пока находишься в городе. Здесь уши могут быть не только у стен, но и у мыслей, - Агнес усмехнулась - Хозяйки…  глаза города…что же вы так слепы, что не видите элементарного, того, о чём Степь не просто кричит, а надрывно воет. Людоедка вздрогнула, она только подумала о Хозяйках, как одна из их хартии замаячила перед глазами, Агнес прищурилась – Мэри… наследница…  младшенькая Кейн… Девушка, не сбавляя шага, проводила глазами жмущуюся к домам фигуру.
     Когда ты куда-нибудь идёшь, надо смотреть – куда, и тогда не происходит то, что произошло. Кларк повернула голову и упёрлась взглядом в мужчину. Нет, в его пуговицу. Пока Людоедка заворачивала голову, следя за Мэри, она чуть не влетела носом в идущего ей навстречу человека.
-А нельзя смотреть, куда идёшь? – начала раздражённо девушка и подняла на мужчину взгляд. – Тогда давить нико…  Её взгляд встретился с глазами незнакомца, и время вновь словно превратилось в клейстер. Звенящая тишина опустилась на Кларк, звуки смолкли. Нервы (если так можно назвать те нити, что пронзали пространство матери Бодхо) Степи натянулись, песнь её замерла на высшей ноте, и этот звук словно завис в воздухе. Губы девушки продолжали двигаться, произнося фразу, а разум вздрогнул, будто получил удар в поддых. Внезапно всё прекратилось - …го не будешшшь! Агнес отшатнулась, словно её ударили, а из груди, откуда-то из самого чрева раздалось глухое рычание. Мать Бодхо боялась его…

+1

3

По городу уже разлетелись слухи о представлении и его грандиозном провале. Что-то там сгорело, есть пострадавшие, а значит, завтра наверняка будут жалобы несчастных с ожогами... Остается надеяться, что в аптеке неподалеку продаются стерильные бинты и мази. В этом богом забытом месте без жертв не обходится, похоже, ни одно массовое мероприятие.
Оказавшись совершенно случайно недалеко от района, где находится то самое место со странным названием, Даниил сразу почувствовал едких запах дыма, все еще стелющегося над домами. Творения неведомых строителей мрачно возвышались над прохожими, казалось, что у них есть глаза и даже сердце, спрятанное поглубже в фундамент.
В данный момент улица была совершенно пустынна, но это еще не означает, что все горожане разошлись по своим домишкам и дружно легли спать. Чистый воздух очень полезен для самочувствия, но куда бы не пошел приезжий из столицы, везде преследовал его едва уловимый аромат, заставляющий сердце биться сильнее.
Врачебный долг превыше всего, как давным-давно завещал в книгах и рукописях знаменитый Гиппократ. Именно поэтому бакалавр поспешил в нужном направлении, забеспокоившись, что в том злополучном месте могли еще остаться раненые, которые не могут самостоятельно двигаться или еще чего хуже...
Пробираясь через небольшой мост, он по привычке скользнул взглядом по мутной воде и грустно улыбнулся - какая речь может быть о иммунитете и здоровье, когда весь город - сплошная экологическая катастрофа? Некому навести здесь порядок, хотя вроде и лица важные, и специальности ответственные в наличии имеются...всем помощь нужна, а добровольцев поди не хватает, наверно, не в моде нынче доброта и сострадание.
А между тем вечерело... не хватало еще встретиться с кем-нибудь крайне нежелательным в столь поздний час. Погрузившись в свои мысли, мужчина совсем не заметил, как прямо навстречу ему двигалась еще одна фигура.
Как только мозг смог наконец проанализировать вопрос, произнесенный женским голосом, врач моментально остановился, возращаясь в реальный мир и видя прямо перед собой девушку, оригинального вида и одеяния.
- Прощу прощения... - рассеянно бросил он. Реакция незнакомки не заставила себя ждать: миг - и она рванулась назад, будто испугавшись чего-то. Или кого-то.
- Еще раз извините, - произнес Данковский довольно дружелюбным голосом. Ситуация была воистину комичной - не хватало лишь зрителей.
Чуть что - сразу поднимать шум, охать и причитать - любимая тактика здешних женщин, не иначе. Да и выдающихся приличий пока не наблюдалось...
- Как Вас зовут?.., - он тщательно подобрал каждое слово, прежде чем продолжить, - Я врач, недавно приехал в Ваш город. Слышал, здесь произошел несчастный случай - пожар или еще что... Вы случайно не в курсе дела? - пришлось согнуть в локте правую руку и продемонстрировать раскрытую ладонь. Возможно, это поможет понять девушке, что он безоружен и вполне адекватен.
- С Вами все в порядке? - в глазах блеснула тревога, очень уж ее поведение настораживало и вместе с тем казалось само собой разумеющимся. Подобное больше похоже на правду, нежели заискивающие улыбки, которые затем могут превратиться в ехидные усмешки.

+1

4

Чувство "вставшей шерсти на загривке" прошло, она, словно хозяйская собака почуявшая опасность, сделала стойку и вцепилась глазами в напугавшего Степь человека. «А ты-то, что за птах такой, залётный?» думала Людоедка, пока он извинялся. Мужчина будто услышав её, продолжил:
- Как Вас зовут? Я врач, недавно приехал в Ваш город. Слышал, здесь произошел несчастный случай - пожар или еще что... Вы случайно не в курсе дела?
«Что же вам всем здесь как мёдом мазано?» Кларк вспомнила сколько чужих появилось за последнее время в городе. Её стало царапать чувство, что будто, почуяв сладковатый запах разлагающейся плоти, в город слетаются стервятники. Незнакомец же, ей, словно обезьянке, которую хотят успокоить (она видела раз такое, в приезжем цирке), показывал пустые ладони. «Ага, знаем мы вас, сначала на ладонь смотри, потом корм с неё бери, а потом под её хлопки трюки исполняй» Девушка посмотрела в сторону пустыря, где ранее проходило празднество, и с напускным участием покачала головой.
- Был костерок, так это детки неразумные с огнём игрались, вот и опалились малость. И ведь не раз говорено было - спички детям не игрушки, так ведь нет, лишь бы ручонки свои пакостливые, куда засунуть. Девушка с очаровательно-ехидной улыбкой ухватилась за его повёрнутую вверх ладонью руку и несколько раз тряхнула в рукопожатии.
-И, как вежливый человек, я, конечно же, представлюсь первой, – лицо девушки осветила насмешка, - Агнес Кларк – содержательница ночлежки. Мне очень хотелось бы услышать твоё имя, Оён!

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-10 10:09:11)

0

5

Пришлось проследить за ее взглядом, но пока ничего кроме невзрачных стен и узких темных переулков видно не было.
- Детки, говорите?.. Что ж, спасибо за информацию... - интерес от беседы с ней уже начал стремительно испаряться, как вдруг девушка начала трясти его руку, причем очень настойчиво.
"Странное приветствие для женщины", - пронеслось в голове, - "Хотя может обычаи у них такие..."
Агнес продолжала стоять и внимательно разглядывать мужчину, что некстати сбивало с мысли.
"Черт бы побрал этих коренных жителей...то ли приезжих не жалуют, то ли скрывают что, то ли прихоти какие. По мне, так лучше ничего не скрывать, говорить прямо, коротко и по делу. А то как начнется монолог, хотя надо было то всего три-четыре слова сказать..."
- Приятно познакомиться, - произнес ученый стандартную фразу, - Даниил Данковский.
"Надеюсь, спрашивать о причине приезда в городок она не станет, иначе разговор рискует затянуться часа на два..."
- Кому-нибудь из тех детей помощь не требуется? Летальных исходов не было?.. - собственно это были самые что ни на есть интересующие его вопросы. Нужно будет подумать о том, чтобы вести учет раненых и пострадавших, тогда  будет ясно, сколько трудоспособных людей осталось на ногах. 
Вспомнились студенческие годы, времена бурной молодости...когда преподаватель позволил исследовать неприметную пристройку столичной больницы - морг. Для неподготовленного человека это стало бы большим потрясением или даже психологической травмой на всю жизнь, но он давно изучал эту сторону бытия - рано или поздно любой человек вынужден умереть. Именно тогда в душе стали произрастать зачатки скандального философского учения - Танатики. Еще на занятиях по физиологии и биохимии юный Даниил задавался таким вопросом - раз большинство клеток человеческого организма могут жить больше ста лет, то почему тогда единицы доживают до этого возраста? Что такое, в конце-концов, старение? Ну и конечно что собственно будет после смерти. И есть ли она как таковая или это все лишь иллюзия?
Потом были долгие годы исследований, опытов, по большей части неудавшихся и казавшихся сейчас чистой воды бредом... а еще, на практике после основного курса обучения, когда на операционном столе скончался первый в его жизни пациент. Было тяжело,  еще ужасней было идти с повинной к родственникам. Но, как говорится, у истинного врача должна быть ясная голова, твердая рука...и свое кладбище.   
- Я не дам никому просимого от меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла...- едва слышно пробормотал он.

+2

6

-Даниил Данковский. – Она уже не хотела, не желала слышать. Если бы она могла, то вырвала бы эту нить прямо сейчас, но та набирала силу. Его имя скрутилось в тугую спираль, распрямилось и потянулось, вплетаясь, путая и намертво завязываясь с нитями Степи и Города. Слухи в городе опережали жажду слушателя, и о метре Данкосвком было известно в любом районе раньше, чем он успевал посещать оный.
-…не было? Его вопрос коснулся разума Агнес, заставляя вернуться на пустырь. Она вспомнила мечущееся зелёное платье и женский вопль, а так же крики тех по ком прошлись ноги обезумевшей толпы.
- Дда, кажется, кто-то из детишек там и доигрался. Говоря скорее для себя, чем отвечая ему, Агнес вспоминала сказку о том, как Великий Турох, пришедший к грешнице, даровал ей ещё шанс на спасение, но спустя несколько лет от праведности той не осталось и следа, всё встало на круги своя. И вот, той повезло, женщина получила в подарок морское путешествие. И в тот момент,  когда она предавалась утехам на огромном доме, что плавает по бескрайней воде, Турах вновь пришёл за ней и корабль стал опускаться на дно. И вновь взмолилась о пощаде грешница, говоря, что ради её пропащей души не следует губить остальных, на что ответил Великий, - Я вас, чёрные души, все эти пять лет, в одном месте, намеренно собирал!
«Ох, недаром сползаются сюда людишки разные, ох не к добру!»   
- Я не дам никому просимого от меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла. - Его тихая, почти выдохнутая, фраза словно вспорола тонкую паутину покоя. Словно шипение змей, из-за каждого угла, из всех закоулков, потекло, извиваясь, только одно слово – ЛОЖЬ!
-Ты убивал, Оён? – Так же тихо спросила она, продолжая удерживать его руку,  подняла на него глаза и, глядя ему в лицо, сама же ответила одними губами, – и снова убьёшь.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-13 00:28:44)

+1

7

"Мало ли что могут наговорить здешние жители... не стоит всему верить, нужно проверять...лично."
- Где же сейчас этот кто-то? - ученому захотелось добиться от нее хоть какого-нибудь внятного ответа.
"Не меня ли она тут поджидала?" - вдруг озарило его, как врач Даниил был далек от таких понятий как Предназначение, Рок и Судьба, но кто сказал, что другие теории не имеют право на существование? В конце-концов у каждого человека должно быть свое личное мнение. Приходится опираться на чужие идеи и мысли, без этого никак не обойтись.
"Не время думать об этом!" - это был отчаянный крик разума, ведь он рисковал забрести в такие дебри подсознания, откуда редко кто самостоятельно смог выбраться.
Цепкий взгляд в который уже раз сфокусировался на задумчивом лице Агнес. А затем прозвучал сокровенный вопрос...
- Что? - он поспешно освободил ладонь из ее цепких пальцев, - Как...
Вокруг их фигур у моста стало еще темнее, небо опустилось ближе к земле, оно внимательно следило за каждым словом и движением...от этого нельзя было ни сбежать, ни укрыться.
"Чертовщина какая-то", - он наконец-то смог заставить себя нахмуриться, это нехитрое занятие помогло наконец-то расставить все на нужные места.
- Можно и так сказать. На это были...особые причины, - смелости не хватало выпрямиться и твердо сказать "Убивал. И надо будет - убью еще, и не раз, если этого потребуется", наверное потому что гордиться тут нечем.
Но туманными фразами вряд ли можно так легко отделаться, поэтому Данковский продолжил:
- Люди часто погибают от того, что их уже ничто не может спасти. Главная задача врача - приложить все усилия и способы, возможные и невозможные, чтобы избежать таких ситуаций. Но если и это не помогает...понимаете, бывают вещи, которые неподвластны ничьей воле, ни доброй, ни злой...
Объяснить все как-нибудь попонятней он уже не сможет, собеседница задела ту ниточку его души, которой лучше никогда не касаться.

+1

8

- Это ложь, Оён.... Я не о том, когда невозможно, я о том, когда ты мог…. Девушку потрясывало мелкой дрожью, не ожидала она, встречу эту, словно здесь и сейчас он должен принять решение…
- Часто может быть выбор. Если есть возможность спасти только одного, кого ты станешь спасать, Оён? Мать, ту, что может принести приплод снова или дитя, что скорей всего, всё равно не выживет? Кого ты будешь спасать? Даниил?!
     Агнес словно видела его со всех сторон одновременно, будто кружила вокруг, у Степи свои глаза…
Она видела его древним старцем, таким белым, будто сделанным из снега, он, щурившись от яркого солнца, смотрел на юную девочку, тоненькую словно тростинка, танцующую свой первый танец твири. Они улыбались оба. – Ты завтра придёшь, Оён? – Я в свои сто двадцать семь лет не настолько силён, чтобы бегать смотреть каждое выученное тобой новое па, Невеста. Миг. Она видела… Вернее Степь показывала…  Она видела его красно-кровавым, словно покрытым паршой и разъеденным язвой, кричащим от боли… Секунда. Она видела его стоящим на коленях, он обхватил голову руками и выл в голос, от горя. Минута. Она увидела его печальным, смотрящим в окно поезда, мчащегося по выжженной Степи. У неё кружилась голова, Агнес больше не хотела, не могла…. Комок в горле, его надо проглотить, иначе сказать ничего будет нельзя. Но он не глотается, он болью перекатывается вместо кадыка и мешает дышать. В груди всё стягивает в единый узел и кажется, что сейчас оборвётся нечто настолько важное…
- Мне жаль тебя, Оён! Потому что тебе не жалко нас. - Её чёрные глаза наполнились печалью. - Пойдём, я провожу тебя к пустырю…

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-11 01:02:05)

+1

9

- Я не привык лгать кому бы то ни было, уважаемая Кларк, - стараясь сохранить спокойствие, поспешил ответить он. Но определенные нотки в голосе девушки просто не давали шанса возникновению положительных эмоций.
- Вы видели, как вот от этих рук погиб хоть один человек? - глаза были пустыми, казалось, что они не имеют собственного цвета, а просто отражают в себе грозовые тучи, зависшие над городом. В любой момент мог хлынуть дождь или блеснуть молния.
- Как Вы можете судить о том, чего совсем не знаете?.. - Даниил раздраженно отвернулся от нее и уставился на листья, мирно плавающие на поверхности речушки.
"Такое ощущение, что она залезла в самую душу, покопалась там, перевернула все с ног на голову, разбросала по разным углам и вернулась обратно", - никогда еще он не чувствовал себя таким подавленным.
- Что Вы хотите услышать?.. Не легче ли сначала самой сделать выбор? - Агнес снова была удостоена внимания Данковского.
"Жаль? Как это мило... Не пытайтесь навязать свою точку зрения, пожалуйста..."
- Если говорить прямо и без лукавства, то моя задача - спасение и матери, и ребенка. А если ничего не останется, кроме как выбирать, то, скорей всего, больше усилий будет приложено для последнего...у него есть больше шансов увидеть светлое будущее, чем у престарелой матери, которая в любой момент может умереть от потери крови. Если Вы имеете ввиду роды, конечно... А так у взрослых и детей как правило совершенно отличные друг от друга заболевания!
Возмущения было настолько много, что он чуть было сгоряча не отказался от ее предложения пойтись к месту пожара. Вовремя прикусив язык, он лишь сухо кивнул.
Странно, их разговор нельзя было назвать очень познавательным, но наверняка на эту тему можно было спорить если не целыми днями, то долгими часами.

+1

10

Агнес наконец-то избавилась от раздирающего глотку кома. Девушка видела и слышала достаточно, и больше совершенно не имела желания. …  Он смотрел на темную воду. Их общее будущее было таким как эта вода – сверху покой и отражение неба, а вот, что твориться под поверхностью, что скрывается там?...Выбор за ним, она свой сделала уже очень давно. Верней ей не пришлось выбирать, его у неё не было. Печаль и опустошение, это всё, что она могла испытывать в этот момент. Тяжко смотреть глазами матери Бодхо. Тяжко нести то, что слышишь, а уж то, что видишь, вообще ослепляет.
- Мы всё оба знаем, Оён, - Людоедка укоризненно посмотрела на Бакалавра, - главное не лгать себе. Себя не обманешь… От себя не убежишь, Оён. Идём.
Девушка повела его закоулками к пустырю. Чем ближе они подходили к месту происшествия, тем явней пахло гарью, мокрым пеплом и жжёной соломой. Живая и горячая натура девушки, не могла долго позволить ей находиться в печали. И потому, когда они вывернули из-за угла дома на пустырь, Агнес уже пришла в себя, и к ней вернулось её всегдашнее состояние вечной готовности огрызнуться и ввернуть гадость. 
- Ладно, не суди строго. Так внезапно всё… словно…словно караулил ты меня там, будто специально ждал… ещё наследница эта.., - девушка передёрнула плечами, поправила торбу и решительно посмотрела ему в лицо, - о наследниках… Будут говорить тебе, что сын отца убил, не верь, не виновен он. И вообще, Исидор задолго до смерти знал, что умрёт…
       Дыма уже не было, огня и людей тоже. Пустырь,  сыграв в сегодняшней драме роль сцены, опустел. Только останки обгорелых подмостков, да мусор перемещаемый ветром - это всё, что могло сказать о том, что сегодня здесь было шумно. Кларк подошла к пепелищу. Фантасмагоричная Шабнак сгорела, только угловато скрепленные угольно-чёрные бруски, сколоченные между собой наподобие фигуры человека, обозначали, что она всё же здесь была. Агнес подняла с земли обрывок обгорелого картона. Раскрашенный чёрными красками, на обрывке был нарисован глаз. Видимо этот кусок был частью изображения лица степного духа. Девушка, повернув рисунком к бакалавру, поднесла картон к своему лицу и приложила к скуле.
- Ну как, похож? А ведь мой это, глаз-то… - Девушка, улыбаясь краешком губ, смотрела на Даниила.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-12 00:21:04)

+1

11

- Возможно, Вы и правы, - неожиданно для самого себя согласился Даниил, покорно и слишком тихими шагами последовал за Агнес. К счастью, огня уже не было, разве кое-какие остатки от реквизита до сих пор дымились, распространяя по окрестностям горький аромат тлевшей бумаги, краски и картона. Дышать всем этим великолепием было очень неприятно, ну тут уже никуда не денешься.
- В таких местах караулить весьма проблематично, есть большая вероятность, что данная хитрость может обернуться против тебя самого... - недовольно буркнул себе под нос ученый, хмуро разглядывая подгорелую траву и еще не до конца разобранную "сцену". Сразу почему-то появилась мысль об умышленном поджоге, да поди разбери теперь, кто и в чем виноват, жители скорее всех своих соседей и родственников до седьмого колена оклевещут, чем признаются в собственной промашке.
- Что за наследница? - спросил он, размышляя о том, что вроде бы не тот век, чтобы тут было подобие монархии или чего еще похуже.
Пристальный взгляд милой и учтивой Кларк мгновенно заставил насторожиться и заподозрить неладное:
- Это Вы про так называемого Потрошителя, сына Бураха? Да уж, чего тут только не рассказывают...да и пишут тоже много  интересного...Хотите сказать, что у него есть алиби? Или он лично Вам поведал о своей непричастности к убийству?..- губы растянулись в некое подобие снисходительной улыбки.
"Духи степи, многочисленные шабнаки, ведьмы, колдуны...а теперь еще и разыскиваемый главный подозреваемый в жестоком преступлении...Мда, день обещает быть очень насыщенным..."
- Буду рад сам увидеться с этим наследником, чтобы обсудить все детали лично. Хм... Разве свою смерть можно  запланировать?
Нарисованный рукой неизвестного художника глаз очень гармонировал с необычной внешностью новой знакомой.
- Похож... Неужели сжечь здесь на самом деле планировали именно Вас?

Отредактировано Bachelor (2010-10-12 13:21:34)

+1

12

Степь никогда не настаивает, она только предлагает и показывает, а выбор остаётся за тобой. Девушка вспомнила свой, неверно сделанный один раз, выбор и скрипнула зубами. Её глаза широко открылись, когда она поняла, что Семейки ещё не пытались зацарапать Бакалавра на свою сторону.
- Так ты про Хозяек не знаешь ещё?-  Душа Агнес наполнилась хохотом, - совсем стали слепы Хозяйки, поди очки им надобны… Вот тыж доктор, так хоть бы промыл гляделки-то ихние, прочистил средством каким, чтоль. А хочешь, я тебе своего плескану… глазки им помыть. Агнес издевалась над Хозяйками, она совершенно не собиралась упускать такой шикарный случай, что бы излить свою желчь на сильных представительниц города.
- Я не знаю, что такое это, ты сейчас сказал – абиля какая-то. И не знаю, есть ли это у Родового Менху или нет, но отца он не убивал и к смерти Симона отношения не имеет! Да не пяль так на меня гляделки-то свои…  Дырку всё равно не проглядишь. - Она нагло улыбалась ему в лицо, - встретишь ты ещё Менху, не беспокойся. Только не слушай никого, даже меня не слушай, к себе прислушайся и поймёшь…  Исидор… О смерти можно знать… Можно слышать приглашение и сделать определённые шаги, что бы прибрать за собой, Агнес не пряча глаз, гордо смотрела на Данковского. - Степняки всегда прибирают за собой, Оён! – девушка обвела взглядом замусоренный пустырь, - а город оставляет подарки. Девушка печально хмыкнула, - даже в гостях…
Её странные двусмысленные речи редко были понятны окружающим степнячку людям, порой самым близким. Даже Исидор иногда только через время понимал сказанное Дочерью Степи.
Кларк снова посмотрела на рисунок, её тонкий палец обводил изгибающиеся, неровные линии.
- Планируют-то они многое, главное КТО им в этом поможет…, -  глухо, будто из колодца, прозвучал голос Людоедки. – Ну да не о том сейчас разговор, - Агнес встрепенулась, - видишь, нет уже никого ни потоптанных, ни обгорелых. Их видать по домом, да по аптекам растащили. Раньше к Исидору очередь бы выстроилась… А вот теперь нет его… Некому боль унять…- её снова стащило на двусмысленность и не понятно было о чём говорит девушка, то ли о раненых, то ли о себе, то ли ещё о чём важном. Девушка хитро глянула на Даниила и, состроив страшную мину, заговорила загробным голосом:
- А может это их Земля пожрала, вернув души грешников в тьму Суок. – Ей осталось только в выпаде в его сторону сказать – бу, и исчезнуть в дыму и искрах. Но, похоже, что пожаров было на сегодня достаточно. И Агнес просто вздохнув, сморщила носик и чихнула, - Ох, и воняет здесь всё же. И ещё одно… Девушка помялась, но всё же сказала, словно лимона откусила, - Рубина найди, выученик это Исидоровский, много чего знать мог…

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-13 01:47:08)

+1

13

- Да слышал кое-что, про Нину, - ее слова даже чем-то задели его самолюбие, хотелось знать все и сразу, впрочем, такое только в сказке бывает, да и в человеческом мозгу чрезмерное количество нужной и ненужной информации приведет к тому, что он просто отключится, напрочь отказываясь работать дальше, - А лекарства без предписания врача вообще не следует ни в рот, ни в глаза капать, а тем более прочищать или промывать - так зрения лишиться можно или без языка остаться...
За этим последовала красноречивая усмешка, предназначенная исключительно для девушки.
- С первого взгляда не симпатизирую кому-либо вообще, а тем более женщинам - у них обычно есть какие-либо личные причины и указания по поводу любых вопросов...
"Обвините же меня в неспособности противостоять патриархальным устоям нашего времени, ну давайте же, мне прям интересно..."
- Алиби - это такой термин, когда в пользу обвиняемого высказываются свидетели, доказывающие, что в момент преступления его даже поблизости не было, и вообще он был занят более интересными делами...разумеется, показания эти тщательно проверяются. Увы и ах, не являюсь специалистом в криминалистике, но если вкратце, то все так и есть. Не думаю, что Хозяйкам и прочим "ответственным за это дело" людям хватит, например, мнения самого наследника. Они потребуют доказательств, причем таких, чтобы у последней сплетницы в городе не осталось ни малейшего подозрения...
Остановившись лишь на несколько мгновений, чтобы перевести дух, он продолжил:
- Вы уже думали об этом? Какая же тут помощь, если за его голову назначена награда, а за укрывательство в доме - чуть ли не виселица?.. Не боитесь за свою судьбу то? Не думаю, что Земля, Степь или еще что сможет оградить Вас от весьма прискорбной участи...
Наконец-то из уст Агнес вырвалось хоть одно вполне привычное для неподготовленных ушей имя.
- Где же мне искать Вашего Рубина?..
"Похоже, тут каждый второй - если не сын, то просто воспитанник легендарного Исидора...что он их, коллекционировал что-ли?" - от досады хотелось провалиться сквозь землю или еще какой трюк проделать, но к сожалению, этого не позволят ни законы физики, ни моральные принципы самого Данковского.
За последнее время настроение имело привычку то опускаться до минимума, то снова нормализоваться - кажется, появился хоть один человек, который что-то дельное посоветовать сможет, хотя "найди, вылечи, ну как-нибудь уж спаси - сам придумаешь уж, как именно" - это уже пройденная схема.

+1

14

Его насмешка достигла своей цели. Уж, тем более что была она в защиту Хозяек. Глаза Людоедки сощурились.
- Так сердцем говорить надобно бакалавр, а не языком раздвоенным, пропитанным ложью, тогда потеря его не страшна будет…, - Кларк ухмыльнулась.
- Женщинам… - Агнес сочувственно улыбнулась и покачала головой.  А потом, словно малому дитяте назидательно молвила: Какая разница кому? Бабе полоумной или мужику думающему, что всё познал в этом мире. Для Земли нет разницы, после смерти все кости одинаковые и если сущность ещё при жизни гниль, то и после слизь. И из плоти их ничего кроме грязи не выйдет.-  Людоедка хмыкнула, - А Рубина завтра ищи, у дома Исидора пошарь, может и встретишь.
Поучительство и имя матери из уст непосвященного, разъярило Людоедку. Им никогда не требовалось никаких – биллей- алибей. Ни купленных, ни настоящих. Степняки просто знали. Степь обмануть не возможно… Любое вранье окажется правдой. Не стоит хитрить с Землей.(с) Кларк судорожно смяв и затем отбросив картонку, что ещё держала в руках, вплотную подошла к Данковскому.
-За судьбу свою боюсь ли? Участь моя интересна? - девушку затрясло. Она цепкими пальцами схватила его за скулы и вжала своё лицо в его – нос к носу, губы в губы, дыхание в дыхание, зрачки в зрачки. Их сердца забились в один такт, гулко, словно кто-то стучал по далекому барабану. – Смотри! В глаза смотри, Оён! Выдохнула Агнес, твириновым ароматом ему в губы. Зрачки девушки расширились, заполнив собой всё пространство глаза, и превратились в затягивающий чёрный водоворот, на глубине которого что-то мерцало, билось, постепенно приближаясь. Их втягивало, словно в тоннель, уводящий в глубИны, вниз, под город. Там - в черноте глаз?... ночи?… Земли ? билось огромное сердце. Билось, равномерно прогоняя через себя реки крови, которые, наполняясь ароматами трав, растекались по каналам, насколько хватало глаз. Вместо стука из сердца лилась песня, то бешеным ритмом, то тихой печалью, то любовным признанием, то скорбным воем, то колыбельной. И миллиарды искорок взметались вокруг и разлетались в пространстве. Корни трав, питались из глубин тоннелей, а искорки кружась вокруг них, делились с ними светом, черпаемым из огромного сердца. Всё это прекрасное и цветное виденье вздрагивало в испуге. Где-то извне, слышалась поступь, славно огромный сапог приближался, угрожая раздавить, растоптать и уничтожить всё вокруг. И от этого становилось тоскливо….
  Руки Агнес упали без сил, оставляя следы сажи на его щеках, сама девушка, вздрогнув, стала оседать на землю. Не сильна Агнес в таких фокусах, просто ярость разбудила в ней древность, и она показала, что видела, чем жила. И это мгновение выжало девушку, высосало силы. Глаза её закатились, а губы шепнули: - Это моя судьба – быть искоркой.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-14 11:53:49)

+1

15

- Причем тут вообще сердце? Оно никогда не скажет правды там, где властвует разум... - здесь определенно было над чем задуматься, но сейчас на это совершенно не хватает времени.
- Неправда! Многие люди до сих пор здесь, рядом, они живут внутри тех, кто помнит о них, чтит их память, продолжает их учение! Или сын Исидора чем-то отличается от своего отца?... Разве не будет продолжать он Ваших традиций?..
Признаться, он совсем не ожидал от этой с виду довольно хрупкой девушки такой прыти и настойчивости, что свидетельствовало если не о слепом фанатизме, то тогда о чем-то более сокровенном.
Даже если бы он захотел вырваться, отвернуться ну или хотя бы просто-напросто закрыть глаза, то ничего бы все равно не получилось.
"Неужели массовая галлюцинация?" - напоследок пронеслось в голове, а потом все погасло. Вокруг была кромешная тьма, да еще и гробовая тишина впидачу. Но что это за прекрасный огонек вдали? Он все ближе...или кто из них вообще движется? Ярких искорок становилось все больше, казалось, что сейчас круг замкнется, и все - ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Но нет, уверенным потоком тишину пронзила песня. Да нет, не песня, оказалось, это голос того, что скрывалось за блеском искр - огромного сердца, оно сокращалось как настоящее, живое... Но тот первый звук прервал еще более страшный - он явно был настроен против этого уединенного мирка, грозя тем, что нужно уничтожить причину всех бед - сердце...или не только его? Да, эти крохотные порции чистого света тоже были под угрозой. Но разве можно поменять что-нибудь, сделать так, чтобы всем было хорошо?
"Нет, невозможно". - наконец-то он снова может мыслить, - "Какой бы выбор не сделан, все равно придется чем-то жертвовать. Я еще не готов к этому, Агнес...простите".
После восстановилось и привычное зрение. Моргнув пару раз, Данковский увидел, что еще немного, и девушка потеряет сознание. Ловко подхватив ее у самой земли, он осторожно опустил Кларк на траву, опустился на колени сбоку от нее, поспешно снял перчатки, прижал пальцы к сонной артерии на ее шее.
- Пульс есть, - растерянно шепнул он, затем осторожно приподнял верхнее веко правого глаза Агнес. Но в этой темени разобрать, сузился ли зрачок, было невозможно. А источника света тут похоже в принципе не предусмотрено - хоть снова несчастный картон разжигай.
- Агнес... - Даниилу вдруг стало страшно, будто показалось, что она сейчас умрет.
Оставив ее ненадолго, он притянул поближе саквояж, открыл его, копался там, пытаясь найти хоть что-то, способное помочь, но похоже, безрезультатно.
- Пожалуйста, если слышите, подайте знак.- он пристально взглядывался в ее лицо, надеясь заметить хоть какие-нибудь изменения в мимике.
"Дыхание, пульс - все в норме...придет в себя секунд через 15...надеюсь."

+1

16

Что это было, Агнес сама не знала. Просто она сделала, то, что должна была сделать и вряд ли когда сможет повторить. Может так, мать Бодхо решила достучаться до человека – того, что испугал её, показав ему самое сокровенное, что носит в себе её дочь и все её дети. Может, сам Бос Турох на своём празднике расщедрился. Но никогда в своей жизни Агнес не хотела испытать это вновь. Из неё словно достали все внутренности и выложили их на битое стекло. Голова кружилась и девушку безбожно тошнило. Она боялась даже вдохнуть глубоко, чтобы её не стало рвать. Болели даже ногти и волосы. Её тело дрожало, а разум просто не хотел оглядываться на прошедшие мгновения, старался вычеркнуть их из памяти. Уж очень тяжко было чувствовать себя прогулочными санками и катать туристов по своей душе. Людоедка, схватившись за горло, надсадно закашлялась, словно её душили, и открыла глаза, в них будто насыпали песка. Перед глазами всё двоилось, качалось и мутнело. Когда зрение восстановилось, над собой, девушка увидела лицо мужчины.
- Где я? – она удивлённо оглядывалась в поиске ответа. Почувствовав запах паленины, смешно сморщила нос, - где-то горело? Ах, дааа…
Людоедка вспомнила: праздник… горящая Шабнак… спина Таи уходящей к Бойням… юная Мэри… тёмная вода, отражающая лицо мужчины теперь нависшего над ней… свой палец, обводящий чёрный, нарисованный глаз и… на этом её воспоминания обрывались. Память судорожно металась, ища дальнейшее, но вместо картинок находила только пепел, кружащий в воздухе Степи и волны склоняющейся и поднимающейся травы оглаживаемой ветром. Да ещё имя Рубина засело в голове. «Он ведь спрашивал о Давиде?» Девушка сосредоточила взгляд на лице Бакалавра, ставшего вдруг близким, словно в своё смотрелась. Бесследно допуск в свой мир, в открытую душу не проходит...
- У тебя на щеках сажа, Оён, - Агнес вытянула вверх руку и ладошкой ласково отёрла его лицо. – Ты про Рубина спрашивал? Он врач местный. Сейчас один на весь город остался. Он тебе поможет, если надо, - она покусала губы, - он, хоть и придурок, но человек стоящий. Исидор дурных не привечал… - в горле пересохло, и она снова закашлялась. Её глаза светились в темноте ночи, отражая звёзды, и казалось, что те самые миллиарды искорок пытались вырваться из них на свободу.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-13 04:23:09)

+1

17

"Пациентка" начала кашлять, а значит она подавала признаки жизни, что не могло не радовать. "Нервная система в порядке, раз мозг реагирует на раздражение слизистой носоглотки..."
Да и у него самого в голове заметно прояснилось, Даниил выпрямился, но пока не поднимался на ноги, оставаясь рядом, ведь Агнес в любой момент могло стать хуже.
- Вам срочно нужно домой, выпить чего-нибудь горячего, желательно крепкого чаю с лимоном. Не помешали бы таблетки от головной боли, даже если ее сейчас нет, может появиться в ближайшем будущем, - бодро начал поучать врач, саквояж издал громкий щелчок - он вновь был закрыт. Подобрав перчатки с земли и слегка встряхнув их, одел, да и пальцы уже начали колоть иголочки холода - в этой полосе днем было достаточно тепло, а вот ночью температура могла понизиться очень резко, даже слишком. Человеческий организм чересчур слаб, чтобы самостоятельно справляться с подобными перепадами.
А между тем, Кларк была одета довольно легко, и не похоже было, что ей холодно.
- У Вас есть другая одежда? Не хватало еще простудиться... - начал было он продолжать свои рекомендации, как она что-то там дружелюбно пробормотала, кажется про сажу, и коснулась холодной ладонью его щеки.
Даже если его буквально недавно могло раздражать или выводить из себя общество этой женщины, то сейчас тех ощущений просто не было - то ли они уже познакомились настолько хорошо, что подозрения и несогласие отходят на второй план, то ли просто в этом пропала необходимость. А ведь ее реакции и поведение были абсолютно искренними и честными, бакалавр смог бы поклясться в этом.
- В этом городе всего один врач?! - он просто не поверил своим ушам, - Как же вы тут живете вообще? Он хотя бы хорошо в болезнях разбирается?..
Ну и чтобы совсем во всем разобраться, негромко спросил:
- Как понять - "придурок"?.. Не слишком ли Вы...резко?..
"Возможно, в дальнейшем после этой встречи ничего не изменится - а хотелось бы, чтобы был хоть один человек в этом городе, с которым можно просто поговорить без всяких заморочек и профессиональных тонкостей, так сказать, по-дружески..." - мысль полна радужных надежд и вообще была насквозь пропитана позитивом, что в принципе было не свойственно человеку такого склада характера, как Данковский. Никому не помешают изменения в лучшую сторону...
Мягко обхватив тонкую ладонь Агнес, он улыбнулся:
- Поднимайтесь, трава слишком холодная, чтобы можно было долго лежать на ней...да и место не очень уютное, Вам так не кажется?..
Кое-как встав, он осторожно потянул ее за руку, помогая снова принять вертикальное положение по отношению к земле.

+1

18

Она всё быстрее приходила в себя.
- Я.. я люблю кофе, - Агнес улыбнулась, - лучше с молоком.
Девушке внезапно стало не по себе, она смотрела на Данковского и не могла понять, что произошло. Степь больше не пугалась. Не то что бы опасности больше не было, нет, она стала даже ближе и явней слышна в голосе Матери, но было так, будто Степь сделала свою работу и успокоилась. Остальное было не в её власти. И Агнес теперь чувствовала растерянность, она не знала - что делать, как поступить? Где-то Людоедка даже злилась, с ней поступили как… ну как с телефоном – передали информацию и бросили трубку, а то, что в трубке раздаются гудки, теперь уже никого не интересовало.
   Даниил подал ей руку и улыбнулся… как часто ей улыбались? Как часто ей подавали руку? Сколько человек интересовало, уютно ли ей или не очень? Агнес позволила себя поднять, девушке  вдруг стало холодно и она приобняла себя рукой, вторую так и не забрав у Даниила.
- В болезнях то хорошо, а вот в людях… совсем дерьмово, от того и придурок, да не слушай меня, Оён.. это так… обида говорит… Она внезапно замолчала и закрыла ладошкой рот. Агнес с удивлением раскрыв глаза, смотрела на Бакалавра – девушка даже себе не хотела признаваться, что двигало ей по отношению к Давиду. А тут как на духу… Она что, головой ударилась? Но Степь, улыбаясь, напевала какой-то мотив, лёгкий и воздушный, словно ласковый ветер касался лица, и рядом с Данковским было не страшно… казаться глупой. От этого кружилась голова, Агнес пошатнулась, но устояла, лишь сильней сжала его руку.
- Да уж, не курорт, - она задорно рассмеялась. Во тьму Суок все правила! Кто может запретить Людоедке, побыть чуток настоящей? Той, что любит юбки и кружится под мечущееся пламя керосинки на тесной кухне? Той, что ходит в Степь слушать сказки звёзд, когда небо не покрыто тучами.
- И я совсем была бы не против, выпить с тобой кофе и поговорить, но мне кажется, что вряд ли где, меня будут рады видеть, как и я кого. Но… есть идеи? – Пусть.  Дальше будут они врагами или нет, сейчас не важно. Огоньки всё ещё мелькали в глазах Людоедки.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-14 22:26:28)

+1

19

- Можно и кофе, раз Вам он больше нравится...
Осторожно наблюдая за Агнес, бакалавр заметил, что та стала вести себя совсем не так, как раньше - в движениях появилась какая-то неуверенность, во взгляде - растерянность, близкая к замешательству. С одной стороны он очень хорошо понимал девушку, так как испытывал похожие чувства, но если для Кларк эмоциональность и даже резкость была, кажется, нормой поведения, то Даниил вообще старался не показывать свои эмоции окружающим. Гораздо проще прятать чувства под маской безразличия, чем признаться кому-нибудь, что он тоже способен радоваться, грустить, переживать... Проблема в том, что после такого притворства очень сложно вернуть себя первоначального, в итоге получается новая ложь, а в итоге просто теряется истинное лицо.
- В нашем мире очень мало счастливчиков, которые способны отличить хорошего человека от плохого...да и не нужно это - гораздо лучше учиться на своих собственных ошибках, ведь именно так приобретается жизненный опыт...
Когда девушка звонко рассмеялась, на миг почудилось, что мгла вздрогнула и расступилась, стало немного светлее, настроение еще больше улучшилось, Данковский в который раз улыбнулся, просто не зная, как по-другому можно отреагировать на подобное.
- С идеями дела обстоят не очень...- он слегка наклонил голову набок и опустил взгляд, рассматривая ее тонкие пальцы, не решаясь отпустить ее ладонь из своей руки. Вместе с нерешительностью было почему-то немного стыдно.
- Я ведь здесь совсем недавно, плохо ориентируюсь в городе... - пожав плечами, врач посмотрел в глаза Агнес, - Пришлось остановиться у некой Юлии Лэнс, Вы знаете ее?.. Это так неудобно, жить в одном доме с незамужней молодой женщиной... не подумали бы чего...напридумывают всякой ерунды, а ты потом расхлебывай... - последние предложения были произнесены достаточно негромко.
Он решил, что дальше лучше не продолжать, и так сказано было слишком много. Что ж, слово не воробей: вылетит - не поймаешь...

+1

20

- Хорошего от плохого? – Агнес задумалась, - Есть те люди, в которых живут добрые духи, есть те в которых злые. А есть такие, в которых живут только глисты… Вот они, самые мерзкие что ли… А паразитов с наружи не видно
Её рука по-прежнему лежала в его. Девушка рассматривала лицо Даниила, внезапно он поднял глаза и их взгляды встретились…
- Юлия…? - Агнес растерялась ещё больше, не ожидала она услышать это имя сейчас. – я…я не знаю её… Вернее знаю, но не знаю, - Её голос упал, а взгляд заметался с одного его зрачка на другой, пытаясь найти там…что? «Он сейчас решит, что я сумасшедшая». Двусмысленность фразы сейчас доставляла неудобство, но по-другому сказать она не могла. Она боялась, что если начнёт объяснять, то зайдёт в такие дебри, что запутается сама… Агнес ещё никогда в жизни так ни хотелось чтоб её поняли. Можно знать имя человека, видеть, даже разговаривать с ним, но не знать его, быть незнакомым. Как это сказать по-другому Кларк не знала и стояла, закусив губу. «Сейчас он рассмеётся и скажет, что я идиотка». Ей следовало уйти. Прямо сейчас. Развернуться и уйти. Оставляя за собой шлейф непонимания, разочарования и возможно обиды. Агнес уже стала вытаскивать ладошку из его сильной руки… Палец девушки случайно задел полоску его кожи в том месте, где заканчивалась перчатка, и начинался рукав. В подушечку пальца упруго стукнуло, Людоедка вздрогнула, стукнуло снова, её пальчик лежал на его пульсе, и Агнес ощущала, каким сильным было его сердце, таким же как…
- Пойдём, есть одно место… - Девушка с сожалением оторвалась от ритма крови и вытащила ладошку. – Только сначала… - Агнес замялась, но потом решительно развернулась и, схватив мужчину за рукав, потащила с пустыря в закоулки. Через пару секунд Даниил подстроился под её шаги, и они пошли рядом.
   Путей было много, но Людоедка как всегда выбрала самый запутанный, но в тоже время самый короткий. Через несколько минут они стояли у небольшого кабака, который славился в этом районе. Агнес помялась, затем достала из торбы небольшую фляжку, а из кармана монетку и, протянув ему, кивнула на дверь.
- Вот, тут на полную не хватит, но
Мимолётное движение воздуха и пустая рука, сказали ей, что он ушёл. Девушка, опустив ресницы, смотрела на маленькую, блестящую луну- монетку, оставшуюся лежать на её раскрытой ладони.
   …Пока они шли, Агнес успела только сказать, чтоб о слухах не беспокоился, они рождаются, даже без видимых причин, ну например как с Бурахом. Девушка насмешливо хохотнула. А у Юлии язык не хуже Агнесовского и многие просто побоятся попасть под бритву её слов. Один раз Людоедка резко дёрнула Даниила к стене дома и прижалась к нему, скрывая своей серой одеждой, сливающейся со стеной дома, от пары подозрительных людей прошедших мимо них. Она сделала это не задумываясь, просто привыкла и уже автоматически передвигалась по городу как тень. Наконец они дошли.. Сердце Агнес замерло, словно часики встали, а потом забилось с новой силой. Девушка последний раз здесь была ещё совсем ребёнком и не знала, осталось ли хоть что-то от того, что она помнила. Она с осторожностью выглянула из-за угла дома, боясь увидеть пустоту. Нет! Они стояли на месте, как и много лет назад. Качели! Девушка несмело вышла  на открытое пространство и оглянулась на Даниила. Они находились в пустом дворике разрушенных домов. Возможно раньше, до прихода сюда песчанки, здесь и было многолюдно, но вот уже несколько лет дети не раскачивали поскрипывающее железо. Агнес же не была здесь ещё дольше, после того раза, когда она маленькой девочкой пришла сюда покачаться со всеми и стояла со слезами на глазах, глядя, как все вокруг разбегаются с криками и проклятьем в её адрес. Девушка подошла и села на широкую и длинную лавку качелей.
- Не смейся.. – Она смотрела на землю и почему-то желала провалиться сквозь неё.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-16 15:26:16)

+1

21

Внимательно выслушав ее мнение, Даниил слегка покачал головой и решил сформулировать свою точку зрения:
- А мне казалось, что все равно человек выбирает какую-то сторону...потому что в одной и той же ситуации один  будет поступать по совести или что-то вроде этого...а другой стремится получить выгоду лично для себя, даже из самой сумасшедшей аферы... Может быть Вы правы, есть и такие, которым просто наплевать на то, что творится вокруг - будь то война или мир...но рано или поздно их заметят и заставят сыграть свою роль, вряд ли этого можно как-то избежать.
Насчет Юлии все было неоднозначно, если уж Агнес не смогла толком объяснить, как же она относится к Лэнс. Что ж, чуть позже, возможно, он и сам сможет уяснить для себя, что она за человек.
Было очень заметно то, как Кларк изо всех сил пытается показать, что же она все-таки думает, казалось, она подбирает нужные слова, но мысли все равно разлетаются в разные стороны и ухватить суть ей не по силам. Это было в какой-то мере даже забавным, но ученый не мог позволить себе даже легкую улыбку - вдруг она подумает вовсе не то, что нужно. Но хоть что-то сказать надо было обязательно:
- Не беспокойтесь Вы так, все в порядке...
Ее палец нечаянно коснулся кожи на запястье, по спине мгновенно пробежал неприятный холодок, но непривычное ощущение быстро прошло - Данковский предпочел думать, что это все проделки ветра, который дул откуда-то сбоку.
Агнес снова стала прямо-таки светиться неведомой уверенностью, она потащила мужчину за собой. Ему, честно говоря, было абсолютно наплевать, куда идти сейчас - вечер, тяжелые тучи, густой воздух и ледяной ветер стали почти родными, даже казалось, что улицы больше не пустынны, хотя запоздалых прохожих видно не было.
И вот они выбрались к странного вида зданию, судя по всему это был магазин или что-то вроде него. Кларк вытащила старинную флягу и монетку.
"Неужели она думает, что я приму у нее деньги?! Да ни один порядочный мужчина не возьмет ни монетки у девушки, тем более на какое-то там кофе... В этом городе вообще есть место хоть минимальным приличиям или той же чести?"
Не удосужившись даже что-либо ответить, он стремительно пошел к двери. Внутри было темно, накурено и вообще как-то мерзко. Но делать нечего, купив кофе и наполнив емкость, врач быстро вышел назад. Снаружи воздух был определенно чище...
По пути Агнес поведала много интересного. Идиллию пару раз нарушили тени, порою мелькающие в темноте, тогда девушка прижималась к нему. То ли ей было страшно, то ли наоборот она пыталась спрятать или защитить Даниила непонятно от кого, но рядом с ней было так спокойно...
Они шли крайне осторожно, будто бы пробирались на запретную территорию или занимались чем-то незаконным. Да, в этом чувствовалась какая-то тайна...и вот она - цель их маленького путешествия!..
"Качели?.." - не то чтобы появилось чувство разочарования или еще чего, было видно, что это место очень важное для Агнес, поэтому он предпочел молчать, чем ненароком обидеть ее неосторожным словом. Бакалавр  лишь прошел поближе к качелям, но встал сбоку от них, чтобы не мешать, если она захочет покататься. Возможно, девушка хотела вернуться во времена детства или здесь остались дорогие для нее воспоминания...

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2010-10-17 18:31:19)

+1

22

Камешки под подошвой ботинок перекатывались с шуршанием, когда её ноги проезжали по земле. Вперёд-назад, вперёд-назад. Тихое раскачивание и скрип давно не используемого железа нарушал тишину ночи. "Вот и всё. И как же это было глупо с моей стороны...." Девушка очнулась от своих мыслей и воспоминаний, и теперь вернулась к реальности. Агнес думала и решала. Рядом с качелью стоял Бакалавр и так же молчал. Тишина и поскрипывание.
    Внезапно Людоедка встала и подошла к Даниилу, близко-близко, вплотную. Её лицо было серьёзно и наполнено торжественностью. Девушка не глядя ему в глаза, загадочно, словно открывая какую-то тайну, произнесла:
- Знаешь ли ты, Оён, ЧТО говорят лягушки? – Агнес помолчала, только скрип, продолжающей покачиваться качели, нарушал торжественность момента. Девушка положила ладошку ему на плечо, она медленно поднимала взор на Бакалавра, пока не встретилась с ним взглядом. - Оён! Они говорят – ква! И иногда ква-ква. Во взгляде чёрных глаз Людоедки маленькие шабначата махали глазам Бакалавра своими лапками.  Девушка тихо рассмеялась.
- Почему ты так серьёзен, Даниил? От тебя за версту несёт учёностью и поучительством. Неужели тебе никогда не хотелось просто посмеяться, - Агнес вернулась на скамью и похлопала рядом с собой. – Садись, не бойся, это не страшно - она улыбнулась, - ещё никто не слышал, что бы Людоедки поедали людей на качелях.
Кларк склонила голову на бок и задумчиво спросила:
- Почему бы тебе, просто не покачаться со мной, Оён? – её голос стал серьёзно вопросительным, - ты мог бы сказать мне – ЗАЧЕМ ты приехал сюда.
Взгляд ночных глаз девушки воткнулся в глаза Данковского.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-18 15:16:57)

+1

23

Тишина была какой-то...неправильной..лучше сказать, она была совсем не к месту, то есть казалась противоестественной в данной ситуации, кому-то из них надо было непременно сказать хоть что-нибудь, любую ерунду, уместной была она или нет, это было совершенно неважно, просто ночь вместе с мучительно резавшим слух скрипом давила на хрупкое человеческое сознание, заставляла думать о том, что неподвластно разуму.
И тут Агнес встала на ноги и приблизилась вплотную, так, что он смог услышать ее дыхание.
- Лягушки?.. - он осекся, не представляя даже, что можно ответить на подобное заявление, - Ну да, они квакают, это заложено природой, они физически не могут издавать какие-нибудь другие звуки...
Но суть разговора была совсем не в этом - девушка хотела, чтобы он хоть немного расслабился. Даниил привык жить в каком-то напряжении, когда над тобой будто зависает что-то неотвратимое, от которого не скрыться и не убежать, но от этого не становится спокойно, наоборот, возникает ощущение, будто сидишь на иголках в ожидании того, что скоро случится, а изменить все равно ничего не получится, и от этого становится еще хуже.
Ее рука была очень легкой, но все равно было очень ощутима.
"Она пытается успокоить и поддержать? Но зачем?.."- Даниил абсолютно не понимал, зачем это свиду напрасное занятие могло понадобиться почти незнакомой ему девушке, с которой они не пробыли вместе и пару часов.
- Я...не знаю, просто...такое поведение стало неотъемлимой частью моей жизни...наверно, - первый раз в жизни ученый не смог как следует сформулировать предложение.
- Смеяться?.. - он помолчал, анализируя ее слова, казавшиеся такими обычными и в то же время странными, - Хочется...отвлечься от этой глупой беготни, суеты, каких-то ненужных никому рассуждений, переживаний...наверно, Вы поймете меня как никто другой... но сейчас...просто нет повода расслабиться...всегда приходится быть начеку...
Но от предложения Кларк было неудобно отказываться, поэтому он заставил губы изогнуться в едва заметной улыбке и сел рядом с ней, предварительно положив сумку на землю наподалеку от вкопанных в землю балок, которые удерживали конструкцию качелей в одном положении, не позволяя им от тряски пошатнуться или вообще съехать в сторону.
Зато в этом было одно удобство - было трудно смотреть ей прямо в глаза, так было отчего-то проще общаться и свободно выражать свои мысли:
- Зачем приехал?..честно, я и сам уже точно не знаю, зачем собственно так все получилось. Сначала я думал, что приехал по приказу Властей из столицы, чтобы разузнать все о неком Симоне Кэйне, который, по слухам, живет гораздо дольше, чем среднестатистический человек...дело в том, что я основоположник такой науки, как танатология, по-простому - Танатики. Она изучает смерть и все что с ней связано. То есть я изучаю, отчего вообще умирают, что является причиной, почему кто-то умирает, скажем, в 20 с лишним лет, а другой - живет до 94 лет? Конечно, на здоровье и организм влияет почти все - экология, питание, состав воздуха, тип местности, наследственность, наличие семьи и всего такого прочего...но еще никому не удавалось проникнуть в эту тайну. А ведь теоретически можно создать такое вещество, лекарство, благодаря которому человек сможет если не стать бессмертным, то хотя бы не умереть в мучениях от какого-нибудь страшного заболевания.
Данковский снова замолчал, как бы раздумывая над только что произнесенными словами, сказал ли он все правильно или упустил какую-нибудь важную деталь.
- А почему это так Вас интересует?..

Отредактировано Daniel Dankovskiy (2010-10-18 19:36:58)

+1

24

Данковский сел рядом, сбоку сразу перестало дуть. Пока Даниил рассказывал, Дочь Степи наклонилась и подняла с земли длинный прутик. «Ах, ну да… Великий Симон…» Губы девушки скривились в усмешке. Она стала чертить на земле фигурки: вот похожа на треугольник с торчащими из его сторон рожками, вот квадратная спираль, вот молния, вот ещё что-то, темнота не позволяла разглядеть, что именно рисует Людоедка. С ним было как-то просто, совсем чужой, впервые испугавший её человек, стал каким-то понятным и нужным. Словно в те несколько секунд, что она так и не смогла вспомнить, произошло что-то, что вызывало потребность говорить с ним и пытаться… она сама не понимала – что пытаться, но чувствовала, что ей очень это нужно. И сейчас сидя рядом с Бакалавром, степнячка чувствовала волны тревоги, исходящие от него и ей очень хотелось, что бы их не стало. 
- А почему это так Вас интересует?.. Его вопрос не был неожиданностью. Агнес сама его себе задавала. Девушка помолчала, зачеркнула нарисованные ею знаки?.. буквы?... и решилась:
- Я боялась идти сюда, Оён! Много лет назад, одна маленькая девочка хотела узнать: что это значит - качаться на качели… Ей не удалось это сделать. Сейчас уже не важно почему, не о том я квакаю, - Агнес улыбнулась, - Но больше никогда она не приходила сюда, навсегда отказывая себе в возможности понять, что же всё таки это такое – качаться на качели! Она отказывала себе в удовольствии, Оён, в возможности быть счастливой. С той стороны, где сидел Бакалавр, было гораздо теплее, и Людоедка переместилась ближе и, чуть развернувшись, облокотилась на мужчину спиной. Дочь Земли даже не смутилась своего движения, ей казалось это естественным -касаться его. - Девочка, гоняясь за конечной буквой, точкой, результатом всего, всё это время не качалась!  Я не умею говорить красиво, – водя прутиком по стойке качелей, она замолчала, - ой нет, вру, умею, но когда говоришь сердцем, не подбираешь красивых слов, Оён, и потому не всегда понятно. И мне сложно объяснить, но может ты сам объяснишь себе… А я просто задам вопрос и ответ на него, ты дай сам себе… мне он не нужен…я его уже нашла… минут пятнадцать назад, - Агнес закрыла глаза и опустила затылок ему на плечо, - Даниил, гоняясь за бессмертием, ты - живёшь? Ты - качаешься на качелях, Оён?
Чуть помолчав, Кларк осторожно пихнула его локтем, - кофе-то кому покупал? Себе? Так хоть флягу верни
Её плечи подрагивали от смеха.

+1

25

Подняв руку, он осторожно коснулся пальцами ее волос - но все равно перчатка не позволяла хорошенько почувствовать хоть что-то.
- Вам холодно? - в голосе послышались нотки беспокойства, почему-то здоровье и самочувствие Агнес сильно волновало Даниила. Но вместе с тем он внимательно ловил каждое ее слово, пытаясь проникнуться смыслом фраз.
От ее казалось бы невинного вопроса перехватило дыхание - пришлось потратить много сил, чтобы сделать элементарный вдох, а затем выдох. А в голове уже созрел ответ.
"Я давно забыл, что значит жить..."
От осознания этой страшной правды хотелось выть на луну, лезть на стены, в общем, наделать каких-нибудь глупостей. Сделать все что угодно, но только почувствовать хоть на мгновение, что ты жив, что еще не все потеряно, есть надежда, а значит можно жить дальше, хотеть чего-то, кого-то искать, ждать...пусть будет ну хоть что-нибудь...
Глаза отчего-то потускнели, он опустил голову и напряженно уставился на одному ему видимую точку в пространстве. Мысли были где-то далеко.
"Что происходит?..почему это так? Я не понимаю...но ведь...есть дело всей жизни, не может быть, чтобы..."
- Хочешь сказать, что если человек одержим какой-то идеей, то все остальное просто перестает существовать для него? Возможно, так и есть...но не даром есть такое выражение: я мыслю, а следовательно существую. Думаю, пока жива идея, есть хоть микроскопический шанс на ее достижение, осуществление каких угодно планов...даже если это недосягаемая мечта...но пока она есть, есть и жизнь...как бы объяснить... - Данковский так и не понял, кого он пытается убедить - ее или себя самого, - Человек жив, пока существует то, благодаря чему он жил...идея, мысль, цель, желание - не важно. Важно лишь одно - нужно приложить все усилия, нельзя опускать руки... главное никогда не сдаваться.
Но тот металлический стержень, основа его характера, убеждений, принципов и так далее, перестал быть крепким, как раньше. Пошатнулось само представление о смысле жизни, теперь ученый не смог бы с уверенностью утверждать что-либо. Может это всего лишь иллюзия, но вновь вернулось неприятное ощущение одиночества, сейчас оно стало сильнее, чем когда бы то ни было раньше.
Стараясь отогнать подальше всяческие размышления, он снова услышал ее голос.
- Да, конечно, - выудив из кармана плаща ту самую флягу, Даниил вручил ее Агнес и снова невольно погрузился в дебри сознания.

+1

26

Не поднимая головы с плеча Даниила, девушка взяла  у него фляжку. Нет, ей не было холодно, просто так было теплее. Бакалавр молчал. Агнес ещё больше откинулась назад, пытаясь заглянуть в его лицо через голову.
- Я о том, что чтобы я ни делала, куда бы ни спешила и к чему бы ни стремилась, всегда есть время покачаться на качелях, Оён. – У девушки затекла шея, ей было совершенно неудобно смотреть на Бакалавра в таком положении, и она вернула голову обратно, пусть не видно, зато спина чувствует тепло. – А вот представь, что завтра сбылась твоя мечта… Вот встал с утра и сделал эту свою лекарству. И что? Что дальше, Оён? Жить вечно, не живя?
Она не понимала сути, для Агнес всё было просто – родился, пожил, умер, на твоё место пришёл другой, и ей было неважно – сколько, десять лет или сто, для девушки было важно - как.
  Агнес открутила с фляги пробку и глотнула. Как только жидкость коснулась рта, девушка тихо охнула и взвилась с качели, схватившись за губы.
-МммТумммах! Ммомяммий! – Людоедка, не ожидая этого, хлебнула из фляги кипятка.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-20 00:10:44)

+1

27

- Порою полезно просто покачаться на качелях...но, вдруг пока ты отдыхаешь в свое удовольствие, произойдет что-то такое, чего можно было избежать, будь ты в то время в нужном месте. А теперь уже ничего не изменить, а совесть все равно мучает?..
"А действительно, что дальше? Нужно ли оно, это бессмертие? Все знакомые, друзья, коллеги будут умирать, а ты живи себе дальше...никому не нужный глупец."
- Жить вечно...невозможно. Можно лишь умереть позже, чем остальные...это же невыносимо скучно - быть бессмертным. Когда знаний много, времени полно, но никому это уже не нужно. И начинаешь ждать того часа, когда настанет и твой черед покинуть этот мир, боясь, что этот день никогда не наступит...
Девушка снова засуетилась, виной тому был обжигающе горячий кофе. Поднявшись вслед за ней, Даниил отобрал флягу и посмотрел на Агнес, отчего то улыбнувшись.
- Как Вы неосторожно...
Приблизившись к ней, он приподнял ее лицо за подбородок, внимательно рассматривая ее губы.
- Ничего, это скоро пройдет, волноваться не о чем, - ученый попытался хоть как-то успокоить Кларк, так как чувствовал в произошедшем свою вину.
- Надо было раздобыть холодной воды, чтобы запить...ну кто ж знал...сейчас уже поздно.
В глазах блестели озорные искорки - Агнес напоминала ему маленькую девочку, которая плохо представляет, что нужно делать, а что не стоит.

+1

28

Языком шевелить было больно, наконец-то сбылась мечта многих, чтобы Агнес откусила, оторвала, ещё как-нибудь покалечила этот орган, с которого порой слетали слова, въедающиеся в человека словно кислота. Было обидно. Даниил забрал у неё флягу и стал ей выговаривать. Это… это … это не злило, нет, это вызывало какое-то чувство, Людоедка не могла определить какое, когда хочешь показаться как можно лучше, а в итоге въезжаешь головой в навозную кучу. Щёки девушки полыхнули краской. Вдобавок Бакалавр, подняв её лицо, стал разглядывать его словно картинку. Если бы Кларк не боялась вместо слов произвести на свет непонятные звуки, то врач уже давно бы заткнул свои уши ладонями, чтобы те ненароком не стали напоминать листья савьюра после первых заморозков. А так приходилось только сжимать зубы и прятать взгляд. Она бы и губы сжала в узкую кривую полоску, но их-то как раз тоже было больно. Так и пришлось стоять с приоткрытыми губами, теребя в руках лямку торбы, отведя в сторону взгляд и осторожно вдыхая и выдыхая воздух сквозь сжатые зубы ему в лицо. Только крылья носа нервно подрагивали, щёки алели, а подбородок дрожал. А ещё, было, почему то обидно, до слёз.

Отредактировано Agnes Clark (2010-10-20 05:29:43)

0

29

- Кажется, я Вас немного смутил, - от его глаз не укрылся румянец, окрасивший щеки Агнес в милый розоватый оттенок.
- Если Вам настолько больно, могу дать таблетку аспирина...он конечно по большей части противовоспалительный, но и как обезболивающее средство очень даже сойдет... - Даниил наконец убрал пальцы от ее подбородка, но, снова сняв перчатку и зажав ее в другой руке, прижал ладонь ко лбу девушки, - Немного повысилась температура тела...или это все от смущения?..
Ученый добродушно улыбнулся. Было немного непривычно то, что собеседница так долго молчит. "Какой коварный кофе..."- улыбка стала чуточку шире.
- Или Вы не признаете таблетки, предпочитая лечиться нетрадиционными методами? В Степи же много разных трав... - не совсем уверенно проговорил он, так как плохо разбирался в растениях, отличить одно от другого было практически невозможно.
А между тем стало совсем темно, при желании можно конечно и рассвет здесь встретить, вот только неудобно чтобы Агнес тратила столько времени на подобные прогулки.
- Если Вы собираетесь пойти домой, давайте я Вас провожу. Так ведь спокойнее будет, да?
Вряд ли из Данковского получится хороший защитник, но если с Агнес случится что-нибудь плохое, он никогда себе этого не простит. Тем более сейчас он воспринимал ее как свою пациентку, что еще больше тревожило чувство ответственности. 
Лично ему не хотелось никуда уходить, хотя нельзя было сказать, что детская площадка со скрипучими качелями поздно вечером была очень уютным и комфортабельным местом, но здесь царило спокойствие, так необходимое после той суеты, что мешала расслабиться днем.
- Могу я каким-нибудь образом искупить вину за слишком горячий кофе, от которого Вы так пострадали?..

+1

30

«Сунь себе эту таблетку в…», - Обида затмевала разум. Правда только до тех пор, пока его прохладная ладонь не коснулась лба. Она наконец-то смогла поднять глаза и посмотреть ему в лицо.
-Не момьно, - упрямо начала шептать девушка и поняла, что пытаться говорить ещё рано. Его рука ни капельки не мешала, словно была там всегда. Она была прохладной и одновременно от неё шло какое-то неведомое Людоедке тепло. Девушка разрывалась надвое, она понимала, что стояние с ним  в Турахом забытом дворе ни к чему хорошему не приведёт. Но от его улыбки эта мысль забивалась в угол и закапывалась кучей земли. Агнес хотелось, чтобы он улыбался всегда, нет, не губами, она хотела, чтобы улыбались его глаза, чтобы они больше не были пустыми как несколько минут назад. Девушка чувствовала, что это очень важно. Ей хотелось позвать его к себе и напоить чаем, сваренным из собранных её руками трав. В него даже не надо добавлять лимон, он и так пах им. Но разве Людоедка была бы тогда Людоедкой?! Ей хотелось окунуться в глубину его глаз. Нить натянулась и задрожала. Дочь Степи понимала невозможность этого, но как же хотелось… Струна натянулась до предела, ещё миг и Людоедка качнётся вперёд чтобы коснуться его улыбки… Её струна рвётся…
- Если Вы собираетесь пойти домой, давайте я Вас провожу. Так ведь спокойнее будет, да? «Домой?! Ах, ну да, что ему здесь?» Брови девушки сошлись над переносицей, а в глазах появился упрямый блеск. Через боль, двигая языком и губами, Кларк почти шипит:
- Убери свои руки от меня, Оён! Если ты хочешь, чтобы вены на них остались целыми. Хочешь уйти – уходи, я тебя не держу. – Глаза девушки сузились, - Это моя качель и если я позвала тебя, то это не значит, что ты обязан качаться на ней, Оён. Можешь идти. Агнес отшагнула от него и уселась на скамью обратно, спиной к нему. Она вообще не понимала, почему он с ней пошёл. Видимо не хотел обидеть полоумную незнакомку, настойчиво тащившую его через ночной город. «Воон какой вежливый». Плечи Кларк опустились. Огоньки в глазах гасли один за другим.

+1


Вы здесь » Утопия "Шанс выжить дается не каждому..." » Flashback » А грехи добрыми бывают?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC